Крестовый поход

Рубрика: Книги

Марк

С самого начала — кто такой Марк? Неужели апостол? Подождите, давайте проверим. Сам Марк ничего не говорит о том, кто он такой. Во всяком случае, пока не говорит.

Матфей назвал нам имена всех двенадцати апостолов. Вот они:

Симон (Пётр), Андрей, Иаков, Иоанн — этих позвали первыми.

Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей Мытарь — эти присоединились позже.

Иаков Алфеев и Леввей по кличке Фаддей.

Симон Канаит и Иуда Искариот, «который предал Его».

Вот. Двенадцать штук — и ни одного Марка.

Вот, как мы теперь узнаем, что он мог видеть из описываемых событий, а что ему старшие товарищи рассказали? Прямо не знаю.

Нет, можно, конечно, поднять Ренана, или Таксиля, или Косидовского, но это нехорошо — они сразу навяжут нам свои взгляды. А взгляды должны быть свои. Собственные.

Значит так: пока нам не докажут обратное, будем считать, что никакого апостола по имени Марк не было, и это евангелие не является свидетельством очевидца.

Итак…

Марк сразу начинает с того, как Иоанн крестил иудеев в Иордане. И к нему пришел креститься Иисус. Никаких родословных. Марк не описывает жизни Иоанна, как и Христа, до этой встречи.

Саму встречу он тоже описывает скупо — одним предложением. Встретились, Иоанн крестил Иисуса и всё — Христа сразу же дух повёл в пустыню. Что происходило в пустыне, Марк тоже не знает. Во всяком случае, честно.

Да, сразу после пустыни Иисус, узнав, что Иоанн «был предан», пошёл к морю Галилейскому, где встретил Симона и Андрея.

Последовала коронная фраза о «ловцах человеков» — братья побросали сети и присоединились к Христу.

Тут же последовала вербовка сыновей Зеведея. И только после этого команда двинулись в Капернаум.

У Матфея наоборот — сначала Иисус поселяется в Капернауме, а потом начинает набирать команду и проповедовать по синагогам.

Ну, да ладно, это не принципиально, но говорит о том, что Марк не знает, как оно было на самом деле.

В синагоге Христос не только проповедовал, но и «учил». А ещё он провёл обряд экзорцизма — изгнал беса из иудейского прихожанина. Прямо в синагоге. Матфей об этом ничего не знал.

Сразу после этого Иисус и компания отправились домой к Симону и Андрею, где вылечили тёщу Симона-Петра. Никакой проповеди на горе.

Марк делает странный упор на то, что Иисус не мог проповедовать в городе. Причиной он считает излишнюю рекламу со стороны исцелённых.

Христос просил пациентов не рассказывать о том, что он их лечил, но они рассказывали. По этой причине Иисус «не мог явно войти в город» и большую часть времени проводил в «местах пустынных».

Вот такой парадокс: исцеление больных было вторым по важности занятием — после проповедей. А Марка послушать — получается, что Христос не хотел заниматься исцелением больных. Не нравилось ему это дело.

Эпизод со свиньями Марк тоже опускает, зато рассказывает другой случай.

Дом, в котором исцелял Иисус, обступила такая толпа, что одного больного ему спустили на верёвках, для чего пришлось разобрать кровлю.

После этого произошло обращение Матфея. Марк приводит его имя — Левий Алфеев. Матфей — тоже партийная кличка.

Странно, что сам Матфей постеснялся назвать своё настоящее имя. Я вижу конспиративную организацию.

Спор с учениками Иоанна и фарисеями о роли поста в жизни проповедника. Сцена с поеданием колосьев апостолами. Эти два эпизода Марк оставил без изменений. Вот только между этими эпизодами апостолы успели сходить «в народ». Марк не говорит об этом ни слова.

Лишь после спора о возможности работать в субботу Иисус потребовал, чтобы ему выделили лодку, с которой он смог бы обращаться к народу, собравшемуся на берегу. А потом повёл двенадцать апостолов, где наделил их полномочиями на проповедь и лечение.

Вот, как Марк перечисляет апостолов: Симон (Пётр), Иоанн и Иаков, сыновья Зеведеевы, которых он назвал «воанергес» — дети грома. Далее идут Андрей, Филипп, Варфоломей, Матфей, Фома, Иаков Алфеев, Фадей, Симон Каннанит и Иуда Искариот.

Странно, Андрея Первозванного разлучили с братом и поместили в списке лишь после Воанергесов. Этот Марк, он хоть и не знает всех тонкостей происходившего, но в иерархии разбирается.

Ведь Иисус не брал Андрея на гору для тайного совещания, и в Гефсиманский сад он его не взял. А ещё он почему-то называет Матфея лишь по кличке.

Да, вот уже второй список апостолов — и ни одного Марка. Мне кажется, надо их сравнить и составить общий список.

Симон (Пётр) и Андрей Первозванный.

Иаков, Иоанн Богослов — сыновья Зеведеевы — Воанергесы.

Филипп, Варфоломей, Фома.

Матфей Мытарь — Левий Алфеев.

Иаков Алфеев. (Они с Матфеем братья? Или у них папы — тёзки? Вряд ли.)

Леввей по кличке Фаддей, он же Фадей.

Симон Канаит.

Иуда Искариот.

Двенадцать человек. Ни одного Марка. Зато, три пары братьев.

«И услышав, ближние Его пришли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из Себя».

Марк более откровенен. Мария — божья матерь и все окружающие были уверены в том, что Иисус сошёл с ума. А так, всё в порядке — надо просто взять его на поруки.

Реакцию Христа на их появление и его слова Марк оставил без изменений.

Опять проповедь на море. Опять притчи. Всё, как у Матфея.

Эпизод с бурей на море Марк смещает по времени. Возможно, ему так удобнее. Или ему неправильно рассказали. Но разница есть. По Матфею этот эпизод произошёл до его обращения.

А по Марку — когда вся команда была набрана. В одном случае бури испугались семь апостолов, а в другом — двенадцать.

Точно также Марк смещает эпизод с бесноватым «свирепого вида» и стадом свиней. Его точно также «попросили покинуть пределы».

Но есть отличие — бесноватый, из которого Христос изгнал нечистого духа, не улёгся обратно в могилу, а стал проситься к Христу в попутчики.

Христос отказал ему: воскресший мертвец, да ещё и одержимый дьяволом в прошлом — это уже перебор.

Иисус посоветовал бедняге пойти домой и порадовать родственников. Уж они бы точно возликовали. Но паренёк не послушал его, а пошёл в города Декаполиса и начал проповедовать там слово божье.

Женщина, страдавшая от кровотечения — без изменений. Дочь начальника, которую надо исцелить. Тут есть нюансы. Человек этот был начальником синагоги, звали его Иаир.

Самое интересное — на этот сеанс Иисус не взял всех апостолов. Нет, он позволил сопровождать себя лишь троим из них. Угадайте, кому? Правильно — Петру, Иоанну, Иакову.

Марк переставляет эпизоды местами. То ли это не имеет для него большого значения, то ли…

Иисус повёл свою команду в Назарет. Там произошла сцена с родственниками. Там были сказаны слова о пророке в отечестве. И лишь тогда Иисус отправил апостолов проповедовать по городам и весям.

Тут есть кое-что интересное.

Всё происходило, как в шпионских романах. Апостолы шли группами по два человека. У каждой группы был свой маршрут. Интересно, кто был с Иудой в паре? Надо бы присмотреться к этому человеку.

Дальше была история с Иродиадой и декапитацией Иоанна.

После гибели Иоанна апостолы возвращаются из похода и отчитываются о проделанной работе. После этого митинг и насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек. Потом — ходьба по морю.

Оказывается, Иисус не собирался присоединяться к апостолам на борту лодки, а намеревался проследовать мимо.

Спор по поводу мытья рук перед едой.

Поход в Тир и Сидон. Тут есть интересный момент. Придя в эти края, Иисус скрывался на конспиративной квартире — не хотел, чтобы кто-то знал о его приходе. Женщина, которую он сравнил с собакой, вычислила его укрытие и просто вынудила выслушать его.

Зачем он туда ходил? Почему прятался? Нет, это точно РСДРП в действии.

И опять в Галилею. Ни дня покоя. Организация лихорадочно к чему-то готовилась. Походы апостолов, постоянные перемещения самого Христа.

Интересно описание лечебного сеанса. К Иисусу привели «косноязычного».

Он «вложил персты Свои в уши ему и, плюнув, коснулся языка его…»

Второе «кормление» слушателей. Семь хлебов — четыре тысячи человек. И сразу же в лодку. Курс — «пределы Далмануфские».

Тут его уже ждали. Прямо на берегу всю команду встретили фарисеи и потребовали небесного знамения.

Иисус отказывает им и тут же отчаливает в лодке на другой берег. Похоже на стычку. Возможно, апостолы начали рубить уши ещё до Гефсиманского сада.

Вифсаида. К Иисусу привели слепого. Он плюнул бедняге на глаза и тот прозрел.

Вот ещё различия. Суженого заседания на горе не было, а был сразу вопрос: за кого меня люди считают? Апостолы, как и у Матфея, терялись в догадках. Пётр, как и раньше, назвал его Христом.

И тут… Он запретил им разглашать эту информацию. Запретил рассказывать людям о том, что он — Иисус Христос. Правда, интересно?

Дальше. Рассказ о том, что его должны убить, а он сможет воскреснуть. Пётр опять возразил. Христос опять назвал его сатаной. А потом…

«И подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной…»

Вопрос — за кем должен следовать народ, который не знает, что он Христос? Ведь Иисус потребовал полной анонимности.

Лишь теперь Иисус повёл в горы тройку доверенных апостолов. И там преобразился. И там явились апостолам Моисей с Илией.

Марк опять меняет местами эпизоды. И этим всё запутывает. Ведь у Матфея их последовательность логична. А у Марка всё теряет смысл. Возможно, он специально это сделал?

Исцеление безнадёжного больного, с которым не смогли совладать апостолы. Марк детально описывает эпилептика. Христос его лечит словом, но ученикам заявляет, что эта болезнь поддаётся лишь посту и молитве.

Опять инструктаж апостолов о грядущем воскресении. Тут тоже есть момент.

«Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись».

Они его боялись. Какого Христа они боялись? Того, который «возлюби ближнего своего»? Или того, который «не мир принес, но меч»? Думаю, что второго.

Апостолы столкнулись с конкурентом. Какой-то человек ходил по стране и лечил больных именем Христа. Ребята запретили ему это делать, а Христос сказал: пусть лечит.

Всё время торчат уши большой организации. Лидеров было несколько. Апостольских групп тоже было несколько. Богатые покровители. Система паролей, конспиративных квартир. Как это можно не заметить?

Потом они пересекают Иордан и входят в Иудею. Спор с фарисеями о бракоразводных процессах. Монолог о детях.

Эта речь, кстати, произнесена после того, как Христос отругал апостолов за то, что они запрещали приносить к нему детей. А детей приносили, чтобы Иисус их коснулся.

Разговор с богатым юношей, который хотел быть праведником. «Иисус взглянул на него, полюбил его и сказал ему…» Сказал он ему: продай всё имущество и отдай деньги беднякам. С любовью. И добавил про игольное ушко и верблюда.

Интересна реакция апостолов на этот монолог. «Ученики ужаснулись от слов его».

Пётр, как и в прошлый раз, похвастался: мы оставили всё ради тебя.

Христос ответил, что тот, кто это сделал, получит «во сто крат более домов… и земель» — ещё при этой жизни. А в будущем — жизнь вечную.

Ставки были высоки. Немудрено, что некоторым не терпелось. Иные боялись. Вся затея пахла авантюрой.

«Восходя в Иерусалим, Иисус шёл впереди их, а они ужасались и были в страхе». Эти боялись. А вот те, которым не терпелось.

«Тогда подошли к нему сыновья Зеведеевы Иаков и Иоанн и сказали: Учитель! Дай нам сесть одному от Тебя по правую сторону, а другому по левую — во славе Твоей».

Марк не считает нужным приплетать сюда их мать. Не будет образа отчаянных ребят, которые бросили дом, родителей, семью — ради Христа.

По его версии, братки сами взяли быка за рога. Но реакция остальных апостолов не изменилась. Они «вознегодовали».

Восходили в Иерусалим и опять попали в Иерихон — всё, как у Матфея.

Пришлось входить ещё раз.

В Виффагии они украли ослов. Марк сообщает несколько деталей. Народ не хотел отдавать осликов.

«И некоторые из стоявших там говорили: что делаете? зачем отвязываете осленка? Они отвечали им: так повелел Иисус, и те отпустили их».

Значит, схватили на месте преступления. Иначе, как их могли отпустить? Ещё раз: «Так повелел Иисус». Этой фразы оказалось достаточно.

Опять триумфальный въезд. Ночевали в Вифании. Опять утром Христос обиделся на смоковницу и проклял её. И она усохла.

Опять разгром в храме. Деталь: «и не позволял, чтобы кто пронёс через храм какую-либо вещь». Интересно, как он это делал? Не могу себе представить. Вот так просто?

— Эй, мужик, чего несешь?

— Да вот, тут, гостинцы ребятишкам.

— Давай сюда, мурло немытое.

Примерно так. Только, как это называется? Это называется беспредел.

На следующий день священники допытывались у Христа, кто позволил ему бесчинствовать в храме? Он отвечал очень нагло — вопросом на вопрос.

— Вы сначала скажите мне, господа хорошие, крещение Иоанново было от людей или свыше? Если ответите, я тоже отвечу на ваш вопрос.

— Мы не знаем, что ответить.

— А раз не знаете, то и я не скажу, кто разрешил мне делать это.

Вот так. Не хватало ещё показать им язык. Как дети малые.

Можно много рассуждать о том, какова была программа у Христа и его команды. Но он особо и не скрывал, что ждёт жителей Иерусалима.

Вот притча, которую он рассказал.

Хозяин виноградника оставил на хозяйстве своих работников, а сам уехал в командировку. Через какое-то время он послал своего слугу — за урожаем. Но виноградари надавали бедняге по сусалам и вышибли его за ворота.

Хозяин не понял, что они хотели этим сказать, и поэтому послал ещё одного слугу. Этому «камнями разбили голову и отпустили с бесчестьем». Обесчестили, значит. Уже на второй раз можно было понять, что в винограднике засели настоящие маньяки.

Но хозяин этого не понял и слал слуг одного за другим. Всех били, а некоторых даже убивали. И хозяин решил их вконец усовестить — послал к ним своего любимого и единственного сына. Ну, думал он, теперь они поостерегутся.

Не поостереглись — убили мальчишку и «выбросили из виноградника». Заканчивая притчу, Христос спросил, что следует сделать с этими работниками хозяину?

— Убить! Нельзя помиловать.

— Но вы поняли намёк?

— Конечно, как не понять.

— Значит, знаете, что вас ждёт?

— Конечно, знаем, но лишь в том случае, если мы убьём этого самого единственного сына.

— Убьёте — куда денетесь…

Конечно, никуда не делись. Команда постаралась.

И понятно, почему при входе в Иерусалим апостолы «ужасались и были в великом страхе». Он такие вещи вытворял, что впору ужаснуться.

Марк некоторые эпизоды описывает теми же словами, что и Матфей, но опускает детали.

Такое ощущение, что он просто списывал у него. То, что казалось несущественным, опускал. А некоторые детали добавлял от себя.

Разговор на тему: «кесарю — кесарево». Без изменений.

Ещё — о многожёнстве. И Апокалипсис от Иисуса. Всё, как у Матфея.

Тут есть интересный момент. Христос говорил слушателям: «есть некоторые стоящие здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божье, пришедшее в силе».

Планы, конечно, были грандиозные, но простирались они не дальше Ближнего Востока и реализовать их собирались в ближайшие несколько лет.

Почему никто этого не видит?

Сценка в доме прокажённого. Сосуд с миром, оказывается, стоил триста динариев. Это — немалые деньги. Апостолы увидели, как женщина возливает благовония на Христа. « И роптали на нее». На Него не роптали. Боялись.

Пасхальная вечеря. Начиналась с заклания пасхального ягнёнка. Тут интересно то, что самого Иисуса потом называли «агнцем». Именно это имелось в виду — распятие было «заколанием пасхального агнца».

Дальше — всё по Матфею.

Сцена ареста. Тут есть новинка. Будьте внимательны. Итак, Христа ведут к дому первосвященника. Апостолов нет, они разбежались. Но…

Первый момент. В чём предательство Иуды? У Марка это ещё более странно — Христос обращается к толпе: «Каждый день бывал Я с вами в храме и учил, и вы не брали Меня».

Они знали его в лицо. Должны были знать. Зачем Иуде целовать Христа? Кому он подавал знак?

Ещё момент.

«Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его. Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них».

Что за воины? Римские легионеры? Пришли арестовывать Христа с первосвященниками? Если так, то чья это акция?

И что за голый юноша, который не успел одеться и следовал за ним в таком виде? И вообще, чем они занимались во время этой «Тайной вечери»? И почему она тайная?

Дальше всё описано, как у Матфея.

Главный пункт обвинения — Иисус назвал себя царём иудейским.

Примечательно, что Пилат, обращаясь к народу, предлагает им отпустить на волю «Царя Иудейского».

Тут Марк явно передёргивает: самозваный царь в пределах империи — юрисдикция Рима и приговор тут однозначный — смерть.

При казни присутствовали три женщины. Мария Магдалина. Мария, «мать Иакова меньшего и Иосии». Это мать Иисуса. Марк тоже стесняется сказать напрямую, чуть дальше он вообще называет её «Мария Иосиева». Третью женщину звали Саломея. По-видимому, это мать Иакова и Иоанна.

А вот и богатый ученик Иисуса, который пришёл за телом. Иосий из Аримафеи. «Знаменитый член совета» — так называет его Марк.

Очень интересно. Какого совета? А какие были советы у иудеев?

Он из Синедриона, что ли? Где же он был, когда Христа судили?

Он просто забрал тело человека, которого распяли. Но не того, у кого он учился.

Пётр отрекался не от того, кому клялся.

Иуда предавал не того, кого целовал, а когда понял свою ошибку — повесился.

Иосиф выкупал тело не того, у кого учился.

Народ требовал распять не того, кто прочёл им Нагорную проповедь.

Мать Иисуса оплакивала своего сына, но не того человека, который кричал в Назарете, что нет у него семьи кроме церкви.

И здесь нет никаких загадок. Всё видно невооружённым глазом.

Странно, как это можно было не замечать столько лет.

И вообще, что за тайны все собрались раскрыть в такой фальшивке, как «Евангелие от Иуды»?

Есть ещё 60 апокрифических евангелий в библиотеке Ватикана. Есть ещё «Списки Мёртвого моря».

Но и того, что есть — рассказов Матфея и Марка — вполне достаточно. Нам чего-то новенького хочется.

Но, зачем нам новенькое, если мы и старенького не знаем?

Распятие. В субботу три женщины пошли к телу, а тела не нашли. А нашли «прекрасного юношу», сидящего возле гробницы.

Всё очень просто. И юноша сказал им: «идите и скажите ученикам его и Петру, что Он предваряет вас в Галилее».

«Ученикам и Петру». Ученик. Пётр. Это, оказывается, не одно и то же. Пётр — уже должностное лицо.

Ещё нюанс. Воскресший Христос явился Марии Магдалине и «изгнал из неё семь бесов».

Вон, оказывается, как. Непростая она была женщина, эта Мария Магдалина.

Она рассказала о воскресении апостолам. Но они ей «не поверили». Ещё бы.

Потом он явился ещё двум апостолам. И эти двое рассказали остальным. И им тоже не поверили. Они и не могли поверить.

Тот, кто умер, тот просто умер. А кто остался жить, тот не умирал — только и всего.

Интересно, кому именно явился Христос? Кто эти двое? Они-то поверили, хоть он и явился «в ином образе».

Конечно, в ином! Об этом и речь. И всё-таки… Кто они?

А ответ очень простой. Кто был приобщён к тайнам Учителя? Три человека: Пётр. Иаков, Иоанн. Но если Пётр уже не ученик, то остаются Иаков и Иоанн.

После этого Христос явился остальным апостолам и «упрекал их за неверие».

В самом деле, Учитель воскрес, выглядит теперь иначе, а они не верят. Тут есть, за что упрекнуть.

X