Власть доллара

Рубрика: Книги

Приложение 3. Ротшильды и развал СССР

Семейный клан Ротшильдов, основанный в Германии два с половиной века тому назад, — самая мощная финансовая сила Европы, контролирующая все без исключения западноевропейские финансовые рынки и давно рвущаяся на Восток, в Россию.

В начале века экономика России едва не перешла под контроль приказчиков Ротшильда по воле царских министров, но и тех, и других смела Большевистская революция.

В середине века Ротшильды сделали ставку на гитлеровский дранг-нах-остен, однако триумфальная победа русских превратила СССР в великую сверхдержаву и закрыла её от Запада непроницаемо железным занавесом.

В конце века ротшильды встали во главе геополитического заговора против СССР, причём, настолько мощного, что весной 1991 года о нём публично был вынужден заявить тогдашний советский премьер-министр Валентин Павлов.

К концу 80-х годов перестройщики-горбачёвцы уже почти ничего не боялись и вполне открыто приватизировали страну.

Стремясь сохранить этот процесс под контролем, Горбачёв санкционировал создание в Москве мощного международного коммерческого «Банка общественного финансирования и кредитования национальных программ» (БНП).

Его основными акционерами должны были стать швейцарский банк Ротшильдов Banque Privee Edmond de Rothschild SA, крупнейшие американские финансовые корпорации Морганов и Рокфеллеров, а также французский Credit Lionnais и английский Barclays Bank PCL.

Советская сторона планировалась быть представленной Управлением делами ЦК КПСС (Михаил Горбачёв), Управделами МК и МГК КПСС (Борис Ельцин), Советским фондом культуры (Раиса Горбачёва), Мосгоруправлением Жилсоцбанка СССР (Георгий Соколов), Внешней разведкой КГБ СССР (Леонид Шебаршин), а также двумя совместными предприятиями «Совхалиж-Интербайт» (Лев Горский) и «Лесинвест» (Виталий Ашхамаф).

Если с четой Горбачёвых и кланом Ельцины всё было ясно, то подключение к созданию БНП совместных предприятий вызвало довольно неожиданную реакцию союзного КГБ, который, подойдя к данному проекту, как к делу первостепенной государственной важности, решил отработать по полной программе и вдруг официально заявил, что руководители указанных СП связаны с международной мафией!

Дальше — больше, гэбэшники выяснили, что председатель московского Жилсоцбанка Соколов, один из авторов ноу-хау по крупномасштабной конвертации «деревянных» рублей в СКВ, вполне может быть подведён ими под расстрел за незаконные валютные операции в особо крупных размерах.

Конвертационными сделками или «озеленением», как это называл сам Соколов, он занимался вместе с директором «Совхалиж-Интербайта» Горским по заказу Международной топливно-энергетической ассоциации, которая функционировала главным образом в интересах всё тех же Ротшильдов и при поддержке с советской стороны очень влиятельных лиц.

Причём, к своей деятельности ассоциация подключила Комиссию по изучению природных сил и ресурсов Академии Наук СССР, ибо Ротшильды требовали провести тотальную инвентаризацию всех континентальных ресурсов.

В итоге разразился очень тихий, но невероятной силы скандал, в результате чего, например, Жилсоцбанк был вообще упразднён, как таковой, СП «Лесинвест» полностью поменяло своих владельцев, а идея официального прихода капиталов Ротшильдов в экономику СССР оказалась похороненной на неопределённый срок. Однако, собственно заговор банкиров приобрёл новый мощный импульс.

Дело в том, что в США как раз в 1950 году получили огласку факты прямого участия американских банков Морганов («Морган гаранти траст») и Рокфеллеров («Чейз Манхаттан бэнк») в легализации средств крупнейших международных наркосиндикатов с центрами в Кали и Медельине.

Из Северной Америки, как вскоре выяснилось, поток наркодолларов широкой рекой тёк в Швейцарию, традиционно славящуюся своими сверхнадёжными банками и уже давно превратившуюся для международного наркобизнеса в узловой пункт, где аккумулируются все основные денежные потоки криминального происхождения.

Естественно, что львиная доля этих средств оседала в банках Ротшильдов, которые, наряду с обычными формами «отмывки», использовали ещё одну суперэффективную схему: братья-банкиры Ги и Давид де Ротшильд, получив очередную партию наркодолларов, отправлялись в офис Объединённого социального еврейского фонда, президентом и казначеем которого они являлись, и делали соответствующий взнос в пользу Израиля от имени этой крупнейшей сионистской организации Франции.

Понятно, что французские власти никогда не совали нос в дела еврейского фонда, а сионисты, получив от Ротшильдов деньги, реинвестировали их по всему миру уже на совершенно законных основаниях, так как «отмывка» проходила на уровне государства Израиль, кровно заинтересованного в прокрутке этих денег.

Данная схема, к слову сказать, проливает некоторый свет и на такую малоизученную проблему, как «еврейская» мафия: эффективное использование израильского канала банкирами дало им первоклассный инструмент для контроля над международной преступностью и, в конечном счёте, они явно монополизировали сферу легализации крупных криминальных доходов со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В частности, назревавший международный скандал по поводу участия Морганов и Рокфеллеров в наркобизнесе, словно по мановению волшебной палочки, был погашен, а всем заинтересованным сторонам предложено гениальное решение — ко всеобщей коммерческой, политической и идеологической выгоде, вложить наркодоллары в советскую перестройку!

Правительство США и Интерпол закрыли глаза на перекачку через американские банки в Швейцарию долларов латиноамериканской наркомафии, Моссад и ЦРУ вышли на нужных людей в Москве и быстро подобрали шустрого агента, ранее уже имевшего прямые контакты с российским руководством в ходе известной «алмазной» аферы с концерном «Де Бирс», южно-африканским предприятием Ротшильдов.

Агенту тут же слепили фирмочку в ЮАР, сняли для неё офис в лондонском многоэтажном флэтарике, снабдили приличным костюмом и баксами, а затем, присовокупив рекомендательные письма от самого «Барклайз Бэнк», забросили в СССР, где его уже ждали подручные шефа внешней разведки г-на Шебаршина, но отнюдь не с наручниками, а с распростёртыми объятиями, так как этот агент был агентом-двойником, работавшим и на советскую разведку. Во всяком случае, так писала вся демократическая печать.

Машина заработала. Агенты влияния засуетились. Мафия заволновалась. Чекисты оживились. И пошло, и поехало. Установился базовый обменный курс за 1 доллар — 18 рублей, а дальше шло по нарастающей аж до 24 рублей за доллар. Всего на сумму 140 миллиардов рублей.

Сделка была официально одобрена Совмином России, и рядом с подписью липового «английского» бизнесмена из ЮАР свою многозначительную закорючку нацарапал российский министр Фильшин.

Всего же Совмин России в 1990 году, без официального уведомления союзных властей санкционировав ещё две аналогичные конвертационные сделки, вышел на сумму свыше 2 триллионов рублей, а хлеб тогда, между прочим, стоил 20 копеек за батон...

То есть, Ротшильдам, за гроши, по грабительскому курсу да ещё и за наркодоллары, высшими российскими чиновниками продавалась не только Россия, но весь Советский Союз!

Однако, машина дала неожиданный сбой. На границе выяснилось, что документ с гербовой печатью Совмина частное лицо не имеет права вывозить из страны. Был составлен соответствующий протокол, гарантийное письмо Совмина изъято и опять запущена машина, но теперь уже по раскрутке «дела Фильшина».

Так что, союзный премьер Павлов имел все основания обвинять западных банкиров в крупномасштабном заговоре против СССР.

В свою очередь КГБ буквально завалил высшее руководство страны компроматом на российских чиновников, и те, ясно осознав, что дело начинает попахивать тюрьмой, если вообще не «вышкой», окончательно и совершенно открыто взяли курс на упразднение СССР.

Это, естественно, сразу же нашло самый горячий отклик и поддержку, как за рубежом, так и у местных нуворишей. А дальше — ГКЧП, Форос, счастливый Президент на танке, Беловежская Пуща...

Алексей Невский, «Лимонка», № 66, июль, 1997.

X