Zero

Рубрика: Книги

Юрген Эльсессер. Из Сараево в Гамбург

Террористы, агенты, шпионы-двойники: основные подозреваемые событий 11 сентября научились своему террористическому ремеслу в девяностых годах на Балканах и поддерживали отношения с секретными службами США

«И познайте истину, и истина сделает Вас свободными».

(От Иоанна 8:32 — Надпись в фойе здания ЦРУ)

Усама бен Ладен присутствует повсюду — но только не на Балканах. Мировая общественность буквально шокирована неисчислимым количеством фактов о связях миллионера из Саудовской Аравии, который якобы является заказчиком терактов 11 сентября, почти со всеми частями земного шара. Публика одурманена соответствующими слухами — в Египте и Алжире, в Индонезии и на Филиппинах, в Италии и Испании и во многих других странах якобы существуют ячейки его сказочной организации «Аль-Каида».

А вот как раз тот факт, что подозреваемые, как организаторы так и участники событий 11 сентября, прежде всего боевики гамбургской ячейки, научились своему кровавому ремеслу на Балканах, почти полностью отсутствует в стандартных пассажах литературы об «Аль-Каиде» и играет в лучшем случае побочную роль в основном потоке журналистских публикаций. В широко разрекламированном бестселлере главного редактора журнала «Шпигель» Стефана Ауста (совместно с Кордтом Шниббеном) «11 сентября — История одного из терактов» подробно отображены события с самого начала девяностых годов, а вот словечко Босния встречается на почти 300 страницах этой книги ровно четыре раза[95]. Петер Берген — специалист по террору телекомпании CNN («Священная война»)[96], отображает важнейшие моменты жизни Усамы бен Ладена[97]: ведущая роль среди моджахедов в Афганистане восьмидесятых годов, переселение в Судан в начале девяностых годов, поддержка антиамериканского сопротивления в Сомали, возможные связи с нападениями на посольства США в Найроби и Дарэссаляме, но и здесь — каждый раз — встречается только пара-другая разрозненных замечаний по поводу Балкан.

Эльмар Тефессен, главный редактор отдела новостей на Втором Германском Телевидении[98] и Оливер Шрем, постоянный автор еженедельника «Цайт»[99], гоняют читателей вдоль и поперёк глобуса, из Кабула в Нью-Йорк, из Джербы на Бали и обнаруживают наконец ячейки «Аль-Каиды» в Гамбурге и в Рурской области. Постоянно сталкиваешься с пропагандистскими утками Пентагона, например, относительно того, что бен Ладен — так утверждают Дуст и Кордт Шниббен — «неоднократно» встречался с Кусаем, сыном Саддама Хусейна[100]. А вот названия таких городов, как Тирана или Сараево, где бен Ладен действительно оставил свои следы, там искать напрасно.

Также и в Заключительном отчёте Комиссии Конгресса США по расследованию событий 11 сентября — см. подробнее по этому поводу ниже — балканские связи джихадистов встречаются на протяжении 567 страниц только несколько раз. На странице 58 упоминается, что террористическая сеть бен Ладена содержит представительства в Загребе и Сараево; на странице 127 затрагивается ячейка «Аль-Каиды» в Тиране; на странице 147 читатель узнаёт, что предполагаемый вдохновитель событий 11 сентября Халид Шейх Мохаммед в 1992 году «некоторое время» сражался в рядах моджахедов в Боснии; на странице 155 то же самое утверждается о предполагаемых угонщиках самолётов Наваф аль Хазми и Халид аль Мидхаре; кроме этого, аль Хазми, как написано на странице 222, иногда просматривал в Интернете сообщения о Чечне и Боснии.

Но почему ни одним словом не упоминается, что Усама бен Ладен в начале девяностых годов постоянно обретался во дворце прозападного мусульманского президента Боснии Алии Изетбеговича? Почему не упоминается, что он завербовал приблизительно от 4000 до 10 000 арабских моджахедов для участия в боснийской гражданской войне? Почему замалчивается тот факт, что большая часть террористов, включая самого бен Ладена, имеют боснийские паспорта, которые позволяют им облегчить переход западных пограничных контрольных пунктов, по сравнению с их оригинальными личными документами? Балканы являются и в этом объёмистом отчёте ничейной землёй терроризма. Можно, таким образом, предположить, что Южная Европа — это Terra Incognita на глобусе, где кишмя кишат фундаменталистские охотники за головами.

У этого незнания своя причина: лица, подозреваемые в участии в событиях 11 сентября, как и другие джихадисты, сражались в восьмидесятых годах на территории бывшей Югославии при поддержке США и других стран НАТО. Мусульмане считались в боснийской гражданской войне (1992 -1995), как и в Афганистане, «хорошими». Такие слова, как «кровавая оргия» («Виртшафтсвохе», Гамбург), «дьявольское коварство и жестокость, презирающая человеческую личность» («Кроненцайтунг», Вена), «фашизм» (Йошка Фишер, партия Зелёных) или «Освенцим» (Фраймут Дуве, СДПГ) были тогда припасены только для сербов. «Святые воины» поддерживались и снабжались самым современным оружием сотрудниками секретных служб США. «Важнейшую роль играет при этом частная пентагоновская фирма-подрядчик MPRI. Эта фирма вербует самых способных моджахедов, обучает их в Албании и посылает их на поддержку УЧК в Косово и в Македонию», такой итог подвела немецкая радиостанция «Дойчландфунк»[101] (те, кто интересуются этой историей, найдут её — подробно пересказанную — в моей книге «Как джихад пришёл в Европу»)[102].

Семь ключевых фигур

Официальную американскую версию того, как происходили эти события, можно найти в уже упомянутом мной заключительном отчёте о событиях 11 сентября, опубликованном в конце июля 2004 года[103]. В соответствии с этим отчётом, самолётные тараны против Всемирного Торгового Центра (ВТЦ) и против Пентагона были задуманы Халидом Шейх Мохаммедом, который был одним из кукловодов уже при первом нападении на ВТЦ в 1993 году. Радикал из Кувейта переубедил весной 1999 года Усаму бен Ладена в пользу этой идеи, и оба обсудили её возможные цели. Бен Ладен выбирал тогда пилотов-смертников лично[104]. В качестве первых и важнейших из них «Отчёт Комиссии» называет «гамбуржцев» — Мохаммеда Атту, Хани Ханжура, Рамзи Биналшиба и Зиада Джарру, а также выходцев из Саудовской Аравии — Халида аль Мидхара (одного из двоюродных братьев Биналшиба) и Навафа аль Хазми.

Эти шестеро были приглашены в ноябре и декабре 1999 года в Афганистан и проинструктированы там главарями «Аль-Каиды»[105]. Центральная конференция по планированию «Операции Святой Вторник» (так якобы был закодирован теракт 11 сентября) состоялась в период с 5 по 8 января 2000 года в Куала-Лумпуре — столице Малайзии. В ней приняли участие в частности аль Мидхар и аль Хазми. В связи с визовыми проблемами сам Биналшиб не смог прилететь 11 сентября, но он и Халид Шейх Мохаммед (так всё ещё утверждает официальная версия властей США) были якобы «вдохновителями», руководившими всей операцией по поручению бен Ладена. Остальные пять упомянутых лиц сидели 11 сентября в кабине пилотов трёх из четырёх «самолётов смерти».

По крайней мере, пять из семи ключевых фигур заговора событий 11 сентября находились в девяностых годах в Боснии. О том, что Хазми, аль Мидхар и Халид Шейх Мохаммед участвовали в сражениях боснийской гражданской войны, коротко упоминается в Заключительном отчёте Комиссии Конгресса США по расследованию событий 11 сентября[106]. Присутствие Биналшиба на балканском театре военных действий было подтверждено немецким секретным службам Региной Крайс (она же Дорис Глюк), немецкой супругой боснийского моджахеда[107]. А вот Комиссия Конгресса США по расследованию событий 11 сентября умалчивает об этом.

Также сам Атта вероятно был в Боснии. Это утверждал французский армейский врач Патрик Барио, который находился вместе с американскими «голубыми касками» в Сараево, выступая в качестве свидетеля на процессе против Милошевича в январе 2006 года[108]. Боснийско-сербское правительство в г. Бане Лука сообщило дальнейшие подробности. В соответствии с ними представительство «Интерпола» при БКА (Федеральное управление немецкой уголовной полиции) в Висбадене послало 18 сентября 2001 года боснийским официальным органам запрос, чтобы проверить идентичность некоего Атты, который, по информации «Интерпола», проживал в 1999 году в деревушке Бакотиф, удалённой на восемь километров от среднебоснийского местечка Маглаи. «К запросу была приложена фотография и указание на то, что при этой проверке следует обращаться к некоему Мехмеду Хасанфу, проживающему в Бакотифе»[109].

Кроме того, через несколько недель после событий 11 сентября 2001 года в Сараево был арестован египтянин Абдель-Халем Хафаги; он был допрошен на американской военной базе в боснийском городе Тузла. Этот человек, проживавший в Мюнхене, стал ещё до этого весьма подозрительным для немецких спецслужб. Для германской федеральной прокуратуры он стал интересным объектом «в ходе расследования деятельности гамбургской ячейки и пилота-самоубийцы Мохаммеда Атты». Так было сообщено в конце 1996 года в подкомитете Бундестага, курирующего германские секретные службы[110]. Также и этот факт указывает на связь Атты с Сараево.

В Висбадене после запроса не были готовы дать ответ. «Заключительный отчёт Комиссии Конгресса по поводу событий 11 сентября» позволяет предположить, что было, по крайней мере, теоретически, возможно пребывание Атты в Боснии. «Наверняка имеются пробелы в списке мест, где находился Атта в годы, предшествовавшие событиям 11 сентября»[111].

Независимо от пребывания Атты в Боснии: многое говорит о том, что его превращение из, в общем-то безобидного мусульманина, в фанатичного джихадиста произошло под влиянием боснийской войны. «Как у Атты, так и у большинства других террористов имеются два решительных поворота в жизни. В 1995 году началась его радикализация; четыре года позднее — в конце 1999 года — он становится террористом», — анализируют Ауст и Шниббен. Ещё во время своей поездки в Египет в августе 1995 года он весело и с удовольствием проводил свободное время с друзьями. «В течение пары недель он вёл себя, как какой-нибудь клоун, — говорит один из его друзей-студентов[112]. Через месяц в Гамбург приезжает, однако, Биналшиб, и Атта полностью преображается. Также и в акционерном обществе “Ислам — АГ”, которую основали предполагаемые террористы в январе 1999 года в Техническом университете Гамбург-Харбург, Биналшиб был “заводилой”[113]. «В рамках акционерного общества “Ислам АГ” Биналшиб сумел пропагандировать идеи “Аль-Каиды” весьма ловко». Такой вывод делает Шрем. В частности, он раздавал видеокассеты с религиозной пропагандой и проповедями в пользу Усамы бен Ладена.

Один из участников акционерного общества «Ислам АГ» сообщил, что именно Биналшиб торопил к тому, чтобы за словами последовали дела. Конкретно он предлагал: «В отношении Америки надо что-то делать!»[114]

В квартире Атты на улице Мариенштрассе 54 в Харбурге проживал также Марван аль Шеххи (как утверждают, он направил второй самолёт-убийцу на Всемирный Торговый Центр). В 1999 году с ним произошло то же самое, что и с Аттой. Он «повстречался с Рамзи Беналшибом, йеменцем, обожающим всякую таинственность, и довольно быстро решился отказаться от своей, в общем-то, весёлой жизни в пользу другой жизни, подготовки массового убийства»[115].

Может быть, такую же важную роль в духовном и практическом инструктаже гамбургских пилотов-самоубийц, как и Беналшиб, сыграл ещё один боснийский боевик — Мохаммед аль Заммар. Под именем Ном де Гуерр Абу Забаир он являлся даже командиром одного из отрядов моджахедов в Центральной Боснии, состоявшего главным образом из североафриканцев (в основном — из алжирцев)[116]. Автор книги Тефессен утверждает, что Заммар является «центральной, если даже не ключевой, фигурой в превращении Атты в аморального террориста... Заммар ... рекомендовал непосредственно руководству «Аль-Каиды» в Афганистане Атту и его друзей»[117].

Так же и Сайд Бахай, который вместе с Аттой и Беналшибом проживал на Мариенштрассе в доме № 54, а сегодня — по слухам — воюет в Афганистане, и Мамун Дарканзали, предполагаемый финансист террористов, предположительно были завербованы Заммаром в Гамбурге[118]. Ауст и Шниббен подводят итог: «Если за прошедшие годы где-нибудь в Европе арестовывались боевики-моджахеды, то след снова и снова вёл к Заммару»[119].

[95] Стефан Ауст / Кордт Шниббен: «11 сентября — История одного из терактов», Гамбург, 2002.

[96] Петер Берген: «Священная война. Сеть террора Усамы бен Ладена», Берлин, 2003, стр. 69 и далее.

[97] Эльмар Тефессен: «Спящие среди нас. Террористическая сеть в Германии», Мюнхен, 2004.

[98] Там же.

[99] Оливер Шрем: «Действующие лица, структуры, покушения», Берлин, 2003.

[100] Стефан Ауст / Кордт Шниббен: там же, стр. 186.

[101] Урсула Рюттен: Рецензии, «Дойчландфунк» от 06.06.2005.

[102] Подготавливается итальянское издание. До сих пор книга была издана на немецком, сербском и французском языках. Точные названия публикаций см. www.juergen-elsaesser.de

[103] The 9/11 Commission Report, Официальное расследование террористических нападений 11 сентября 2004 года, Потсдам, 2004.

[104] Там же, стр. 155.

[105] Там же, стр. 155 и 166.

[106] Там же, стр. 155.

[107] Доминик Чише и др.: «Вам нужно научиться жить с нами», в журнале «Шпигель» от 13/2004.

[108] Свидетельские показания от 12.1.2005, см. «Танюг» Atentator iz Njujorka bio u Bosni, in: Blic (Beograd), 13.1.2005.

[109] Republic Secretariat for the Relations with the international Criminal Tribunal in The Hague, Terrorism — Global Network of Islamic Fundamentalists — Part II — Modus operandi Model Bosnia, Banja Luka, 2004, стр. 21.

[110] Франк Янзен: «Жестокое подозрение», в газете «Тагесшпигелъ» от 31.10.2006.

[111] The 9/11 Commission Report, Официальное расследование террористических нападений 11 сентября 2004 года, стр. 167.

[112] Ауст и Шниббен, там же, стр. 173.

[113] Оливер Шрем, там же, сто. 129.

[114] Саидетелъские показания Шахида Никельса, 6 ноября 2001 года, в ходе предварительною расследования против Сайда Бахая.

[115] Ауст/Шниббен, там же, стр. 193.

[116] The Center for Peace in the Balkans (www.balkanpeace.org), Bosnia, 1 degree of separation from Al-Qaida, Toronto, July 2003.

[117] Эльмар Тефессен, там же, стр. 82.

[118] Peter Finn, Hamburg's Cauldron of Terror, в: «Нью-Йорк таймс» (в дальнейшем NYT) от 11.9.2002.

[119] Ауст/Шниббен, там же, стр. 196.

X