От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

Тимур, Тохтамыш и Едигей

Описывая походы и нойны Тимура, Р.П.Безертннов задаётся вопросом: «За какие грехи ведомый дьяволом Тимур в беспрерывной войне разрушал одно тюрко-мусульмапское государство за другим? За какие грехи Великий Тэнгри отвернулся от тюрков? Пока никто не задавался этими вопросами. А может, эти страдания тюрки испытали потому, что они сами отвернулись от Великого Тэнгри, от духов своих предков, традиций, обычаев и а духовной битве поражение оказалось предвестником проигранных битв на земле?» Что ж постановка вопроса абсолютно правильная, а вот ответ верен только отчасти. Для того чтобы ответить на поставленные Р.Н.Безертиновым вопросы, нам вначале придётся обратиться к предыстории описываемых событий.

Тюркские историки, описывая события того времени, сосредотачивают свое внимание па улусах чингизидов, называя все эти улусы тюркскими. В то же время они проходят мимо вполне очевидных фактов, так как некритически изучают источники. Вот и Р.Н.Безертинов, описывая историю Джагатапского улуса, рассказывает о нём, как об образовании, которое распалось постепенно под влиянием перехода населения Средней Азии (Мавераннахра) к оседлости. Однако дела обстояли иначе. После того как в 1257 году Хулагу вторгся в Среднюю Азию (Мавераннахр), а затем в Иран, он, по существу, создал империю хулагидов. В результате, Средняя Азия (Мавераннахр), заселённая тюрками, отошла к нему. Именно это событие привело к тому, что Джагатайский улус распался на две части: Тюркестан, включавший в себя Мавераннахр (Среднюю Азию), заселённый, в основном, тюрками; и Монголистан, включавший в себя Семиречье и Кашгар, заселённый монголами.

Улус Джучи, а если точнее, то уделы Орду и Бату входили в состав Рассении и никакого отношения к Джагатанскому улусу не имели. Удел Орду был заселён, в основном, славянами Рассении, а удел Бату, на первом этапе, имел смешанное славяно-тюркское население. Таким образом, этнический состав Монголистаиа, Мавераннахра и Южной Рассении был разным, что возбуждало возникновение антипатии, которые как раз и подмечены Р.Н.Безертиновым и другими авторами. Причём, отношения славян-татар Рассении и монголов были дружественными, а отношения и тех, и других к тюркам, как и наоборот, были достаточно агрессивными. Это неизбежно вело к столкновениям. В 1269 году царевич Барак из улуса Джагатая (Маверапнахра), подбиваемый Хубилаем, начал нападать на караваны, безопасность которых обеспечивалась постоянным ордынским войском Рассении. Жрецы Рассении и Верховный Атаман постоянного ордынского войска Тимур Меньшой потребовали собрать курилтай (круг) чингизидов и нойонов монгольских улусов Угедея и Джагатая с участием представителей постоянного ордынского войска Рассении.

Курилтай (круг) состоялся у реки Талас. На нём был установлен мир, а также уточнены границы этих улусов. По решению круга эти улусы были признаны независимыми от правления Хубилая и объявлены самостоятельными государствами. Естественно, влияние на них Рассенин возросло. Наиболее тесными стали эти отношения и период войн северных монгольских улусов с Хубилаем. Рассения неоднократно оказывала помошь Монголистану войсками в период этих войн. В ходе сражений 50-х годов XIV века как раз и выдвинулся тысячник Тимур, воевавший в составе одного тумена Рассении в Монголистике.

Замятия в Тюркестапе началась в 1338 году. То есть значительно раньше, чем в отюркеченном западном ордынском войске. Причина, естественно, была одна и та же: каждый отюркеченный чингизид хотел иметь свой улус и править самодержавно. В этих условиях положение Тюркестапа (Мавераннахра) с каждым годом ухудшалось. Не лучше обстояли дела и в Иране. За развитием событий в Тюркестане внимательно следили в Рассении. Жрецам Рассении в конце 50-х годов XIV века стало ясно, что нужно начинать объединительный процесс в Тюркестане, чтобы установить там своё влияние. Но Рассения в это время ещё была связана войной на востоке, в Монголии, а поэтому было принято решение использовать хана Монголистана Туклук-Тимура для объединения Тюркестана. Такое решение вызывалось еще и тем, что чингизиды Тюркестана могли не принять в качестве Верховного Правителя темника Рассении.

В этом случае война становилась неизбежной, а сил для её ведения у Рассении не было, так как они были задействованы на востоке. Вот почему решили обойтись приданием тумена Тимура хану Монголистана Туклук-Тимуру. В 1360 году хан Туклук-Тимур с сильной армией перешёл реку Сырдарьюу Ходжента и, не встречая сильного сопротивления, быстро занял весь Тюркестан (Мавераннахр). За помощь, оказанную в этом походе, Туклук-Тимур передал молодому темнику Тимуру в личное владение Кашкадарышский вилайет, правитель которого, Хаджи-Барлас, бежал в Хорасан. Сам Туклук-Тимур вернулся в Семиречье. Этим воспользовался эмир Хусейн, внук бывшего правителя Тюркестана (Манераннахра) эмира Каза-гана, который поднял восстание. Туклук-Тимуру в 1361 году пришлось вернуться в Тюркестан.

Ополчение эмира Хуссйна было рассеяно. Но в это время в самом Монголистане вспыхнул мятеж. Часть эмиров возвели на ханский престол одного из потомков Чингнзхана – Тамлика. Туклук-Тимур, оставив правителем Тюркестана своего сына Ильяса-Ходжу, назначил темника (эмира) Тимура первым министром и главнокомандующим, а сам вернулся в Монголистан. Естественно, что монголы без уважения относились к тюркам, к тому же принявшим ислам. Своевольство монгольских военоначальников и войска по отношению к местному населению стало обыденным явлением. После заключения под стражу 70 сеидов из потомков пророка Мухаммеда, большая толпа мусульман пришла к Тимуру с просьбой освободить сеидов. Тимур понимал, что бесчинствами успокоить страну нельзя, поэтому приказал освободить сеидов.

Этим неосторожным решением он навлёк на себя недовольство монгольских военоначальников, которые составили и отправили хану Туклук-Тимуру письмо, в котором обвиняли темника Тимура во всех грехах. Хан Туклук-Тимур поверил доносчикам, приказал схватить и казнить Тимура. Однако приказ попал в руки самого Тимура. С верными людьми Тимур вынужден был скрываться. С этого момента начались многолетние злоключения Тимура. Однако он не ушёл в Рассению, так как там ему не могли серьёзно помочь. Поэтому Тимур вынужден был полагаться только на свои силы. Вплоть до 1370 года он ведёт напряжённую борьбу то с одними, то с другими противниками. В конце 60-х годов XIV века борьба, в основном, развернулась между ним и эмиром Хусейном, который ранее неоднократно был его сторонником.

В 1369 году эмир Хусейн стал энергично укреплять принадлежащий ему Балх. Тимур расценил это как приготовление, направленное против него лично. В 1370 году Тимур собрал большое войско и осадил Балх. Осада города стоила больших потерь. Но после нескольких штурмов Балх был взят. Эмир Хусейн погиб от руки некоего Кайхусрау в отместку за убийство его брата. Так в 1370 году Тимур стал Верховным Правителем Тюркестана (Мавсраннахра). И в это время он оказывается в подчинении Верховного Атамана Рассении Уруса, который был направлен на запад для объединения и возрождения западного ордынского войска. Конечно, такое решение ему не могло понравиться. Тем более и сам Тимур за прошедшие 10 лег сильно изменился. Этому способствовал целый ряд причин.

Во-первых, он действовал в стране, в которой мусульмане имели значительные позиции, не считаться с которыми было опасно. Поэтому постепенно Тимур стал активным сторонником ислама, который умело использовал против врагов Рассенни.

Во-вторых, Тюркестан был областью, которая со времён Чингисхана принадлежала его потомкам, с чем также нельзя было не считаться. Поэтому Тимур восстановил институт Великого Хана и действовал под его прикрытием.

В-третьих, злоключения прошедших 10 лет изменили его отношение к монголам и Монголистану. Монголы, некогда бывшие верными друзьями, превратились в заклятых врагов. Поэтому нечего удивляться, что после объединения Тюркестана (Мавераннахра) Тимур начал войну с Монголистаном.

Но, несмотря на это, он продолжал оставаться приверженцем Великой Славянской Державы. Ему удалось восстановить важнейший атрибут славяно-арийской организации государственной власти – круг (курилтай), на которой собирались все без исключения царевичи, эмиры, беки и войсковые начальники. Все организованные им походы приводили к сокрушению противников Славянской Державы: тюрок в Средней Азии и на Волге, турок в Малой Азии и т.д. Отвечая на вопрос, поставленный Р.Н.Безертиновым, следует сказать, что никакой дьявол не руководил Тимуром. Им руководила возложенная на него ответственность за сохранение единства Славянской Державы.

За период с 1371 по 1377 годы Тимур предпринял 6 походов в Монголистан, однако присоединить его к Тюркестаиу не смог. В четвёртом походе он даже попал в засаду, из которой чудом вырвался. Эти походы, а также походы против Хорезма показали, что организация войска довольно несовершенна.

Вначале он решил навести порядок в командовании. Для этого было отобрано 313 человек, доказавших спои способности в предыдущих сражениях и преданных ему. Все они получили высокие должности. Причём, 100 человек стали тысячниками, 10 – возглавили тумены, а трое составили личное окружение Тимура. Таким образом, войско Тимура в конце 70-х годов XIV века насчитывало около 100 тысяч человек, сведённых и 10 туменов. Эта цифра в дальнейшем отклонялась в ту или иную сторону, но никогда численность войска не превышала более 140 тысяч человек. Поэтому сведения о 200 и даже 300 тысячах войска у Тимура нужно воспринимать, как явное преувеличение. Организация туменов была аналогична тумену Рассении.

Необходимость штурма городов требовала иметь в составе войска пехоту. В некоторых походах Тимура пехота составляла до 50%. При этом пехота в дальних походах обеспечивалась лошадьми. В то же время значительная часть конницы была обучена действиям в пешем порядке. Кроме конницы и пехоты, из жителей, занимавшихся судоходством, набиралось соединение понтонеров. Из ремесленников и алхимиков набиралось соединение строителей осадных машин, метательных орудий и метателей греческого огня. Они как раз и составляли 13-й и 14-й тумены.

В построении войска для сражения также были внесены существенные изменения. У Чмнгизхшш, при организации сражения, войско делилось на два эшелона. Первый изматывал противника и добивался его расчленения, а второй затем сокрушал разделённого противника. Данное построение было наиболее эффективным при ведении боевых действий конницы в степи против смешанного войска противника. Но так как к этому времени искусством организации сражений по Ясе Чингисхана овладели китайцы, тюрки и арабы, то полководцам Рассении пришлось менять саму организацию сражения. У Тимура войско делилось на четыре части (корпуса): центр, правое крыло, левое крыло и резерв. Центр, правое и левое крыло должны были отбить все наскоки конницы противника и максимально его ослабить, а затем, совместно с резервом, нанести ему поражение. Такая организация сражения напоминает построение, применённое Боброком на поле Куликовом. Но если у Боброка такое построение было результатом гениальной догадки, основанной на личном опыте, то у Тимура обобщённый опыт лёг не только в организацию сражения, но и в организацию войска.

Для того чтобы центр, правое и левое крылья выполнили свою задачу с меньшими потерями, войска Тимура стали применять окопные щиты, которые устанавливались перед повозками, выстроенными в виде полукруга. Эти окопные щиты защищали лучников, находившихся на повозках и метательные орудия, обстреливавшие противника. Каждая из частей (корпусов) войска имела по 2-3 тумена. Они включали и пехоту, и конницу. Поэтому, в случае необходимости, они могли действовать самостоятельно. Только резерв состоял из отборной конницы. Эта гвардия набиралась, как полагает Р.Н.Безертинов, из джагатаев. Но кто такие были джагатаи? Джагатаями на самом деле были славяне-татары Рассении (Сибири). Это были профессиональные вояки, которые никогда не гоняли с собой стада скота. Именно их Тимур ценил выше всех других войск. Именно поэтому ни официальные российские, ни тюркские историки не засвидетельствовали ни одного похода Тимура и Рас сепию (Сибирь) с целью захвата и закрепления какой-либо области или города. Обеспечением продовольствием этой гвардейской конницы Тимура занимались специально выделенные табунщики из кочевых узбеков-кайсаков. Вся остальная конница состояла из тюрок. Данная организация войска и сражения была опробована полководцами Рассении и передана Тимуру после его назначения Верховным Атаманом ордынского войска.

Устроив своё войско по новому образцу, Тимур приступил к завоеванию Ирана. Данное решение не было случайным. Растения всегда уделяла Ирану большое внимание и неоднократно владела им. В этой связи достаточно вспомнить Великого Князя Кисека, а затем князя Аршака, чтобы понять это. При Тимуре вновь предоставлялась возможность установить контроль над Ираном, так как процессы распада империи хулагидов там уже стали необратимыми. Но эта война организовывалась также по-новому. Здесь Тимур сторонник того, что при завоевании чужого государства не нужно действовать только оружием, если можно достичь цели политикой. Здесь он тщательно изучает нравственные силы и обычаи народа, которые бы можно было использовать в целях завоевания. Но если мы вспомним действия Великого Князя славян-ариев (чжоусцев) У-Вана и его поучение при завоевании Китая за 2500 лет до Тимура, требовавшее не нападать на жителей, не оказавших сопротивления, чётко перекликаются с действиями Тимура. А это значит, что и тот, и другой в своих действиях соблюдали «Законы Ассы» – «Законы войны», с которыми их познакомили жрецы Рассении. Отсюда понятно, что «Уложение Тимура» было составлено на основании «Законов Ассы», точно так же как и «Яса Чингисхана».

К 1380 году в Хорасане сложилась взрывоопасная обстановка. Властью были недовольны многие подданные. Тимур с некоторыми из них установил тайные сношения и решил начать завоевание этой страны. Построив мост через Амударью у Термеза, он переправляет войска через реку и устремляется на Герат. Попутно овладевает городами Балх, Андху и Фюршенжади. В то время Гератом владел Гияс ад-дин Пир Али из династии Куртов. Этот правитель не сумел организовать оборону Герата, хотя город был хорошо укреплён (имел внешние и внутренние стены и знаменитую крепость Ихтияр ад-дин). Гияс ад-дин почти без сопротивления сдался Тимуру, обещавшему не трогать жителей.

Тимур наложил на жителей контрибуцию и распорядился, чтобы именитые жители Герата покинули город и отправились в Кеш (Шахрисабз), который он в то время всячески возвеличивал и украшал. Следуя общему порядку, установленному в Славянской Державе, Тимур приказал срыть укрепления города, а знаменитые городские ворота, усиленные и украшенные железными резными пла-стипами с нанесенными па них надписями, отправить в Шахрисабз. После сдачи на милость победителя Гияс ад-дина эмиры Хоросана последовали его примеру. За Харасаном покоряются Систан, Херат и Себзевар. В 1383 году покорился Кангадар. Таким образом, почти всё пространство до Кангадара и Мазандарана было Тимуром завоёвано почти без боевых действий. Однако в том же 1383 году в Себзеваре вспыхнуло восстание сербедаров. В октябре войска Тимура взяли Себзевар и разрушили его крепость.

В 1384 году Тимур покорил Гурган, а в 1385 году Северный Иран, от Дамгана до Султанки. Затем он покорил Мазандаран и повернул в Азербайджан. В 1386 году захватил Тебриз. Осенью 1386 года войска Тимура вторглись в Армению, захватили и разрушили крепости Гарн, Каре и т.д. Из Армении Тимур двинулся в Грузию и осадил Тифлис. Царём Иберии (Грузии) был Баграт V, который был потомком евреев, переселившихся и VI веке из Персии сначала в Армению, а оттуда в Иберию (Грузию). Причины переселения иудеев из Персии в Армению, Грузию и Русколань мы уже выше описали. Грузины не оказали серьёзного сопротивления, Тифлис был взят штурмом 21 ноября 1386 года. Баграт V попал в плен. Тимур предложил ему стать мусульманином. И хотя Баграт V был христианином, тем не менее, согласился на смену веры. Да это и понятно: для иудея Баграта что мусульманство, что христианство были всего лишь ответвлениями иудаизма, между которыми он не видел большой разницы.

В 1387 году Тимур из Закавказья двинулся в Южный Иран, захватил Исфаган, который сдался без сопротивления. На жителей была наложена контрибуция. Однако она показалась жителям большой, и они восстали. После чего город был взят штурмом. Именитых горожан Тимур пощадил, а остальных приказано было перебить. Вслед за Исфаганом был взят Шираз. В Ширазе Тимур получил известие, что возведённый им на атаманство в западном ордынском войске Тохтамыш вторгся в Тюркестан, осадил Бухару и Хорезм. С востока развязал военые действия эмир Монголнстана Камар ад-дин. Тимур немедленно направил свою гвардию в три тумена к Самарканду, где доблестно оборонялся сын Тимура Омар-шейх. Следом за авангардом незамедлительно двинулся и сам Тимур с остальными войсками.

Возникает вопрос, как же получилось, что его ставленник Тохтамыш решил нанести удар в спину своему благодетелю? Мы оставили Тохтамыша изготовившимся к войне с Мамаем. В его распоряжении весной 1380 года было три тумена войск (около 30 тысяч человек). Один тумен был набран из тюрок Синей Орды и принадлежал лично Тохтамышу. Два других были даны ему Тимуром. В конце лета 1380 года он занял Сарай. Но так как многие эмиры, включая Едигея, отнеслись к нему с недоверием, то на помощь не спешили. Выступать против Мамая с тридцатью тысячами войска было опасно.

Вот почему Тохтамыш не спешил броситься в сражение. Однако после сражения на поле Куликовом Мамай хотя и имел около 30 тысяч воинов, но их боевой дух был подорван, и сражаться с правильно организованным войском Тохтамыша с надеждой на успех они уже не могли.

Тохтамыш бросился в погоню и догнал Мамая на берегу реки Калки, близ современного Мариуполя. Сторонники Мамая, видя, что им сражение не выиграть, сошли с коней и принесли присягу на верность Тохтамышу. Но в то же время они не схватили и не выдали Мамая, так как считали такой поступок предательским. Это говорит о том, что в то время даже среди тюрок ещё сохранялись некоторые славяно-арийские традиции. Мамай был отпущен и отбыл в Крым, где его отравили генуэзцы, полагавшие, что с проигравшим не стоит иметь дело. Большую роль в отравлении Мамая сыграло золото, которое ему удалось увезти в Крым.

Так Тохтамыш стал во главе западного ордынского войска. Казалось бы, ничто не предвещало, что в недалёком будущем он потерпит крах. Тюркские историки полагают, что Тохтамыш стал жертвой собственной некомпетентности, игрушкой в руках своих, не менее некомпетентных, эмиров и беков, почему и погубил свою жизнь и государство. Я с таким подходом согласиться не могу, так как и в действиях против Москвы, и в действиях против Тимура у Тохтамыша просматривается строго определённая линия поведения. Я не разделяю того мнения, что поход Тохтамыша на Москву был необдуманным и ничего не давшим. Этим походом Тохтамыш добился многого. И вот почему.

Тохтамыш был отюркечеиным потомком Чингизхана и выходцем из тюркской Синей Орды. Для него примерами были не полководцы Рассении, такие как Батюня или Тимур. Для него примером служили Хубилай – создатель окитаенной империи Юань, и Хулагу – создатель империи в Тюркесгане и Иране. А поэтому Тохтамышу было наплевать на единство Славянской Державы. Он захотел на базе западного ордынского войска, к власти над которым он так ловко прорвался, создать свою тюркскую империю. Тем более, что западное ордынское войско к этому времени превратилось, по существу, в большую тюркскую орду. Чтобы создать империю, ему нужно было только подчинить себе некоторых самостоятельных князей, эмиров и беков. Каким образом это можно было тогда осуществить? Только посредством совершения нескольких победоносных походов против тех, кто еще сохранял свою номинальную самостоятельность.

Создание тюркской империи было невозможно без освобождения из-под опеки Тимура. Идея создания тюркской империи как раз и стала путеводной звездой для Тохтамыша, которая и привела его впоследствии к гибели. После того как соратники Мамая перешли на сторону Тохтамыша, Тимур отозвал свои тумены в Тюркестан, так как уже начал подготовку похода в Иран. У Тохтамыша остались лишь его советники. После этого в окружении Тохтамыша появились новые люди, которые не забыли поражения на поле Куликовом и желали отмщения. Они энергично подталкивали Тохтамыша к походу на Москву. Но и сам Тохтамыш хорошо понимал, что Москва, доказавшая преданность Славянской Державе, может вновь послужить местом, где начнут собираться силы, выступающие за единство Славянской Державы, в случае если он объявит о выходе из её состава и неподчинении Тимуру. Таким образом, его желания совпали с мнением бывших соратников Мамая. Успешный поход на Москву, кроме того, должен был показать самостоятельным эмирам силу Тохтамыша и принудить их к покорности. Поэтому поход против Москвы был делом времени и повода, который вскоре появился.

Поводом послужил донос суздальских князей, которые представили приглашение митрополита киевского Киприана в Москву на патриаршество, благодаря которому христиане литовские подпадали под контроль Москвы, как сговор Москвы с Литвой. Тохтамыш немедленно двинул войско на Москву. Суздальские князья служили проводниками. 12 августа 1382 года войско Тохтамыша подошло к Москве. Князь Дмитрий Донской, узнав о подходе Тохтамыша, выехал в Переяславль, а затем в Кострому якобы собирать войско. В Москве он оставил за себя митрополита Киприана, поручив ему город и свою семью. Однако в отсутствие князя и бояр холопы и слуги открыли подвалы и получили доступ к винам. Таким образом, «защитники» Москвы перепились, и власть, но существу, перешла в руки пьяной толпы. Митрополит Киприан и княжна с детьми, видя такое дело, решили оставить Москву. Пьяные москвичи разграбили их багаж, а потом выпустили из города.

Когда войско Тохтамыша подошло к Москве, пьяная орава на стенах кремля начала всячески поносить неприятеля и палить из тюфяков (первые огнестрельные орудия). Войско Тохтамыша не было подготовлено для взятия крепостей. Это была уже обычная, слабоорганизованная тюркская орда. Тохтамыш приказал суздальским князьям вступить в переговоры с москвичами, чтобы те впустили его посольство. Москвичи, не ожидая подвоха, открыли ворота. Следом за послами ворвалось и войско Тохтамыша. Началась резня, в ходе которой погибло 24 тысячи москвичей. Расправа над Москвой позволила объединить тюрок. Теперь можно было начать подготовку к борьбе с Тимуром. Чтобы окончательно обезопасить себя со стороны Москвы, Тохтамыш в 1383 году вытребовал сына Дмитрия Донского Василия в заложники.

Вся подготовка проходила в тайне, так как при Тохтамышс ещё находились советики Тимура Урлук-Тимур и Ак-Буга. Когда же они умерли, настало время разрыва с Тимуром. В 1385 году Тимур приступил к завоеванию Азербайджана, Тохтамыш тоже направил тудз большое войско во главе с царевичем Бекбулатом, эмирами Исабеком и Янгидаем. Они прошли через Дербент и осадили Тебриз. После взятия города в начале 1385 года армия двинулась в Мерагу, затем повернула назад, и пройдя через Тебриз, опустошила области Меранда и Нахичевань. После чего войска сосредоточились в Карабахе, а затем вернулись в орду. В 1386 году Тохтамыш решил закрепить Азербайджан за собой и предпринял новый поход. Но в это время в Карабахе на зимовку расположилась армия Тимура. Войско Тохтамыша успело дойти только до реки Самур южнее Дербента.

Тимур, узнав о движении войск Тохтамыша, послал ему навстречу разведывательный отряд, которому приказал при встрече в сражение не вступать, а отойти без боя. Тимур при этом сослался на договор, который существовал между ним и Тохтамышем о разделе сфер влияния на Кавказе. Однако Тохтамыш продолжил движение. На это раз Тимур направил навстречу ему сильный корпус во главе со своим сыном Мираншахом. Во время стычки корпуса Мираншаха и передового отряда Тохтамыша, воины Тимура захватили в плен несколько знатных лиц из окружения Тохтамыша. Тимур оказал им большой почёт. В беседе он заявил о том, что между нами права отца и сына, что из-за нескольких дураков не следует губить тысячи людей, поэтому необходимо соблюдать договор, а кто будет нарушать, тех нужно казнить. Тохтамыш вынужден был повернуть назад.

В ноябре 1386 года Тимур захватил Грузию. В Тбилиси и Дарьяльском ущелье он оставил сильные гарнизоны. Пока Тимур закреплял Закавказье, Тохтамыш заключил союз с давним врагом Тимура – правителем Монголистана Камар ад-дином, чем создал угрозу владениям Тимура в Тюркестане. Камар ад-дин вторгся в Тюркестан с востока. Часть войска Тохтамыша, во главе с султаном Махмудом, из Хорезма вторглась в Тюркестан. Другая часть войска осенью 1387 года осадила город Сауран. Гарнизон отстоял город, однако окрестности Саурана были опустошены. Отдельные отряды Тохтамыша проникли до Ташкента и разграбили его. Один из отрядов даже осаждал Бухару. Однако крепостные стены Бухары, Самарканда и Термеза спасли города от разграбления.

Весть о внезапном вторжении войск Тохтамыша дошла до Тимура. Он прекратил войну с Шах-Мансуром и двинул 30 тысяч всадников к Самарканду, где доблестно оборонялся сын Тимура Омар-шейх. Следом за авангардом в Самарканд прибыл и сам Тимур с остальными войсками. Быстрое появление Тимура вызвало панику в среде войск Тохтамышиа. Они были рассредоточены на большом пространстве, а поэтому не оказали организованного сопротивления и поспешно откатились на север. Тохтамыш начал собирать войска, но на пути к Ходженту Тимур настиг его, принудил к сражению и нанёс жестокое поражение.

В среде войск Тохтамыша началось недовольство. Сыновья полководцев Темир-Кутлуг (сын Тимур-Мелека) и Кунче-оглан (сын Уруса) организовали мятеж с целью свержения Тохтамыша. Мятеж не удался. Мятежники бежали к Тимуру. В организации этого мятежа важную роль играл Едигей, связанный родственными узами с Темир-Кутлугом и вслед за ним бежавший к Тимуру. В ответ на разорение Тюркестана Тохтамышем Тимур организовал поход на Хорезм. Весной 1388 года войска Тимура, почти не встречая сопротивления, ворвались в пределы Хорезма. Города Хорезм и Ургенч были взяты без боев. Войска Тимура преследовали отступающего Тохтамыша до Кушкента и Кира, после чего вернулись назад

Во время пребывания в Хорезме Тимур издал указ, по которому все жители города и области переселялись в Самарканд, а Ургенч подлежал разрушению. Хотя указ Тимура полностью не был выполнен, однако после этого погрома Хорезм потерял своё прежнее значение. На разрушение Хорезма Тохтамыш ответил новым походом и Тюркестан. Осенью 1388 года войско Тохтамыша преодолело Сыр-дарью, разграбило город Яссы (современный г.Туркестан) и близлежащие районы. Но на этом его успехи закончились. Тимур подтянул войска и перешёл в наступление. В феврале 1389 года войска Тимура переправились через Сырдарью, атаковали войска Тохтамыша и преследовали их до Белака, расположенного в устье реки Сарык Узень. В результате поражений 1387-89 годов в войске Тохтамыша начало расти недовольство, что и заставило его повернуть на запад.

Собственно, такой исход кампании был уже заранее предопределён. Встав во главе большой тюркской орды и подчинив себе обманом Московское княжество, Тохтамыш ничего серьёзного не сделал в плане укрепления войска. Поэтому оно представляло из себя ополчение, состоявшее из разных по численности и боеспособности орд, которые возглавлялись царевичами, эмирами и беками. Когда это войско пришло в Тюркестан, оно распалось на большое число вооружённых банд численностью от нескольких сот до нескольких тысяч человек, бросившихся грабить местное население.

Естественно, что при встрече с организованной силой эти банды-орды не могли оказать серьёзного сопротивления и часто бросались в паническое бегство. Подчинённость орд царевичам, эмирам и бекам, а не воинским начальникам, имела ещё то отрицательное последствие, что каждый царевич, эмир и бек, опасаясь больших потерь, не спешил вступить в сражение, так как потери и поражения автоматически понижали его роль в войске. Это со всей очевидностью показывает, что с усилением тюркской доминанты организация войска и все его боевые традиции полностью деградировали. Вот почему Тохтамыш не смог эффективно противостоять Тимуру.

Воспользовавшись отходом Тохтамыша, Тимур решил расправиться с давним своим противником – правителем Монголнстана Камар ад-дином. В Семиречье Тимур двинул основную массу своих войск. И если говорить о совершении глупости и недальновидности, то это прямо касается Камар ад-дина, нежели Тохтамыша. Последний, развязав кампанию против Тимура, привлёк Камар ад-дина для совместного выступления. В то же время Камар ад-дин, соглашаясь быть союзником Тохтамыща в этой войне, не подумал о возможностях Тимура и последствиях для Монголистана на случай поражения.

Войска Тимура развернули стремительное наступление. Они с ходу форсировали Или и Иль-Имиль, обогнули Ала-Куль и достигли Тарбагатая – сердца Монголистана. Не останавливаясь, они продвинулись до современных Кульджи и Чургучака. Авангард вышел к Чёрному Иртышу. После этого войска Тимура разделились. Один отряд двинулся на восток, к озеру Баграш-Куль, и дошёл до Турфанского оазиса. Другой отряд перешёл через отроги Тянь-Шаня и взял Карашар. Встал вопрос, как быть? Тимур созвал совет всех военоначальников своего войска, а также проводников, знавших места и местоположение монголов. На этом совете Тимур предложил обсудить вопрос, как ослабить противника так, чтобы из Монголистана больше не исходила серьезная угроза? Было решено разделить войско на пять частей и продолжнть преследование монголов.

Все отряды, ушедшие преследовать монголов, по пути, где проходили, забирали у монголов скот, имущество, а самих уводили в полон. После учинённого ими погрома, обременённые огромными обозами, они соединились у Карашара в долине Юлдуз. Здесь Тимур по заведённому порядку дал отдых войскам, наградил отличившихся воинов, затем возвратился в Самарканд. Но на этом война не закончилась, Камар ад-дин собрал верных соратников и освободил Семиречье. Тимур тут же отреагировал, направив против него сильное войско. Это войско в течение шести месяцев преследовало Камар ад-дина. После того, как он переправился через Иртыш и скрылся в Рассении (Сибири), войско Тимура возвратилось в Самарканд. В Рассении (Сибири) он был схвачен и предан смерти, так как выступил против Тимура. Вот почему после 1391 года о Камар ад-дине никто ничего не слышал.

Разгром и опустошение Монголистана обеспечили тылы Тимура. Теперь он мог безбоязненно совершать дальние походы. Целью для очередного похода теперь была большая тюркская орда Тохтамыша не столько потому, что Едигей подбивал его к совершению похода, сколько потому, что Тимур понимал: не разгромив Тохтамыша, нельзя идти в Иран, так как Тохтамыш обязательно ударит в спину.

X