Крестовый поход

Рубрика: Книги

2. Как мы стали лицемерами?

Я не делал намеренного зла людям
Я не говорил лжи перед судилищем правды
Я не убивал, я не обманывал
Я не оскорблял изображений богов
Я не прелюбодействовал
Я не отнимал молока от уст младенцев
Я не вынимал из гнезд священных птиц
Я чист! Я чист! Я чист!

(Египетская книга мёртвых)

Вся наша история — это история обмана, а не воровства, как пошутил когда-то историк.

Протест, который вызывает в нас это утверждение, вызван тем простым фактом, что мы обман уже давно не считаем таковым.

Если же мы и признаём лживость наших слов и поступков, то всегда находим для них оправдание.

Между тем, обман для нас действительно стал нормой, и случилось это не сегодня, и даже не вчера.

Правители обманывали друг друга и свои народы. Народы отвечали им тем же. Сегодня положение дел не изменилось.

Абсолютно честного человека все считают идиотом. Нам не стыдно лгать или воровать. Нам стыдно быть уличёнными в этом.

И не надо оправдываться тем, что, дескать, во всём мире так. Хотя бы потому, что во всём нехристианском мире — не так.

Немного напыщенно, правда? Скажем так: врём на каждом углу. Тотально. Дома, на работе и по дороге. Врём родным, друзьям, чиновникам, а все они, в свою очередь, врут нам. Замкнутый круг. Кружочек.

Мы врём государству — отматываем счётчики, делаем липовые справки, удостоверения, крутим деньги «в тени».

Государство не остаётся в долгу: кидает нас с ценами, пенсиями, пособиями, зарплатами, играет на курсе валют и так далее. Врёт нам о нашем внешне- и внутреннеполитическом положении.

И все довольны! Ворчим, правда, но это для порядку — как не поворчать? Стиль жизни у нас такой — ничего не поделаешь.

И что, неужели христианство в этом виновато? До крещения мы были чистыми и честными?

Что-то не верится. Греки, например, врали напропалую. Деревянную лошадь троянцам «подарили». Хорош подарочек.

Все герои — обманщики. Главный обманщик — Одиссей, пример греческой доблести. Тот вообще, если ни разу за день не соврал, считал этот день потерянным. И не только греки. Вот мы, к примеру. Князья обманывали друг друга, как хотели!

А Ольга обманывала древлян. Послов в баньке «парила», воробушков с огнём на Коростень пускала — в знак дружбы. Кстати, она первая проголосовала за крещение. Странно.

Ну, ладно, обман на войне — святое дело. Врага не грех обмануть. В общем, врать нехорошо, но на войне — можно. И нужно.

Да только, что же получается? Если мы обманываем государство, а оно обманывает нас, то это значит, что мы с ним — враги и находимся в состоянии войны?

А друзья? А близкие? Мы ведь врём и им тоже. Значит, на ножах? Грустно.

А всё-таки, у персов главными добродетелями были умение стрелять из лука и честность. Возможно, в другой последовательности.

Но мы говорим о религиях, о моральных кодексах, так что — глянем сюда, и не будем отвлекаться на бытовуху.

Вот у греков, например, Зевс тоже любил приврать. То лебедем прикидывался, то быком — и совращал земных женщин.

Он и жизнь свою с обмана начал. Его спрятали от папашки, который норовил сожрать сыночка, в какой-то пещере. Там маленький Зевсик притворялся козлёночком — жить хотелось.

НО! Попробовал бы врунишка Одиссей соврать Зевсу! Ха-ха-ха! Попробовал бы Святослав соврать Перуну! Попробовал бы хоть кто-нибудь соврать у капища! Раздача наступала незамедлительно. Помните, как лжецов проверяли?

В воде топили, между двух огней проводили, раскалённые железячки в руку пихали. Правда высоко ценилась — тогда.

А сегодня? Ну, сегодня ходят на исповедь. Рассказывают про то, сколько раз поковыряли в носу на прошлой неделе. О чём-то стоящем и на исповеди не расскажут — никому, никто и никогда.

Получается, что местечковому духу с болота соврать нельзя, а творцу вселенной — запросто. Чудеса.

Неужели главный бог не так крут? Нет, не так — он круче всех и всего. Просто мы в него не верим. Вот такая петрушка.

Зачем мы тогда приняли христианство? Мы — это кто, народ или верхушка?

С верхушкой всё понятно — Ольга, которая всё это замутила, имела государственные резоны.

С одной стороны, хазары подпирают, мечи реквизируют, дань накладывают, с другой стороны католики, которые хазар поддерживают, крестовым походом грозят, а с третьей стороны — византийцы, которые против хазар и католиков выступают.

А мы тут на блюдце дуем. Придётся к кому-то примкнуть, в одиночку не выстоим. А выстоять надо, уж очень привлекательно для северных разбойников превратиться из бандитского вертепа в государство.

Вот и выбрала псковитянка — греков. Не сразу, правда, успела два раза в православие креститься и один раз в католичество — на всякий случай. Случаи, они ведь, всякие бывают.

С верхушкой понятно. А народ? Вот не стал бы народ креститься, и ничего бы не поделали ни Ольга, ни Владимир, ни Ярослав. Не будем, и всё тут!

Но мы сказали: будем. Со скрипом, правда, но всё-таки... Почему?

Всё очень просто. Мы приняли христианство ДЛЯ УДОБСТВА. Так легче жить. Христианский священник не станет водить вас между двух огней, если усомнится в ваших словах. Отнюдь.

Вы ему соврёте, а он погладит вас по головке и скажет: хороший мальчик, больше так не делай.

Все приятные стороны язычества мы прихватили с собой в христианство: гадание, ворожбу, яички, блины на масленицу и всё такое. А то, что неприятно тяготило, мы сожгли вместе с истуканами.

С христианством мы поступили так же. Взяли себе идею вселенского прощения, согласились с тем, что наши грехи уже давно кто-то искупил (и, слава богу), а остальное...

Ну, кто станет вырывать свой глаз, если он его соблазняет? Ведь это же смешно.

Так что, не верим? Конечно, нет.

Кто станет верить в бога, которого не видно, не слышно, который ничего не делает — ну, так чтобы ощутить это действие?

Даже с попами он не говорит, а уж с простыми людьми — подавно. Его, как бы, и нету — нечего бояться.

Волоса видели, Перуна слышали, Ярило светило и так далее. Попросишь их о чём-нибудь, они твоё желание исполнят. Или не исполнят, но что-нибудь обязательно сделают. А тут...

Даже пророки (те, кто разговаривал с богом), они только в древности были, и то, неизвестно ещё — то ли были, то ли враки всё это.

А сегодня любого пророка закроют в психушку — быстрее, чем он успеет «отче наш» продекламировать.

И все с этим согласятся. Никому в голову не придёт сказать: «ребята, подождите, а вдруг он и вправду пророк?».

Ага. Смирительная рубашка для такого паренька — не самый плохой расклад. А уж, если кто-то вдруг объявит себя сыном божьим — тогда держись.

Мы не верим в то, что кто-то может быть пророком, не верим в то, что кто-то может быть Спасителем сегодня. Так, неужели мы верим в то, что они были в древности? Конечно, нет — мы не идиоты.

Христианский мир. Вот такие мы весёлые зверьки.

Не верим в бога. Никто из нас не верит в бога.

Просто некоторые говорят, что верят, а некоторые говорят, что не верят.

Ведь, есть разница: верить в бога или говорить о вере. Не правда ли?

X