От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

Однако в 1095 году в этой борьбе наступил перелом. Он был обусловлен двумя причинами. Во-первых, после ухода значительной части полевого поиска Рассении на запад в Средней Азии начали быстро усиливаться тюрки, что потребовало сосредоточения полевого войска против них. Туда-то и были возвращены тьмы полевого войска. В отсутствии полевого поиска куманы (половцы) могли действовать сравнительно небольшими силами. Во-вторых, Владимир Мономах, рассчитывая в борьбе с половцами объединить князей Киевской Руси, предпринял ряд решительных мер. Вначале он обманом расправился с двумя половецкими князьями Итларем и Китаном. Их дружины были перебиты. Затем переяславско-киевское войско во главе с Владимиром Мономахом совершило успешный поход в степи. В 1096 году Владимир Мономах и Святополк предложили Олегу объединить силы в борьбе с половцами. Олег, естественно, отказался. Тогда Святополк и Владимир Мономах решили силой подчинить Олега и двинули к Чернигову своё войско. В это время к ним присоединился волынский князь Давыд Игоревич.

Половцы не смогли собрать необходимых сил для помощи Олегу. Последний, не надеясь на верность черниговцев, бежал в город Стародуб, где его осадило войско противника, которое установило полную блокаду города. После длительной осады и нескольких штурмов горожане не выдержали и потребовали от Олега, чтобы он пошёл на примирение с братьями. Олег вынужден был согласиться. Приговор братьев лишал его Чернигова и отправлял в далёкий лесной Муром, но вначале он должен был жить вдалеке от половцев в Смоленске.

Но в это время половцы собрали силы и одновременно напали на переяславские земли и Киев. Половецкое войско Тугоркана Святополку и Владимиру Мономаху удалось разгромить. А вот половецкое войско Боняка осуществило успешный поход и захватило богатую добычу. Олег тоже не дремал. Он ушёл из Смоленска, взял Рязань и двинулся к Мурому, где княжил сын Мономаха Изяслав. Около Мурома рати Олега и Изяслаиа встретились. Состоялось сражение. Олегу удалось разгромить войско Изяслава, который был убит в этом сражении. Так Мономах лишился первого сына. Олегу удалось взять Муром, Ростов и Суздаль. На требование старшего сына Мономаха Мстислава и его самого оставить занятые города, Олег ответил отказом.

Против него выступила новгородская рать, которую Владимир Мономах подкрепил своим войском во главе с сыном Вячеславом. Силы были явно неравны, и Олегу пришлось оставить северные города. Он отошёл к Мурому. Здесь, недалеко от города Мономаховичи, при поддержке дружественных половцев победил войско Олега, которое отошло к Рязани. Но и там он не удержался и вынужден был подчиниться Мономаху, обязавшись явиться на княжеский съезд для решения династических дел.

В 1097 году все наиболее крупные и известные князья съехались в родовое гнездо Мономаха (город Любеч), чтобы устроить порядок в Киевской Руси. Здесь как раз договорились «каждо да держить отчину свою» и не посягать на земли других князей. Также договорились объединиться в борьбе против половцев. И хотя первую клятву некоторые князья не выполнили, вторая позволила объединить значительные силы в войне с половцами. Этот договор шёл в контексте начавшегося в 1096 году на западе первого крестового похода. Владимир Мономах, лелеявший снискать себе славу победителя равного тем, кто создал Иерусалимское королевство, жаждал победы над половцами.

Однако вплоть до 1103 года половцы удерживали инициативу в своих руках. В 1103 году Владимир Мономах уговорил князей совершить поход весной, чтобы лишить половцев их маневренности. Отощавшие за зиму лошади не могли её обеспечить. Поход удался, половцы потерпели поражение. В 1105 году они попытались поквитаться за поражение и вторглись в киевские к переяславские земли. Но Владимир Мономах успел собрать объединённое войско и нанёс половцам новое поражение. Однако на этом он не остановился и продолжал убеждать князей, что нужно совершить большой поход в степи и разорить курени и города половцев. Наконец, в 1111 году ему удалось организовать такой поход.

Причём, этот поход был задуман как крестовый. Перед походом духовенство вынесло большой крест и поставило его недалеко от ворот города. Все воины, в том числе князья, проходя и проезжая мимо креста, получали благословение епископа. Когда войско двинулось в поход, во главе колонны шли священники на протяжении 11 вёрст. По достижении реки Ворсклы Мономах вновь обратился к духовенству. Вновь был поставлен большой крест на холме, украшенный золотом и серебром. Князья целовали его на глазах всего войска. Это показывает, что Мономах всячески соблюдал крестовую символику.

На этот раз Мономаху удалось захватить и разрушить многие курени и города половцев: Шаруканъ, Сугров и другие. В сражении на реке Сольнице половцы потерпели тяжёлое поражение. Около десяти тысяч их погибло в ходе сражения. Половецкий князь Шарукан с частью своих людей ушёл в Сальские степи. Другая часть ушла в Грузию. Причины поражения половцев в этом сражении очевидны. Во-первых, они не имели возможности собрать большое войско. Силы Шарукана составляли всего около 20 тысяч человек, в то время как у Владимира было свыше 50 тысяч человек. В этой связи христианский летописец беспардонно лжёт, когда пишет, что войско Мономаха обступили тьмы и тьмы.

Обступили тысячи, которые решили дать бой не на жизнь, а на смерть, защищая свои родовые гнёзда. Именно поэтому половина их погибла в сражении. Как не вспомнить в этой связи скифов Русколани, которые с таким же ожесточением сражались за могилы своих предков. Толчея у половцев произошла потому, что Мономах применил половецкий способ ведения сражения. Он обставил своё войско обозом из телег, что и затруднило половцам их преодоление и лишило манёвра. Весть об этом крестовом походе в степь была сообщена в Византию, Венгрию, Польшу, Чехию и Рим. Таким образом, Киевская Русь в начале XII века была левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, что не делало ей чести, так как она боролась со своими естественными союзниками и этническими братьями.

Отвечало ли это потребности страны? Конечно же, нет. Княжеские усобицы сопровождались разорением городов и сёл, поборами с крестьян и горожан. На бесконечные сечи с половцами также уходили немалые народные силы и средства. Порой смердов, ремесленников и торговцев насильно гнали на войну. На всё это требовались немалые средства. Всё больше людей не имело возможности самостоятельно вести хозяйство. Они шли в кабалу к богачам и ростовщикам, как правило, иудеям. Ссудный процент резко возрос. Ростовщичеством не гнушались заниматься князья, бояре, монастыри. Люди вынуждены были продавать себя в холопство (рабство).

Эта ситуация разразилась восстанием, которое началось в Киеве в 1113 году. Восстанию предшествовала смерть великого князя Святополка. Сразу же началась борьба между Святославичами и партией Мономаха. Масла в огонь подлил слух, что киевский тысяцкий Путята держит сторону ростовщиков. Не исключено, что это было делом рук сторонников Мономаха. Сотни людей с чем попало в руках двинулись на гору. Восставшие разгромили двор Путяты и дворы богатых еврейских ростовщиков и купцов, которые заперлись в киевской синагоге. Правящей верхушке Киева стало ясно, что унять восставших может только Владимир Мономах.

После второго обращения Мономах согласился прибыть в Киев и 20 апреля во главе переяславской дружины вошёл в Киев. Его сторонниками был пущен слух, что князь учинит суд и накажет мздоимцев. Это успокоило людей и восстание пошло на убыль. Желая иметь у простых людей авторитет, Мономах дал новую «Русскую Правду», которую назвали «Устав Владимира Всеволодовича». По этому уставу ссудный процент был ограничен 20% годовых. Резко ограничивались возможности продавать в рабство (холопить) людей. Были введены и другие ограничения. Эти меры на некоторое время сняли социальное напряжение в обществе. Мономах, таким образом, стал первым невольным реформатором.

В 1116 году Мономах организовал новый поход против половцев, затем неоднократно посылал на Дон своих сыновей с войском. Он даже попытался утвердиться на Дунае и направил против Византии войско. Византия к этому времени ослабела настолько, что поспешила прислать Мономаху богатые дары и предложила обручить внучку Мономаха, дочь Мстислава Добронегу с сыном византийского императора. В результате, войско было отозвано. Именно при Владимире Мономахе Киевская Русь достигла наивысшего своего могущества.

Владимир Мономах умер 19 мая 1125 года на реке Альте. На месте убийства князя Бориса была построена часовня и небольшой дом, куда он и приехал, когда почувствовал приближение смерти. Владимира Мономаха на престоле, вопреки праву Ярослава, заменил его старший сын Мстилав. Он продолжал проводить энергичную политику наступления на половецкую степь. Попытка половцев вторгнуться в пределы Киевской Пуси в 1129 году была отбита. Позднее Мстислав со своим братом Ярополком совершил ряд походов и сумел оттеснить часть половцев за Дон и Волгу, а часть подчинил Киевской Руси.

Официальные историки, в том числе член-корреспондент РАН и авторы книги «История России с древнейших времён до конца XVII века» Л.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев, умиляются успехами Мономаха и его сына Мстислана в борьбе с половцами. Но они прошли мимо того факта, что эти успехи находились в прямой зависимости от осложнения обстановки в Средней Азии в связи с усилением там тюрок и необходимостью переброски туда сил западных половцев. Киевская Русь в это время была не только левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, по она также неосознанно способствовала усилению и подъёму тюрок, с которыми в позднейшие времена придётся вести тяжёлую борьбу Московской Руси и Российской империи. Опыт истории показывает, что при решении сиюминутных проблем следует иметь в виду и проблемы перспективные, в том числе касающиеся освещения истории.

А на востоке в это время назревала новая трагедия, имевшая для будущего славянства несравненно большее значение, чем все походы Владимира Мономаха и его сына Мстислава. В 1100 году тюрки настолько усилились, что захватили почти всю Среднюю Азию. Они серьёзно стали угрожать шёлковому пути из Китая в Европу. Шёлковый путь проходил тогда по территории Уйгурии на востоке и по территории Рассении на западе. Причём, протяжённость западного участка была более чем в 3 раза длиннее, чем восточного. Разумеется, уйгуры-несториане были заинтересованы в контроле над шёлковым путём. На этом основании Л. Гумилёв сделал ошибочный вывод, что именно уйгуры-несториане дали деньги для организации войска киданей, которые якобы разгромили тюрок-сельджуков. Здесь же он делает второй ошибочный вывод, что Уйгурия и есть то самое царство пресвитера Иоанна, о котором ходили слухи на западе в ХII-ХIII веках.

В действительности дела обстояли иначе. Л.Гумилёв признаёт, что куманы оттеснили тюрок (гузов) на юг, тюрок (печенегов) на запад, тюрок (карлуков) на юго-восток, а угров на север, в глухую тайгу, и стали хозяевами Кыпчакской степи. Но в то же время считает, что тюрок-сельджуков разгромили пришедшие с востока кидани и присоединившиеся к ним дружины 18 уйгурских, монгольских и татарских племён. Поначалу он даёт численность войска киданей в 40 тысяч человек, что, естественно, неверно. Из 40 тысяч общей численности киданей способных носить оружие вряд ли было более 10 тысяч. В дальнейшем он называет именно эту численность. Плюс дружины 18 племён. Это ещё около 20 тысяч человек. Итого около 30 тысяч человек сборного войска, боеспособность которого вряд ли была высокой. И этому-то войску Л.Гумилёв отдаёт пальму победы над 100 тысячным войском тюрок-сельджуков.

Конечно, в истории бывали победы при таком соотношении сил, что мы видели выше. Но это было в том случае, если боеспособность войск меньших по численности значительно превышала боеспособность войск больших по численности. В данном случае этого не было. Тюрки (сельджуки) султана Санджара вряд ли уступали в боеспособности своим противникам, тем более, такому сборному войску. Значит, численность противника тюрок-сельджуков была не меньшей. И она даётся арабскими источниками в 300 тысяч человек, что, безусловно, является преувеличением, для оправдания поражения единоверного народа. Отсюда понятно, что основную массу войска, разгромившего тюрок-сельджуков, составляли куманы (половцы) Рассении, которых мы считаем славяно-арийским народом. Кидани же вместе со своими союзниками, составляли вспомогательное войско, которое было привлечено правителями Рассении, чтобы подчинить себе Среднюю Азию и изгнать оттуда тюрок-сельджуков.

Возникает вопрос, какую вооружённую силу могла выставить тогда Рассения? Если учесть, что была осуществлена максимальная мобилизация, то численность вооруженной силы могла достигать от 60 до 75 тысяч человек. Однако нужно иметь в виду, что не все западныые половцы ушли на восток за Урал. Часть из них не пожелала уходить по существу подчинившист князьям Киевской Руси. Этот откол части западных половцев от Рассении будет иметь для них в будущем трагические последствия. Таким образом, если учесть этот откол, то численность войск, которое могла выставить Рассения, составляла 60 тысяч человек. Вследствие этого, обзая численность войска, противостоязего туркам сельджукам, составляла около 90 тысяч человек.

Активные действия начались в 1131 году, именно тогда, когда сын Мономаха, Мстислав, првктически подчинил оставгихся половцев на Дону. До 1137 года войско Рассении оттеснило турок-сельджуков к центру Средней Азии. В 1137 году объединённое войско Рассении наголову разгромило Рукн-ад-дина Махмудхана, правителя Самарканда. А черех 4 года, в 1141 году на Катванской равнине, расположенной между Ходжентом и Самаркандом состоялось регаюшее сражение. Разделённое на три части войско Рассении оттеснило тюрок-мусульман в долину Диргама (приток Зеравшана) и опять наголову разбило их. Построение войска Рассении явно указывает на гуннский боевой порядок. Султан Санджар успел бежать. Однако его жена и многие соратники попали в плен. Около 30 тысяч скльджукских воинов пали на поле сражения. Были ханяты Самарканд, Бухара, а также завоёван Хорезм.

Однако шах Хорезма сохранил свою влать, так как признал вассальную зависимость от Рассении и обязалься ежегодно выплачивать дань в 3 тысячи динаров золотом. Л. Гумилёв недоумевает, почему во всех захваченных городах Средней Азии были оставлены местные владетеди, обяханные платить незначительную дань. Ничего удивительного в этом нет. Ещё славяне-арии обязывалт платить дань в размере всего лишь десятины. Так бфло установлено родовыми законами, что подтверждается и Велесовой книгой.

Кончина великого князя Мстислава 1132 году спровоцировала очередную княжескую междоусобицу, начало которым положил Вдадимир Креститель. С этого времени и начинает падать роль Киева, как единого политического и экономического центра Киевской Руси. Такая ситуация была обусловлена несколькими причинами. Во-первых, к изначальной Новгорода с Киевом подключился Чернигов, затем Ростовско-Суздальское княжество, которое во второй половине XII века становится ведущей силой. Во-вторых, по вине киевских князей, в результате их борьбы с половуами, перестал действовать шёлковый путь, по которому Европа получала товары из Китая, Уйгурии, Рассении и Средней Азии. Для Рассении было выгодно повернуть этот путь в Иран, который после разгрома тюрок-сельджуков не препятствовал развитию торговли. Теперь Европа стала получать шелка из Китая и пряности из Индии через Иран и Иерусалимское королевство. Именно тогда рыцари этого королевства впервые услышали о царстве «пресвитера Иоанна». Именно это привело к утрате Киевом роли главного торгового центра на востоке Европы.

В-третьих, разделение иудохристианства в середине XI века ещё не осознавалось достаточно остро, поэтому в XI веке Киевская Русь на западе воспринималась вполне доброжелательно. Однако в XII веке это разделение стало играть значительную роль. Теперь все, кто исповедовал иудохристианство византийского толка, становились маргиналами для крестоносцев католической Европы, которых следовало уничтожать и завоёвывать. Даже Византия не спаслась от такой участи. Правящие верхи Киевской Руси в борьбе за власть сделали ставку на византийское направление иудохристианства и продолжали сохранять ему верность, тем самым они не только игнорировали интересы славянства, но и настроили против себя Рассению и поднимающуюся Европу. Поэтому умиление официальных историков по поводу былого единства Европы и Киевской Руси является абсолютно необоснованным, так как это единство не имело под собой ни политических, ни экономических, ни религиозных, ни, тем более, этнических оснований.

Враждебное отношение к Киеву черниговских князей и их друзей половцев, а позднее и ростов-суздальских князей довершил дело. После погрома, учинённого в 1156 году Юрием Долгоруким, Киев лишь номинально продолжал считаться столицей. С этого момента Киевская Русь, по существу, распадается на восемь крупных самостоятельных княжеств, из которых киевское княжество оказалось не самым сильным. Погром, устроенный Киеву Андреем Боголюбским в 1169 году, ещё больше понизил его роль среди других княжеств. После этого удара Киев уже не смог оправиться. С этого момента на первый план выдвигается Владимиро-Суздальское (Ростово-Суздальское) княжество.

Во всех княжеских междоусобицах XII века половцы принимали самое активное участие. Ещё Владимир Мономах, стремившийся установить единодержавие в Киевской Руси, неоднократно обращался к половцам за помощью. Он 19 раз использовал половцев в борьбе со своими противниками. Последняя победа над Олегом Тъмутараканским была достигнута благодаря помощи половцев. Постоянно пользовался помощью половцев Олег Тьмутараканский. Однако взаимодействие половецких князей и князей Киевской Руси не ограничивалось княжескими распрями. Постепенно завязывались тесные родственные отношения. Только в 1107 году Владимир Мономах, Олег и Давыд Святославичи одновременно женили своих сыновей на половчанках. По существу, образовалась Киевско-Половецкая Русь, так как половецкое войско теперь стерегло восточные и южные рубежи страны. В эти времена половцы неоднократно наносили тяжёлые поражения тюркам и не дали им возможности проникнуть на Русскую равнину.

В эти же времена ускорились процессы смешения половцев и западных славян через взаимные браки и религиозно-культурное слияние. В 1132 году в Рязани крестился половецкий князь Амурат. В 1168 году в Киеве крестился половецкий князь Айдар. В 1223 году крестился половецкий князь Бастий. Зараза иудо-христианства постепенно поражала половцев. Освящённое жидо-христианством единодержавие быстро захватило воображение половецких князей. Христианизировавшиеся половцы завязали также тесные связи с болгарами. Вместе с болгарами половцы в 1204 году разгромили крестоносцев и освободили от них Константинополь. Именно переход части половцев в христианство разделил их на западных и восточных и противопоставил друг другу, что не могло не иметь трагических последствий в будущем. Эти трагические последствия состояли не только в том, что западные половцы позднее оказались под ударом своих восточных собратьев, но и в том, что имя их было оклеветано в истории, в литературе, в глазах потомков. О злых кочевниках (половцах) написаны оперы, поставлены балеты, сочинены исторические опусы.

При этом часто ссылаются па шедевр славянской литературы «Слово о полку Игореве». Исследователи этого произведения, как правило, рассматривают его с военной или с филологической точки зрения, но никто не рассматривает его с бытовой стороны. Трудность такого рассмотрения связана с тем, что для этого нужно знать родовое право, обычаи и традиции того времени. Но с этим укладом иудо-христиане боролись почти 1000 лет и добились того, что о нём сейчас мало что известно. А поэтому современным исследователям даже во сне не приходит в голову, что поход Игоря это не военный, а свадебный поход. Что полон – это не плен, а продолжительное гостевое пребывание со сватовством. Что плач Ярославны – это свадебный плач, взывающий о ниспослании внука – будущего князя. Всё это вытекает из родового права.

Для князей того времени было крайне важно, чтобы у них оставались дееспособные наследники, причём, происходящие от представителей лучших семей. Во второй половине XI века половцы господствовали над Киевской Русью. Родниться тогда с половцами было почётно. Оставалось только, чтобы появился здоровый ребёнок. Именно поэтому свадебный поход длился долго, как правило, более года. А свадьбы игрались после рождения здорового наследника.

Если рождалась девочка или хилый мальчик, свадьба не игралась. Искали другую партию. Поэтому в то время случаи пресечения княжеских родов были крайне редки. Но как только иудо-христианство порушило родовое право, стало быстро расти число больных детей в княжеских семьях. Всё это закончилось вырождением многих царских династий. Так что «Слово о полку Игореве» нужно исследовать и исследовать. Я также допускаю, что вариант произведения дошедшего до нас, это переделанное кем-то произведение, в основе которого лежит более древний вариант. В результате чего бытовые сцены были смещены в военную сторону, что позволило превратить половцев во врагов славянства. Здесь нужно сказать, что фальсифицирующее истинную историю художественно-историческое произведение, как правило, к сожалению, имеет большее влияние на современников и потомков, чем правдиво изложенная история.

В 1054 году половцы появились на Русской равнине, и в этом же году произошло разделение иудо-христианской церкви на католическую и правоверную («православную»), что поставило исповедующих правоверие («православие») перед Западом вне закона. Правоверные («православные») стали преследоваться наравне с «язычниками». Пришло время славянам Киевской Руси платить по счетам за отказ своих князей от святоотеческой веры, за их отказ в помощи венедам в борьбе с германо-крестоносным нашествием. В 1201 году они захватили устье Западной Двины и город Ригу, где заложили крепость. Здесь они столкнулись с эстами и Полоцким княжеством. Но в 1210 году полоцкий князь Владимир заключил мир с ливонцами, и они всей мощью обрушились на эстов. В 1216 году ливонцы захватили часть южной Эстонии и построили крепость Оденпе. В 1217 году новгородско-эстонское войско отбило Оденпе, где было заключено перемирие.

Борьба шла с переменным успехом, пока не вмешалась Дания. В 1219 году датчане захватили кусок Эстонии и построили крепость Ревель. В 1220 году датчане захватили северную часть Эстонии и в 1221 году соединились с немцами, наступавшими с юга, от Риги. В 1222 году эсты восстали, а славяне пришли к ним на помощь. В 1223 году датский король Вальдемар II заключил союз с Орденом «против русских и прочих язычников». Рыцари разбили эстов на реке Имере и взяли Феллин, причём, русских пленников «всех повесили перед замком на страх другим русским». Эсты просили помощи у славян. Князь Юрий Всеволодович осенью 1223 года направил в Прибалтику 20-тысячное войско со своим братом Ярославом. Но это не помогло. Епископ Адальберт, поддержанный ливонцами, в 1224 году взял славянский город Юрьев, при этом не пощадили ни одного русского. Этот этап немцы выиграли и создали плацдарм для дальнейшего вторжения в русские земли. Город Юрьев был разрушен, а на его месте был построен Дерпт.

И если сравнивать германцев с половцами, которые вступили в контакты с Киевской Русью почти в одно время с началом германо-крестоносной агрессией против славян, то это сравнение будет явно в пользу половцев. Так как они освободили донские и днепровские степи от тюрок-печенегов, вследствие этого они не являются завоевателями, какими их поначалу представлял Л.Гумилёв. Столкновение со славянами Киевской Руси в 1068, 1078, 1093 и 1113 годах были вызваны враждебным отношением киевских князей. Затем они вступили в тесные религиозно-культурные и родственные взаимоотношения с западными славянами. Остальные столкновения не выходили за рамки княжеских междоусобиц. Благодаря этому союзу половцы отбили все попытки тюрок прорваться на Русскую равнину, а также вместе с болгарами разгромили крестоносцев и освободили Константинополь.

В отличие от половцев германцы были настоящими завоевателями. Их политика не предусматривала налаживания тесных связей со славянами. Как показывает развитие событий, германо-крестоносные захватчики ставили перед собой амбициозные цели. Эти цели состояли в том, чтобы любыми способами и средствами захватить как можно больше славянских земель. Для этого они широко использовали подкуп, дрязги в среде славян, захват славянских земель, онемечивание славян и их физический геноцид. Захваченные земли закрепляли постройкой своих городов и крепостей. Всё это показывает, что они действовали продуманно, основательно и крайне жестоко.

Столь продуманной и жестокой политике германо-крестоносных захватчиков христианизировавшиеся славяне Киевской Руси ничего эффектныного противопоставить не могли, так как дело усугублялось княжескими усобицами. Западные половцы, вступившие в тесный контакт со славянами спасти положение не могли, так как они тоже христианизировались и разлагались вместе со славянами Киевской Руси. Таким образом, над славянами Киевской Руси нависла смертельная угроза, грозившая уничтожением и порабощением, которые стали уже фактом для европейских славян.

Киевско-Половецкая Русь XII века была не только левым флангом христианско-крестоносного наступления Европы на Восток, но также способствовала подъёму тюрок, с которыми, в более поздние времена, придётся нести долгие войны Московской Руси и Российской империи. В этой связи интересы христианизированных князей входили в противоречие с коренными интересами народа и страны. Вместо того, чтобы идти на восток и восстанавливать этнические связи с восточными славянами, делалось неё, чтобы отгородиться и обособиться от них. В условиях нарастания агрессивности Европы такая политика правящих верхов Киевско-Половсцкой Руси вела к тому, что она с объективной неизбежностью должна была быть разделена между Рассенией и поднимающейся Европой.

В настоящее время мы вновь переживаем период сходный с тем временем. Но если тогда агрессивное наступление Европы остановили восточные славяне, которые двинулись на запад и возродили славянское единство, то сейчас ждать помощи практически не от кого. Сейчас положение может спасти только собственное понимание, что процесс дробления и отделения славян нужно остановить. В противном случае славянство, как геоэтническое образование, исчезнет раз и навсегда.

X