Zero

Рубрика: Книги

Рейс «Юнайтэд Эйрлайнс» № 93

В отношении рейса 93 комиссия также допустила много серьёзных ошибок и искажений. Один из фактов, которым пренебрегла комиссия, — свидетельства о том, что рейс 93 был сбит военными[60]. Комиссия лишь косвенно затронула эту проблему — они создали ещё одну хронологию событий, согласно которой военные узнали об угоне самолёта лишь после того, как он разбился. Такое утверждение, однако, подразумевает необходимость вновь проигнорировать служебную записку Лоры Браун.

Комиссия утверждала, что военные не могли узнать о рейсе 93 из видеоконференции Белого дома, организованной Ричардом Кларком, потому что на ней не присутствовали «уполномоченные должностные лица FAA и министерства обороны»[61]. Однако, в книге Кларка «Против всех врагов» утверждается, что FAA было представлено его главой Джейн Гарви, а министерство обороны — министром обороны Дональдом Рамсфелдом и генералом Ричардом Майерсом, который впоследствии стал исполняющим обязанности председателя Объединённого комитета начальников штабов вооруженных сил США. А это совершенно точно были «уполномоченные лица». Кларк утверждает, что список самолётов, в отношении которых были подозрения о захвате, который зачитала Гарви и выслушали Майерс и Рамсфелд, включал «рейс 93 над Пенсильванией»[62].

Помимо этого комиссия заявляла, что ей «не известно, кто участвовал от министерства обороны» в видеоконференции, организованной Кларком[63]. Возможно, это невероятное утверждение связано с тем, что по заявлению Майерса, он был на Капитолийском холме тем утром как раз в то время, когда согласно данным книги Кларка, он находился в Пентагоне и участвовал в видеоконференции Белого дома. То есть, комиссия просто подтвердила утверждение Майерса, не обратив внимания на его противоречие мнению Кларка[64].

Так или иначе, согласно новой хронологии событий комиссии, Чейни распорядился сбить самолёт в 10:10, то есть спустя 7 или более минут после того, как рейс № 93 разбился, а Ричард Кларк получил его лишь в 10:25[65]. Комиссия пренебрегла тем фактом, что сам Кларк заявил, что он получил приказ примерно в 9:50[66].

Комиссия упустила ещё и то, что по сообщению телеканала «Эй-би-си ньюс», полковник Марр из NEAD получил приказ сбить самолёт и затем передал его лётчикам-истребителям: «Рейсу 93 Юнайтэд Эйрлайнс нельзя дать приблизиться к Вашингтону, округ Колумбия»[67]. Осталось не замеченным Комиссией и то, что телеканал «Си-би-эс ньюс» и даже заместитель министра обороны Пол Вулфовиц заявили, что военные истребители были на хвосте рейса № 93[68].

В новой хронологии событий комиссии говорится также, что вице-президент прибыл в конференц-зал убежища «вскоре после 10:00». Приняв это утверждение, комиссия проигнорировала многочисленные заявления, в том числе свидетельские показания Нормана Минеты на слушаниях комиссии, что вице-президент Чейни уже был в убежище, когда Минета прибыл туда в 9:20[69].

Действия Секретной службы в отношении президента США

Наконец, я рассмотрю действия агентов Секретной службы в отношении президента Буша. Когда второй самолёт врезался в здание Всемирного торгового центра, президент находился в кабинете школы в Сарасоте, штат Флорида. Действия террористов 11 сентября свидетельствовали (если, конечно, атаки были неожиданностью) о том, что захваченные самолёты использовались для того, чтобы нанести удар по наиболее значимым целям. А более значимой цели, чем президент, нельзя было и придумать. И его местоположение было известно. Согласно правилам Секретной службы, её агенты были обязаны немедленно доставить президента в заранее определённое безопасное место. И всё же они позволили ему оставаться в школе ещё более получаса и даже обратиться к нации по телевидению, тем самым сообщив террористам, что его местоположение не изменилось.

Единственное замечание комиссии относительного этого поразительного эпизода сводилось к тому, что «Секретная служба сообщила, что они... не сочли необходимым, чтобы президент покинул помещение»[70]. Очевидный смысл поведения агентов Секретной службы, заключавшийся в том, что они знали, что президент не был целью, остался без внимания комиссии, так же, как и все остальные свидетельства, указывавшие на соучастие правительства США.

Возможные мотивы администрации Буша

Вдобавок к тому, что комиссия опустила все факты, которые противоречат официальной версии событий 11 сентября, «Комиссия 9/11» во главе с Зеликовым ни разу не упомянула о том, что администрации Буша-Чейни были бы выгодны атаки, подобные той, что произошла 11 сентября. В «Отчёте Комиссии» много раз указывается на предполагаемый мотив «Аль-Каиды»: что она якобы ненавидела американцев и их свободы. Но нет упоминаний о мотиве, который был у многих членов администрации Буша-Чейни: мечта об установлении глобальной Пакс Американа[71], первой в мире всеобъемлющей империи.

Эта мечта была сформулирована неоконсерваторами в 90-х годах XX века, после того, как распад Советского Союза сделал её возможной[72]. Впервые эта идеология была сформулирована в «Руководстве по планированию обороны 1992 года», предварительный вариант которого был подготовлен Полом Вулфовицем и Льюсом «Скутером» Либби от имени тогдашнего министра обороны Дика Чейни (документ, который назывался «проектом постоянного мирового господства Америки»[73] и планом Чейни «по управлению миром»[74]). Для достижения этой цели, согласно позиции неоконсерваторов, необходимо выполнение пяти условий:

1) Во-первых, контроль над нефтью в мире. Это условие подразумевает осуществление смены режимов в нескольких богатых нефтью странах, в первую очередь в Ираке. Некоторые неоконсерваторы, в том числе Чейни и Рамсфелд, хотели, чтобы Буш-старший сверг Саддама ещё в 1990 году[75]. Они продолжали поддерживать эту политику на протяжении 90-х годов, даже побуждая президента Клинтона в 1998 году использовать вооружённые силы для «отстранения режима Саддама от власти»[76]. После того, как Джордж Буш стал президентом, основной темой обсуждения стал вопрос о том, как найти повод для войны с Ираком и как потом поделить нефть[77]. Более того, летом 2001 года администрация Буша-Чейни разработала план войны с Афганистаном для того, чтобы заменить талибан на марионеточный режим, тем самым, позволив американской нефтяной компании UNOCAL проложить трубопровод от Каспийского моря через Афганистан[78].

2) Вторым необходимым условием для создания Пакс Американа было реформирование вооружённых сил в свете «революции в военных вопросах», что стало возможным благодаря информационным технологиям. Центром преобразований является использование космоса в военных целях[79]. Хотя термин «противоракетная оборона» и подразумевает использование космоса исключительно в целях обороны, неоконсерватор Лоренс Каплан публично заявил совершенно противоположное: «Целью противоракетной обороны является не столько защита Америки. Это средство достижения мирового господства»[80].

3) Третьим условием было значительное увеличение военных расходов, отчасти связанное с тем, что милитаризация космоса дело крайне затратное. Конец холодной войны поставил под вопрос возможность увеличения военных расходов, поскольку большинство американцев считали, что если им больше не нужно защищать мир от опасности глобального коммунизма, то военные расходы можно существенно урезать.

4) Четвёртое условие неоконсерваторов, необходимое для воплощения Пакс Американа, предполагало изменение доктрины упреждающего удара. Согласно классической доктрине, страна имела право нанести упреждающий удар по другой стране лишь в том случае, если угроза с её стороны неотвратима, а решить вопрос через Секретариат безопасности ООН не представляется возможным. Неоконсерваторы хотели, чтобы у США была возможность предотвращать угрозы, которые лишь только могут возникнуть в будущем.

5) Пятым условием, необходимым для осуществления первых четырёх, должно было стать событие, после которого американцы поддержали бы империалистическую политику правительства. Оно было описано в 1997 году в книге Збигнева Бжезинского «Великая шахматная доска». Говоря об огромных нефтяных запасах Средней Азии, как о ключе к мировому господству, Бжезинский утверждал, что Америка должна получить контроль над этим регионом. Бжезинский считал, что американцы с их демократическими инстинктами не допустят человеческих жертв и повышения военных расходов, необходимых для «мобилизации империи»[81]. Однако это препятствие можно преодолеть, если возникает «действительно серьёзная и широко осознаваемая прямая внешняя угроза»[82]. Например, американцы решились вступить во Вторую мировую войну после «шокового эффекта от удара Японии по Пёрл-Харбору»[83].

Та же самая идея высказывалась в документе «Реформирование обороны США», опубликованном осенью 2000 года неоконсерваторским исследовательским центром «Проект новый век Америки». В этом документе говорилось, что «процесс трансформации... скорее всего, затянется в отсутствие катастрофического и катализирующего события, ещё одного Пёрл-Харбора»[84].

Когда произошли теракты 11 сентября, к ним отнеслись, как к новому Пёрл-Харбору. Дональд Рамсфелд заявил, что 11 сентября создало «возможности для того, чтобы изменить мир, сравнимые с возможностями, созданными Второй мировой войной». Джордж Буш и Кондолиза Райс также говорили о том, что 11 сентября создало определённые возможности[85].

Действительно, события 11 сентября сделали возможным выполнение необходимых условий для Пакс Американа: теракты дали возможность администрации Буша напасть на Афганистан и затем на Ирак; начать технологическое реформирование армии; осуществить гигантское увеличение военных расходов и, несмотря на незначительные протесты, принять новую доктрину упреждающего удара, которая стала известна, как «доктрина Буша».

Хотя Буш и ссылался на эту доктрину в Вест-Пойнте в июне 2002 года[86], впервые она была полностью сформулирована в «Стратегии национальной обороны 2002 года», которая превратила эту доктрину в часть официальной американской политики. В сопроводительном письме Буша говорилось, что США будут «реагировать на... возникающие угрозы, прежде чем они окончательно оформятся»[87]. В самом документе говорилось следующее:

 

Исходя из целей стран-изгоев и террористов, США больше не могут полагаться на стратегию реагирования, как это делалось раньше... Мы не можем позволить нашим врагам нанести удар первыми... США будут, если необходимо, действовать превентивно[88].

 

В свете этого заявления становится очевидной корректность наблюдения известного неоконсерватора Макса Бута, что «Стратегия национальной обороны 2002 года» — это «самый, что ни на есть, неоконсервативный документ»[89].

Я упоминал ранее, говоря о Филиппе Зеликове, что впоследствии расскажу ещё об одной причине, почему, если «Комиссия 9/11» должна была быть независимой от Белого дома, Зеликов не мог быть подходящей кандидатурой на пост исполнительного директора. Так вот, эта причина заключается в том, что автором «Стратегии национальной обороны 2002 года», в которой события 11 сентября используются для того, чтобы оправдать новую доктрину упреждающего удара, был ни кто иной, как Филипп Зеликов.

Райс обратилась к Зеликову, когда ей понадобилась помощь. Её основной обязанностью, как советника президента США по национальной обороне, был контроль за процессом подготовки «Стратегии национальной обороны 2002 года». Первый проект «Стратегии» был написан руководителем отдела внешнеполитического планирования Госдепартамента США Ричардом Хаассом. Однако Кондолиза Райс, как следует из слов Джеймса Манна, желала «чего-то более радикального». Она «распорядилась, чтобы документ был полностью переписан» и «поручила это её давнему коллеге Филиппу Зеликову»[90].

Если вспомнить о личной и идеологической близости Зеликова с командой Буша, Чейни и Райс, то не будет ничего удивительного в том, что в «Отчёте Комиссии» нет ни малейшего намёка на то, что теракты 11 сентября были выгодны Белому дому и впоследствии были названы «возможностями». Нет ничего удивительного и в том, что в «Отчёте Комиссии» под редакцией Зеликова не говорится ни слова о том, что в «Стратегии национальной обороны 2002 года», написанной им самим, сказано следующее: «События 11 сентября 2001 года... открыли новые широкие возможности»[91].

Лучше узнать позицию Зеликова до написания «Отчёта Комиссии 9/11» можно, ознакомившись с эссе о «катастрофическом терроризме», где он выступил соавтором. В этом эссе Зеликов говорит о возможном теракте во Всемирном торговом центре, как о новом Пёрл-Харборе, ещё за несколько лет до событий 11 сентября. Зеликов и его соавторы пишут:

 

Если бы устройство, взорвавшееся в 1993 году под Всемирным торговым центром, было ядерным, или эффективно распылило смертельные вещества, то ужас и хаос, последовавшие за терактом, были бы неописуемы. Такой катастрофический теракт стал бы переломным моментом в американской истории. Он мог бы повлечь беспрецедентные для мирного времени людские потери и разрушения и подорвал бы фундаментальное американское чувство безопасности, как это произошло после испытаний атомной бомбы Советским Союзом в 1949 году. Так же, как и Пёрл-Хаброр, это событие поделило бы наше прошлое и будущее на «до» и «после». США могли бы ответить на такое событие драконовскими мерами, уменьшением гражданских свобод, усилением слежки за гражданами, арестами подозреваемых и использованием силы[92].

 

Это означает, что глава комиссии, целью которой было установить причастных к терактам 11 сентября, сам мог быть в их числе.

Как бы то ни было, совершенно ясно, что с учётом прошлого Зеликова, у нас есть веские априорные причины подозревать, что если ответственность за теракты лежала на администрации Буша, то задачей «Отчёта Комиссии 9/11» было скрыть этот факт. Если мы начнём сравнивать «Отчёт» с фактами, подтверждёнными независимыми источниками, становится ясно, что наше подозрение подтверждается. По сути, я пришёл к выводу, что «Отчёт Комиссии 9/11» — это 571 страница лжи[93]. В более поздней книге Томаса Кина и Ли Гамильтона, которая предположительно излагает «закулисную историю комиссии», нет ничего, что бы изменило мой вывод[94].

* * *

Дэвид Рэй Гриффин заслуженный профессор философии религии и теологии в Клермонтской школе теологии и Клермонтском университете (Клермонт, США). Хотя большинство из 32 его книг о философии и теологии, он также опубликовал книги: «Новый Пёрл-Харбор: важные вопросы об администрации Буша и 9/11» (2004), «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения» (2005), «Американская империя и государство Бога» (в соавторстве с Джоном Б. Коббом-младшим, Ричардом Фалком и Катериной Келлер, 2006), «Христианская вера и правда о 9/11: призыв к размышлению и действиям» (2006), «9/11 и Американская империя: высказывается интеллигенция» (соредактор Питер Дэйл Скотт, 2006) и «Разоблачение разоблачения 9/11: ответ ”Попьюлар Механикс” и другим защитникам официальной теории заговора» (2007).

 

[60] См. «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 148-151.

[61] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 37.

[62] Ричард А. Кларк, «Против всех врагов: внутренняя война Америки против терроризма», Нью-Йорк: Фри Пресс, 2004, стр. 7.

[63] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 36.

[64] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 463; «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 211-217.

[65] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 237-238, стр. 37.

[66] Ричард А. Кларк, «Против всех врагов: внутренняя война Америки против терроризма», Нью-Йорк: Фри Пресс, 2004, стр. 7-8. См. также «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 237-240.

[67] Джеймс Бэмфорд, «Повой для войны», Нью-Йорк: Даблплей, 2004, стр. 65-66, цитирование стенограммы 9/11, АйБиСи Ньюс, 11 сентября 2002 года.

[68] «СиБиЭc Ньюс», 11 сентября 2001 года; Бостон Геральд, 15 сентября 2001 года.

[69] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 40; «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 241-244.

[70] «Отчёт Комиссии 9/11», стр. 39; «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 43.

[71] Лат. Pax Americana — досл. Американский мир. Внешнеполитическая идеология доминирующего положения США в мире.

[72] Одним из первых её сформулировал неоконсерватор, корреспондент Чарльз Краутхаммер, который в 1989 году доказывал, что Америка должна направить свои усилия на достижение «качественно нового результата — однополярного мира» («Глобальное господство: на пути к однополярному миру», Нэйшнл Интрест, 1989 год, стр. 47-49).

[73] Андрю Дж. Бацевич «Американская империя: реальность и последствия дипломатии США», Кэмбридж: Гарвард Юниверсити Пресс, 2002, стр. 44.

[74] Дэвид Армстронг «Песнь Дика Чейни об Америке», Харперс, октябрь 2002 года.

[75] Арнольд Бейхман, «Как начинались стратегии разделения Ирака», Вашингтон Таймс, 27 ноября 2002 года.

[76] Проект Новый век Америки (PNAC), письмо про Ирак президенту Клинтону, 26 января 1998 года, (http://www.newamericancentury.org/iraqdintonletter.htm).

[77] См. Ран Зюскинд, «Цена лояльности: Джордж Буш, Белый дом и обучение Пола О'Нила», Нью-Йорк: Симон и Шустер, 2004; «Буш нашел способ вторжения в Ирак», СиБиЭс Ньюс, 11 января 2004 года (www.cbsnews.com/stories/2004/01/09/60minutes/main592330.shtml).

[78] «Отчёт Комиссии 9/11: ошибки и искажения», стр. 122-128.

[79] «Реформирование обороны США», стр. 4, 6, 50, 51, 59.

[80] Лоренц Каплан, «Нью Репаблик», 12 марта 2001; цитируется в «Американской империи» Бацевича.

[81] Збигнев Бжезинский, «Великая шахматная доска: превосходство Америки и её геостратегические интересы», Нью-Йорк: Бэйсик Букс, 1997, стр. 35-36.

[82] Там же, стр. 212.

[83] Там же, стр. 212, 24-25.

[84] Там же, стр. 51.

[85] «Интервью министра Рамсфелда Нью-Йорк Таймс», Нью-Йорк Таймс, 12 декабря 2001 года (http://www.de/enselinlo.mil/transcripts/transcript.aspx?transcriptid=2097). Райс — см. Николас Леманн «Новый мировой порядок: у администрации Буша может быть абсолютно новая доктрина силы», Нью-Йоркер, 1 апреля 2002 годa (http://www.newyorker.com/fact/content/articles/020401fa_FACT1). Буш — см. «Клятвы Буша победить терроризм», Рейтерс, 14 сентября 2001 года и Боб Вудвард, «Буш на войне», Нью-Йорк: Симон и Шустер, 2002, стр. 32.

[86] «Президент Буш произносит речь перед выпускниками Уэст Пойнта», 1 июня 2002 года  (http://www.whitehouse.gov/news/releases/2002/06/20020601-3.html). Безопасность Америки, заявил Буш, «потребует, чтобы все американцы были готовы к упреждающим действиям».

[87] «Стратегия национальной обороны США», сентябрь 2002 (www.whitehouse.gov/nsc/nss.html), сопроводительное письмо. Далее — «Стратегия национальной обороны США 2002».

[88] «Стратегия национальной обороны США 2002», стр. 15.

[89] Макс Бут, «Подумай ещё рез: неоконсерваторы», Форэйн Полиси, январь/февраль 2004 года, (http://www.cfr.orglpublication/7592/think_again.html), стр. 18.

[90] Джеймс Манн, «Извержение вулканов: история военного правительства Буша», Нью-Йорк: Викинг, 2004, стр. 316.

[91] «Стратегия национальной обороны США 2002», стр. 28.

[92] Эллиот Картер, Джон Дойч и Филипп Зеликов, «Катастрофический терроризм: борьба с новой опасностью», Форэйн Эффэйрс, ноябрь/декабрь 1998 года, стр. 80-94 (http://cryptome.quintessenz.at/mirror/ct-tnd.htm).

[93] «Отчёт Комиссии 9/11: 571 страница лжи», 9/11 Визибилити Проджект, 22 мая 2005 года (http://www.septembereleventh.org/newsarchive/2005-05-22-571pglie.php).

[94] Томас Кин и Ли Гамильтон при участии Бенджамена Родеса, «Беспрецедентно: закулисная история Комиссии 9/11», Нью-Йорк: Кнопф, 2006. Об этой книге я пишу во второй главе «Разоблачения разоблачения 9/11»

X