Крестовый поход

Рубрика: Книги

Плач Иеремии

Иеремия заплакал. Довели человека! Он размазывал кулачком сопли по чумазой мордашке и, всхлипывая, надиктовывал Варуху свою вторую книгу. Что ни говори, а творчество — мучительный процесс.

Я знаю один творческий музыкальный коллектив, который так и называется «Плач Иеремии». Эти плачут о многом. Но в основном — ни о чём.

А о чём плакал сам Иеремия? О Иерусалиме.

«Тяжко согрешил Иерусалим, за что и сделался отвратительным… Все смотрят на него с презрением, ибо увидели наготу и срам его… И сам он вздыхает и отворачивается назад… На подоле у него нечистоты…»

«Истоптал Господь деву, дочь Иуды…»

Как тут не заплакать?

«Посмотри, Господи, на поругание наше… Воду мы пьем за серебро, дрова достаются нам за деньги… Мы работаем, и не имеем отдыха… Юношей берут к жерновам… Отроки падают под ношею… Господи, обнови дни наши, как древле…»

Да. А раньше было так хорошо!..

Послание Иеремии

Речь идёт о той цидулке, которую пророк послал вдогонку вавилонским пленникам.

Главная мысль послания такова: в Вавилоне очень много соблазнов. Особенно — религиозных. Там богов и божков больше, чем жителей. Так вот, не надо им поклоняться, ни к чему это.

Идолы — не боги, а боги — не идолы. Они сделаны людьми.

Жертвы, которые им приносят халдеи, никуда не деваются. Жёны жрецов солят жертвенное мясо впрок, а потом едят. Много чего.

Главное — не надо их бояться, и поклоняться им не имеет смысла.

Иеремия так переживал за пленников…

Книга пророка Варуха

Эта книга писалась в Вавилоне — пленниками. Они сетуют на свой плен и на завоевателей.

«Ибо он навел на нас народ издалека, народ наглый и иноязычный, ибо не устыдились старца и не сжалились над младенцем, и увели у вдовы сыновей и лишили одинокую дочерей».

Нет, действительно — наглецы! Эти халдеи наглые без меры. Что вытворяют! То ли дело Моисей, или Иисус Навин, или Давид…

Эти стыдились старцев, младенцев пальцем не трогали, юношей не уводили, дочерей не отнимали. Что вы, как можно… Они просто клали всех под пилы и топоры. Чтобы по справедливости…

«Но ты скоро увидишь погибель его, и наступишь ему на шею…»

Книга пророка Иезекииля

Тут был создан апокалипсис. Именно тут. Иоанн его просто списал. До Иоанна дойдём ещё, но это надо запомнить — настоящий автор Апокалипсиса — Иезекииль.

Дело было в плену. У Иезекииля случился глюк — небеса открылись, и он начал смотреть кино. И что же ему показали?

О, это были удивительные вещи. Ветер с севера, небесный пожар и... странные существа.

Четыре мутанта. Похожие на людей, но с небольшими отличиями. У каждого по четыре лица, например. И по четыре крыла. Лица, кстати, были разными. У каждого были лица льва, человека, тельца и орла.

Вот такие многоликие пацаны. Они светились, как уголья в жаровне. И быстро двигались туда-сюда. И каждый имел перед лицом по колесу. А колёса катились по земле, и их ободья состояли из глаз.

В этих колёсах был заключен их дух. А над их головами было нечто вроде полусферы. А над этим сводом находился трон из сапфиров. А на этом троне сидел некто, похожий на человека, но тоже в своём роде.

«От вида чресл его и выше, и от вида чресл его и ниже — я видел как бы огонь».

То есть, Иезекииль видел четверых четырёхкрылых и четырёхликих зверушек, каждый из которых имел по колесу, а над ними плыл зонтик с креслом, а на кресле находились огромные чресла, торчащие из огня, как танковый ствол из башни.

Всё это сооружение двигалось с ужасным шумом — крылья хлопали, колёса лязгали, чресла плевались огнём. Стивен Спилберг отдыхает.

Вот это торкнуло мужика, скажем мы. Это ж, как надо было напиться, чтобы увидеть такое!

Или: какую бурную фантазию имел автор! А потом подумаем немного и скажем: нет, никаких фантазий, никаких белых горячек. Всё очень просто.

Где Иезекииль писал своё творение? Правильно, в Вавилоне. Походил по городу, посмотрел на барельефы, украшавшие стены дворцов и храмов, и записал увиденное в тетрадочку.

Не верите? Можете убедиться в этом сами. Поезжайте в Вавилон, походите среди архитектурных памятников, посмотрите на эти самые памятники, и вы поймёте, что наш пророк был очень здравомыслящим человеком. Хотя…

Нет, не получится у вас ничего. Вавилон, он в Ираке находится, а там нынче американская демократия воцаряется.

Ну, а мы-то с вами знаем, что американская демократия, эта самая демократичная из демократий, воцаряется под перезвон бомб и снарядов. От храмов и дворцов уже мало что осталось.

И когда грохот утихнет, а пыль уляжется, то нашим пытливым взорам откроются Макдоналдсы, а этого добра везде хватает. Так что, смотрите картинки в учебниках истории, дамы и господа. И тренируйте воображение.

Вернёмся к нашему пророку. Итак, он глазел на мутантов, а потом вдруг услышал голос с неба. Голос сказал ему:

— Парень, ты пророк. Иди к своему народу и скажи, что я его наказываю. А ещё я даю тебе свиток с письменами. Ты этот свиток прочти, запомни, а потом съешь.

Всё было, как в кино про шпионов. Иезекииль посмотрел на список и увидел надпись «плач, стон и горе». И съел манускрипт.

Что я могу сказать? Этот пророк был хотя бы грамотным. И ещё — в небесной канцелярии пишут на иврите.

А бог продолжал инструктаж.

— Ты будешь им говорить от моего имени, а они тебе не поверят.

И правильно сделают — добавим мы. Вы бы поверили сегодня такому пареньку? Поверили бы человеку, который ест бумагу и даже водой не запивает, а потом приказывает вам что-то делать — от имени бога? То-то же.

Но это ещё не всё! После такого вступления бог приказал пророку идти в чисто поле и построить из кирпича макет города Иерусалима. Чтобы никто не перепутал этот макет с чем-то другим, на нём надо было написать «Иерусалим».

Вокруг этого «города» предписывалось насыпать игрушечный вал, расставить модели стенобитных машин, вражеский стан. Красота!

Господа штабные офицеры, вам это ничего не напоминает? Ага, ага. (Надеюсь, я не нарушил шестьдесят девятую статью).

«И возьми себе железную доску и поставь её между собой и городом». Железная доска, которую раб смог раздобыть в Халдее времён Навуходоносора...

С другой стороны, этот «раб» проводит командно-штабные учения на макете и, судя по всему, закончил академию с отличием…

И документы он умеет уничтожать — путём съедания. Хорошо, что это был свиток, а не клинописная табличка из глины.

Ох, непростой парень, этот Иезекииль. Как минимум, полковник. Настоящий. Но с причудами.

Вот и причуды.

«Возьми себе пшеницы, и ячменя, и бобов, и чечевицы, и пшена, и полбы… И всыпь их в один сосуд, и сделай себе из них хлебы… И ешь, как ячменные лепешки… И пеки их при глазах их на человеческом кале…»

Причуд хватало.

«Возьми себе бритву брадобреев, и води ею по голове твоей, и по бороде твоей… И возьми себе весы, и раздели волосы на части…

Третью часть сожги огнем посреди города… Третью часть изруби ножом в окрестностях города… Третью часть развей по ветру… И возьми из этого небольшое число, и завяжи у себя в полы… Но и из этого ещё возьми, и брось в огонь…»

Итак, пророк проделывает все эти манипуляции, и его никто не трогает, даже когда он жарит лепёшки «на человеческом кале» и сжигает свои волосы на городской площади — до чего толерантный народ! У нас бы уже…

Да, а после всего этого он обращается к народным массам с такими словами:

— Бог сказал, что вас ожидают плохие денёчки: отцы будут есть своих детей, а дети будут есть своих родителей.

«И положу трупы сынов Израилевых перед идолами… И рассыплю кости ваши вокруг жертвенников… И будут падать среди вас убитые… И узнаете, что я Господь…»

Да, такого бога ни с кем не спутаешь.

«И возложу на тебя все мерзости твои… И не пощадит тебя око Мое, и не помилую… И узнаете, что я Господь-каратель… И у всех на головах будет плешь…»

Вот ещё одно пророчество. Это видение началось так: прилетели огненные чресла (см. выше) и некая рука, ухватив нашего пророка за скальп, оторвала его от земли и на бреющем полёте отнесла в Иерусалим.

«И там была слава Бога Израилева, подобная той, которую я видел на поле…»

После этого бог заставил Иезекииля подглядывать в замочную скважину за людьми, которые поклонялись иным богам. И сказал, что накажет их за это.

Потом бог привёл к Иерусалиму шестерых «мужей с губительными орудиями». Этакая зондер-команда. И среди них — писарь, который должен задокументировать процесс наказания.

А кто этот писарь? Правильно, Иезекииль. Ох, непростой он паренёк!

Перед наказанием необходимо произвести некую процедуру.

«Пройди посреди Иерусалима, и на челах людей скорбящих сделай знак…»

Ну, а после того, как формальности соблюдены — понеслась!

«Идите за ним по городу, и поражайте… Пусть не жалеет око ваше, и не щадите… Старика, юношу и девицу, и младенца и жен бейте до смерти

Но не троньте ни одного человека, на котором знак… Оскверните дом, и наполните дворы убитыми…»

Отвлечёмся на минутку от этого гуманизма и обратим внимание на детали.

А детали эти стоят нашего внимания — все они были списаны потом Иоанном Богословом.

До Апокалипсиса ещё неблизкий путь, но давайте запомним это — Иоанн Богослов не имел никаких откровений, все свои образы он списал отсюда.

«И видел я на своде, который над главами Херувимов, как бы сапфир, как бы престол…

Возьми пригоршни горящих угольев между Херувимами, и брось на город…

И облако наполняло внутренний двор…

И колеса кругом были полны очей…

И у каждого из животных четыре лица…

У входа в ворота Дома Господня двадцать пять человек…»

И так далее. И когда мы доберёмся до Апокалипсиса, нам останется очень немного — после того, как мы отбросим все «заимствования».

Ещё момент — всю дорогу бог обращается к Иезекиилю «сын человеческий». Это тоже очень важно. Именно так называл себя Христос. Давал понять, что он пророк и продолжатель традиции.

Бог опять называет Иерусалим женщиной.

«В день, когда ты родилась, пупа твоего не отрезали, и водой ты не была омыта, и пеленами не повита… Ничей глаз не сжалился над тобою…

Но ты была выброшена на поле в день рождения твоего… И Я проходил мимо тебя и сказал тебе: в кровях твоих живи…

Ты выросла и стала большая… И достигла красоты: поднялись груди, и волоса у тебя выросли… Но ты была нага и непокрыта…

И проходил Я мимо тебя, и это было время любви… И покрыл наготу твою, и ты стала Моею… И нарядил тебя в наряды… И дал тебе кольцо в нос, и серьги к ушам…

Так украшалась ты золотом и серебром… Но ты понадеялась на красоту твою… И стала блудить со всяким мимоходящим, отдаваясь ему…

И взяла нарядные вещи, которые я тебе дал… И сделала себе из них мужские изображения… И блудодействовала с ними… Позорила красоту твою… И раскидывала ноги твои для всякого мимоходящего… Блудила с ними, но тем не удовольствовалась…

Всем блудницам дают подарки… А ты сама давала подарки своим любовникам и подкупала их… Чтобы они со всех сторон приходили блудить с тобою…

За это Я соберу всех любовников твоих… И раскрою перед ними наготу твою… И увидят весь срам твой… И предам тебя кровавой ярости и ревности… И сорвут с тебя одежды твои… И оставят нагою и непокрытою…

И созовут тебя на собрание… И побьют тебя камнями… И разрубят тебя мечами своими… И не будешь уже давать подарков… И утолю над тобой гнев свой… И успокоюсь…»

А какой ритм! Да, давайте заставим наших детей выучить это — на уроках закона божьего. Почему бы и нет?

После Иерусалима пророк обращает свой орлиный взор к Самарии.

Самария. Столица суверенного Израиля, который не хотел покориться Иудее. Естественно, Самарии досталось. Её назвали сверхблудницей, дочерью Содома.

Опять наказания. А что, наказывают плохих, а хороших поощряют? Как бы не так.

«Извлеку меч Мой из ножен, истреблю праведного и нечестивого…»

Достанется всем — и хорошим, и плохим. Но каковы плохиши?

«Наготу отца открывают, жену во время очищения насилуют… Иной блудит с женой ближнего своего, иной оскверняет сноху… Иной насилует сестру, дочь отца своего… Взятки берут, чтобы проливать кровь… Ты берешь рост и насилием вымогаешь у ближнего твоего…»

Как мало мы изменились за эти тысячелетия!

«Священники нарушают закон Мой и оскверняют святыни Мои!..»

Это точно.

Притча о двух сёстрах.

«Были две женщины — дочери одной матери… И блудили они в Египте в дни своей молодости… Там измяты их груди, там растлили девственные сосцы их… Имена им — Огола и Оголива (Самария и Иерусалим)…

И стала Огола блудить, и пристрастилась к Ассириянам… Не переставала блудить и с Египтянами, ибо они С нею спали в молодости и растлевали сосцы ее… И изливали на неё похоть свою…

Сестра Оголива видела это, и её блуд превзошел блуд сестры… Она пристрастилась к сынам Ассуровым… И пришли к ней сыны Вавилона на любовное ложе… И пристрастилась к любовникам своим… У которых плоть — плоть ослиная… И похоть, как у жеребцов…

Так ты вспомнила распутство молодости твоей… Когда Египтяне жали сосцы твои… Посему я возбужу против тебя любовников твоих… И приведу их против тебя со всех сторон…

И обступят тебя кругом… И поступят с тобою яростно… Отрежут у тебя нос и уши, а остальное твое от меча падет… И оставят тебя нагою и непокрытою… И открыта будет срамная нагота твоя…

Будешь пить чашу сестры твоей… И выпьешь ее, и осушишь, и черепки её оближешь… И груди твои истерзаешь…

Так приходили к Оголе и Оголиве, распутным женам… Созвать на них собрание и предать озлоблению и грабежу… И собрание побьет их камнями и изрубит мечами… И узнаете, что Я Господь Бог…»

Аминь.

«Я Господь: не отменю, не пощажу и не помилую…»

После этого пророк проклинает от имени бога города Тир, Сидон и вообще — весь Декаполис. А за что?

Египетского фараона он обозвал крокодилом.

«Я вложу крюк в челюсти твои, и к чешуе твоей прилеплю рыб… И брошу тебя в пустыне, и отдам на съедение диким зверям… И узнают все жители Египта, что Я Господь Бог…»

Да уж, тут они не ошибутся.

«Я наведу на тебя меч, и истреблю у тебя людей и скот… И сделаю Египет пустыней… И рассею египтян по народам… И раскидаю мясо твое по горам…»

Бедняга, совсем запутался.

Ливану он тоже пообещал светлое будущее, даже кедру ливанскому досталось — порубили его «за гордыню».

В Апокалипсисе упоминается князь Гог из земли Магог, которого будут бить при Армагеддоне.

Который год все ломают голову: кто он такой, этот парень. Но не Иоанн его придумал, а Иезекииль, как вы уже догадались. Вот, что обещают Гогу.

«И вложу удила в челюсти твои, и выведу тебя и все войско твое… И поднимешься на народ Мой, на Израиля, как туча… И будет это в последние дни… И пролью дождь, и каменный град, и огонь, и серу… И покажу Мое величие и святость Мою…»

Вот, в чём святость и величие — в огненном дожде и сере.

Ну, а потом Гог и всё его войско будут разбиты и уничтожены. Всё, как обычно.

Конец книги напоминает «Числа» и «Левит». Проще говоря, заканчивает Иезекииль рутиной и канцелярщиной.

X