От Ариев к Русичам

Рубрика: Книги

Колонизация славяно-ариями Русской равнины и Скандинавии

В то время как Парашурама и его сторонники двинулись на юг, в Дравидию, другая часть славян-ариев во главе со жрецом Ильмером двинулась на запад, в Скандинавию. «Велесова книга» косвенно повествует об этом так: «И были князья Славен с братом его Скифом. И тогда узнали они о распре великой на востоке и сказали: "Идём в землю Ильмерскую."»

Эта выдержка показывает, что ещё задолго до похода на запад князей Словена и Скифа туда ушли славяне-арии со старцем Ильмером, в честь которого земли от Ра-реки (Волги) и до Одры (Одера) были названы Ильмерской землёй. Ильмера именуют старцем, а не князем. Значит, Ильмер был жрецом. Следовательно, он повёл сто родов (корней) из двухсот одного народа на запад, в то время как другие сто родов (корней) из двухсот этого же народа с Парашурамой двинулись на юг, в Дравидию.

Значительную часть пути пришлось плыть по Ра-реке на северо-запад, преодолевая её течение. Затем от верховьев до озера, у которого Ильмер поставил свой скит, шли пешим порядком, преодолевая дремучие леса и болота. Столь тяжёлый путь надорвал силы старца Ильмера и он решил поставить скит своего рода на берегу того озера, до которого добрались. В честь его это озеро было названо Ильмерским, а земля Ильмерской. Со временем из названия озера выпал жёсткий звук «Р», а вместо него появился мягкий звук «НЬ». Так озеро стало именоваться Ильмень. До старца Ильмера озеро называлось Мойском, в честь Мойска – волхва, который вместе со Скандом Ирийским пришёл на запад около 20000 лет назад.

Однако выход славян-ариев к озеру ещё не означал окончания похода, так как его целью был не выход к озеру, которое назвали Ильмерским, а достижение Скандинавии, о которой помнили жрецы и, прежде всего, Ильмер. Но было очевидно, что Ильмер идти дальше не сможет. Не могли идти дальше и многие родовичи. Требовался длительный отдых. Предыдущий поход оказался чрезвычайно тяжёлым. Однако молодёжь, воодушевляемая князем Одином, настаивала на продолжении похода. Старшие не пускали молодёжь, не без оснований полагая, что без жреца (волхва-прорицателя) этот поход может ждать неудача.

Спор молодых и старших решил сам Ильмер, который разрешил князю Одину отобрать молодых и сильных дружинников и продолжить поход с целью разведки пути в Скандинавию. Оставив с Ильмером старших и ослабевших, князь Один с молодыми и сильными дружинниками продолжил поход. Первые победы дались ему и его соратникам легко. Это окрылило войско и князя. В результате, разведка вылилась в победоносный поход, который закончился успешным завоеванием всей Скандинавии. Это произошло приблизительно 5100 лет назад.

Именно это успешный поход породил известную пословицу: «И Один в поле воин». Это означает, что Один и без жрецов-прорицателей оказался способен действовать успешно. Это качество веры в себя, в известной степени, было привито Одином объединившимся с молодыми славянами-ариями скандинавским ариям. Некоторый дух авантюризма и стремление к дальним походам отныне становится непременной чертой характера скандинавских ариев.

Успех этого похода произвёл психологический сдвиг в сознании славян-ариев, входивших в войско князя Одина. Теперь успех любого похода стали связывать не со жрецами (волхвами-прорицателями), а с личностью удачливого князя или военоначальннка. Не удивительно, что князь Один был обожествлён его сподвижниками и последователями из среды славян-ариев и скандинавских ариев. Всё это нашло отражение в скандинавской саге об Одине. Сравнительно быстро немногочисленные славяне-арии были ассимилированы скандинавскими ариями. Появился обновлённый скандинавский арийский этнос, главной чертой менталитета которого стало стремление к дальним походам и завоеваниям.

Психологический сдвиг был настолько велик, что породил совершенно нового человека, который перестал преклоняться перед жрецами и стал надеяться только на себя. Так родился европейский индивидуализм. Отсюда вполне понятно, что славяне-арии, осевшие у озера Ильмень и заселившие земли до Одры (Одера), и обновлённые скандинавские арии по своему менталитету уже около 5000 лет назад резко различались. Завоевание скандинавскими ариями Европы в последующие годы лишь углубило расхождение в менталитете вновь образованного народа кельтов. За прошедшие 5000 лет европейский индивидуализм набрал такие обороты, что он никак не согласуется с менталитетом русских людей – потомков славян-арией.

Главное расхождение состоит в том, что русские люди сохранили от своих предшественников славян-ариев потребность в духовно-нравственных наставниках, какими были в прошлом жрецы-прорицатели. Однако это совершенно не означает, что русские люди нуждаются в христианских попах. Для русского человека мнение всякого авторитетного лица, осведомлённого в той или иной области, крайне важно. Для европейца такая необходимость нонсенс. Для европейца важно его дело. На всё остальное он обращает внимание лишь постольку, поскольку это остальное способствует его делу. Поэтому для русского человека идеология является руководством для дела, а для европейца идеология всего лишь подспорье для его дела.

В то же время успех этого похода отрицательно сказался на взаимоотношениях с оставшимися у озера Ильмер жрецами. После некоторого отдыха у озера остался род старца Ильмера. Все остальные двинулись на Запад и в Скандинавию. Те, которые двинулись в Скандинавию, встретили враждебное отношение со стороны бывших своих соплеменников, которые уже не хотели вновь подчиняться жрецам, так как у них был теперь свой бог – Один, и поэтому прибывшие вынуждены были повернуть на юг. Здесь они наткнулись на остров, который заселили и назвали Руян. Позднее на этом острове был построен город Аркона. В самом названии этого города ощущается родство с Аркаимом. В городе Арконе было сооружено святилище Свентовита. Аркона со святилищем Свентовита постепенно превратилась в жреческий центр, куда плавали поклоняться родным богам славяне-арии, заселившие тогда же нынешнюю Беларусь, Литву, Прибалтику, Польшу и земли до Одра (Одера).

X