От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

Рассения, алано-готский союз и возрождение Русколани

Сразу же после создания алано-готского союза готы с сарматами начали расширять своё влияние на Дунае и в Крыму, где и столкнулись с Римом. Начались маркоманские войны (166-180 годы с.л.), в ходе которых Рим вынужден был перейти к обороне и потерял Крым. В III веке с.л. войны с Римом продолжались, в результате чего в 217 году с.л. у Рима была отвоевана Дакия. Видимо, если бы дела так пошли дальше, то с Римом было бы покончено намного раньше. Под ударами парфян и готов Рим наверняка бы пал в IV веке с.л., а в Европе и на Русской равнине было бы установлено германское господство, которое не оставляло надежд на будущее ни славянам, ни финнам, ни другим народам. Но здесь на арену истории вышли славяне-арии (гунны), которые составляли теперь основу постоянного ордынского войска Рассении.

Продолжительный мир с Китаем на востоке и дружественные отношения с Парфянским княжеством (царством) позволили Рассении собрать сильное войско на своих западных рубежах. Войско, в основном, состояло из славян-ариев (гуннов), но имелись также вогулы (манси). Ранее мы говорили, что в Рассении угорская подраса занимала подчинённое положение, причём, только в том плане, что она получила в пользование северные земли. Отсюда понятно, что их численный состав не мог быть значительным. Поэтому более чем на 80% войско состояло из гуннов, русоволосых и голубоглазых людей, говоривших на славяно-арийском языке. И, тем не менее, наличие угорских дружин в славяно-арийском войске отмечено даже в «Велссовой книге», в которой рассказывается о костобоких, способствовавших возрождению Русколани.

Учёные академической исторической науки не могут найти языка гуннов. А его и искать не надо, так как он ничем не отличается от языка славян. Гуннский язык не сохранился не потому, что якобы исчез народ, а потому что гунны, пришедшие на Русскую равнину в IV веке с.л., растворились среди этнически родственных славянских народов Русколани, Словении и Венедии.

В этой связи абсолютно ложными являются утверждения академической исторической науки о том, что гунны являются народом тюркского происхождения. В это время тюрки сформировались лишь как подраса «черноголовых», а этнически они ещё не выделились из среды славяно-арийских народов. Это отделение произойдёт более чем через тысячу лет. Отсюда становится понятным, почему даже многие русские историки, сбитые с толку академической исторической наукой, делают громадную ошибку, считая гуннов народом тюркского происхождения,

В пользу нашей концепции говорит также то, что через 100 лет после прихода гуннов в пределы Русколани ими были образованы очень прочные внутриэтнические связи с другими славянскими пародами. Не случайно, что греческие источники многие хазарские племенные объединения называют с приставкой «гунно»: «гунно-савиры», «гунно-утнгуры», «гунно-кутригуры», «хуннугуры» и т.д. Это было настолько обычным делом, что даже некоторые сарматские племена, приняв подданство гуннов, именовали себя с приставкой «гунно». В частности, это касается булгар. Именоваться «гун-но-булгарами» в V и VI веках было почётно. Так было в V и VI веках, однако позднее о гуннах сложилось мнение, как о кровожадных и беспощадных варварах, разрушивших Рим и угрожавших «цивилизованному» миру уничтожением. Кто же так постарался опорочить гуннов, что они вошли в исторические сочинения как «исчадия ада» или «бич Божий», даже нашли отрицательную характеристику в «Велесовой книге»?

Если говорить о «Велесовой книге», которая писалась в IX веке у северных славян, то в ней при освещении событий начала 1-го тысячелетия с.л. вполне могла вкрасться ошибка. В чём эта ошибка заключается? Во-первых, в том, что господство сарматов сменилось господством готов, а затем гуннов, ставших победителями, в результате чего память о сарматах стёрлась. Во-вторых, в «Велесовой книге» много говорится о гуннах, которые неоднократно приходили на земли Русколани, но ничего не говорится о сарматах и ассирийцах. А так как гунны пришли с востока, это позволяет нам сделать вывод, что там, где в «Велесовой книге» говорится о гуннах, нужно говорить о сарматах и ассирийцах.

К этому добавляется то соображение, что в IX веке о гуннах уже никто не говорил хорошо, тем более, что Аттал (Аттила) казнями подавил недовольство старшего войска (акациров), чем возбудил у всех отрицательное отношение к себе и гуннам в целом. Но если славяне, в силу вышеизложенных причин, могли о гуннах говорить отрицательно, то тем более отрицательно о них стали писать их противники, в первую очередь иудо-христиане, называвшие гуннов «исчадия ада» и «бич Божий».

Для примера приведем отрывок из книги российского историка XIX века К.К.Абазы «Герои и битвы», имеющей статус общедоступной военно-исторической хрестоматии. Вот что он пишет на 46 странице своего опуса: «В пище гунны были неприхотливы: они ели мясо, пили кумыс – то же, что и пили все кочевники Азии, но ни один народ не был так свиреп, как гунны. Даже на вид они казались страшны: маленького роста, толстая и короткая шея, большая голова с широкими скулами, приплюснутым носом и без бороды, маленькие чёрные глаза и отвислые уши – таков был этот народ, некрасивый, жадный, свирепый. Из жадности они грабили до тех пор, пока не навьючат своих лошадёнок; всё остальное, чего не могли забрать с собою, истребляли до нитки. Гунны делали быстрые переходы, нападали сразу, и если терпели неудачу, то так же скоро рассыпались, но бились с врагами без всякого порядка; никакого строя у них не было».

«Жадные», «некрасивые», «маленького роста», «свирепые», «бились без всякого порядка» и почему-то от Урала дошли до Константинополя, Рима и Орлеана, сокрушио на своём пути войска «сияющих» или «блестящих» алан; могучих и мужественных готов; организованных и умелых византийцев и римлян. Получается, что побеждали гунны только за счёт жадности и свирепости. Свирепость в бою и сражении, конечно, нужна, но без силы и уменья она ничего не стоит. Свирепым и сильным бывает зверь, но охотник редко ему уступает, разве только в случае какой-либо оплошности. Значит, здесь что-то не так. Скорее всего, К.К.Абаза составлял страшилку для подрастающего христианизированного поколения, а не серьёзное историческое произведение.

Чтобы выяснить это, обратимся к тому, как описывали гуннов их современники. Аммиан Марцеллин был одним из самых выдающихся историков своего времени. Вряд ли он сам видел гуннов, так как умер в 400 году с.л., а гунны достигли границ империи несколько позже. Скорее всего, он записал рассказ человека, пострадавшего так или иначе от гуннов и ненавидевшсго их, но пользовавшегося уважением А.Марцеллина. Поэтому к свидетельствам А.Марцеллина нужно так же относится критически. В своей «Истории», том III, кн. 21, стр. 236-243 он пишет:

«Гунны живут за Меотидским озером (Азовским морем) до Ледовитого океана. Дикость их нравов безгранична...

Они похожи на животных или грубо отесанные чурбаны... Они способны выносить всяческие неудобства и лишения, так как вовсе не употребляют огня и не умеют готовить хорошую пищу. Они живут исключительно кореньями, травами и сырым мясом всяческих животных, которое несколько размягчают тем, что кладут его на спину лошадей и ездят на нём.

Они кочуют как скитальцы на своих телегах; эти телеги – их жилища, там сидят их жёны...

Одежда у них льняная или кожаная, сшитая из шкур полевых мышек.

Так живут они, подобно неразумным животным, не понимая разницы между добродетелью и пороком, не имен уважения к религии...»

Что это, как не эмоции озлобленного гота-христианина, которому посчастливилось уйти от стрелы или аркана гунна. Так как эта характеристика по общему отношению к гуннам совпадает с характеристикой К.К.Абазы, отличаясь лишь в частностях, то нам необходимо прокомментировать эти частности. Из характеристики информатора А.Марцеллина выясняется, что гунны имеют жилища на телегах. Войлочная кибитка на колёсах – это незаурядное произведение промышленно-технического прогресса своего времени, хорошо защищавшее семью от ветра, холода, пресмыкающихся и разного зверья. В ней даже зимой можно было вполне сносно существовать. К тому же она была прекрасно приспособлена к походно-боевой жизни. Разумеется, создание кибитки требовало соответстиующей сообразительности и определённых технических достижений. Не случайно гуситы с успехом использовали вагенбурги, составленные из телег, против рыцарской конницы.

Когда информатор А.Марцеллина говорит о том, что гунны не пользуются огнём и едят коренья, травы и сырое мясо, размягчённое под седлом, он обнаруживает дремучую неосведомлённость. Огнём гунны пользовались настолько умело, что их противники даже ночью не могли обнаружить их стоянок. Коренья, травы, грибы и ягоды в России собирают до сих пор и часто пользуются ими как лечебным средством, о чём на западе уже давным-давно забыли. Мясо на спины лошадей клали не для размягчения, а для быстрого заживления ран на спинах лошадей. Одежда гуннов была льняная или кожаная. Но для того, чтобы иметь льняную одежду нужно было лён вырастить, затем его переработать и затем соткать полотно. Значить у гуннов было льноткацкое производство, а для этого нужно было изобрести ткацкий станок. Наличие кибитки и ткацкого станка указывает на наличие у гуннов развитых ремёсел, не уступавших скифским. Кожаная одежда шилась, конечно же, не из шкурок «полевых мышек», а из овечьих и оленьих шкур. В целом же одежда отделывалась мехами пушных зверей, что делают люди до сих пор даже на гнилом Западе.

О религии можно сказать только, что гунны поклонялись славянским богам, а не однообразно оскоплённому И.Христу. Разумеется, для христианина, зажатого в догмы своей веры, это было ужасно. Вот эта жидо-христианская ненависть к инакомыслию привела информатора А.Марцеллина к фальсификации сведений о гуннах. У К.К.Абазы эта же ненависть доходит до полного уничижения гуннов. Здесь же берёт своё начало западная теория о диких кочевниках-номадах, полузверях, полулюдях, которая время от времени до сих пор всплывает даже на страницах таких изданий как журнал «Родина». Ещё больше расхождений выявляется между К. К.Абазой и современниками гуннов, когда вопрос касается ведения боевых действий. А.Марцеллин опять же со слов информатора пишет:

«Издали они бьются, бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей...

...Накидывают на врага аркан и делают его беззащитным...

...Не нападают на крепости и укреплённые страны.

В сражениях они с криком бросаются на врага, построившись клиньями.

Они ловки и лошади у них быстры...»

Другой современник гуннов Иордан пишет: «Аланов, хотя и равных им в бою, но отличных от них человечностью, образом жизни и наружным видом, они подчинили себе, обессилив частыми стычками».

Здесь нам потребуется более подробный комментарий. К.К.Абаза утверждает, что гунны бросались в бой без всякого порядка. У А.Марцеллина мы видим, что гунны бросались в сражение, построившись клиньями. Значит, порядок был. Остаётся выяснить, зачем был нужен такой принцип гуннам? Но всё по порядку. По А.Марцеллину гунны издали бьются, «бросая дротики и пуская стрелы, наконечники которых искусно сделаны из заострённых костей». Издали, не менее чем с 30 метров, бросать дротики (лёгкие копья) могли только физически очень сильные и рослые мужчины, но никак не малорослые, какими гуннов представил Абаза. Если верить информатору Марцеллина, то доспехи аланов и готов пробивались стрелами и копьями с наконечниками сделанными из костей. Что это были за кости и с каким искусством нужно было сделать наконечники стрел и копий, чтобы они пробивали доспех с нашитым на него в виде чешуи металлическими пластинами? Какой могучей силой нужно было обладать, чтобы, метнув копьё с таким наконечником, поразить противника? Какой нужно было иметь лук, чтобы стрелой с таким наконечником можно было пробить доспех противника?

Похоже, гунны владели секретом выплавки какого-то сорта стали, из которого делали наконечники стрел и копий. Луки, наконечники стрел и копий были сделаны с большим искусством, на которое вряд ли были способны дикие номады! Кроме отмеченных луков и стрел, стрелку нужно было иметь немалую силу, чтобы растянуть тетиву лука до правого уха и послать стрелу на 300 метров и далее, причём, к тому же, попасть в цель. Такое могли делать только настоящие богатыри. А бросать арканы точно и метко на скаку на 20-30 метров, чтобы спеленать и обезвредить противника – разве мог это сделать слабосильный и неловкий человек?

Получается, у гуннов была хорошо продумана подготовка воина-всадника. Он умел на скаку далеко и точно метать лёгкое копьё (дротик), метко стрелять из лука, опять же на скаку, на скаку ловко бросать аркан. Это были настоящие богатыри, равных которым в то время не было нигде. Подстать своим богатырям были и лошади. Марцеллин указывает, что лошади у них быстры. Правильно, без хорошей лошади в степи делать нечего. Какая нужна лошадь в степи? Выносливая и быстрая. Выносливая для того, чтобы совершать большие переходы. Быстрая для того, чтобы уйти от погони или же совершить быстрый манёвр. Но такие лошади сами по себе не появляются. Они являются продуктом целенаправленной многолетней селекционной работы. Вряд ли дикие номады были способны на такую работу. А гунны таких лошадей имели, что делало их войско неуловимым, быстрым и эффективным в бою, сражении и войне в целом. Такой была основа войска гуннов.

Но и способы его использования (стратегия и тактика) тоже были на высоте. В стратегии гунны придерживались строго установленных правил. Так как количество богатырей было невелико, то они их берегли, а потому избегали штурмовать города, замки и другие укреплённые объекты. По этой же причине они редко бросались в открытые сражения с сильным и изготовившимся противником, предпочитая изматывать его частыми налётами, расстраивать его построение и только потом наносить поражение. Из продуманной стратегии вытекала и тактика. Бой или сражение начинали конные стрелки из лука и метатели лёгких копий-дротиков, стремясь нанести противнику возможно больше потерь, расстроить его боевой порядок или заставить его броситься в атаку. После чего лучники и метатели дротиков уходили от него, набирая темп, а как только строй противника в результате погони или обстрела нарушался, гунны быстро перестраивались в клинья и обрушивались на слабые места конной лавы противника, разрывая ее на части, и затем, действуя на фланги и тыл разрозненных групп противника, арканили его всадников или расстреливали их из луков. Собственно, применяли тот же самый приём, что и Эпаминонд при Левктрах. Разница состояла только в том, что у Эпаминонда была пехота, а у гуннов конница, а также в том, что Эпаминонд прорывал фалангу спартанцев в одном месте, а гунны во многих.

Здесь нельзя не остановиться на представлениях современной академической исторической науки о гуннах. Наиболее ярко это представление изложено в книге «История России с древнейших времён до конца XVII века», рекомендованной для изучения в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, включая педагогические вузы Российской Федерации. Книга была издана в 1999 году. Ответственными редакторами являются член-корреспондент РАН Л.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев. Обращает на себя внимание, что на всю историю до гуннов в этой книге отводится всего 15 страниц. То есть, почти никакой древней истории славян в этой книге не просматривается.

Гуннам же отведено целых 4 страницы. Но это не потому, что авторы решили о них рассказать правду, хотя и признают, что гунны к тюркам отношения не имеют. Все их доказательства почти не выходят за рамки того, о чём писал А.Марцеллин. Причём, характеристика гуннов по А.Марцеллину, которую я отчасти уже привёл, занимает более страницы. Но эта характеристика не подвержена какому-либо анализу, кроме заявления: «в этом описании есть определённые преувеличения и гораздо большую роль играло превосходство гуннской конницы, которая после разгрома алан обрушилась на мирные поселения "черняховцев", где политически господствовали готы». То есть они продолжают считать гуннов агрессорами, как в войне против алан, так и против готов.

Это показывает, насколько непрофессионально составители книги отнеслись к источнику. Абсолютно непонятно также, кто были «черняховцы», находившиеся под политическим господством готов, хотя источников по этому поводу, включая Л.Гумилёва, вполне достаточно. Это не является случайностью, так как они даже прошли мимо примечательнсйшей фразы Марцеллина, которая должна была истинных учёных натолкнуть на далеко идущие кыкоды. Вот эта фраза: «Они не подчинены строгой власти царя, а, довольствуются случайным предводительством знатнейших и сокрушают всё, что попадается на пути».

Не имея строгой власти царя, гунны в то же время имели превосходное по боеспособности войско. Такое может быть только в том случае, если это войско было постоянным и регулярным и возглавлялось прославленными (знатнейшими) полководцами. Почему-то, когда наши учёные-историки пишут о А. Македонском, у них не возникает сомнения, что он был выдающимся полководцем и возглавлял постоянное регулярное войско. Однако гуннам они в этом отказывают. Разве можно с таким подходом согласиться? Конечно, нет.

Славяне-арии (гунны) имели постоянное регулярное войско (Орду), боеспособность которого была несравненно выше, чем у всех остальных народов и государств того времени. Именно поэтому оно сокрушило алан, готов и римлян. Войско славян-ариев (гуннов) составляло всего лишь половину постоянного ордынского войска Рассении, имевшего в то время численность около 40 тысяч человек. Современников удивлял внешний вид гуннов, их широкоплечие фигуры. Но в те времена специальными упражнениями занимались только воины-метатели дротиков (лёгких копий) и стрелки из луков, что придавало их фигурам такой своеобразный вид. На западе и в Византии такой подготовки вообще не существовало.

Тяжёлая конница алан и готов сарматского строя и их тактика ближнего удара лавой конницы оказалась совершенно неэффективной, точно так же как тактика колонн пехоты XIX века в условиях применения скорострельного и дальнобойного стрелкового оружия. Историки академической исторической науки, а вместе с ними Л.Н.Гумилёв, делают грубую ошибку, когда утверждают, что пар-фятне и сарматы якобы имели одинаковую вооружённую силу и одинаковую тактику ведения боевых действий. Так как парфяне были плоть от плоти славян-ариев скифов (абар, саков и согдов) разумеется, с примесью других народов, то они усвоили присущую только скифам конно-стрелковую тактику и создавали, в основном, конно-лучное войско. Правда, парфяне для прорыва боевых порядков расстроенного противника имели также и тяжёлую конницу – одетых в пластинчатые доспехи копейщиков и меченосцев. Но эта часть войска никогда не превышала 1/3, а 2/ 3 войска составляли конные стрелки-лучники.

Первым противником парфян были селевкиды. Селевк – один из полководцев А. Македонского, получивший по договору «товарищей царя» в управление Восточную Персию. Он делал ставку на тяжёлую конницу. Не имея возможности пополнять её македонянами, Селевк стал набирать конников из среды кочевых семитов-сарматов. Однако эта конница оказалась неспособной противостоять коннице парфян. Поэтому селевкиды были разгромлены, а сарматы вытеснены на просторы Русколани. Здесь сарматам повезло. За 300 лет общения с греками скифы Русколани обленились и разложились. Это были простые обыватели, а не воины. За эти 300 лет войсковая подготовка скифов Русколани была почти ликвидирована. Отсюда ясно, почему поражение и гибель Русколани не были случайными.

Из вышеизложенного также понятно, что гунны Рассении усвоили лучшие достижения своих предшественников, в том числе парфян, в организации вооружённой силы и тактики ведения боевых действий. Тактика действий гуннов оказалась настолько совершенной, что применявшийся ими боевой порядок – клин, вместе с тяжёлым вооружением сарматов, лёг в основу действий западноевропейской рыцарской конницы и использовался ею более тысячи лет. Разумеется, тактика гуннов была выработана многими поколениями их предков. Позднее она была усовершенствована полевым войском (Ордой) Рассении и использована им с неизменным успехом вплоть до XV века с.л.

Могли ли аланы и готы воспринять новую тактику и создать войско подобное войску славян-ариев (гуннов)? Нет! Всадника, чтобы он мог действовать в лаве тяжёлой конницы и рубиться сносно мечом, можно обучить за несколько месяцев, и лошади здесь могут использоваться крестьянские. А чтобы научить всадника на скаку метко стрелять из лука, метать копьё и аркан, нужны годы упорного, целенаправленного, профессионального труда. Годы и десятилетия нужны для подготопки выносливых и быстрых лошадей. Поэтому войско гуннов и войско алан и готов друг от друга отличались, как профессиональная армия от ополчения. То же самое много позже произойдёт с полевым войском (Ордой) Рассении и их противниками.

Вывод здесь может быть один. Такое высокопрофессиональное войско со столь продуманными способами боевых действий могли создать и применить только высокоразвитые люди, а не дикие помады. Увидеть это при желании нетрудно. Но желания у западников явно не хватало тогда, не хватает и теперь. И если А.Марцеллин, обеспокоенный будущим империи, вынужден был проконстатиро-вать, почему побеждали гунны, то К.Абаза вообще от этого ушёл, поэтому его книга «Герои и битвы», имеющая статус общедоступной военно-исторической хрестоматии, не имеет никакой научной военно-исторической ценности. Это типичный образчик антирусской, западнической фальсификации истории. Таких хрестоматий, к сожалению, написало и пишется столько, что стоящие работы тонут в них как в море корабли. Недалеко от него ушли и наши современные член-корреспонденты А.Н.Сахаров и А.П.Новосельцев. В этом как раз в значительной мере и состоит наша национальная трагедия.

Когда в IV веке с.л. разнотравные злаковые степи поползли на восток, аланы решили отвоевать у Рассении Южный Урал. Война началась в 360 году, а закончилась в 370 году с.л. полной победой славян-ариев (гуннов). Причины победы с точки зрения вооружённой борьбы мы выяснили выше. Стратегия, тактика и боеспособность войска гуннов оказались на порядок выше, чем у алан. Частыми налётами гуннов тяжёлая конница алан была измотана, а применением метательного оружия и ударами клиньев разгромлена. Аланы были вынуждены спасаться в горах и горных замках. Более того, племенное объединение семитов-булгар приняло старшинство гуннов. После этого «непримиримые» аланы, загнанные в горы и горные замки, уже не могли создать сколько-нибудь серьёзной угрозы гуннам, которые стали полными хозяевами степей Северного Кавказа от Каспия до Азовского моря. Отсюда понятно, что поход гуннов на запад – не что иное, как ответ на агрессию алан. Не спасли алан и готы Германариха, с которыми они были в союзе.

Перед гуннами теперь за Доном встала Готская империя Германариха. Эта империя, по ряду причин, была хотя и обширным, но не прочным государственным объединением. Во-первых, она была этнически разнородной. Сами готы включали 4 сильных объединения-народа: остроготы возглавляли всех готов; визиготы с гепидами на западе, а герулы (огерманившиеся сарматы) на востоке обеспечивали господство готов и империи. Их подданными были, в основном, славяне (склавины, росомоны, руги, венеды, словене и другие народы); язиги – сарматское племя; часть вандалов, оставшихся в Дакии; тайфалы – германский народ, живший на реке Серет (союзник готов, но другого происхождения); карпо-дакийский народ на Нижнем Дунае, Пруте и Серете, воевавший в III веке с.л. с римлянами будучи в союзе с остроготами. Таким образом, эта империя была построена на силе. Другого просто и быть не могло, потому что сами готы производительным трудом не занимались, а жили за счёт покоренных народов. Отсюда не было уважения к традициям других народов и соседей. Готы без симпатий относились ко всем, за исключением римлян.

Во-вторых, остроготы около 350 года с.л. приняли жидо-христианство, что ещё больше отдалило их от покорённых народов. Готы могли построить свою империю по классическому образцу на принципе их господства над покорёнными народами, как это делали китайцы, персы, римляне и т.д. Но они почему-то решили, что для удержания власти над столь большим количеством этнически разных народов им нужна новая религиозно-идеологическая система, которая бы объединяла их в одно целое. Они, видимо, правильно поняли, что иудо-христианство является наилучшей идейно-религиозной системой, которая могла обеспечить сплочённость их государства. Не менее важную роль и этом деле сыграла семитская принадлежность готов. Именно принятие готами одними из первых иудо-христианства также указывает на их семитское происхождение.

Раньше них иудо-христианство приняли семиты-греки. Однако христианство могло скрепить эту империю только при определённых условиях, а их-то как раз и не было. Готы неверно определили степень готовности многих народов принять веру Христову. Особенно они ошиблись в отношении славян (росомонов, антов, ругов, словен, венедов и т.д.) Славяне ещё не забыли, как они бились против объединённых сил сарматов и греков ещё в начале 1-го тысячелетия с.л. Греки уже тогда шли с проповедями жидо-христианстиа. Так что изначально иудо-христианство пришло на Русь с мечом и крестом. Разумеегся, уже тогда эта война показала нашим предкам хищническую сущность иудо-христианства. Объединение усилий с готами позволило разгромить греко-сарматских агрессоров. Но принятие готами иудо-христианства в корне меняло отношение к ним. Готы из плохого господствующего союзника превращались во врага.

Используя смену веры готами, славяне попытались освободиться от их господства, но подверглись жесточайшему погрому, в котором непосредственное участие приняли христианские (иудейские) проповедники, с особым наслаждением уничтожавшие всё культурное и историческое наследие славян. Именно в ходе этого погрома погибли основные памятники славяно-арийской культуры на территории Русколани. Восстание славян заставило Германариха перейти к жёсткой централизации власти и ввести жестокую систему наказания за неподчинение. Насколько варварскими были эти порядки можно судить по следующему примеру. Погром славян сопровождался массовым убийством глав родов и волхвов. Их родичи частью были проданы в рабство грекам, а частью, особенно из среды знати, оставлена в заложниках при дворе Германариха, чтобы воспретить новые выступления среди славян.

Так оказались в заложниках жена росомонского вождя Лебедь (у Иордана Суннхильда, в переводе с готского – Лебедь) и её братья Сар и Аммий (имена даются по-готски). Германарих, добиваясь укрепления своей власти над росомонами, пожелал выдать жену убитого князя Лебедь за знатного гота, своего приближённого. Лебедь отказалась выйти замуж. Тогда Германарих приказал разорвать Лебедь па части дикими конями. Всё в соответствии с «гуманными» иудо-христианскими заповедями («да убоится жена мужа своего») и зверонравием готов. Этот пример ясно показывает, что у славян брак был основан на изначальной супружеской верности, предписанной Законами Рода и Крови, но не на религиозном догмате. Это случилось в 370 году с.л., как раз в канун начавшейся войны с гуннами.

Сар и Аммий, братья Лебеди, бросились на Германариха и, перед тем как пасть под ударами мечей телохранителей, успели ранить его ударом меча в бок. Однако Германарих от этого не умер, но управлял делами уже плохо, как всякий старик, которому к тому времени уже исполнилось 110 лет. Ужесточение наказаний, таким образом, привело не к усилению, а к ослаблению власти. Покорённых народов было много, но среди них почти не было истинных друзей, и почти все они ненавидели готов. Да и среди готов росло недовольство. Визиготы тяготились властью Германариха, ибо их королей сделали просто «судьями», лишив титулов и власти. Стремились добиться независимости и гепиды. Поэтому Германарих не смог собрать в помощь герулам, которые ввязались в войну с гуннами, сколько-нибудь значительные силы, что и оказалось для них гибельным.

Война герулов с гуннами возникла сама собой, так как герулы оказали помощь аланам. И это не было случайностью, так как герулами были этнически родственные аланам огерманившиеся сарматы. Поэтому Иордан грубо ошибся, считая эрулов (герулов) огерманившимися скифами. Существует две версии, каким образом гунны переправились через Дон. Первая гласит, что во время охоты на Таманском полуострове гунны якобы преследовали олениху, которая вынуждена была броситься в воду и по мелководью ушла в Крым, скрывшись от охотников. Гунны якобы последовали за ней и установили место подводной отмели, по которой можно было перейти пролив вброд. Другая версия принадлежит историку V века с.л. Зосиме, который пишет: «Я нашёл и такое известие, что Киммерийский Боспор, обмелевший от снесённого Танаисом ила, позволил им (гуннам) перейти пешком из Азии в Европу».

В этой выдержке интересным является не только то, каким, предположительно, путём гунны могли переправиться через Дон (Танаис), но и то, как в V веке с.л. представлялись общественности Азия и Европа. В глазах современников Зосимы рубеж, разделявший Азию и Европу, проходил по Керченскому проливу и Дону, а не по Уралу, как его определили много позже. Выходит, границу между Азией и Европой двигали туда сюда в зависимости от пристрастий. Не удивительно, что некоторые современные «географы» западного толка пытаются сейчас доказать, что Россия – это продолжение Европы, а Азия находится южнее Кавказского хребта, Арала, Балхаша, Алтайского хребта, Саянского хребта, Байкала и Амура. География в духе европейского снобизма. Видимо, география Зосимы основывалась на разделении христианского и нехристианского мира. Империя готов входила в хрисиманский мир, а её восточная граница как раз проходила по Керченскому проливу и Дону. Если отбросить политические злокозненности, то с глубокой древности и до наших дней Германия – Европа и Гиперборея – Великая Скифия – Россия разделялись и разделяются по линии: Калининград – Одесса. Причём, Гиперборея – Великая Скифия – Россия является основанием континента Азия, а Германия-Европа всего лишь один из её субконтинентов. Но вернёмся к существу вопроса.

Каким путём гунны вышли в тыл герулам: по мелководью в Керченском проливе или по бару, образовавшемуся тогда в устье Дона, – для нашего анализа не столь важно. Для нас важно, что они не лезли в лоб на противника, а находили обходные пути для нанесения ему удара во фланг и тыл. Обнаружив брод, гунны вызвали к броду основные силы, которые по нему вышли в тыл герулам, собравшим свои основные силы у переправ на Дону. И тут началось. По свидетельству другого автора V века сл., Евнапия, известно, что «Побеждённые скифы (готы) были истреблены гуннами и большинство их погибло. Одних ловили и избивали вместе с жёнами и детьми, причём, не было предела жестокости при их избиении; другие, собравшись вместе, обратились в бегство».

Это свидетельство Евнапия нуждается в комментарии. Мы выше доказали, что это были не скифы, а потомки огерманившихся сарматов – герулы. Следовательно, проявление жестокости к ним было следствием жестокости их предков по отношению к скифам в II-I веках до с.л. Гунны, таким образом, явились мстителями за этнически родственных им скифов. Бежавшие герулы много позже, в 476 году с.л. под предводительством Одоакра покорили Италию. Поэтому обвинение гуннов в том, что они разорили Рим, не имеет под собой никаких оснований.

Разбив герулов на Дону, гунны дали возможность покорённым готами народам освободиться и по праву рассчитаться с захватчиками, о чём как раз свидетельствует «Черняховская культура полей погребений» М.И.Артамонова, где обнаружены костные останки готов, сарматов и славян (росомонов и антов). «Черняховская культура полей погребений» отражает собой погром, устроенный Германарихом и ответный погром готов славянами под воздействием успешного наступления гуннов с востока.

Политической причиной победы гуннов над аланами, а затем над герулами и готами было то, что гунны искали друзей на этнической основе. Преданными друзьями оказались покорённые готами славяне и финны. Не удивительно поэтому, что Иордан считает росомонов, ругов, антов и венедов «вероломным народом» и обвиняет их во всех бедах готов. Поскольку гунны искали преданных друзей, то все покорённые готами народы вошли с ними в контакт и восстали против готов. После разгрома герулов между Доном и Днепром, гунны обрушились на Таврию (Крым) и уничтожили все греческие города не только и не столько за союз с готами, сколько в отместку грекам за войны, которые они вели совместно с сарматами против скифов и других славянских народов. Развал Готской империи Гернанариха стал фактом. В 375 году с.л. Германарих, видя неизбежность гибели, вонзил в себя меч. После этого остроготы частью подчинились гуннам, а частью ушли к визиготам, твёрдо решившим сопротивляться.

Визиготы управлялись родом Балтов (храбрых), издавна соперничавших с королевским родом Амалов (благородных), из которого вышел Германарих. Поэтому они (визиготы) приняли самостоятельное решение, которое привело к расколу готов. Гунны, преследуя противника, вышли на Днестр. Одна тысяча переправилась через реку там, где не было охраны, напала на визиготов с тыла и вызвала панику. Большая часть визиготов бросилась к Дунаю и попросила убежища у византийского императора Валента. В 376 году они с разрешения византийских властей переправились через Дунай и крестились по арианскому вероисповеданию. Меньшая часть визиготов во главе с Атанарихом укрепилась засеками в густом лесу (Гилес) между Прутом и Дунаем. Атанарих поставил в своём стане жертвенник, на котором приносил в жертву пленных. Дикость, зверонравие, варварство – вот те определения, которых заслужили готы того времени. Поняв безнадёжность дальнейшего сопротивления гуннам, Атанарих договорился с императором Феодосием и в 378-380 годах с.л. перевёл остатки визиготов на службу империи на правах федератов-союзников с автономным правлением.

Через некоторое время остроготы попытались вернуть независимость. Амал Винитарий, преемник Германариха, тяжело переносил подчинение гуннам и другим славянам. Воевать с гуннами он не мог, силы были явно не равны. Тогда он решил подчинить себе антов и, опираясь на систему укреплений Змиевых валов, нанести поражение гуннам, как в своё время анты и венеды нанесли поражение сарматам. В начале 80-х годов IV века с.л. А.Винитарий начал поход против антов. В первом столкновении он потерпел поражение, но в дальнейшем действовал более удачно, потому что применил коварство. Он пригласил на переговоры и заманил в ловушку князя антов Буса (Божа) с сыновьями и 70 главами родов и волхвов. После прибытия послов он приказал их схватить и распять, «чтобы трупы распятых удваивали страх покорённых». Ещё одно подтверждение варварства и подлости готов. Однако его расчёт не оправдался. Захватив страну антов и опираясь на укрепления Змиевых валов, А.Винитарий попытался нанести гуннам поражение. Ему удалось, опираясь на Змиевы валы, отбить несколько попыток гуннов овладеть этими валами.

Но на этом его успехи закончились. После гибели Буса (Божа), его сыновей и многих глав родов и волхвов Антия и Венедия превратились в сплошной партизанский край. На готов была развёрнута настоящая охота. Отдельные готы и их мелкие отряды беспощадно уничтожались. Передвигаться по стране могли только крупные отряды с соблюдением всех мер предосторожности. Вот почему Иордан во всех бедах винит венедов. По существу, А.Винитарий контролировал только систему Змиевых налов. В результате, он оказался зажатым между восставшими в тылу антами и венедами и действовавшими с фронта гуннами и другими славянскими народами. Силы тех и других нарастали, а силы А.Вннитария убывали с каждым днём. Для него оставалось два выхода. Первый – прорваться к Дунаю и соединиться с визиготами. Второй – прорваться к Русскому (Чёрному) морю и отплыть в Византию. В 386 году он двинул свои силы на юг, но был перехвачен гуннами во главе с Великим Князем Белоревом (Баламбером), который убил А.Винитара стрелой из своего лука. Анты и венеды приняли в преследовании готов активное участие и накануне решающего сражения соединились с гуннами.

В этой связи имеет смысл коснуться личности Белорева (Баламбера). Иордан называет его правильно Великим Князем гуннов Баламбером. Русские источники, в том числе «Велесова книга», называют его Белоревом князем славян. А так как гунны и другие славяне были этнически родственными народами и воевали с одним врагом – готами, то Белорев и Баламбер – это одно и то же лицо. Разгром остроготов А.Винитара завершил освобождение западных славян от господства готов и означал возрождение Русколани от Волги и до Дуная. Это произошло в 386 году с.л. Разгром готов и возрождение Русколани позволили восстановить славяно-арийское единство от Лабы (Эльбы) до Тихого океана. А если учесть, что несколько раньше славяне-арии (хунны) вновь овладели Китаем, то становится ясно, что влияние славяно-арийского сообщества в мире вновь значительно возросло.

X