Крестовый поход

Рубрика: Книги

Первая книга Ездры

В самом начале автор описывает обстоятельства восстановления Киром Великим иерусалимского храма.

Для начала царь приказал вернуть евреям имущество храма, которое конфисковал ещё Навуходоносор. Вот его опись.

30 золотых и 1000 серебряных подносов. 29 ножиков. (Это особенно умиляет — до чего дотошный народ!) Один нож, видимо, кто-то заиграл под шумок. Далее — 30 золотых чашек и 410 серебряных кружек.

Примечание — все серебряные кружки двойные, чтобы можно было хлебать из них попарно. 1000 других сосудов. Наверное, это были глиняные кастрюльки и горшки.

Далее — очень интересно.

«Всех сосудов, золотых и серебряных, пять тысяч четыреста».

Типичный пример такой бухгалтерии. «Куртка замшевая — три штуки. Всего — четыреста курток». И так далее.

Вот ещё момент.

Все вавилонские соседи «помогли им серебряными сосудами, золотом, иным имуществом, и скотом, и дорогими вещами...».

Ай, барин! Как же без добрых соседей, которые всегда помогают при отъезде золотом, дорогими вещами и так далее?

Помните, как уезжали из Египта? Там тоже не обошлось без добрых соседей и их золота, дорогих вещей и прочего имущества.

Нагруженные помощью соседей, скитальцы вернулись в Иерусалим. Всего их было 42 тысячи человек. С хвостиком. Хвостик — 360 человек.

Масштабы уже не те. Как вспомнишь ораву, которая уходила из Египта, гружёная подарками от египетских соседей — сердце радуется.

Как глянешь на жалкую толпу оборванцев, вернувшуюся из Вавилона в родной Иерусалим с жалкой посудой — сердце кровью обливается.

Но это не всё. Был и транспорт. 736 лошадок — не пешком же всем идти! Кто-то и поехал. Наверняка это были священники. 245 лошаков. 435 верблюдов. 6720 ослов.

И это не всё. Были рабы7337 человек обоего пола.

Вот такие пирожки. Рабы возвращаются из вавилонского рабства — с золотом и своими рабами.

А ещё у них были свои певцы — 200 человек. Всякие Бритни Спирс и прочие Эминемы. Эти рабы шли по отдельному списку.

Вавилонский плен.

Египетский плен.

Они стоят друг друга.

И, наконец — по прибытии в Иерусалим старшины пожертвовали на восстановление храма часть личных сбережений. Знаете, сколько? 61 тысяча драхм золота и 5 тысяч мин серебра.

Мы так путаемся в числах! Вспомните — сколько сдали вожди 13-ти колен Соломону — на строительство храма? Отвечаю — 10 тысяч драхм золота. Это был триумф иудейской державы — её апофеоз, пик, взлёт.

А у вождей 2-х племён, вернувшихся из рабства, для восстановления храма нашлось в 6 раз больше. В карманах завалялось.

Поймите — они не последнее отдавали, а «по достатку своему». Ох, уж эти рабы!

А вот — изюминка. Напоследок. Два иудейских племени вернулись в Иерусалим.

«И стал жить весь Израиль в городах своих».

Нужно понять, что израильтяне — не иудеи, иудеи — не израильтяне. Это — два разных народа.

Иудеи так легко присвоили себе этноним — израильтяне.

Ранее мы удивлялись, почему иудеи называют государство, которое они образовали на самовольно захваченных землях в Палестине — Израиль.

Но, оказывается, это не вчера произошло, а во времена Кира Великого.

А что же делать с законными носителями этнонима? Их исключают из числа избранных.

Они теперь — не израильтяне, а самаритяне (по названию столицы Израиля). А самаритяне — не люди, не евреи, и даже не израильтяне.

С ними общаться грех. И когда Христос вступал с самаритянами в нормальные отношения, то считался богохульником.

Итак, иудеи стали называть себя израильтянами. И собрались сыны Израилевы в Иерусалиме.

Никаких ошибок — они говорят так именно о представителях племён Иехуда и Вениамина.

Если вы помните, Иехуда — это и есть Иудея, а Вениамин — то самое племя, которое любило устраивать групповые изнасилования.

За своё пристрастие племя было практически уничтожено. 600 мужичков не в счёт — жён-то они взяли чужих.

Настоящие израильтяне захотели поучаствовать в строительстве храма, но иудеи-израильтяне не позволили им это сделать. Израильтяне обиделись и написали жалобу персидскому царю.

Жалоба была простенькой. «Великий царь! Люди, которым ты разрешил строить Иерусалим — плохие люди. Город, который они строят — плохой город. Если построят — быть беде. Наше дело — предупредить».

Царь подумал и ответил: «Пусть прекратят строительство — до конца следствия».

Строительство прекратили до воцарения Дария. Иудеи послали молодому царю челобитную и попросили поскрести по архивам в Екбатане (столице) — должно быть разрешение Кира на строительство храма.

Поискали. Нашли. Строительство продолжилось.

Дошёл черед и до Ездры. Этот паренёк был потомственным пророком — праправнуком самого Аарона. Он жил в Вавилоне.

Не все угнетённые радостно побежали из вавилонского рабства на вольные хлеба Иудеи. Некоторые подождали, пока всё обустроится. Дождались. Теперь можно было уйти из рабства в вольную жизнь.

Таков был Ездра, потомственный пророк, который решил, что Иерусалим вполне созрел для его приезда. Дело происходило в царствование Артаксеркса.

Ездра, как и все пророки, был большим фантазёром. Он придумал, что Артаксеркс пожертвовал свои личные сбережения на иерусалимский храм, но положить их в храмовую казну доверил самому Ездре.

Царь, якобы, даже справку соответствующую выдал юному попу — для предъявления по месту жительства.

С этой «цидулкой» Ездра обошёл все области земли вавилонской — собирал пожертвования на иерусалимский храм.

Вторым пунктом в этом «ярлыке» стояло — освободить Ездру от уплаты налогов и любых других повинностей.

Естественно, никакой декларации о доходах от него никто не требовал. Персидского царя боялись.

А знаете, что стояло третьим пунктом в царском эдикте? Ни за что не догадаетесь.

Там было нацарапано чёрным по белому: «Любой житель Персии, который не выполняет иудейских законов и не молится иудейскому богу, подлежит смертной казни».

Как вы понимаете, с такой «бумагой» Ездра забыл, что означает слово «проблема». Начисто. Всё ему давалось очень легко. И в Иерусалим он уже приехал не с пустыми руками.

Отвлечёмся. Через много веков в Одессе один из дальних потомков предприимчивого пророка учудил нечто подобное. Паренёк служил писарем в городском суде.

Обладая хорошим почерком, он наловчился подделывать подпись одесского градоначальника. За два года мальчишечка сколотил фантастическое состояние. Был схвачен с поличным, но до суда дело не дошло — грянула революция.

Новой власти талантливые люди были очень нужны. Вскоре наш герой стал агентом ЧК. Дальнейшая его судьба напоминает триллер.

Он бросал гранату в английского посла Мирбаха, чем начал операцию «Трест» и развязал руки красному террору.

Он был советским представителем в Монголии, где в пьяном виде заблевал портрет Владимира Ильича — на глазах у монгольских партийных бонз — и ему за это ничего не было.

Он совершил шпионский рейд по тылам английской армии в Средней Азии. Спасаясь от британских спецслужб, он прибился к экспедиции Рерихов, охмурил госпожу Рерих, выдавая себя за великого гуру — таинственного обитателя Шамбалы.

Это его портрет фигурирует в зарисовках госпожи Рерих и госпожи Блаватской. Он так заморочил им головы, что экзальтированным дамочкам башню начисто сорвало.

Когда я рассказываю эту историю почитателям таинственных неизвестностей, меня готовы убить.

Это он устроил социалистическую революцию в Иране и был готов стать её официальным вождём.

Это он купил у американских военнопромышленников танк и вывез его в Россию под видом трактора.

Но сгубила его любовь к интригам, женскому полу и банальная жадность.

Дядя Иосиф Виссарионович не простил пареньку шашней с ещё одним «избранным» — Троцким.

Взяли нашего героя с чемоданом драгоценностей при попытке перехода финской границы. Звали героя Янкель Блюмкин.

Вернёмся к нашему Ездре. Пророк построил всех желающих идти в Иудею и учинил им смотр.

Оказалось, что среди паломников удручающе мало левитов. А без священников, что случилось бы с золотом, которое он хотел увезти на историческую родину? Пропало бы золотишко в песках — бесследно.

Корпус священников был значительно усилен. Ездра поручил им везти часть драгоценностей — 650 талантов серебра, серебряной посуды на 100 талантов, 100 талантов золота, 20 золотых чаш — на 1000 драхм и 2 медных таза, которые ценились выше золота.

Хоть это были попы, но Ездра произвёл передачу при свидетелях и строго-настрого наказал: золото по дороге не терять, а по приезде в Иерусалим сдать его по описи.

Вы заметили — когда речь идёт о попах, то всегда фигурируют просто фантастические суммы?

Должен заметить, что у наших попов это пристрастие к золотишку сохранилось. Кровь тут ни при чём. У попов это профессиональное. Я бы сказал, что поп — это диагноз.

По приезде в Иерусалим попы три дня гуляли. На четвёртый день вздохнули и поплелись в храм — золото сдавать. Потом отметили это дело большой жертвой.

После гулянки Ездре доложили, что, оказывается, израильский народ грешен — поклоняется чужим богам, женится на египтянках и прочих чушках. В общем — дело швах.

Ездра порвал на себе тельняшку, упал на пол и до вечера размышлял, делая вид, что горюет. Вечером он устроил публичную молитву.

Ездра кричал правильные слова. Среди были и такие:

«Бог наш просветлил глаза наши, и дал нам ожить немного в рабстве нашем».

Численное выражение этого «немного» впечатляет, не правда ли?

Дальше всё происходило, как в мексиканском сериале. К молящемуся Ездре стекались иудеи. Весь народ плакал навзрыд.

— Ах, мы сволочи! Бога нашего забыли, набрали себе в жёны басурманских уродин, детей с ними нарожали — горе нам! Что же делать, Ездра, родимый? Может быть, не всё ещё потеряно?

Ездра молчал, но все поняли, что есть шанс всё исправить.

Исправили — собрали всех своих жён, у которых в паспорте не стояло «иудейка», и всех детей от этих жён (тех самых, которых они баюкали, которым делали «козу», в которых души не чаяли), — и вышибли за иерусалимские ворота.

Но Ездре этого было мало. Он приказал собрать всех переселенцев через три дня в столице. Кто не придёт — не будет больше иудеем.

Все испугались и собрались. Народ стоял под проливным дождём, что само по себе удивительно, и слушал фанатика.

Фанатик приказал провести перепись всех тех, кто взял в жёны неевреек. Был составлен список — поимённый.

Не ругайте советский тоталитаризм или фашизм — составление списков провинившихся изобретено не Гитлером и не Сталиным.

Итак, жёны и дети были изгнаны из страны. Дальнейшую их судьбу нетрудно себе представить. Проскрипции были составлены. Народ уныло молчал, чувствуя свою вину. Ездра потирал руки.

Никому не приходило в голову, что большинство библейских героев, начиная от Моисея и заканчивая Соломоном, занимали бы в этом списке почётные первые места.

X