Крестовый поход

Рубрика: Книги

Псалтирь

Пришло время почитать сборник хитов библейского рокера.

Тексты его песен поражают разнообразием. Главная тема — всех плохих ребят бог обязательно накажет. А всем хорошим он устроит безбедную жизнь.

Хороших людей намного меньше, чем плохих. Собственно говоря, к хорошим можно отнести лишь Давида. Все остальные — очень плохие ребята. Да.

Когда Давид бегал по Израилю, спасаясь от любимого сыночка, Авессалома, он напевал простую песенку. В ней он огорчённо удивлялся количеству своих врагов и надеялся, что бог его не оставит, и сокрушит всем его недоброжелателям челюсти.

Всем гуслистам щипать струны! Вокалисту петь.

Почему враги мои меня не любят и не хотят меня славить?

Вопрос, конечно, интересный.

Да обратятся в ад все народы, забывающие бога, живущего на Сионе.

«Сокруши мышцу нечестивому и злому».

«Межи мои прошли по прекрасным местам,

И наследие мое приятно для меня»

Ещё бы.

«Я преследую врагов моих и настигаю их, и не возвращаюсь, доколе не истреблю их».

Это правда. Он такой. Он может.

А вот интересный момент.

«Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий».

Те, кто знают историю с Иисусом Христом, без труда увидят аналогию. Один в один.

Поговаривают, что это пророчество, которое якобы сбылось. Хм.

«Ты приготовил для меня трапезу в виде врагов моих...»

Да, немного каннибализма добавит остроты.

«Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай...»

Нет, тут не самокритика. Тут склонение должностного лица к противоправным действиям.

«Глас Господа сокрушает кедры; Господь сокрушает кедры Ливанские и заставляет их скакать подобно тельцу, Ливан и Сирион, подобно молодому единорогу»

Ох уж эти поэты! Сокрушённые голосом кедры скачут, словно молодые единороги. Или слоны.

«От всех врагов моих я сделался поношением даже у соседей моих и страшилищем для знакомых моих; видящие меня на улице бегут от меня»

Весьма симптоматично. Учитывая характер его «подвигов».

«Блажен, кому отпущены беззакония, и чьи грехи покрыты».

Это он про себя.

А эту песню Давид спел после того, как притворился психопатом во дворце Авимелеха, чем спас свою жизнь. Как только его вышибли пинком за городские ворота, он вытянул гусли из кармана, и запел.

«Придите, дети, послушайте меня: страху Господню научу вас».

Этот бы научил. И предательству, и обману, и жестокости, и садизму. Хороший был учитель. Настоящий гуру.

«Кроткие унаследуют землю».

Кто это говорит? Давид? А вот ещё:

«Праведники унаследуют землю и будут жить на ней вовек».

Так по-евангельски. Но это не надолго. И когда будут истребляемы нечестивые, ты увидишь...

«...нет мира в костях моих от грехов моих, ибо беззакония мои превысили голову мою, как тяжелое бремя отяготели на мне, смердят, гноятся раны мои от безумия моего».

Кто ж ему виноват?

«Чресла мои полны воспалениями, и нет целого места в плоти моей».

Воспалённые чресла? О чём это он?

«Чтобы не согрешить мне языком моим…»

Раз уж чресла воспалились...

«Окружили меня беды неисчислимые... Постигли меня беззакония мои, так что видеть не могу Их более, нежели волос на голове моей Сердце мое оставило меня...»

А вот Давид предлагает богу стоящее дельце.

«С Тобою избодаем рогами врагов наших...»

Нет, это нужно просто себе представить. Бог с рогами, а заодно и Давид, устраивают своим врагам корриду. Вы не знаете, у какого бога растут рога? А то я что-то запамятовал.

Тут же наш музыкант затрагивает и еврейский вопрос.

«Ты сделал нас притчею между народами, покиванием головы между иноплеменниками».

Их уже тогда любили во всём мире.

«Господь Всевышний страшен... Покорил нам народы и племена под ноги наши...»

Не всемогущ. Не милостив. Страшен. Это его главное качество.

«Человек никак не искупит брата. И не даст богу выкупа за него. Каждый видит, что и удрые умирают, равно как и невежды... и оставляют имущество свое другим. Они думают, что дома их вечны. И земли свои называют именем своим».

Да. Это я беру без разговоров.

«Их путь есть безумие, хотя идущие следом одобряют их. Не бойся, когда богатеет человек, и слава его умножается. Умирая, не возьмет с собой ничего. Не пойдет за ним его слава... Вот я, в беззаконии зачат, и в грехе родила меня мать моя».

Как мало мы знаем о Давиде! О его детских годах, например.

«Вот бог, помощник мой...»

Ух, ты! Но каков ломоть, а? Человечище! Царище! У которого даже бог на побегушках.

«... собираются, притаиваются, наблюдают за моими пятами, чтобы уловить душу мою...»

Экий Ахиллес. Даже два Ахиллеса — на каждого по пятке.

Что испытывает человек, у которого «душа в пятки ушла»?

Наверняка это очень увлекательное занятие — наблюдать за пятками Давида.

А вот эту песенку Давид напевал в пещере, которая служила отхожим местом для Саула и его гвардейцев.

«Душа моя среди львов, я лежу среди дышащих пламенем... Боже! Сокруши их зубы в устах их... Да не видят они солнца, как выкидыш женщины! Возрадуется праведник, омоет стопы свои в крови нечестивого...»

Берёте иноверца. Вскрываете ему яремную вену. И моете свои ноги в его крови.

Это — гигиена по Давиду. Чистоплотный был мужичок.

«Господи, ..., не пощади ни одного из нечестивых беззаконников».

Это всё — библия, наша святая книга. Мы её детей уже заставляем в школе учить. Пусть они учатся на пятёрки.

А вы, когда войдёте в церковь, и услышите песнопения, прислушайтесь к словам, которые напевают наши попы. Именно из этого песенника они поют. Просто мы не слышим.

«Ты ввел нас в сеть, положил оковы на чресла наши...»

О чём это он? О замужней женщине, которую он заметил из окошка... и поимел?

«Бог сокрушит волосатое темя закоснелого в своих беззакониях...»

Такое ощущение, что Давид лыс, как колено — раз не любит лохматых парней. Видимо, Микеланджело ошибся в своей скульптуре. Давид, как и Елисей, был плешив. И очень не любил, когда ему об этом напоминали.

Бог отзывчиво поёт алаверды.

«…чтобы ты погрузил ногу свою, как и псы твои язык свой, в крови врагов».

А тут он вон чего запел: мои враги, дескать, преследуют меня ни за что, и требуют, чтобы я отдал им то, чего не отнимал! Ух, они гады! На Давида баллоны покатили. Где это видано, чтобы Давид хоть у кого-нибудь, хоть столечко отнял? Да отродясь такого не бывало!

Перечитайте всю библию вдоль и в поперёк — нигде не найдёте ни слова о том, чтобы Давид у кого-нибудь что-то отнял.

Наоборот, всю свою сознательную жизнь он бродил по Израилю, раздавал детям конфетки марки «Барбарис» и валялся в ногах у бедняков с просьбой взять у него что-нибудь в подарок — золота, брильянтов или хотя бы гусли.

И никто у него ничего не хотел брать. Говорили: что ты, Давидушка, у нас и так всего вдоволь!

И тут же Давид желает добра своим недругам, и просит бога подсобить ему в этом нелёгком деле: «расслабь чресла врагов моих».

Это значит: чтобы никому из них вовек эрекции не видать! Да, взъярился наш музыкальный пращник.

А вот наш венценосный рокер запел о своём сыне, Соломоне.

«И падут пред ним жители пустынь И враги его будут лизать прах... И поклонятся ему все цари Все народы будут служить ему».

На этой оптимистической ноте заканчиваются песни Давида — гуслиста. Но псалтирь продолжается. Шоу маст гоу он. В концерте берёт участие некто Асаф.

«Я позавидовал безумцам, видя благоденствие нечестивых Им нет страданий до самой смерти Они не трудятся, как все нормальные люди Даже удары судьбы их минуют У них уже глаза жиром заплыли — а им все мало Над всеми издеваются, смотрят свысока И умножают свои богатства»

Да, смотреть на жизнь из тронного зала или из зловонной подворотни — это две большие разницы. Асаф видит, как сладко живётся подлецам, и сомнения терзают его сердце.

«Так не напрасно ли я очищал сердце мое и омывал в невинности руки мои? И думал я, как уразуметь это, но это слишком сложно для меня...»

Да. В этом и сегодня мало кто разберётся. Мы бродим по улицам, глядя на этих, с заплывшими жиром глазами, и удивляемся. И ничего не понимаем. Не удивительно, что и Асаф не понял.

От бытовых неурядиц Асаф плавно переходит к религиозным вопросам.

«Знамений наших мы не видим Нет уже пророка, который знал бы: доколе это будет».

А вот к этому псалму стоит присмотреться.

«Я сказал: вы — боги, и сыны Всевышнего — все вы».

Каково? Иисус не был так решителен и смел, как Асаф.

Сюда затесалась даже молитва самого Моисея.

«Дней наших — семьдесят лет, а при большей крепости — восемьдесят лет И самая лучшая пора их — труд и болезнь, ибо проходят быстро И мы летим... Научи нас так исчислять дни наши, чтобы иметь сердце мудрое».

Давид возвращается в строй:

«С раннего утра буду истреблять всех нечестивцев земли. Я уподобился пеликану в пустыне! Я стал как филин на развалинах... Не сплю и сижу, как одинокая птица на кровле...»

Хм. Пеликан в пустыне? Это нечто.

«И дал им земли народов, и они унаследовали труд иноплеменных...»

Это — к вопросу о справедливости. И трудолюбии.

«Согрешили мы с отцами нашими Совершили беззаконие, соделали неправду...»

В чём же ваш грех, ребята?

«Не истребили народов, о которых сказал Господь...»

Понятно. Что ж вы так оплошали? Не могли газовых камер понаставить?

А вот пожелания доброго Давида тем людям, которым он не очень симпатизирует.

«Когда будет судиться, пусть выйдет виноватым Его молитва — пусть зачтется как грех Его жизнь — пусть будет короткой Его достоинство — пусть достанется другому Его дети — пусть будут сиротами Его жена — пусть будет вдовой Его дети — пусть скитаются, нищенствуют, живут в развалинах и выпрашивают краюху хлеба. Его имущество — пусть будет отнято и разграблено Его потомство — пусть вымрет поголовно Пусть ему никто не посочувствует И пусть никто не пощадит его сирот».

Читайте псалмы!

Слушайте, как их распевают попы, когда вы по глупости своей забредаете в церковь.

И бог у Давида — под стать ему самому. Его бог «наполнит землю трупами, сокрушит головы».

«Я стал разумнее всех учителей моих...»

Скромность — не порок.

«Я сведущ более старцев...» «Добрый бог поразил Египет в первенцах его, ибо вовек милость его...»

Как вам это нравится? Истребление за одну ночь всех первенцев по целой стране — апофеоз доброты. И милости.

«Поразил царей великих, ибо вовек милость его... Отдал землю их Израилю, ибо вовек милость его...»

Песенка о вавилонском плене.

«При реках Вавилона сидели мы и плакали... На вербах посреди его повесили наши арфы...»

Плакали?

«Дочь Вавилона — опустошительница! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень

Нет, это не плач. Это вой.

Нам песня строит и жить помогает?

Конец Псалтири.

Притчи Соломона

Давид мудро пел. Соломон мудро говорил.

Во всяком случае, такова официальная версия. Давайте же, приобщимся.

«Начало мудрости — страх господень».

Неплохое начало. Мудрое такое. Именно так Соломон начинает воспитательную беседу со своим сыном.

«Если разбойники позовут тебя на грабеж и убийство — не ходи с ними, не надо».

Как он смог до этого додуматься?

«Не заглядывайся на чужих жен. Их губы слаще меда, а ноги растут из преисподней».

Вы слышали? Воистину, Соломон, этот сын «чужой жены», знал, что говорил.

«Пребывая в её доме, ты умножишь чужое добро, потеряешь там здоровье и вкус к жизни. Пей воду из своих колодцев — не дели её с другими».

Это он все ещё о чужих жёнах.

«Остерегайся блудницы, не смотри на её красоту. Блудница обдерет тебя, как липку, а чужая жена ещё и душу твою поймает на крючок. Кто может таскать за пазухой горящие угли? Кто может сохранить в тайне связь с чужой женой? Ты будешь уличен, бит и опозорен. Ревность — это ярость рогоносца. Он воздаст тебе по заслугам и будет в своем праве».

Правда, есть маленькая уловка. Ты можешь послать этого мужа на войну, да так, чтобы его гарантировано убили. И проблема будет решена. Чужая жена станет просто вдовой. Но эта уловка срабатывает лишь тогда, когда ты царь. А если ты не царь?

Соломон опять говорит о чужих жёнах. Ну, заклинило мужика на чужих бабах! Бывает.

«Она поймает тебя за руку на улице, затащит к себе в дом, и будет любить тебя всю ночь, ибо муж её уехал надолго».

Муж в командировке.

«И ты пойдешь за ней, как вол идет на бойню».

Где такие блудницы живут? Или это только царским и президентским сынкам так везёт?

«Кто ленив — живет в нищете. Кто много моргает — раздражает нас».

Это, видимо, одна из загадок от Соломона — из тех, что он загадывал царице Савской.

«Любовь покрывает все грехи».

Сильно сказано.

«Красивая и глупая женщина — золотое кольцо в носу у свиньи».

Эко он заковыривает. И откуда свиньи у иудеев? Особенно — с золотыми кольцами в носу.

«Кто удерживает у себя хлеб, того клянет народ».

Соломон, кажется, Иосифа в Египте вспомнил.

«Глупец гневается сразу, а мудрец таит обиду».

Это про блюда, которые подаются холодными.

«Праведник всегда богат, а грешник всегда нищ».

Если вы нищий, значит, вы грешник. А если у вас «майбах» под задницей, значит, вы праведник по определению.

«Нехорошо бить вельмож за правду».

За правду нельзя. А за что можно?

«Сварливая жена — сточная труба».

Нет, какие поэты!

«Праведник наблюдает за домом нечестивого».

На то он и праведник, чтобы наблюдать. И стучать?

«Мудрый видит опасность и прячется. А неопытный идет вперед — и наказывается».

Вспоминается иная цитата.

«Сказали мне, что эта дорога приведет меня к океану смерти. И я повернул обратно. С тех пор всё тянутся передо мной глухие, окольные тропы».

«Рот блудницы — глубокая пропасть».

Очень опытный товарищ сказал эти слова. Многое он в жизни повидал.

«Не надо грабить бедняка, ибо он беден».

Логика — великая вещь. Бедных не надо грабить. Вот богатых — другое дело.

«Жена прелюбодейная обтерла свой рот и говорит: я ничего худого не сделала».

Нет, эта книга очень познавательна.

Венчает сию книгу наставление, которое дала царю Лемуилу его мать.

«Сынок, не трать на женщин свои силы».

Мама, она знает, что говорит.

Конец Книги притч Соломона.

Екклесиаст

Достоинства этой книги общеизвестны. Но мы и здесь можем найти что-то интересное.

Кстати, подразумевается, что Екклесиаст и Соломон — одно лицо. «Сын Давидов».

«Что пользы человеку от трудов его?

Во многой мудрости много печали.

Кто умножает познания, умножает скорбь».

Неплохое начало.

«Веселье — суета. Смех — глупость.

У глупца и мудреца — одна судьба.

Жизнь — ненавистная штука».

«В судах беззаконие. Нет в государстве правды».

Не забывайте — это говорит царь!

«Нет справедливости в жизни. Мертвецы счастливее живых.

Но больше всех повезло тем, кто вообще не рождался».

«Не спеши молиться. Бог на небе, а ты на земле».

Ух, ты! Очень религиозно.

«Если станешь свидетелем несправедливости и угнетения бедняка — не удивляйся этому, сохраняй спокойствие».

Очень по-царски.

«Лучше ходить на похороны, чем на свадьбу. Лучше плакать, чем смеяться.

Не показывай своей мудрости — дольше проживёшь.

Держишься за одно, но и от второго не отказывайся».

Хорошие такие советы. «Как сделать жизнь удобной». Предтеча Карнеги.

А вот ещё перл.

«Женщина хуже смерти. Она — сеть, её сердце — капкан, а руки — кандалы. Праведник убежит от нее, а грешника она не упустит».

Вот так.

«Из тысячи мужчин один стоит чего-то. Среди женщин вообще нет достойных».

Ай да Соломон!

«Живые знают, что умрут, а мертвые уже ничего не знают. В могиле не будет тебе ни труда, ни радости, ни размышления».

Это — очень важный момент. Ещё раз — после смерти ничего не будет. Это значит, что иудеи не верили в загробную жизнь. От Торы и до Соломона — нет ни слова о загробной жизни и дне Страшного Суда.

Итак, никакой загробной жизни, никакого Страшного Суда. И никакой справедливости на земле.

Этот Соломон — не такой дурак, каким кажется.

«У мудреца сердце с правой стороны. А у глупца — с левой».

Не повезло нам с вами. Большинству людей не повезло. С сердцем. И с мудростью.

«О царе даже мыслей плохих не допускай. О богаче даже в спальне плохо не говори. А то птичка ему донесет твои слова — что будешь делать?»

Видимо, спецслужбы у Соломона работали на совесть.

«Утром сей семя твое, и вечером не давай руке отдыха».

И вообще.

Запомним для себя — никакой загробной жизни. Никакого страшного суда. Никакой справедливости на земле. Но, не это главное.

Главное — они ушли из Египта, где все верили в загробную жизнь. Они пришли в Палестину, где все верили в загробную жизнь.

Они попали в плен, где верили в загробную жизнь.

В конце концов, все первобытные народы верят в загробную жизнь. Они хоронят своих мертвецов и кладут в могилу еду, оружие и свежезарезанных наложниц.

У всех это есть. А у древних иудеев этого нет.

Правда ли это? Нет, неправда. Есть объективные закономерности развития, которые не обойдёшь.

Ежу понятно — это поздняя вставка. На самом деле они верили в загробную жизнь. Так же, как и все остальные.

А может быть иначе? Ведь, избранный же народ.

Нет, дамы и господа. Избранность заключалась в другом. «Я дам вам власть над народами». Здесь, на земле.

Понимаете? Никаких других миров. Яхве тоже не верит в загробную жизнь. Он прилган позже.

Но это — для историков, а не для нас. Мы — люди простые.

Конец Книги Екклесиаста.

Песня Песней Соломона

Итак. Хоть женщина хуже атомной войны, но вот строки, которые приписывают Соломону, этому женоненавистнику. И женолюбу.

— Целуй меня, дружочек. Это слаще вина. Он так пахнет…

Вот, почему все женщины так тебя любят! Хоть я и смуглянка, но красивая!

Меня заставили стеречь виноградник, но я своего «виноградничка» не уберегла. Не доглядела! Вот.

Скажи мне, что ты делаешь сегодня в обед? И где тебя найти?

— Ну, если ты этого не знаешь, красавица, то приходи просто к моей юрте — не пожалеешь. Ты моя лошадка, кобылица, и я тебя заезжу — тебе понравится. Твоя шейка…

— Да, но ожерелья из желудей… Мы их поменяем. На что-то золотое и серебряное.

— Ночью я искала тебя на своей постели, но не нашла. Странно. Пошла в город, стала спрашивать у ночных патрулей: где он? Где мой парень? Они пожимали плечами. Парни их не интересуют.

Ушла я от них. И тут же нашла своего любимого. И привела домой. И в постель уложила. Теперь всё будет тип-топ.

— Девочки, не мешайте моей любимой спать. Не надо бить в бубенцы и плясать вокруг нашей кроватки. Пусть моя новая девушка отдохнёт.

— Ай да любовник у меня! И постель у него — чудо. Как нам тут хорошо вдвоём! Правда, вокруг царской постели столпились его бойцы — целых шестьдесят рыл. И у каждого по мечу. И все глазеют на нас. Им интересно, чего мы тут делаем. Но для влюблённых даже сто зрителей — не помеха.

— Как ты прекрасна, любимая! Твои кудри. Твои глаза. Твои зубы. Твои губы. А твои соски… Это нечто. А как ты умеешь ласкать! Такого я ещё не видал, а повидал я немало. Эх, попасусь я на твоих лугах.

— Попасись, милый.

— Да, уж я не оплошаю. Ты только дверь мне открой, крошка.

— Как же я тебе дверь открою, касатик? Я уже спать легла. И даже ноги помыла. Что мне теперь, опять их пачкать? И вообще, я голая, между прочим. Без ничего.

О, гляди-ка, какой настойчивый паренёк! Сумел руку свою сквозь замочную скважину просунуть. Это не каждому по плечу. Просунул, да так, что у меня внутри все закипело.

Нет, такому настырному надо отпереть. Он так старался...

Эй, ты куда? Смотри-ка, ушёл. Обиделся, наверное.

Да. Пошла я его искать. По городу. Нарвалась на давешних стражников. Они меня отметелили так, что любо — дорого. Не понравилось им, что я ночью брожу по городу в одной простыне.

А под простынёй нет ничего, кроме меня самой. Еле выскользнула. Покрывало, правда, у них осталось. Побежала голышом.

Девчонки, подружки, когда увидите моего парня, скажите ему, что я уже изнемогаю, а его всё нет.

— А чем твой парень лучше наших пацанов?

— Ну, он белый и румяный. Покрасивше ваших охламонов будет. Короче говоря, мечта женщины.

— Ух, ты. А куда же он подевался, такой красивый? Давай-ка, подружка, мы его вместе с тобой поищем. Интересно на такое чудо глянуть.

— А он пошёл в свой сад — лилии собирать. Там у него лилий — немерено.

— Ты у меня красавица, девочка. Правда, грозна, как «полки со знамёнами». Но это ничего. Я переживу это. Ты только не смотри на меня так, отведи глазки-то. Вот, так-то лучше.

Да уж, ты прекрасна, спору нет. У меня, знаешь ли, шестьдесят жён, восемьдесят наложниц, а девок своих дворовых я даже не считаю. Но ты... Ёлы-палы!

Так, я не понял, это что за сборище?

— Это мы, царь, твои жёны, наложницы и дворовые девки. Хотим посмотреть на твою новую пассию. Как её звать, величать?

— Зовите её просто Суламифь. А чего на неё смотреть?

— Ну, не скажи, царь, тут есть на что глянуть. Какое бедро, с ума сойти! Какой круглый животик! А вот тут — как пшеничные колоски, как целый снопик. Ух, ты... А соски — это нечто, ты прав. Талия... Грудь, как виноградные гроздья... Мда.

— Я знаю, я уже это говорил. Не мешайте. Она, как пальма. Я вот сейчас влезу на эту пальму, обхвачу её ногами и буду нюхать эти гроздья.

— Подойди поближе, ласковый мой. Пойдём в поля, побродим туда-сюда. Дойдём до виноградников, а там я, пожалуй, и позволю тебе... поползать.

Жаль, дружочек, что ты не брат мне. Жаль, что мы не сосали вместе грудь моей матери. Тогда мы целовались бы в открытую, прямо на улице, и никто из прохожих слова худого обо мне не сказал бы. А так...

Видимо, осуждают. Видимо, девочка, которая попала в постель к Соломону, пользуется дурной репутацией. И очень огорчается по этому поводу.

— Я бы тогда привела тебя к себе домой, познакомила бы с матерью. Поила бы тебя вином.

А ты бы меня учил.

Вот. Соломон в который раз занимается учительством. Мастер!

— Есть у меня сестра младшенькая, так у неё даже сосков на груди нет. А у меня — ты только посмотри, царь — не соски, а башни. Гаубицы. Так что, смотри, не прогадай.

Ты свой виноградник распродал, Соломон, а мой «виноградничек» всегда при мне.

Так что, беги, родимый, не спотыкайся.

Вот такие «женоненавистнические» песенки пел Соломон.

Конец Песни песней.

Книга премудрости Соломона

Соломон никак не уймётся.

«Любите справедливость!»

Тут впервые упоминается ад, душа и день суда. Но это не так уж важно. То ли Соломон перековался, то ли автора заменили.

«Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет».

Это Соломон опять папу с мамой вспомнил. Потом он приступает к поучениям.

«Я возвещу вам, откуда взялась мудрость и исследую её от самого рождения».

Хорошее начинание. Правда, вместо генеалогии мудрости, Соломон начинает рассказывать о своём собственном рождении.

Вернее, он описывает своё зачатие, девятимесячную внутриутробную жизнь, рождение и так далее.

«Вскормлен в пеленах и заботах».

После окончания периода вскармливания в пеленах Соломон приступил к молитвам. Молился он старательно, и за это бог дал ему разум.

Запомните, если вы не молились в детстве — у вас нет разума, бог вам его не дал. И если вы думаете, что вы разумны, то глубоко ошибаетесь. Ведь вы же не молились...

Да. А Соломон тем временем поднажал в молитвах, и ему дали премудрость.

«Мудрость я предпочёл богатству и царскому скипетру».

Ну, это он заливает. Проще говоря, врёт.

«Без хитрости я научился, и без зависти преподаю».

Ага, ага.

«Бог не любит никого... кроме живущего с премудростью».

Хорошая оговорка.

«Я полюбил премудрость и решил взять её за невесту».

Ой, ну кто бы говорил!

«Какой художник лучше ее?»

Эй, Соломон, ты говори да не заговаривайся! Какие ещё художники? Рисовать запрещено, ты что, забыл?

«Я буду управлять народами, и племена покорятся мне».

Гм. Очень может быть. А может быть, и нет.

«Я человек немощный и слабый в разумении суда и законов».

Он никак не определится — умный он или всё-таки идиот. И потом, это царь говорит. Если он не понимает законов, то кто же их поймёт кроме него, самого мудрого?

И ещё одна молитва — обращение к богу.

«Ты наказываешь врагов наших тысячекратно... Ты истязал их собственными мерзостями».

Делать изображения животных или людей, и поклоняться им — худший из грехов. Так говорит Соломон.

«А снег и лед выдерживали огонь и не таяли…»

На такой правдивой ноте мы закончим эту прекрасную книгу.

Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова

Начинает Иисус с предисловия, как истинный литератор.

«Многое дано нам через закон, пророков и прочих писателей».

И прочих писателей…

«Надо прославлять народ израильский за образование и мудрость».

Этот пункт удался на славу.

Покончив с предисловием, переходим к содержанию.

«Кто мудр? Есть лишь один мудрец, весьма страшный. Это бог. Он «излил» свою мудрость на все остальное... Полнота мудрости — бояться бога».

Бойтесь, и воздастся вам.

«Сиротам будь, как отец, а их матери — вместо мужа».

Вместо мужа. Замени его.

«Удаляйся от врагов, и будь осмотрителен с друзьями».

Друзья, они такие. Особенно — в «палестинах». За ними глаз да глаз нужен.

«Сыновей своих учи с юности, нагибай их шею. Чтобы привыкали. Дочерям своим не улыбайся ни при каких обстоятельствах».

«Никогда не ссорься с тем, кто сильней тебя. А то мало ли что в жизни бывает. Не судись с тем, кто богаче тебя. Все равно это без толку. Не спорь с хамом».

И вообще, лучше помалкивай в тряпочку, не ищи приключений на свою… выю.

«Не противься наглецу, а то он тебе отомстит. Подстережет в кустах — и приветик. Не подавай в суд на судью — проиграешь. С храбрецом в путь не отправляйся — попадёшь в беду. Не ссорься со вспыльчивым человеком. Он тебя грохнет в пустынном месте. Не открывай своего сердца всем подряд».

«Не ревнуй свою жену. Не отдавай жене своей души. Избегай встречи на улице с развратными женщинами. С певицей наедине не оставайся».

Ну, певицы, это знамо дело. Останешься с певицей наедине — филипком станешь.

«Не смотри на девиц. На зрелых женщин тоже не смотри. И вообще — не глазей по сторонам. С замужними женщинами даже за стол не садись, вина с ними не пей и наедине упаси бог тебя с ними оставаться».

Царь без образования — гибель для народа.

Нет, ну, в самом деле.

«Знай, кому можно делать добро, а кому нельзя. Лучше делать добро тому, кто сможет тебя отблагодарить — разными способами».

Добро должно быть с кулаками? С глазами — в первую очередь.

«Не общайся с силачами, гордыми людьми и прочими выдающимися личностями. Тяжёлого в руки не бери. Гляди в оба — чтобы тебя не обманули и не ограбили. К сильному в гости не ходи. Не навязывайся, но и не отдаляйся — а то тебя забудут».

«Бедный с богатым никогда не смогут жить в мире».

Что-то в этом есть.

«Строить дом на чужие деньги — собирать камни для своего надгробия».

Берите кредиты на строительство жилья!

«Помоги ближнему в дни его горя — и он впишет тебя в завещание».

Готов присмотреть за престарелой парой — за право наследования жилья.

«Можно пережить любую рану, но только не сердечную. Можно пережить любую злость, но только не женскую. Стыд и срам мужику, которым командует его жена. Если жена не ходит под твоей рукой — отсеки плоть ее».

«Всякий грех — от жены… Жена, которая ревнует тебя к другой жене — повод для печали. Нагибай шею сына своего в юности и сокрушай ребра его… Остерегайся даже детей своих… Ни сыну, ни жене, ни брату, ни другу — не давай власти над собой».

«Остерегайся советчика, и узнай сперва, каков его личный интерес. Не советуйся с женой о её сопернице, с трусом — о войне, с ростовщиком — о займе, а с ленивым не советуйся вообще…

Не стыдись окровавить ребро худому рабу… Не смотри на красивых людей и не сиди среди женщин… Лучше злой мужик, чем ласковая баба».

Потом Иисус перечисляет знаменитых земляков, поёт им славу, делает комплименты.

Вот, что он говорит о Соломоне.

«Ты наклонил чресла твои к женщинам и поработился им телом своим… Положил пятно на славу свою».

Так сурово он говорит лишь о Соломоне. Видимо, там было, о чём поговорить. Ведь о сексуальных подвигах остальных библейских персонажей получилось промолчать.

Ровоама Соломоновича Иисус прямо называет тупицей, загубившим царство, а Иеровама — грешником.

«Двумя народами гнушается душа моя, а третий не есть народ. Это сидящие на горе Сеир, Филистимляне и глупый народ, живущий в Сикимах».

Не люблю двух вещей — расизм и негров.

Заканчивается книга молитвой Иисуса. Этот Иисус — непростой мужичок. Есть у него много дельных советов, которые мы не рассматриваем.

То, что он сказал дельного, может сказать любой неграмотный дедушка на завалинке. Мы искали «изюминку», и мы нашли её.

X