Zero

Рубрика: Книги

Тем же, кто продолжает играть в наивность и возмущаться всякий раз, когда выдвигаются предположения насчёт структур, существование которых не подлежит сомнению (о чём будет сказано ниже), напомним о подразделениях, действующих под кодовым названием «UFO» (Unauthorized Foreign Operations) и проводящих несанкционированные операции за рубежом. Их существование раскрыто Освальдом Ле-Винтером (Oswald Le Winter) в ходе «встречи для приглашённых лиц», состоявшейся в парижском клубе «Reseau Voltaire» (Сеть Вольтера)[6]. Свидетельство генерал-майора, в прошлом «руководителя высшего звена ЦРУ» Ле-Винтера является решающим. Ле-Винтер в качестве офицера NOC (Non Official Cover), т.н. неофициального прикрытия, был в подчинении у Джеймса Энглтона (James Angleton), считающегося отцом секретных операций ЦРУ.

Чем занимались офицеры неофициального прикрытия? Свидетельство Ле-Винтера целиком и полностью соответствует изобличениям Сеймура Герша (Seymour Hersh), преданным огласке в журнале «Нью-Йоркер» в январе 2005 года. Согласно информации, полученной, по словам Сеймура, из источников в американских спецслужбах, «военная агентура выступает в роли коррумпированных бизнесменов, стремящихся приобрести компоненты для изготовления атомной бомбы, причём в ряде случаев рекрутируются лица из числа местных (то есть неамериканцев. — Прим, ред.) для участия в повстанческих или террористических группах; перед ними ставятся задачи по организации и проведению боевых операций, вплоть до террористических».

Как называются такие группы? Согласно свидетельствам Герша, им присвоен код P2OG (Proactive Preemptive Operations Groups) — Оперативные группы активного упреждения (ОГАУ). Как первоклассный журналист, Герш приступил к сбору более весомых улик. Однако уже в 2002 году существование такой программы было раскрыто в публикации пентагоновского Научного комитета обороны. Правда, в публикации не указывалась дата вступления программы в действие. Притом, что о существовании программы стало известно в 2002 году, источник Герша утверждает, что программа была «запущена» в 2005 году.

Согласно Ле-Винтеру, группы «UFO» (по проведению несанкционированных операций за рубежом) функционировали задолго до 2001 года, обладая в принципе теми же характеристиками, что и P2OG. В их задачу входит организация подпольных операций с повышенным уровнем сложности. Операции осуществляются сверхсекретными подразделениями из числа офицеров спецслужб с целью «вызвать ответную реакцию» со стороны террористического подполья. Иными словами — речь идёт о внедрении агентов-провокаторов в террористические группы с целью проведения «ложных» акций. После их «выявления» представляется возможность уничтожения группы или контроля над ней с использованием средств шантажа.

Возьмём в качестве референтного примера историю с «глобальным заговором» (как его окрестила британская пресса) 10 августа 2006 года. В тот день британская полиция арестовала 24 человека по подозрению в захвате и угоне десяти самолётов, вылетающих из Лондона в Соединённые Штаты. По всей вероятности, как заявляли официальные источники, с целью повторить в гигантском масштабе события 11 сентября 2001 года. Однако новейший террористический акт не был подготовлен к исполнению. Как выяснилось в ходе дальнейшего следствия, подозреваемые не успели приобрести или забронировать билеты.

У многих подозреваемых не было даже паспортов для полёта в Соединённые Штаты, то есть отсутствовали документы для посадки в самолёт. Но, разумеется, совершенно ненужные воздушным камикадзе по прибытии. Возникает вопрос — зачем понадобилось придавать огласке эту сенсационную новость в августе в разгар летних отпусков в Европе? Информационные сообщения на эту тему были переданы через службу NBC News, которая в свою очередь ссылалась на официальный источник, который так никогда и не был назван в эфире.

Та же телевизионная сеть сообщила, что многие подозреваемые находились под строгим наблюдением в течение более года, иными словами — до июльских террористических актов 2005 года. Но коль скоро участники террористической группы были под наблюдением, следовательно, с их стороны отсутствовала непосредственная угроза. Зачем же в таком случае понадобилось раскрывать карты? Служба «NBC News» сообщила также, что решение арестовать группу произошло «по инициативе вашингтонских чиновников».

Продолжим рассмотрение предполагаемой «модели поведения» подразделений ОГАУ. Как вскоре выяснилось, «мозгом» Оперативных групп активного упреждения являлся некто Рашид Рауф (Rashid Rauf). Он был задержан пресловутой ISI — пакистанской военной разведкой. Рауф дал признательные показания. Согласно пакистанским газетам, Рауф заговорил на допросе. Нетрудно догадаться, каким был этот допрос. Пакистанские тюрьмы известны своими допросами с пристрастием. Пытки широко применяются в ходе допросов. Кстати, Халед-шейх Мухаммед (Khaled Sheikh Mohammed), известный прессе по инициалам KSM и которого официальный доклад называет разработчиком террористического акта на Манхэттене, как оказалось, допрашивался по той же методологии и в тех же застенках, что и Рауф. Признательные показания в подобных обстоятельствах дело решённое. Рашид Рауф сознался, что самолёты должны были взорваться в воздухе. Однако при этом нигде не говорится, что целью террористов было повторение в гигантском масштабе события 11 сентября, иными словами, — уничтожение общественных зданий — символов власти. Однако было расшифровано взрывчатое вещество «ТАТР» — смесь перекиси водорода, ацетона и серной кислоты.

В результате этого признательного показания сегодня никто не может попасть на борт самолёта с флаконом жидкости, превышающим установленную дозу. Увы, вся эта история с жидкостями также не имеет никакого отношения к реальности. По свидетельству большинства экспертов-взрывотехников, для того, чтобы на основе указанных компонентов изготовить настоящую взрывчатку, понадобилось бы гораздо больше времени, чем длится весь трансатлантический перелёт. Наряду с этим, необходим набор аппаратуры для специфических химических реакций, который не может оставаться незамеченным даже в туалете воздушного лайнера.

И тем не менее, несмотря на явные доказательства абсурдности применения жидких реагентов на борту, пассажиров по-прежнему подвергают совершенно бессмысленному досмотру. Как пишет американский журналист Томас Грин (Thomas Green), «весь мир обманут голливудской выдумкой о бинарных взрывчатых жидкостях; этот миф повлиял на правительства и предопределил политику, иначе говоря, — все мы повелись на киношный заговор». Чистейший вымысел — фикшн. Зато — какой грандиозный успех.

Однако, вернёмся к основному вопросу: кто всё это придумал?

Согласно детальному анализу, который провёл Нафиз-Мосадек Ахмед (Nafeez Mossadeq Ahmed), ссылающийся также на Сведа Шахзада[7], главу пакистанского бюро «Asia Times», британские граждане пакистанского происхождения, арестованные в Лахоре и Карачи по делу о заговоре, являются активными членами исламо-британского подполья «Аль-Мухаджирун», главарём которого считается Умар-Бакри Мухаммед. Кстати, в настоящее время он находится в Ливане в качестве «высланного» британскими властями, притом числится подозреваемым по делу о лондонских взрывах 7 июля 2005 года. Не странно ли, что англичане, имея в своих лапах террориста, предоставили ему возможность ускользнуть?

Правда, этот факт покажется менее странным, если учесть, что Умар-Бакри Мухаммед является агентом британской секретной службы «MI-6». И был завербован в середине 90-х годов с целью использования в качестве вербовщика исламских боевиков для Косово. Согласно тому же источнику, и ЦРУ, и MI-6 с давних пор имеют агентов, внедрённых в «Аль-Мухаджирун». Нельзя не заметить, что вся эта история до боли напоминает «секретную миссию» группы ОГАУ. Организовывать ложные или подлинные террористические операции, проникать внутрь террористических групп с целью использовать их по своему усмотрению.

Вот, где источник порождения фикшн. В выдумку тотчас уверовали все основные средства информации, а затем перепродали нам, выдавая фикшн за подлинную реальность. Таким образом, СМИ вносят свой вклад в организацию «отвлекающего манёвра».

В дальнейшем всё это дело лопнуло, как мыльный пузырь. Доказательства не обнаружены. Почти все участники «заговора» освобождены. Остаётся вопрос, который задают всякий раз, когда я пытаюсь объяснить, что событие 11 сентября с большой долей вероятности аналогично вышеописанному самолётному делу. Однако с той разницей, что событие 11 сентября имело место. При этом неизменно возникает вопрос: неужели организаторы подобных зрелищ до такой степени наивны, что оставляют после себя нестыковки, и до такой степени рассеянны, что допускают столь многочисленные ошибки? Вопрос справедливый, но наивный.

Да, нестыковки видны невооружённым глазом, однако лишь немногие в состоянии осознать их наличие. Избежать нестыковок тем труднее, чем больше количество участников в операции. Большинство допускает ошибки, хотя бы потому, что не введено в курс дела, участниками которого являются. Главный медийный поток делает всё остальное. Затушёвывает противоречия, искажает логические выводы, подвергает умолчанию всё, что подлежит умолчанию, выносит в заголовки второстепенное, добиваясь переключения общественного внимания. Таким образом, становятся невидимыми «прорехи» новостной истории. Всё, что «просеивается» через это сито, превращается в официальную версию. Она гонит волну, которую власти используют в своих целях. Организаторы такой операции вовсе не глупые люди. Они знают, как функционируют СМИ не хуже нас и даже лучше, чем многие главные редакторы газет и теленовостей.

Очерк Уэбстера Тарпли (Webster Tarpley) содержит блестящее описание событий, во многом напоминающих сценарий государственного переворота. Автор раскрывает методы рекрутирования «козлов отпущения», формирование системы «кротов», которых затем внедряют в жизненно важные государственные структуры, подключение «специалистов» путём превращения заблаговременно запланированных учений в реальные террористические акции.

Завеса лицемерия, окружающая 11 сентября, является своего рода косвенным доказательством успеха проведённой операции. Всякий, кто пытается оспорить официальную версию о заговоре группы исламских террористов, сам обвиняется, как «заговорщик». Поистине странной выглядит эта мозговая игра, согласно которой власти имеют право разрабатывать собственные теории заговора, в то время, как все прочие превращаются в объект общественного порицания.

Нетрудно понять смысл подобного трюкачества. Лица, контролирующие медийную систему, трудятся над упрочением официальных теорий и мешают прохождению других интерпретаций. Всякий раз, когда благодаря собственным усилиям и силой аргументации удаётся пробиться в СМИ, сторонники официальной точки зрения прибегают к методу личной дискредитации автора. Отряды так называемых обличителей, специалистов в области дезинформации, распространители опровержений, придирчиво изучающие каждую мелочь и при этом ничуть не заботящиеся о главном, как по команде, бросаются в бой на страницах газет и веб-сайтов. Перед ними стоит одна цель — расчленить исследовательскую работу на тысячу враждующих между собой направлений.

Вообще мошеннические операции проходят тем легче, чем шире ряды, не доверяющих официальной версии и справедливо стремящихся к правде. Разумеется, не всё соответствуют высоте поставленной задачи. Возможны ошибки. Кстати, ошибок может быть даже больше, чем истинных открытий. В такой обстановке проще простого замутить воду. Сосредоточить главный удар на ошибках с целью скрыть открывающуюся правду. Или того проще. Сначала объявить сумасшедшими и визионерами всех, кто не придерживается правил официальной игры. Затем придать криминальный налёт любой исследовательской работе. При этом главный и едва ли не единственный аргумент в руках сбивающих со следа следующий: тот, кто не верит в официальную версию, — пособник террористов. В лучшем случае пытается обелить террористов. Следовательно, является их сообщником. Испытанный приём в охоте на ведьм.

Очерк Юргена Эльсессера (Jurgen Elsasser) — это, несомненно, лучшая из ныне опубликованных аналитических работ на тему исламской составляющей в ходе террористического акта 11 сентября 2001 года. Эльзессер последовательно опровергает упрощённый подход к такому явлению, как терроризм, путём сведения феномена к исламской составляющей. Благодаря научно-исследовательской и журналистской проницательности автора, в статье убедительно показана взаимосвязь между террористическим актом 11 сентября, мадридской бойней и Боснийским исламским легионом, который тогдашний главарь Алия Изетбегович под прикрытием «MPRI» («предприятия», подчинённого ЦРУ) использовал для вооружённой борьбы с сербами Милошевича. Да, конечно, существуют исламские боевики. Кто бы сомневался! Однако проблема заключается в понимании того, какие преступления они совершили, на каких условиях они были введены в игру, какой информацией владели.

Именно в этом направление не велось никаких расследований. Отсутствовало желание изучать связи исламского терроризма с американскими спецслужбами.

Мишель Хоссудовски (Michel Chossudovski) в статье «Аль-Каида и война с террором» расширяет горизонт исследования, предлагая возможный сценарий дальнейшего развития событий в русле логики 11 сентября. При этом используются те же самые трюки, призванные «отвлечь массы от существа дела».

Автор чрезвычайно чётко и ясно показывает, что опасность до сих пор не миновала. Следовательно, жизненно важно продолжать исследования событий 11 сентября 2001 года. Ведь, как уже было сказано самими творцами этого события: 11 сентября не закончилось — оно продолжается. Мы же являемся его участниками в качестве жертв.

Высказываться же на эту тему подобно тому, как поступаем мы — авторы этой книги — значит незамедлительно получить обвинение в антиамериканизме. В действительности же, никто из участников этой книги никогда не выступал с позиций антиамериканизма. Прежде всего, хотя бы в силу той очевидной причины, что многие авторы являются американскими гражданами. Они бросают вызов табуированным запретам во имя попранных американских свобод. Среди авторов есть и немцы, и французы, и итальянцы, и канадцы. Каждый внёс свой вклад в общую работу. Работая над статьями, все мы руководствовались одинаковыми мотивациями. Так что, на этих страницах обвиняется не Америка, а те, кто завёл Америку в тупик войны с остальным миром. Эта ситуация в центре нашего размышления. Достаточно процитировать Пола Крейга Робертса (Paul Craig Roberts), секретаря казначейства в администрации Рональда Рейгана, убеждённого республиканца, в прошлом колумниста такого консервативного издания, как «Уолл стрит Джорнал». Робертс — полная противоположность антиамериканизма:

«Многие патриотически настроенные читатели обращаются ко мне с письмами. Они разочарованы тем, что факты и здравый смысл не в состоянии возвысить свой голос в дискуссии, подавленной истерией и дезинформацией. Читатели просят разъяснить, отчего три здания Всемирного торгового центра были уничтожены до основания и обрушились в один и тот же день со скоростью свободного падения. Речь идёт о событии, возможность которого исключают законы физики. Такое обрушение могло произойти, разве что, под воздействием контролируемого взрыва.

Читатели выражают уверенность, что нам предстоит влачить существование в обстановке перманентной войны и в режиме полицейского государства до тех пор, пока не будет опровергнута официальная правительственная версия. Быть может, они правы. Не так-то уж много главных редакторов, которые готовы публиковать критические высказывания в адрес ошибочных положений доклада Комиссии по расследованию событий 11 сентября... Мы знаем, что правительство солгало по вопросу об оружии массового поражения в Ираке. Однако мы верим, что правительство скажет правду об 11 сентября»[8].

В этом контексте большего внимания заслуживает также позиция такого непререкаемого авторитета, как Ноам Хомский (Noam Chomsky). В одном из интервью группе активистов учёный собрал воедино (не могу не признаться, он сделал это с потрясающим негативным шармом) все общие места, использованные американской администрацией, впоследствии подхваченные и усиленные информационным мейнстримом. Это было сделано с целью помешать любой попытке продолжить расследование, а также дискредитировать всякого, кто попытается вести расследование на собственный страх и риск. Это высказывание Хомского тем более удивительно, что в ходе интервью он как бы предаёт забвению всё, написанное им на протяжении десятилетий об американской информационной системе, обманах и заговорах имперской власти. «Администрация Буша извлекла выгоды из этого события. Это не подлежит сомнению, — утверждает Хомский. — Правда, речь идёт только об одной из стран среди прочих, которые также сумели извлечь выгоду из террористических актов 11/9. При всём при том, мне представляется маловероятным, будто бы администрация тем или иным образом принимала участие в подготовке террористического акта или знала об этом».

Поразмыслим над этими словами. Во-первых, намёк на «администрацию Буша», как источник террористического акта, не может не породить двусмысленность. Непонятно также, с кем полемизирует Хомский. Разве что, с каким-нибудь неприкаянным чудаком на просторах Интернета. Речь идёт об очевидной попытке перевести разговор на банальности. Как явствует из совокупности серьёзных аналитических работ, вряд ли возможно утверждать, будто организатором 11/9 является администрация Буша. Иными словами заявлять, что администрация Буша «готовила» или «знала» о террористическом акте. Говоря об администрации в целом, Хомский допускает упрощение. Тем самым он вводит в заблуждение собеседников. Хомский превосходит самого себя, когда включает Соединённые Штаты в ряд стран, извлёкших выгоду из 11 сентября. Как если бы Вашингтон не являлся глобальным игроком, центром мировой власти, святилищем планетарных финансов. Как если бы его вклад в подобное событие был сравним с потенциалом любого другого государства. Это всё равно, что сказать: 11 сентября могло произойти в любом уголке земного шара и произвело бы точно такой же эффект. Большая глупость, которая очевидна каждому.

Однако Хомский на этом не останавливается и усугубляет ошибку: «Прежде всего, на такое могли пойти только сумасшедшие. Практически не подлежит сомнению, что кое-что могло всплыть заранее. Система весьма неэффективна, и в ней очень трудно хранить секреты. Что-нибудь да вышло бы наружу. Но произойди что-нибудь подобное, то всех поставили бы к стенке. Это был бы конец республиканской партии».

Напомним — инцидент в Тонкинском заливе, позволивший Соединённым Штатам вступить в войну с Вьетнамом, был построен на обмане. Результат — десятки тысяч погибших американцев и два миллиона вьетнамцев. Хомский знает об этом, потому что много раз писал на эту тему. Речь идёт о безумной авантюре и одновременно о весьма эффективном мероприятии. О том, что это дело рук сумасшедших, стало известно, к сожалению, только после окончания проигранной войны. Афёра «Иран-контрас» позволила Вашингтону свергнуть законный режим в Никарагуа. Ещё тысячи погибших. В эту афёру также были вовлечены сотни человек. Тем не менее, операция была доведена до конца. А государственный переворот против Сальваторе Альенде? И в этом случае в заговоре были задействованы сотни лиц. Однако и эта авантюра сработала на «отлично». И ничуть не помешала Генри Киссинджеру получить Нобелевскую премию мира.

Конечно, секреты трудно держать под замком. Вся проблема лишь в том, сколько времени должно пройти прежде, чем они будут раскрыты. Когда цель — произвести переворот в мировой политике, как в случае 11 сентября, тогда важна не секретность, а сохранение тайны на определённое время. Поймут ли это через пятьдесят или сотню лет — в данном случае не имеет никакого значения. Непонятно, почему Хомский, объяснивший все эти трюки имперской власти, в данном случае не применяет на практике свои же собственные знания?

Что касается «постановки к стенке», то тут мы имеем дело с фарсом. Можно привести десятки цитат из самого Ноама Хомского, чтобы убедиться в одном. Совершенно исключено, чтобы организаторы заговора оказались на скамье подсудимых по обвинению в государственной измене. Лица, обладающие подлинной властью в Соединённых Штатах — властью лгать и обманывать, манипулировать сотнями миллионов человек, вполне в состоянии предотвратить такой исход.

Мне ли напоминать Хомскому его пророческие слова, сказанные в 1996 году: «Появилась мысль о том, что опасные враги вот-вот нападут на нас, следовательно, пора забиться под покровительственное крыло власти»? Приходит на память его инвектива против «разглагольствований насчёт капитализма и свободы». Ведь это ни что иное, как «преднамеренная ложь и обман». Ибо «достаточно окунуться в реальный мир, чтобы понять — в действительности никто не верит в эти благоглупости»? Или Хомский забыл (будем надеяться — забыл только на мгновение), что пропагандисты «благоглупостей» обладают достаточной властью, чтобы навязать миллионам «преднамеренную ложь и обман»? И, следовательно, избежать расстрела.

Хомский заявляет, что, по его мнению, «представленные доказательства лишены какой бы то ни было ценности по существу» и «всякий мало-мальски разбирающийся в науке человек отвергнет эти доказательства». Однако наиболее сознательная часть движения за правду об 11 сентября предъявляет не доказательства, а вопросы. В том числе и многие люди науки. Все они разделяют убеждение, что 11/9 является важным и сравнимым с убийством Кеннеди событием. Однако Ноам Хомский полагает, Комиссия Уоррена разобралась в этом деле до конца. Надо полагать, Хомскому безразличны оба расследования. Ибо ему «в принципе начхать на эти вопросы... и вообще, кого это может интересовать?.. Если бы появились основания предполагать заговор на высшем уровне, тогда вопрос, быть может, и вызовет мой интерес. Однако, доказательства противоположного лагеря абсолютно убийственны, следовательно, не стоит растрачивать энергию по пустякам».

Несомненно одно. Хомский не исследовал интересующее нас событие. На этот счёт он высказывается, подобно человеку с улицы. Правда, при этом Хомский констатирует, что «находится в изоляции на Западе», где «значительная часть левых полностью не согласна со мной». Конечно, эта изоляция ничего не доказывает. Можно быть праведником, при этом оставаясь в меньшинстве. Тем не менее, не перестаёт удивлять позиция учёного, высказывающегося на тему, которой он не владеет, и полагающего, будто события 11 сентября, положившие начало большой войне с международным терроризмом, по сути дела являются «пустяком»[9].

Очерк Лидии Раверы (Lidia Ravera) написан в жанре прозаического отрывка. Он напрямую переносит читателя в атмосферу драмы, пережитой американцами. Лидия Равера показывает нормальных людей, раздираемых противоречиями. С одной стороны — горе, с другой — чувство патриотизма. Людей терзают сомнения. И всё-таки они верят в свою страну. В Европе об этом говорилось мало или вообще ничего, а если и говорилось, то только в дни трагедии. Вскоре об этих терзаниях американцев в Европе забыли. Чувства уступили место лозунгу — «мы все американцы». Под давлением риторики как-то упустили из виду многоликость Америки, разнообразие настроений, господство науки и техники в повседневной жизни. Но Америка — это также целая планета нищеты, страна, где разверзлась пропасть между богатством и нищетой, чёрными, белыми, латиносами и азиатами. Америка — это столкновение идей, не только между демократами и республиканцами, но и внутри каждого из противоборствующих лагерей.

Так что, провозглашать лозунг «мы все американцы» в принципе невозможно. Прежде всего, необходимо решить, о какой Америке идёт речь. Причём, вопрос о том, каким образом оценивать события 11 сентября, зависит от контекста. Ибо только контекст объясняет и придаёт достоверность всем подозрениям. Конфронтация с официальной версией основана не только на подозрениях. В книге собран и предан огласке огромный массив данных, относящихся к фальсификации истории, тому, как события 11 сентября были преподнесены международной общественности.

Наряду с неопровержимыми фактами существует движение течений в мире культуры и политики. Важно учитывать соотношение сил между ними, как в прошлом, так и в настоящем. Не только изучать и анализировать движение мысли, но и воспринимать взаимосвязи, существующие в этой среде. Бывают события, которые могут произойти только в определённом контексте и при определённом соотношении сил. Достаточно понять тот контекст, в котором разворачиваются те или иные события, чтобы увидеть взаимосвязь фактов с политическими, экономическими и социальными сдвигами, вызвавшими их к жизни.

Франко Кардини (Franco Cardini) и Марина Монтесано (Marina Montesano) помогают распутать клубок идеологических и религиозных противоречий, связанных с феноменом неоконсерватизма — neocon. Разговор об этом течении мысли, организационной сети, центрах власти и средствах массовой информации, которые поддерживают неоконсерваторов, обычно сводится к обсуждению ключевых фигур в администрации Соединённых Штатов. Существует практически полное совпадение между неоконами и администрацией. Внутри PNAC — «Проекта нового американского столетия»[10] — нетрудно обнаружить ярко выраженные реакционные проявления. При этом справедливо предположение, что реакционные инстинкты являются составной частью мышления наиболее заметных фигур в администрации президента. Речь идёт о христиански мотивированном интегризме, персонификацией которого является президент Буш, о замешанном на насилии политическом примитивизме евангелических проповедников, заполонивших территорию Соединённых Штатов. Речь идёт также о засевшей в их голове идее, будто они (да разве только они?) являются светочем Америки, которой предстоит особая миссия. Доводы реальной политики бледнеют перед величием этой миссии. Ведь «Реалполитик» не обладает самостоятельной ценностью. Ничто не может обладать ценностью перед лицом Армагеддона. Ибо с Божьей помощью Армагеддон явится точкой отсчёта для созидания системы ценностей. Вот так выглядят общественный контекст и тот плавильный котёл, в котором зарождается угроза миру...

Изложенная в «Проекте нового американского столетия» идея о новом Пёрл-Харборе также является порождением этого контекста. Не будет преувеличением назвать его «революционным», ибо только революционер может воспринимать себя, как носителя радикально нового учения. Провозглашённое Френсисом Фукуямой учение о «конце истории» в глазах неоконов выглядит неполным и ущербным. Неоконы провозглашают зарю новой эры. В глобальном мире возможен только один критерий поведения — подчинение Империи[11]. Но, как уже не раз бывало в истории человечества, империи начинают осознавать своё величие лишь под бременем собственной тяжести, иначе говоря — склоняясь к своему закату. Опасность в том, что империя не желает отдавать себе отчёт в этом и пытается преодолеть кризис путём повышения ставок.

Энцо Модуньо (Enzo Modugno) раскрывает один из наименее исследованных аспектов 11 сентября. Оказавшись в рецессии, Америка пытается выйти из кризиса при помощи войны. Америке необходима война, чтобы встать на ноги и продолжить экспансию власти Империи. Америка ведёт войны не для победы, а во имя процветания. С её «капитанского мостика» уже просматривается опасность заката. Желая не допустить упадка, Америка пытается противостоять ему всеми имеющимися средствами.

После 11 сентября Америка возвращается к безудержному потреблению («Продолжайте шоппинг!» — призвал американцев Буш сразу же после трагедии), то есть, влезать в долги выше всякого предела, допустимого мировым рынком. Америка сделала свой выбор в качестве единственно подлинного центра власти. И желает навязать себя остальному миру. В то же время другие гиганты встают на ноги и поднимают голову. Оказывая упорное сопротивление, они выжидают, пока не станут сильнее соперника. В силу этих причин Америка выступает в роли возмутителя мирового спокойствия, навязывая миру свои войны, отказываясь подписывать Киотский протокол, присоединяться к Международному уголовному трибуналу, сохраняя смертную казнь, восстанавливая пыточную практику.

В подобных обстоятельствах осуществлять руководство планетой нелёгкая задача, разве что при помощи силы. Но теперь не так-то просто получить два миллиарда долларов в день на международных рынках для выравнивания американской задолженности. Когда происходит снижение уровня жизни американского народа, то есть того мизерного меньшинства американцев, которое не желает сокращать хотя бы на один цент свой уровень потребления, но вопреки очевидной невозможности стремится к дальнейшему повышению своего уровня жизни. Тогда не остаётся ничего иного, как использовать Warfare — военную силу. Самым решительным образом использовать её в отношении всех и вся. В том числе и союзников, и тех, кто был внесён в список «изгоев», чья судьба предрешена. Они должны быть примерно наказаны. «В среднем каждые десять лет Соединённые Штаты обязаны взять за горло какую-нибудь непокорную страну, загнать её в угол, дабы продемонстрировать всему миру наши правила ведения бизнеса»[12].

Это высказывание принадлежит профессору Микаэлю Лидину (Michael Ledeen), одному из создателей «Проекта нового американского столетия». Профессор является ближайшим сотрудником Ричарда Перла (Richard Perle), наиболее известного члена группы, близкого друга Пола Вульфовитца (Paul Wolfowitz) и Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld). В известном смысле подобный образ мыслей является коллективным портретом всей группы. Однако такие вещи нельзя делать путём открытых заявлений, на глазах у всего мира. Всякий шаг в этом направлении должен предварительно готовиться таким образом, чтобы международное общественное мнение прошло через стадию манипулирования. И только пройдя её, будет готово принять эту политику, считая её не просто нормальной, но даже справедливой. Заговоры, которые так удивляют и возмущают комментаторов информационного мейнстрима, должны преподноситься читателю в ореоле достоверности.

Публикуемая на этих страницах работа Клаудио Фракасси (Claudio Fracassi) «Ватерлоо информации» предлагает взглянуть изнутри на функционирование одного из главных действующих лиц трагедии — Великую фабрику снов и лжи. Она является протагонистом, для которого и была написана вся эта трагедия. В полной мере фабрика снов и лжи является также соавтором каждого из актов драмы. Она же — главный режиссёр-постановщик, без которого трагедия была бы немыслима. Мир вступил в новую фазу, предполагающую отмирание информации и превращение её в пропаганду. Вполне в духе Джорджа Оруэлла. Как пишет Ноам Хомский, демократия находится в опасности, когда информация подчинена замыслам рулевых, занявших место на капитанском мостике. В таком случае не представляется возможным защитить себя от реализации их планов. Когда же эти планы обретают все признаки безумия, только информация является той единственной системой, которая способна помешать их осуществлению. События 11 сентября как раз являются парадигмой не только обмана, но и его увеличения в геометрической прогрессии — его способности подчинить себе единственную альтернативу, чтобы нанести ей поражение. Речь идёт о массовой информации.

Реальный социализм потерпел поражение. В советское время был известный анекдот: в «Правде» нет известий, в «Известиях» нет правды. И вот прямо на наших глазах активизировался тот же вирус. Как бы подчиняясь закону равновесия, он заработал внутри американского глобального капитализма. События 11 сентября являются своего рода синтезом этой вирусной атаки — манипулирование, обман, умолчание. Нечто, вроде посмертной вендетты советского коммунизма. Или хуже того — его призрака.

Однако 11 сентября является также симптомом краха иллюзий тех, кто встал у штурвала планеты и не ведает, куда плыть. Бег времени убыстряется. Число очередных изгоев неудержимо растёт. Список «непокорных» переполняет повестку дня Империи. Кандидатов, которых надлежит поставить к стенке, уже целая очередь. Но Империя не в состоянии уничтожить всех. Обещанный экономический подъём не мог продолжаться до бесконечности. И на наших глазах исчерпал себя. Энергетических ресурсов не хватает на всех. Земная атмосфера бесконтрольно разогревается всё больше и больше. Некоторые страны-гиганты выросли настолько, что их не запугать.

Китай, Россия, Индия — то есть Азия, требуют своей доли в мировых делах. События 11 сентября были использованы с целью принудить мир к новой гонке вооружений. Без всяких поблажек подчинить мир меньшинству — 300 миллионам американцев и 500 миллионам европейцев. Но продолжать в том же духе невозможно. Альтернативой войне за мировое господство (а именно такую войну подразумевали те, кто планировал 11 сентября) является большой компромисс. Он нужен для того, чтобы заключить мир с приютившей нас планетой Земля. Но во имя компромисса, требующего определённых жертв от самых богатых, необходимо разоблачить планы перманентной войны. Так или иначе, такая война чревата глобальной катастрофой. Вот почему так важно знать правду об 11 сентября 2001 года. Она необходима для выживания.

[6] Заседание от 10 апреля 2007 г., в котором автор этих строк принял личное участие. — Прим. Дж. Кьеза.

[7] www.uruknet.web.at.it/colonna-centrale-pagina.php?p=26039&colonna=m

[8] Puul Joseph Watson, «Prison Planets, 8.02.2006.

[9] Цит. по: «Il Bene Comune, Piemme: Casale Monferrato», 2004. PP. 61, 25.

[10] «Проект нового американского столетия», или PNAC, — вашингтонская неправительственная организация, основанная в 1997 году. Прежде всего, PNAC стремится к установлению глобальной Американской империи. — Прим. пер.

[11] Project for the New American Century, PNAC.

[12] Michael Ledeen цит. по: Ervand Abrahamian. Empire Strikes Rack: Iran in US Sights: Inventing the Axis of Evil. The New Press: New York 2004. P. 93.

X