Крестовый поход

Рубрика: Книги

Вторая книга Паралипоменон

Соломон занялся строительством храма. Мы знаем эту историю. Всё, как в первоисточнике — до правления Ровоама. Соломонов сын, оказывается, не был таким уж целомудренным — по женской части. У него было 18 жён и 60 наложниц.

До папаши он не дотянул, но, по сегодняшним меркам, неплохо устроился. Эти женщины нарожали ему 28 сыновей и 60 дочерей. Кроме того, он поддержал жрецов всех языческих культов.

Да. Помните, выше я написал, что Ровоам, в отличие от папаши своего, не устраивал себе интернациональных гаремов и не служил чужим богам?

Я погорячился. Этот паренёк ничем не отличался от своего предка. Просто размах у него был не тот — на 2 коленах так не размахнёшься, как на 12.

Ещё одно уточнение. Когда фараон разграбил иерусалимский храм, то не дал взамен золотых щитов медные. Нет, медные копии Ровоам изготовил сам. Что ж, это больше похоже на правду.

Скорей всего, Ровоам подменил золотые украшения медными, а золото истратил на личные нужды. Когда подлог вскрылся, вороватый царь списал всё на фараона.

Ещё одно новшество. Оказывается, Авия Ровоамович крепко побил израильтянина Иеровама — уничтожил аж 460 тысяч израильских воинов и взял штурмом полтора десятков израильских городов.

В Книге Царств об этом ни слова. А почему? Да потому, что враньё.

Если бы иудеи так наголову разгромили израильтян, то Израиль опять стал бы вотчиной Иерусалима. Но этого не случилось.

В Иудее воцарился Аса. Мы узнаём нечто новое и об этом правителе. Кроме того, что он платил сирийцам за то, что они нападали на Израиль, этот муж умудрился повоевать с Эфиопией.

Как он с ними схлестнулся, в обход Египта, неизвестно. Зато известно, что он выставил своё полумиллионное войско против африканцев, у которых было 1 миллион пехотинцев и 300 колесниц, и разбил эту армаду наголову!

Фантастика. Для сравнения — Александр Македонский завоевал Персию, имея 30 тысяч пехотинцев и 5 тысяч всадников.

Почему мы не проводили таких сравнений раньше? Потому, что раньше не было привязки к реальности, а тут описываются события, якобы происходившие в исторические времена.

Итак, Аса разбил миллионную армию врага. Более того, он сумел весь этот миллион уничтожить — за один день.

Кто-то вопил о зверском уничтожении 6 миллионов за 6 лет. А тут — 1 миллион уничтожен за один день — просто так, ни за что.

Персонаж, эту бойню организовавший, назван праведником. И, хотя это деяние выдумано, оно считается богоугодным делом. Опять хочется вымыть руки.

Да, Эфиопию победил, а с Израилем не справился. О том, как он разворовал строительные материалы из Рамы, мы уже говорили.

Не говорили о том, что Аса страдал болезнью ног, которая перекинулась и на голову. Какая-то редкая форма гангрены, надо полагать. Умер. Воцарился Иосафат, его сын.

Интересный момент. Иосафат разослал своих чиновников по Иудее, чтобы они учили народ.

В качестве учебника эти педагоги использовали Книгу законов Моисея. Во всяком случае, теперь мы знаем, кто держал её в руках последним, прежде чем она пропала.

Ещё немного похвальбы — Иосафату платили дань финикийцы и аравийцы, а Израиль не хотел присоединяться. Странно.

Вот ещё свеженькое. Оказывается, Ахав крепко дружил с Иосафатом. И они решили сообща повоевать с сирийцами — теми, которым иудеи уже заплатили за атаки на Израиль.

Кроме того, что Ахав называл Иосафата своим братом, он умудрился назвать так же сирийского царя Венадада — после того, как взял штурмом Дамаск (цсс! Не будем говорить об этом историкам, а то они нас засмеют).

Перед совместным походом на сирийцев, Ахав с Иосафатом попросили одного пророка немного покамлать. Михей, о котором мы уже говорили, никогда не был вежлив с королями. Поэтому выбор пал на Седекию.

Этот был настоящим шаманом — сделал себе железные рога, нацепил их на голову, стал бодать воздух и кричать: «Именно так вы забодаете сирийцев!».

После такого пророчества не пойти на войну было бы просто оскорбительно для всех шаманов.

Теперь можно было передать слово и Михею. Но этот парень сам не знал, что говорил.

— Михей, будет ли удачным поход на Сирию?

— Конечно. Идите на сирийцев, вы их побьёте. Легко.

— А если подумать?

Михей подумал.

— Вы все проиграете.

— С ним всегда так, — сказал Ахав Иосафату.

— Зато при любом исходе он сможет сказать, что был прав.

— Это точно. Михей, ты не хочешь ли объясниться?

— Только что я видел бога. Бог сидел среди духов и думал, как бы ему втянуть Ахава в сирийскую кампанию. Один из духов вызвался вселиться во всех пророков и заставить их предсказать победу, которой не будет на самом деле.

— Хочешь сказать, что и ты врал в первый раз?

— Конечно.

Седекия не мог смотреть на этот фарс. Он снял железные рога, подошёл к Михею и врезал ему с правой промеж глаз.

— Так какой дух меня обуял — правдивый или лживый? И чем он отличается от твоего?

Михей плюнул красненьким на песок.

— Узнаешь, когда будешь прятаться по комнатам от киллеров.

Михея забили в колодки и посадили в «шизо» — до окончания кампании. Что было дальше — мы знаем.

А вот ещё один очень характерный эпизод. На иудеев напали аммонитяне и моавитяне. Они испугались до смерти и обратились с молитвой к своему богу.

В молитве они возмущаются: «Мы во время завоевания Ханаана не стали их уничтожать и вот — какая неблагодарность! Теперь они, неблагодарные, хотят выгнать нас с этой земли. Сволочи! Вот и делай людям добро! Боженька, ты уж разберись с этими уродами — да построже!»

Хотите римейк?

«Господи, благослови Америку! Накажи неблагодарных: индейцев, мексиканцев, вьетнамцев, югославов, иракцев! (нужное подчеркнуть). Мы ведь их не уничтожили, а они вон, чего вытворяют!»

В дело вмешался небесный правитель. «Не надо никого бояться».

В самом деле, на следующий день враги перессорились и перебили друг друга. Иудеи лицезрели эту распрю, как блокбастер.

Когда все враги погибли в междусобойчике, они спустились на поле боя и стали деловито собирать трофеи.

Выбивали молоточками фиксы, снимали часы, цепочки — всё, как положено...

И набрали себе столько, что не могли нести!

Три дня собирали добычу, так велика она была.

И назвали это «счастливое» место долиной благословения. Так она называется и сегодня.

Вот ещё один упущенный момент. Иорам Иосафатыч, когда воцарялся над Иудеей, вырезал всех своих братьев — на всякий случай.

У него самого детей тоже хватало — одних сыновей было аж 43 штуки. Но на страну напали арабы и убили всех царевичей, кроме младшенького, Охозии.

Потом их убили ещё раз, если вы помните. Заговорщик Ииуй умудрился повстречать на большой дороге толпу мертвецов, ну и, конечно же, зарезал их ещё раз. Но это потом.

А пока что, безутешный папаша Иорам бродил по дворцу, заламывая руки и теряя на кафельный пол кишки вперемежку с почками. Болезнь у него была такая.

«... выпали внутренности его от болезни, и он умер в жестоких страданиях».

Почти по Радзинскому. В 40 лет растерял все свои внутренние органы. Поэтому никто не читал над ним панихид. Похоронили в Иерусалиме, но не в царских гробницах.

Итак, в Иерусалиме воцарился Охозия, 43-й сын своего папы-растеряхи. Он очень дружил с израильским царём, который приходился ему дядей.

Дядю звали так же, как его покойного папашу — Иорам. Странно всё это. Жили-были два брата. Одного звали Иорам. Второго звали... тоже Иорам. Так бывает — в Израиле.

О том, как эти родственники воевали с сирийцами, а потом были убиты слугой-самозванцем, мы уже говорили.

Не будем повторяться, но остановимся на истории Иоаса, которого Иодай прятал в храме от бабушки Гофолии, любившей резать своих внуков.

7-летнего пацана Иодай помазал на царя, бабушку зарезали возле конюшни — обычные библейские дела. Понятное дело, что Иоас ничего не решал — даже жён ему Иодай подбирал.

Поэтому не будем придавать большого значения таким словам: «...и пришло на сердце Иоасу обновить дом Господень».

Он даже жениться сам не мог, а уж собирать деньги «на ремонт храма»... — тут уши Иодая торчат на три вершка.

Уши эти лохматые. Если вы помните, на 23-й год правления Иоас решил проверить, как расходуются средства — и был убит слугами. Любопытство губит не только кошку... Но!

Паралипоменон рассказывает нам нечто совершенно иное. Не было никаких ревизий. Иодай дожил до 130 лет. Место главного служителя культа занял его сын, Захария. Захарию никто уже не слушал.

Иоас подружился с иудейскими вождями и сообща они вернулись к верованиям предков. Короче говоря, опять стали язычниками.

Если Иодай решал все вопросы, вплоть до интимной жизни царя, то Захария ни на что не влиял.

Какому попу это понравится? Захарии тоже не понравилось — он начал прилюдно обвинять царя в богохульстве. За это был публично побит камнями. Экзекуцию совершали народные массы.

Автор обвиняет Иоаса в том, что убийство произошло по его приказу. Но не в этом главная его вина. Главная его вина — он не соблюдал законов кумовства. «И не вспомнил царь Иоас благодеяния, которое сделал ему Иодай, и убил сына его». Ты — мне, я — тебе.

Я сохранил тебе жизнь (в своих интересах) и поставил тебя на царство (а сам был регентом при тебе).

То, что я пользовался неограниченной властью при твоём «царении», ещё ничего не значит. Такой же неограниченной властью должен был пользоваться и мой сын. Но ты оказался неблагодарной свиньёй.

Да. Жизнь шла своим чередом. На Израиль напали сирийцы, как мы помним. Они захватили Иерусалим, опять его разграбили, Иоаса пленили и ... судили. В Книге царств этого не было. Нужно же придумать, кару за неблагодарность!

За какие преступления против сирийского народа судили Иоаса, неизвестно. Самое странное — после суда Иоас остался жив и продолжал царствовать. Сирийцы ушли восвояси.

Иоас пережил сирийский суд. Тогда авторы библии придумали ещё одно наказание за неблагодарность — тяжкую болезнь. Он и это пережил.

Тогда, наконец, пришло время пасть ему от рук собственных слуг.

Уловка-22 — так называет это Курт Воннегут.

Вы вставляете между причиной и следствием кучу хлама, и получаете конфетку. Причина — контроль за народными деньгами в поповских карманах. Следствие — заговор слуг.

Никакого заговора слуг не было — следующим правителем стал малолетний сын Иоаса. Под мудрым руководством попов, понятное дело.

А что новенького про Амасию Иоасовича? Как мы помним, он пошёл воевать в Соляную долину.

Оказывается, перед походом он нанял 100 тысяч израильтян — помочь в благородном деле. И даже заплатил им деньги вперёд.

Но бог отговорил его от этой помощи. Израильтян отпустили домой, и денег обратно не попросили. Странно, но израильтян это обидело — если верить автору.

Сумма задатка была не очень велика — 100 талантов серебра. По одному таланту на тысячу воинов. Каждый наёмник получил по 26 грамм серебра. Эпизод прилган позже. Вот если бы расчёт вёлся на сикли...

Итак, Амасия по наущению божию отказался от помощи 100 тысяч израильских воинов в завоевании Сеира.

Сами иудеи, как мы помним, во времена Асы смогли выставить полумиллионную армию против африканцев и уничтожить целый миллион негров.

Наверное, в Сеире их ожидала невообразимая схватка с 2-миллионным, как минимум, вражеским войском.

Нет, не с 2-миллионным, даже не с 200-тысячным. Врагов оказалось 20 тысяч — всего-навсего.

10 тысяч иудеи порубили прямо на поле. 10 тысяч пленили. Что делать с пленными? В округе не было ни одной молотилки. Поэтому довольствовались складками местности.

Пленных заводили на большую гору и заставляли прыгать вниз. Некоторые учились летать поодиночке, а некоторые скакали группами. Забава растянулась на целый день.

«... и все они разбились совершенно».

Ещё бы. А теперь скажите — нужна ли была помощь 100 тысяч израильских солдат в таком тонком деле, требующем вкуса, эстетики и полёта мысли? Совершенно не нужна. Вот их и отослали.

Они обиделись — невостребованные израильтяне. Пока иудеи обучали сеирцев джампингу, израильтяне прошлись по Иудее и немножко пограбили.

В процессе грабежей погибло 3 тысячи иудеев. Если учесть, что израильтян было 100 тысяч, то ясно, что они вели себя осторожней, чем слон в посудной лавке.

Амасия, покончив с прыгунами, вошёл в Сеир, разграбил святилище, забрал идумейские святыни, привёз их в Иерусалим, установил перед храмом и начал им поклоняться. Религиозные опыты царя прервал пророк — как и все пророки, он пришёл очень не вовремя.

Пришёл и начал подвергать самодержца укоризне — за утрату религиозных ориентиров. Царь разозлился.

— Кто ты такой, мурло немытое! Разве ты состоишь в штате придворных советников и тебе платят жалованье? Нет? Пошёл вон, пока жив.

Пророк ретировался, несолоно нюхавши дымок от воскурений.

Раздосадованный царь прервал церемонию и вспомнил о израильтянах. Лишь теперь он предложил Иоасу личную встречу.

Что было дальше — мы знаем. Израильский плен, сыновий заговор, бегство в Лахис и смерть от руки киллера. Сынок похоронил папу с почестями, как положено.

Царский сын Озия был лихим правителем — провёл военную реформу, укрепил иерусалимскую крепость, понастроил в степи сторожевых постов, воевал с филистимлянами — отвоевал у них сектор Газа и Азота.

Дела продвигались. Он даже поклонялся иудейскому богу, что было редкостью.

Попам ничего не обламывалось от трофеев удачливого вояки и они решили вмешаться. Предлог нашли быстро.

— А что это ты, царь, вздумал лично богу нашему поклоняться? Это дело поповское, а ты проваливай из храма. Кадильница — наше дело, а твоё дело — меч и пожертвования на храм. Понял?

Озия не понял. Он не хотел выпускать из рук кадильницу. Зря. Заболел царь проказой. Дальше мы знаем — сынок построил ему приватный лепрозорий, в котором Озия доживал свой век.

Есть маленькая неувязочка в этой истории. Всё дело в том, что прокажённого царя звали не Озия, а... Азария. Всё остальное сходится. А вот имя не сошлось.

Его сын Иофам обложил аммонитян данью. Библия называет его хорошим мальчиком. Воцарился в 25 лет, 16 лет царствовал. И умер. Чего-то он не доглядел. Умер здоровым и молодым.

Но при жизни имел один недостаток, очень характерный для всех персонажей библии. С памятью у него не клеилось. Не помнил, что аммонитяне уже завоёваны и обложены данью. Поэтому он завоёвал их ещё раз. И обложил данью. Как же без дани?

Да, Иофам умер здоровым и молодым. Воцарился его 20-летний сын Ахаз. Этот правил 16 лет. Поклонялся Ваалу и Астарте. Бог наслал на него сирийцев. Сирийцы иудеев побили, взяли много пленных и царя заодно. «И предал Господь его в руку царя сириян».

Эти сирийцы такие странные люди! Одного царя судят, после чего тот продолжает царствовать. Другого берут в плен, но как-то странно — сразу после сирийского плена «... также и в руку царя израильского был предан он». Израильский царь тоже пограбил немало.

Израильский Факей (помните его?) убил за день 120 тысяч иудеев. Убили царского сына, управляющего дворцом и царского заместителя — «Елкану, второго по царе».

Да, Факей взял хороший ясак — 200 тысяч женщин и детей. Всех пленных с награбленным добром отправили в Самарию.

Но на Факея наехал израильский пророк Одед. Он сказал, что иудеев нельзя брать в плен. Военачальники смутились, устыдились и бросились исправляться — всех пленных покормили, одели, ибо все уже были в чём мать родила, но одежду выдали из добычи (вернули своё, но не всё!).

Посмотрели на одетых и накормленных иудейских женщин и детей, задумались — что бы ещё такое сделать? Эх! Гулять — так гулять! Намазали всех пленных елеем, усадили на ослов и отправили в Иерихон.

Пока 200 тысяч ослов с пленными приближался к «городу пальм», иудейский царь Ахаз договорился с ассирийцами о помощи.

Ведь после израильтян пришли ещё идумеи — погостить. Погостили — не хуже израильтян. После этого Ахаз пригласил в гости Феглафелласара. Тот не запылился.

Ахаз этому званному гостю не обрадовался. Отдал ему всё золото и серебро. Даже ободрал храм для такого дела. И построил у себя сирийский жертвенник. И вообще. Умер.

Сын Ахаза, Езекия, как мы помним, взялся восстанавливать веру. 16 дней священники по его приказу освящали храм. Освятили. Принесли жертвы. 370 животных сожгли. 2600 животных просто закололи.

Не хватало священников с коров шкуры сдирать. Все веселились. В Иерусалиме было не продохнуть — от дыма и вони.

Только кончили освящаться, Езекия задумал пасху праздновать. Отмечать решили даже в другой срок — к нужному дню не все левиты успели очиститься.

Разослали открыточки по городам и весям Иудеи и Израиля — дескать, приходите, люди добрые, будем пасху отмечать. Кто-то приехал, а кто-то посмеялся. Каждый сам себе хозяин.

Собрались. Закололи пасхального ягнёнка. Это нужно понять. Пасху празднуют тем, что закалывают пасхального ягнёнка.

Когда христиане празднуют пасху, то отмечают принесение в жертву человека — вместо ягнёнка.

Не зря в посланиях апостолов Иисуса называют агнцем. Иисус был тем ягнёнком (козлом отпущения), которого принесли в жертву, чтобы искупить свои грехи, а не наши.

Впрочем, мало кто из людей, называющих себя христианами, знают, что же на самом деле они празднуют, когда стукаются яичками.

Да. Но не все праздновали правильно. Некоторые «ели пасху не по уставу». Священники качали головами. Не зря говорится: «живи по уставу — завоюешь честь и славу».

У этих не получалось по уставу. Но Езекия за них помолился — и всё устроилось.

Гульба продолжалась 7 дней. Царь выставил для народа 1 тысячу телят и 10 тысяч мелкого скота.

Вельможи ударили шапками об землю и выставили ещё столько же. Народ заработал челюстями. В общем, было весело.

Езекия на этом не остановился. Он установил всем левитам (священникам) государственное жалование. И немалое. Это ко всем прочим источникам поповского обогащения.

Теперь каждый священник мог воскликнуть вслед за героем анекдота: «Как! У вас ещё и зарплату дают?». — Дают, батенька, да ещё какую — царскую!»

Естественно, царь стал одним из любимых героев авторов библии. Ещё бы.

Он вернул касте священников главную привилегию — их кастовость. И неприкосновенность.

Был составлен специальный список. В него внесли всех левитов. И всех членов их семей. И жён. И детей. И внуков.

Если ваш отпрыск ездит на чужой машине бесплатно, живёт в чужой квартире бесплатно, нарушает законы безнаказанно, и при этом называет себя обыкновенным пареньком, который отличается от всех остальных детей лишь тем, что «глубоко верует в бога», то, скорее всего, вы левит.

А если не левит, то кто же вы?

«И привели козлов за грех пред лице царя и возложили на них руки».

Когда Синнахерим пришёл воевать Иерусалим, Езекия засыпал все источники водоснабжения в округе — на всякий случай.

О том, как ассирийские послы кричали на иврите, чтобы их услышал народ на стенах, мы уже знаем.

Но вот новость — оказывается, Езекия не кричал народу из-под стены: «Не слушайте их!». Всё было не так, оказывается!

Наш царь в это время помолился, как говорит автор Паралипоменона, и бог уничтожил всех ассирийцев. Вроде мелочь, но приятно.

Ещё раз — пересказывать то, что уже сказано раньше, не будем, а будем смаковать нюансы. Продолжим.

Сын Езекии, Манассия был греховодником. За это бог дал ассирийцам заковать юного царя в цепи и увести в Вавилон.

Манассия испугался, помолился богу и всё устроилось — он опять сел на иерусалимский трон. Достаточно невинная фантазия, если учесть, каковы сами фантазёры.

Историю Иосии, который доверил попам опять распоряжаться народными пожертвованиями на ремонт храма, мы помним. А вот, как он погиб — сделаем дополнение.

Фараон Нехо шёл воевать с Кархемишем на Евфрат, но храбрый Иосия перегородил египтянам путь. Зачем — непонятно.

Мало того, фараон попросил храброго царя посторониться: дескать, не к тебе мои претензии. Но на Иосию что-то нашло, и он отказался пропускать египтян на войну. Был убит. Глупец!

Итак, халдеи разрушили храм иерусалимский, а всех жителей забрали в полон. На этом автор Паралипоменона заканчивает повторение пройденного материала, и приступает к изложению нового.

Устремимся за ним, уважаемые, последуем за фантастическим полётом его буйной фантазии.

Начинаем. Кир Великий завоевал Вавилон. Первым делом он велел собрать всё еврейское население мессопотамской столицы и стал держать перед иудеями речь.

— Уважаемые евреи! Тут некоторые думают, что я озабочен завоеванием Египта, усмирением мятежных скифов, подавлением восставших магов, завоеванием легкомысленных греков и так далее. Как бы не так! Не в этом моя главная забота.

Моё царско-персидское сердце болит от того, что в Иерусалиме разрушен храм. Пепел его руин стучится в мою грудь. Не смогу я спокойно спать, пока не восстановлю этот памятник мировой архитектуры.

На мои кровные восстановлю, а вас, прекраснейшие из людей, лично переселю обратно в вашу исконную столицу. Это и есть моя задача минимум и максимум, мои альфа и омега, и не будет мне покоя, пока я сей обет не исполню.

Все обрыдались от счастья.

Завершается книга скромной молитвой царя Манассии в вавилонском плену — ничего примечательного.

X