От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

I. Историческая наука и её задачи

Конец XX века ознаменовался сокрушительным поражением марксизма-ленинизма и распадом созданного на его основе Советского Союза. Это событие, имеющее без сомнения всемирно-историческое значение, воспринимается многими современниками как национально-государственная катастрофа советского народа. Такое понимание вполне естественно для советского человека, воспитанного на коммунистической идеологии, которая проповедовала его интернационально-мессианскую роль в освобождении пролетариата всего мира от эксплуатации международного капитала.

Распад СССР обнаружил несостоятельность многих, ранее считавшихся незыблемыми, коммунистических догм, в частности, исключительно важной для понимания исторического процесса догмы о «братстве народов». Надуманность этой догмы, её искусственность, можно сказать антиисторичность, обнаружилась сразу же, как только 15 союзных республик заявили о своей полной «независимости», да и многие автономии тоже захотели стать таковыми. Резко возросли антирусские настроения, которые привели к двум войнам в Чечне. И это несмотря на то, что, в основном, за счёт Русского Народа поднялись эти инонациональные образования до уровня самостоятельных государств.

Такой поворот событий не мог не внести изменений в сознание Русского Народа, в его отношение к историческому знанию. Стремление активных русских людей к изучению прошлого, оценка настоящего и коренящихся в них тенденций к будущему (какому?) – всё это возбуждает интерес к истории. Громадное значение приобретает идея особого пути развития России в мире. Однако, в силу косности официальной, так называемой академической исторической пауки, имеющей прозападнический характер, выявились следующие важнейшие моменты, которые неоднозначно воздействуют на изучение истории нашей страны:

– во-первых, обнаружен феномен «белых пятен», когда мы с удивлением узнаём, что большинство наших сведений по истории страны и Русского Народа являются ложными и не соответствуют тому, что было;

– во-вторых, идеализация советского периода сменилась прямо противоположной тенденцией идеализации досоветского периода развития России;

– в-третьих, обнаружилось отсутствие истинно научной методологии изучения истории.

Отсюда вполне понятно, что граждане Российской Федерации, избавленные от господства марксистско-ленинской идеологии и методологии, вынуждены искать новую методологию, которая позволяла бы более правдиво отобразить исторический процесс. Не случайно, что некоторые обращаются к трудам А. Печволодова, другие осмысливают этнокультурный метод Л. Гумилёва, третьи пытаются рассматривать отечественную историю с рационалистических позиций. Всё это затрудняет строго научную интерпретацию истории Русского Народа и России, но не снимает ответственность с историка за результат исследований. Такой разброд не случаен, ибо как показал предшествующий период, история всегда была полем идеологической борьбы, а поэтому искажения и подмена фактов, одним словом фальсификация истинной истории, является делом вполне обычным. Отсюда ясно, что история для нас существует:

– во-первых, как событие, состоявшееся в прошлом, и происходящее в настоящем;

– во-вторых, как их отражение (интерпретация) в исторической науке и литературе.

История как событие, естественно, носит истинный характер. В то время как сё отображение (интерпретация) в науке и литературе в огромной степени зависит от интерпретатора и той школы, к которой он принадлежит. Поэтому, хотя сейчас история считается наукой, однако многие её интерпретации, строго говоря, не являются научными. Это относится и к самому понятию история. Мировая историческая литература начала XXI века знает самые разные определения предмета истории, вплоть до диаметрально противоположных (насчитывается около 30 дефиниций предмета истории, как науки).

Это вполне понятно, потому что долгое время история рассматривалась не как наука, а относилась к литературе и искусству. Не случайно в греческой мифологии покровительницей истории считалась одна из муз, изображавшаяся в виде молодой женщины с одухотворённым лицом и со свитком папируса или пергамента в руке. Имя музы истории — Клио — произошло от греческого слова «прославляю». Действительно первые хроники, биографии, и основном, посвящались прославлению правителей. Разумеется, история неслучайно относилась долгое время к литературе и искусству. Дело в том, что исторические события также излагались в песнях и былинах, которые слагали певцы (баяны), причём, задолго до греческой цивилизации. В славяно-арийском мире, кроме того, составлялись летописи.

В настоящее время термин «ИСТОРИЯ» используется, как правило, в трёх смыслах:

– во-первых, для обозначения процесса развития человеческого общества в целом, его этно-цивилизациопных образований, а также региональных (в широком и узком понимании итого слова) изменений и деятельности людей во времени;

– во-вторых, когда речь идёт о науке, которая изучает этот процесс;

– в-третьих, когда речь идёт о литературе, которая этот процесс отображает.

Казалось бы, историческая наука имеет дело с такими категориями, как «историческое время» и «историческое событие» – факты, которые должны исключать возможность фальсификации истинной истории. По это только на первый взгляд. В действительности же сами по себе «голые факты» и «историческое время» как «фрагменты действительности» часто ничего не говорят читателю. Только интерпретатор-историк даёт факту известный смысл, который зависит от его общенаучных и идейно-теоретических взглядов. Поэтому в разных системах взглядов один и тот же исторический факт получает разное толкование, разное значение.

И от того, каково толкование (интерпретация) исторического события и исторического времени, прямо зависит насколько оно близко или далеко от состоявшегося (истинного) исторического события. Отсюда понятно, что от качества интерпретации истории зависит уровень исторической науки в целом. Историческая истина абсолютна, а интерпретация истории относительна. Поэтому интерпретация истории может при добросовестном и объективном подходе историка к исследованию очень близко подойти к освещению истинного исторического события – факта, исторической личности и истории в целом, не достигая её полностью.

Предела полноты и достоверности в интерпретации истинного исторического события достигнуть невозможно. Но действовать в этом направлении должны и обязаны вес историки. Это их первейшая и важнейшая задача. Поэтому движение исторической науки должно идти от неполной относительной истины к более полной, приближающейся к абсолютной истине. Эта работа кропотливая, требующая огромного труда и времени. Но это работа не бесполезная, она необходима человечеству, гак как помогает ему вскрыть законы собственного развития и вступить в период сознательного планирования человеческой деятельности.

Если интерпретация истории помогает этому процессу, тогда она выполняет стоящую перед исторической наукой важнейшую задачу. Если она не помогает этому процессу или препятствует ему, тогда такая интерпретация не только не способствует развитию исторической науки, но и наносит непоправимый вред всему человечеству. Официальная (академическая) историческая наука сейчас не способна выполнять стоящую перед исторической наукой важнейшую задачу. Дело в том, что она опустилась до описания исторических событий и культур, что и привело её к искажению прошедших исторических событии с объективистских позиции.

Описательно-культурологическая интерпретация истории просто не может обойтись без искажения исторических событий, потому что она признаёт только факт свершения того или иного события, но не значение этих событий в сравнении друг с другом. Отсюда вытекают ошибки в оценке событий. Часто менее заслуженное событие или личность получают в интерпретации больший авторитет, чем тот, который действительно сыграл значительно большую роль. Для примера. В европейской истории Наполеон непререкаемый авторитет, хотя, в действительности, он на порядок ниже многих полководцев Азии. В отличие от историков, Наполеон сам это хорошо понимал и страдал от этого. Он рвался в Азию, пытаясь повторить совершённое своими историческими «конкурентами». Но ему не под силу оказалось такое осуществить,

Поэтому, когда историк незаслуженно одного возвеличивает, а другого принижает, то он оказывает человечеству медвежью услугу, потому что предлагает поступать так, как не нужно делать. Отсюда главной задачей исторической науки является не столько её описание, сколько вскрытие законов развития человеческого общества. Первым задачу вскрытия законов развития человеческого общества перед исторической наукой поставил марксизм-ленинизм. Но в то же время он втиснул историческую науку в узкие рамки концепции, по которой основной причиной и решающей движущей силой всех исторических событий и процессов считается способ производства, классовая борьба, активность низовых народных масс. Всё остальное считалось второстепенным и маловажным.

На такой идейной основе историческая наука, конечно же, не могла решить стоящую перед ней задачу, а именно: вскрыть законы развития человечества. Отсюда у людей, знакомых с предметом, сложилось представление, что история ничему не учит, являясь в то же время результатом волюнтаристской деятельности классов, социальных групп и великих личностей. Собственно, и до марксизма взгляд на историю был таким же. Поэтому дореволюционные историки, в основной своей массе, исходили из интересов господствующего класса и созданного им государства, а не из интересов Русского Народа.

Хотя, конечно, находились такие, которые пытались осветить историю Русского Народа. Поэтому предлагаемый читателю концептуальный очерк не является первым шагом и первым словом в изучении и анализе далёкого прошлого нашего народа. Древней историей Русского Народа занимался современник Петра I В.Н. Татищев, обративший внимание на то, что славяне появились на Русской раннине ещё в 3-м тысячелетии до с.л. Однако эта работа не была продолжена, так как сложившийся в России в XVIII веке общеевропейский правящий класс не был заинтересован к этих исследованиях.

О составе дворянского правящего класса России наглядно говорят данные профессора Н.П. Загоскина, который выяснил, что из 1000 дворянских родов России:

– 168 происходило от Рюрика;

– 42 других русского происхождения;

– 223 польско-литовского происхождения;

– 229 западно-европейского происхождения;

– 120 татарского происхождения;

– 36 других восточных народов;

– 97 неизвестного происхождения.

Эти данные позволяют сделать вывод, что 66% всех дворянских родов в России были нерусскими, а более 50% родов – европейскими, потому что польско-литовские роды всегда имели большее тяготение к Европе, чем к России. Таким образом, в России сформировался не русский, а общеевропейский правящий класс, в котором влияние запада было огромным. Не случайно поэтому дворянство в России после петровской революции стало пользоваться европейскими языками. Русский язык был оставлен лишь для общения этого общеевропейского правящего класса с Русским Народом, который был низведён до быдла – рабочего скота. Вполне естественно, что у народа, ставшего быдлом, не должно было быть своей истории. Пётр I также приложил к этому свою руку. Борясь с боярским старшинством он, как и во всём, за что ни брался, действовал с перехлёстом, в частности, приказал сжечь последние родовые книги русского дворянства и пригласил для написания истории немцев, которые приехали уже после его смерти. Поэтому утверждение в России XVIII века норманистской исторической школы не является случайным.

В этих условиях М.В.Ломоносову было крайне тяжело бороться с норманистами, которые изрядно исковеркали историю нашей страны и историю русского народа. М.В. Ломоносов не мог отстоять свою точку зрения до конца, потому что имел отрывочные и часто казавшиеся фантастическими данные. Например, он доказывал, что история славян-русичей насчитывает 400 тысяч лет. Поэтому спор с норманистами большей частью сводился к выяснению происхождения названий тех или иных городов и сёл. Отсюда понятно, что русская национальная историческая школа не могла пробить себе дорогу в XVIII и XIX веках. В XX веке этому помешало господство марксизма-ленинизма.

Общеевропейский дворянский правящий класс России хотел иметь такую историю, которая бы отражала, прежде всего, его интересы. А его интересы состояли в укреплении самодержавного абсолютизма (начало которому положил Рюрик с Олегом) и угнетении Русского Парода, Именно такую историю и сочинил Н.М. Карамзин. Разумеется, это было замечено национально мыслящими русскими людьми, которые выступили против сочинённой им официальной истории. Е.И. Классен (1795-1862 гг.), немец по происхождению, но русский по духу, опираясь на В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова и других авторов, сумел проанализировать и обобщить древнюю историю славян с позиций интересов Русского Народа и убедительно доказал, что русская история более древняя и более величественная, чем та, о которой писал Н.М. Карамзин. Е.И. Классен таким образом в XIX веке продолжил развитие русской национальной исторической школы, а имеете с этим дело В.Н. Татищева и М.В. Ломоносова.

Однако сочинения авторов русской национальной исторической школы не были приняты правящим классом России XIX века, а, следовательно, и не были доступны широкими слоям народа, который воспитывался, в основном, на библейских сюжетах, страшно далёких от исторической действительности. Вообще, нужно сказать, что фальсификация славянской истории началась с насаждения на Руси христианства. Князь Владимир, которого церковники канонизировали, как святого, хорошо понял, что укрепление единодержавия может произойти только тогда, когда сменится мировоззрение основной массы народа.

Мировоззрение славян предполагало выборность родовой и общенародной власти. Следовательно, нужна была такая религиозно-идеологическая система, которая бы освящала единодержавие. Для Владимира наиболее приемлемой религиозно-идеологической системой явилось сионское христианство византийского типа, сильнейшей стороной которого было мощное морально-психологическое воздействие на человека. Однако народ не желал расставаться со своими законами и правами, поэтому Владимиру пришлось треть киевлян перебить (в том числе всех выборных старейшин и волхвов), а остальных загнать в Почайну и крестить.

При насаждении христианства в первую очередь разрушали и оскверняли священные места, уничтожали изображения богов, которых славили наши предки. Фактически с 988 года началась многолетняя война славян против христианизации, насаждаемой самодержавной властью. Это была, по существу, гражданская война, в результате которой погибло множество народа. Война была настолько непримиримой, что когда ордынское войско в 1223 году пришло на Дон, то бродники, предки казаков, во главе с атаманом Плоскиней, встали на сторону ордынского войска, так как исповедовали старую веру, соответствующую вере ордынского войска, и враждебную христианству. Бродников нельзя считать предателями Русского Народа. Шла гражданская война, в которой они отстаивали свою старую веру и своё старое общественное устройство, выбирая в союзники тех, кто был им ближе в этих вопросах. Настоящими предателями славян оказалась правящая верхушка, узурпировавшая власть и сменившая веру.

Война шла не только с народом, но и с его исторической Памятью. Насаждение христианства привело к уничтожению массы памятников нашей подлинной истории. Исторические памятники уничтожались для того, чтобы вытравить из народной памяти воспоминания о времени, когда он жил в народоправстве. Уничтожению подверглись древние исторические книги и другие письмена, исполненные на пергаменте, бересте, дощечках, камне и металле. Произведения на бересте, дощечках и пергаменте просто сжигались. На камнях выдалбливались или эти камни топились в реках и болотах. Металл переплавлялся. Здесь, кстати, нужно сказать для непосвящённого обывателя, что письменностью славяне овладели задолго до «святых» Кирилла и Мефодия, получив её от своих далёких предков. У славян-русичей было три вида письменности: руническая, черт и резов и линейная.

По этой причине многие ценные знания, и не только по истории, были утрачены. До XVIII века, когда в России начала развиваться историческая наука, дошли лишь некоторые отрывочные и часто кажущиеся фантастическими данные о далёком прошлом Русского Народа. Так как борьба была неравной и, в конце концов, большинство источников было уничтожено, образованные славяне вынуждены были записать свою прошлую историю по рассказам волхвов. Так в IX веке родилась «Влесова книга», исполненная на дощечках, которая благодаря своим хранителям, хотя и не полностью, но дожила до наших дней.

Предки наши, имевшие отношение к её хранению, даже пошли на преднамеренное принятие христианства, чтобы в кельях монастырей сохранить эту книгу для потомков. Поэтому не случайно, что сведения из «Влесовой книги» появились в Иоакомовской летописи и Мазуринском летописце. «Влесова книга» наряду с работами В.Н. Татищева, М.В. Ломоносова, Е.И. Классена является источником исключительной важности по древней истории русского народа. После уничтожения громадной части источников истинной истории славян нашему народу стали навязывать фальсифицированные христианские летописи, старейшей из которых является летопись Нестора.

Несмотря на внедрение правящим классом христианства на Руси, антагонизм между христианской религиозно-идеологической системой и генетической памятью народа оставался, время от времени прорываясь и народных выступлениях против гнёта правящего класса. Идея выступлений Кудеяра, Болотникова, Разина, Пугачева и других была одна: «За волю и лучшую долю». Такой, по существу, была и революция 1917 года. Этот антагонизм еще больше усилился, когда в России сложился общеевропейский правящий класс. Антагонизм между правящим классом, включая церковников, и Русским Народом неизбежно вёл этот правящий класс к катастрофе. Общеевропейский правящий класс России совершенно не понимал русских, его стремления и интересы, а русские, в свою очередь, ненавидели этот паразитический класс за угнетение, физическое и духовное.

Правящему классу только и оставалось верить и надеяться, что пронесёт, что долготерпение «народных масс» будет бесконечным. Но не пронесло, долготерпение лопнуло. Революция 1917 года была, таким образом, закономерным исходом тысячелетней борьбы Русского Народа с изменившей ему правящей верхушкой, закабалившей его административно, материально и духовно. Когда грянула революция, то оказалось, что Русский Народ не такой уж христианский. Через год после революции истинно верующими признали себя всего лишь 5% от ранее посещавших церковь,

Однако революция не принесла Русскому Народу желанного освобождения и удовлетворения его интересов. В России утвердилась еврейско-коммунистическая диктатура. Это хорошо видно на примере образовавшейся правящей псевдоэлиты. По данным А. Дикого, из 556 высших должностных лиц Российской Советской Республики – 449 человек были евреями. В.И. Ульянов-Ленин, по матери Бланк, также был евреем. Эта диктатура, конечно же, не была заинтересована в развитии русской национальной исторической школы. Её развитие неизбежно привело бы к открытию этнической несовместимости русских и евреев, а также выяснились бы причины проявлений крайней враждебности в IХ-Х веках между славянами и иудо-хазарами, между малорусами и евреями в XVII веке, ставшими основной причиной восстания Богдана Хмельницкого. Многое выяснилось бы...

Однако очень скоро многим русским людям, находившимся в том числе в составе коммунистической партии, стала ясна антирусская позиция еврейской правящей верхушки. В партии развернулась борьба, в результате которой в 30-х годах наиболее одиозная еврейская группировка (троцкисты и им сочувствующие) были устранены из партии и из общества. Но так как правящая верхушка оставалась под влиянием марксизма-ленинизма эта борьба была непоследовательной, половинчатой и противоречивой, а посему не была должным образом осознана основной массой Русского Народа, что дало возможность еврейской диаспоре в СССР перегруппироваться, укрепить свое влияние в ряде ключевых отраслей народного хозяйства, а также наладить связи с международными еврейскими организациями и перейти в наступление против русских интересов в середине 80-х годов двадцатого столетия, используя извечное стремление славян к восстановлению почти забытого народоправства. Отсюда становится понятно, почему наш народ поначалу поддержал плутократов, и сейчас, несмотря на тяжелейшее материальное положение, не спешит восстанавливать коммунистические порядки.

Главной целью этого наступления является укрепление власти еврейской диаспоры над Русским Народом, овладение природными ресурсами бывшего СССР, превращение русских в безропотную рабочую скотину за минимальную заработную плату. Однако еврейской мафии необходимо помнить, что такое бесконечно долго продолжаться не может, что придёт время, когда за развал страны и её народного хозяйства, за издевательства и геноцид русского народа придётся расплачиваться. Здесь я не призываю к расправе над евреями. Как раз наоборот, мой исторический очерк направлен на то, чтобы показать, что мы несовместимы, и что нам нужно по-доброму разойтись, чтобы дело не кончилось для еврейской диаспоры в Российской Федерации погромом, а то и Вселенской катастрофой.

Русский Народ имеет столь огромный опыт организации общественной и хозяйственной жизни, что способен научить кого угодно. Только наш народ, находясь в несравненно худших природно-кли-матических условиях, чем другие народы, сумел организовать промышленно-индустриальное хозяйство в северо-восточной части Азии, и ко многим направлениям индустриально-научного производства до сих пор лидирует на мировой арене. Это не является случайностью, так как в древности наши предки славяне-арии далеко обгоняли многие этносы мира в своём развитии и влиянием своим ускорили становление многих народов, считающихся ныне цивилизованными. Кстати, арийская тема до сих пор остаётся закрытой для изучения в официальной исторической науке из-за противодействия евреев, ибо открытие этой темы резко усиливает позиции Русского Народа.

Более того, чтобы не допустить выхода русского народа из под контроля еврейства, сейчас создано немало общественных и общественно-политических организаций, именующих себя национально русскими, по содержащихся на еврейские деньги и профанирующих Русскую Национальную Идею, чтобы можно было евреям в любой момент поднять вопли о «фашизме», и тем самым препятствовать становлению истинно Русского Национально-Освободительного Движения. При этом удачно используется выработанная у нашего народа устойчивая аллергия к фашизму. К глубокому сожалению, в этой борьбе основная масса правящего класса находится на стороне еврейства, а не на стороне Русского Народа.

Если же говорить о советской исторической школе, то она всегда была под бдительным контролем еврейства и западников. Не удивительно, что она пошла по накатанному западниками пути, добавив к этому классовый подход. В результате, официальная историческая наука ещё больше стала заложницей господствующей идеологии. Многие учёные, чтобы работать в исторической науке, были вынуждены прятаться за разного рода «культуры» и констатировать факты, без какого-либо серьёзного анализа, чтобы не касаться этнической принадлежности народов прошлого и их взаимоотношений.

Моя критика академической исторической науки связана не с практической работой археологов, этнологов и историков других специальностей. В этих вопросах официальная история проделала громадную работу и добилась больших успехов, но вот в интерпретации фактов есть существенные недостатки, которые необходимо поправить, чему я и посвящаю данный концептуальный исторический очерк. Это ещё необходимо потому, что уже появилось немало историко-художественных произведений, в которых поднимается арийская тема, причём, в форме весьма и весьма далёкой от исторической действительности. Художественная литература, особенно историческая, всегда была и остаётся полем ожесточённой идеологической борьбы, и каждому автору, хочет он того или нет, придётся выбирать, с кем он, с Русским Народом или против него.

Но если это утверждение применимо для художественной литературы, то оно ещё более верно для исторической науки, ибо с каких позиций осуществляется интерпретация исторического факта, такой в данный момент и предстаёт перед нами прошлая история. Сейчас можно с полным основанием говорить о том, что официальная историческая наука в России никогда с точки зрения интересов Русского Народа историю не освещала. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы закрепить становление русской национальной исторической школы. Как мы выяснили выше, современная русская национальная историческая школа берёт своё начало с волхвов и авторов «Велесовой книги» («Влесовой книги»), через Иоакимовскую летопись и Мазуристский летописец она ведёт нас к Катанчичу, Венелину, Шаффарику, Зубрицкому, Савельеву-Ростиславичу, Воланскому, Татищеву, Ломоносову и т.д.. Затем, в XIX веке, её развивают Е.И. Классен и В.М. Флоринский. В начале XX века эта благодарная миссия выпала на долю Е.Г. Грум-Гржимайло, С.В. Киселёва и др. советских историков.

В настоящее время Русскую национальную историческую школу представляет целая плеяда авторов. А.И. Асов – переводчик «Велесовой книги». Н.В. Слатин, г. Омск, сделавший более грамотный перевод «Влескниги». О.М. Гусев – автор книги «Белый конь апокалипсиса», мой однофамилец и тёзка В.Н. Дёмин – автор книги «Тайны русского народа». В.С.Казаков – автор нескольких изданий книг «Именослов» и «Мир Славянских Богов». В.Б.Авдеев – автор книги «Преодоление христианства». А.Ю. Хиневич – комментатор книги «Славяно-Арийских Вед». В.А.Истархов – автор книги «Удар Русских Богов». Наконец, дорогой читатель, твой покорный слуга, автор теперь уже пяти изданий книги «От Ариев к Русичам», её продолжения – «От Русичей к россиянам», а также нескольких других работ. Существует отражение этого направления и в историко-художественной литературе и даже в искусстве. В литературе это, несомненно, Ю.Д. Петухов – автор книги «Дорогами тысячелетий» и многих других произведений. В искусстве, конечно же, рано ушедший из жизни Константин Васильев. А также талантливый воронежский художник Ю.Н. Золотарёв.

Разумеется, между авторами русской национальной исторической школы ещё существуют различия в подходах, не исключены противоречия и ошибки из-за недостатка фактов и прочности прежних ложных представлений, а также из-за несовершенства применяемых методов исследования. Эти ошибки и возникающие на их базе разногласия наши противники, конечно же, попытаются использовать против нас, чтобы не допустить усиления позиций национальной русской исторической школы. В этой связи я предлагаю всем представителям русской национальной исторической школы придерживаться следующей линии поведения:

– во-первых, признавать свои ошибки, если доводы другого более убедительны, ведь позже они станут основой для дальнейших доказательств;

– во-вторых, уточнять свои позиции в соответствии с общими интересами русской национальной исторической школы, её целями и задачами;

– в-третьих, в печатных изданиях не критиковать друг друга, высказывать критические замечания и советы друг другу только в закрытых письмах.

Для того, чтобы выяснить цели и задачи русской национальной исторической школы, нам нужно определить, на какой стадии развития мы находимся. Русская национальная историческая школа с момента христианизации вплоть до В.Н. Татищева и М.В. Ломоносова находилась в фазе подпольного и полуподпольного сохранения. При Татищеве она постепенно выходит из фазы подпольного и полуподпольного сохранения и всё более расширяет свои позиции в обществе. Настоящее время характеризуется тем, что произошёл бурный всплеск развития русской национальной исторической школы, которая серьёзно потеснила позиции официальной академической исторической школы, но перелома в её пользу ещё не наступило. Чтобы его добиться, необходимо:

– во-первых, усилить доказательность наших изданий, сблизить их концептуально;

– во-вторых, избежать догматизма иудо-христианства и марксистского материализма;

– в-третьих, вести поиск знания широким фронтом, используя данные других наук;

– в-четвёртых, стараться выстроить взаимосвязанную историю развития событий далёкого прошлого;

– в-пятых, не избегать идеологической и политической борьбы.

Смена коммунистической идеологии на радикально-либеральную не устраняет идеологической борьбы. Пожалуй, ещё более её запутывает, потому что радикально-либеральная идеология, проповедующая космополитизм, ставит вне исторического процесса не только всё прошлое неевропезированных народов, но и их будущее. Тысячелетняя практика космополитов в их стремлении христианизировать и европеизировать Русский Народ однозначно показывает, что это ведёт нас – русских – в историческое небытие. Чтобы этого избежать, Русскому Народу нужно иметь свою историческую науку, которая бы дала должный отпор всем фальсификациям отечественного прошлого и настоящего, а также заложила прочные основы для будущего. Против русской национальной исторической школы выступает целый ряд школ и направлений, которые так или иначе искажают и фальсифицируют историю Русского Народа. Чтобы успешно бороться с ними, нужно знать их слабые и сильные стороны. Поэтому ниже мы рассмотрим основные господствующие концепции освещения исторического процесса.

X