От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

Рассения и Монголия

После победы над тюрками-сельджуками на Катванской равнине в 1141 году и подчинения среднеазиатских городов, казалось бы, можно было передохнуть. Но в это время на востоке поднялась новая большая угроза. Эта угроза исходила от чжурчженей. Чжурчжени – народ подобный римлянам. Этот народ возник на базе роста числа изгоев из славяно-арийского народа киданей. Выше мы уже касались книги О.Гусева «Белый конь апокалипсиса», в которой он описывает эвенов – народ, сохранившийся в Приамурье до настоящего времени, и имеющий явно арийское происхождение. Предками эвенов были кидане, которые вначале создали родоную федерацию, а после захвата некоторых китайских земель империю Ляо. В начале XII века чжурчжелн разгромили киданьскую империю, часть которых ушла на север и дала толчок к образованию народа эвенов, другая часть ушла на запад и участвовала в сражениях против тюрок-сельджуков.

После разгрома государства киданей чжурчжени создали серьёзную угрозу не только китайской империи Сум, но и славяно-арийским народам Монголии. Зимой 1125-1126 годов чжурчжени осадили столицу Китая – Кайфын. В 1127 году Канфын был взят. Весь Дальний Восток и северо-восточная часть Китая оказались в руках чжурчженей. В середине XII века всем способным оценивать обстановку, а в Рассении таких было немало, становится ясно, что над Монголией нависла опасность. Победоносные чжурчжени разгромили киданей и китайцев, основали свою империю Кинь, что означает «Золотая», и устремились к владычеству над Азией. Но им не суждено было установить это господство.

Вначале чжурчжени увязли и войне с Китаем. Это позволило Рассении собрать вспомогательное войско из киданей и 18 других племён и двинуть его против тюрок-сельджуков, которые и были разбиты на Катванской равнине в 1141 году, и затем объединить народы Монголии для отпора чжурчжсням. Однако против хорошо организованного войска чжурчженей и их полководцев нужно было выставить соответствующую вооружённую силу. А её крайне не хватало. Основные силы Рассении находились в Южной Сибири. Их нельзя было трогать, так как тюрки-сельджуки могли в любой момент обострить обстановку в Средней Азии. Поэтому в Забайкалье можно было выделить лишь немногочисленный экспедиционный корпус. Выявлялась настоятельная необходимость организовать славяно-арийские народы Монголии для того, чтобы они могли противостоять чжурчженям.

Во времена славян-арисв (хуннов) это не составляло труда, так как единый народ при возникновении большой опасности сам быстро объединялся и вступал в схватку с врагом. В XII веке дела обстояли иначе. Уже не было единого народа. На севере Монголии теперь обитали многие народы, которые в разные времена, в ходе отступлений славян-ариев (хуннов) из Китая, отделились от основной массы и ушли в спокойные места. Монголы в Забайкалье, а кыргызы даже на Енисей. Самыми большими народами были: монголы, кыргызы, кераиты, пойманы, меркиты и тюрко-китаи. Название народов даются по китайской терминологии, так как по причине уничтожения иудо-христианами и западниками славяно-арийских источников истинные названия этих народов не сохранились.

Определяя антропологическую принадлежность этих народов, Л.Гумилёв относит их к кроманьскому типу, который развивался параллельно с такими же расовыми типами Европы. Данная характеристика подтверждает всё, что мы доказывали выше. Наиболее чистыми европеоидами среди них были монголы и кыргызы. Это были высокорослые, бородатые, светловолосые и голубоглазые люди. За ними шли кераиты, меркнты и найманы. Только тюрко-китаи, которых Л.Гумилёв ошибочно называет татарами, выбивались из этою ряда, были смешанным народом. Они включали европеоидное племя шивэ, тюрок и ославяненые кочевые китайские племена. Отсюда понятно, что современные монголы, киргизы, казахи и т.д. имеют прямое отношение только к ославяненым кочевым китайским племенам прошлого.

Все эти народы имели своих князей, которые не желали уступать своё место другим. Между ними часто возникали распри и войны, точно такие же, как в среде западных славян. Поэтому сами они объединиться не могли. Собственно, их ждала судьба западных славян, если бы не вмешательство в их дела жрецов Рассении. И здесь мы сталкиваемся с официальной историей монголов, сочинённой на базе некритического анализа существующих и сохранившихся источников. Среди этих источников особое место занимают два. Прежде всего, «Сокровенное сказание», в котором изложена официальная история монголов.

Вторым источником является «Тайная история», записанная, по мнению Л.Гумилёва, через 58 лет после расставания Тэмуджина (Чинги) и его побратима (анды) Джамухи. Есть немало китайских и арабских источников, которые составлялись по слухам, в лучшем случае они повторяют сведения первых двух источников. Л.Гумилёв обратил основное внимание на, собственно, монгольские источники. Однако вместо критического анализа он решил заняться сопоставлением их и, естественно, запутался в хитросплетениях этих источников. Хотя уже в самом начале должен был предположить, что «Сокровенное сказание» излагает официальную, но в значительной степени фальсифицированную историю монголов, что это произведение составлялось много позже группировкой, которая обосновывала свои права на чей-то престол.

«Тайная история» по времени писалась ближе к событиям представителями какой-то обиженной группировки. Разумеется, она писалась на основании рассказов очевидцев. Следовательно, те, кто сочинял «Тайную историю» по рассказам очевидцев и сами очевидцы, были удалены от ставки и не знали подоплёки тех или иных событий. Поэтому некоторые события изложены в ней с позиции констатации факта. Подоплёка факта объяснена примитивно и не может нас удовлетворить, как и то, что князя Чинги именуют Чингисханом. Нас интересуют два таких факта. Первый факт касается сражения между поисками Чинги и Джамухи при Далан-балчжутах, когда войско Джамухи заперло войско Чинги в ущелье в 1182 голу. Второй факт касается провала в 18 лет, в течение которых Чинги отсутствует. Затем он появляется в 1200 году и начинается война. Л.Гумилёв не смог, несмотря на все старания, объяснить, почему Джамуха, заперев Чинги в ущелье, не покончил с ним, имея значительное превосходство в силах. Пояснения «Тайной истории», что якобы Джамуха так захотел сам, неубедительны.

Относительно 18 лет отсутствия Чинги у Л.Гумилёва есть в одной из работ предположение, что, видимо, он находился в плену у чжур-чженей, а поэтому вернулся оттуда обозленным и решительным. И идеология войны оказалась готовой. Иакинф (Бичурин) в «Истории первых четырёх ханов Дома Чингисова», почему-то вложил эту идею в уста найманского князя: «На небе нет двух солнц: может ли народ иметь двух государей». Вряд ли найманский князь мог сказать такие слова. Во-первых, потому что понятия «государь» на востоке не существовало, это выдумка христианина Бичурина. Во-вторых, многие годы до этого у каждого народа был свой князь, но никто такой порядок под сомнение не ставил. В-третьпх, ночему-то все князья, кроме Чинги, действовали нерешительно или противоречиво.

Всё это наталкивает на мысль, что за спиной Чинги стояли какие-то силы, которые его готовили, направляли и поддерживали, чего не было у других князей. Теперь самое время вспомнить о родословной Чинги и монголов. Монгольская традиция так рисует эту родословную. Монголы как самостоятельный народ определились ещё в I веке с.л. в районе Забайкалья на северо-востоке современной Монголии, севернее реки Керулен. Они были прямыми потомками славян-ариев (хуннов). Первопредками монголов были Бортэ-чино (Сивый волк) и Гаамарал (Прекрасная лань). Своего сына они назвали Бату-Чиган (Несокрушимый Белый). О двенадцати последующих поколениях сведений не осталось. На двенадцатом поколении произошло событие, которое традицией было отмечено. К селениям предков монголов прикочевал род хори-тумат. Старейшим монгол Добун-Мэрган женился на красавице хори-туманке Алан-гоа. Но его род не одобрил этого брака, и дети Добун-Мэргана вынуждены были отделиться и образовать новый род. После смерти мужа Алан-гоа родила трёх сыновей, по сё словам, от светло-русого человека, приходившего к ней через дымник юрты и испускавшего свет, от которого она беременела.

Л.Гумилёв считает, что, с одной стороны, это имеет отношение к шаманскому догмату сексуального избранничества духом женщины, которую он наделял своей силой, а с другой стороны, чтобы объяснить, почему монголы были так непохожи на другие народы. Тибетцы, приверженцы религии бон, происхождение которой от ведизма очевидно, считают, что род Бортэ-Чино прекратился на Добун-Мэргане, поэтому он никакого отношения к Чинги не имеет. Но золотоволосого гоношу они признают и предком Чинги считают солнечный свет. Разумеется, ни монгольская традиция, ни убеждение тибетцев, ни мнение Л.Гумилёва не раскрывают подлинной истории этого события. Вся эта ситуация чётко определяет её связь с религиозностью, но азиатские шаманы к этому никакого отношения не имеют.

Прямое отношение к этому событию имеет белое жречество. Только белое жречество Рассении, жёстко соблюдавшее законы Рода и Крови, внимательно следило за развитием белых родов и, когда было нужно, вмешивалось в ситуацию, чтобы наиболее древние и знаменитые рода не прервали своего существования. Вполне понятно, что белые жрецы не были заинтересованы в раскрытии своих секретов, поэтому женщина, имевшая связь с русоволосым мужчиной, подвергалась наущению, что она рожала детей от светоносного духа. Таким образом, в 970 году от светло-русого мужчины Алан-гоа родила сына, которого назвали Бодончаром.

Возмужав, Бодончар освоил охоту с соколом. Кстати, это любимый вид охоты всех без исключения славяно-арийских князей. В это же время, естественно, не без помощи белых жрецов, он подчинил себе прежний свой род и дал начало остальным монгольским родам. Таким образом, Бодончар является предком Чинги. Если мы жто учтём, то станет ясно, почему Чинги удалось пройти через все испытания, остаться вживых и объединить народы Монголии. Именно белые жрецы, имевгие в среде монголов огромное влияние, знали, что Тэмуджин (Чинги) имеет родословную от белых людей. Кроме этого, сметливость, энергия, властность и осторожность Тэмуджина (Чинги) позволяли расчитывать на него, как на потенциального правителя. Этим и была обусловылена помощь, которую оказывали Тэмуджину белые жрецы через своих людей в среде монголов, что и помогло ему выпетаться из многих сложных ситуаций. Через людей, действовавших в среде монголов, белые жрецы Рассении внесли в их среду идею объединения, в центре которого и долден  был встать Тэмуджин (Чинги). Поэтомк, когда Тэмуджин повзрослел, к нему потянулись энергичные люди, жаждавгие объединить народы Монголии. Вскоре у него собралось около 13 тысяч человек бойцов, которые избрали его князем Чинги.

Это не на шутку встревожило других владетельных князей и вождей племён, которые тоже собрались, избрали Джамуху Великим Князем и регили покончить с Чинги. Но эта иниуиатива не могла быть поддержана белыми жрецами. Естественно, они оказали на Джамуху давление, под влиянием которого он и отвёл всоё войско от ущелья, в которм был заперт Чинги. Этот слкчай показал белым жрецам, что их идея объединения из-за неопытности их избранника в военном деле и дипломатии может и не осуществиться. И тогда его отправляют с дрегими подвижниками в Рассению для постижения премудростей военного дела, дипломатии и т.д. В 1200 году Чинги возвращается во главе экспедиуионного корпуса Рассении. Этот тумен возглавлял ставший впосделствии непобедимым Субудай. С появлением Чинги в родных краях к нему вновь стали стекаться сторонниеи объединения. Вскоре обрпзовался второй тумен. Однако Чинги понимал, что с 20 тысячами войска нельза уверенно рассчитывать на победу. Поэтому он заключает союз с князем кераитов Ваном, отцу которого когда-то оказыывал помощь отей Чингиззана Есугей-баатур. Противники Чинги отреагировали немедленно. Они собрали курилтай (круг) и вновь избрали, не без влияния жрецов, Джамуху Великим Князем 16 племён. Однако Чинги и Ван, не дожидаясь нападения противника, быстро двинулись к ставке Джамухи, расположение которой им было хорого известно. Им удалось опередить противника. В срадении при Койтене ы 1201 году они разгромили не успевгее собраться войско Джамухи. Помог победе Чинги и Вана внезапно налетевгий ураган, в результате которого разноплеменные дружины Джамухи потеряли связь друг с другом. Джамуха покинул своих союзников и бежал. Более того, он ограбил одно из племён, которое участвовало в избрании его Великим Князем. Это показывает, что Джамуха оставался под контролем белых жрецов и делал то, что было нужно им и Чинги. Но Чинги на этом не остановился. Развивая первоначальный успех, он разгромил тайджиутов на берегу р.Онон, а в следующем 1202 году нанёс решительное поражение тюрко-китаям, да так, что этот народ полностью распался. В это время князь Ван прогнал меркитов на запад от Байкала и получил большую добычу. Затем Чинги и Ван объединились и обрушились на восточных найманов, которые не приняли сражения и обратились и бегство, однако были настигнуты в низовьях р.Урунчу. В сражении был убит князь восточных найманов Буюрук.

После этой победы Чинги и белым жрецам стало ясно, что объединения можно достичь мирным путём. Для этого нужно было только, чтобы Ван усыновил Чинги. Вот это предложение и сделал Чинги Вану, когда они возвращались после погрома найманов. Ван сразу не дал ответа, а дальнейшие события позволили ему уклониться от него. Однако найманы не хотели уступать своим врагам захваченную ими добычу. Найманский полководец Коксеу-Сабах в урочище Байдарах-бельчир преградил дорогу отходившим после набега кераитам и монголам. Ван хорошо понимал, что победа над найманами даёт Чинги новый повод для его требований, и тогда будет трудно ему отказать. Поэтому ночью он отделился от Чинги и ушёл. В это время к князю Вану присоединился Джамуха. Чинги, получив известие об уходе князя Вана, решил не испытывать судьбу и отошёл в другую сторону. В это время найманы считали главным врагом князя Вана, а поэтому погнались за ним, настигли и захватили большой полон. Как только Чинги получил известие о случившемся, он быстро повернул своё войско и выступил на помощь князю Вану. Вместе им удалось отбить полон. После этого князю Вану ничего не оставалось, как усыновить Чинги. А это уже давало Чинги право претендовать на престол кераитского Великого Князя.

X