Zero

Рубрика: Книги

Джульетто Кьеза. Предисловие

Основная причина, побудившая меня приступить к написанию этого коллективного труда, глубокая разделяемая всеми авторами убеждённость, что 11 сентября 2001 года — это не просто колоссальный обман, нанёсший ущерб всему человечеству. Но и оружие огромной разрушительной силы, подрывающее основы международного мира. Если не воспрепятствовать этому, то применение этого оружия может поставить под вопрос существование миллионов или даже миллиардов человек.

Авторитетные лица утверждают, будто нам никогда не узнать правды об 11 сентября. По меньшей мере — в ближайшее столетие. Это реалистическое утверждение подразумевает, что официальная версия не только не сообщает нам всей правды, но и обусловлена жёсткими требованиями государственной целесообразности. Так что, ситуация более ужасна, чем сводки о жертвах того трагического дня. Отныне ничто не препятствует массовым бойням невинных людей. Истребление продолжается в тот момент, когда я пишу эти строки. Бойня готова приобрести всемирный характер, если никто не попытается остановить руку безумцев, управляющих планетой.

В своей работе авторы книги исходили из необходимости раскрыть правду. При этом мы сознаём, что правда не скрывается в каком-то одном месте. И уж во всяком случае, не в одной из афганских пещер. Проделанная нами исследовательская работа одним своим фактом направлена на то, чтобы поставить преграду развязанной 11 сентября перманентной войне. К сожалению, отсутствуют признаки окончания этой войны. Более того — перед нами постоянная угроза её расширения. Речь идёт о войне, способной поджечь весь мир.

Согласно теории Геделя,[1] количество верных, но недоказуемых утверждений бесконечно. Тем не менее, в ходе работы мы убедились в возможности доказать ложность определённого числа ошибочных утверждений. Наряду с этим авторы книги — и те, кто работал над этой темой в Италии, и десятки тысяч исследователей во всём мире — приходят к следующему выводу. Для преодоления запретов достаточно доказать лживость официальной версии. Ведь предъявил нам эту огромную ложь вовсе не Усама бен Ладен. Причём несущественно, кто именно автор этой лжи. С кем он взаимодействовал и какую роль сыграл в этих событиях. При всём при том мы полагаем, что автору лжи и обмана принадлежит весьма важная роль. Ведь не Усама бен Ладен автор итогового доклада Комиссии Конгресса Соединённых Штатов Америки.

Так, Дэвид Рэй Гриффин (David Ray Griffin) на страницах нашей книги проводит безупречный качественный и количественный анализ разнообразных видов лжи, которыми практически нашпигован доклад комиссии. Собственно говоря, авторы лжи по совместительству являются авторами доклада. Иное дело — знают ли они правду? Скорее всего, лишь немногие понимают истинную подоплёку события или знают о ней. Однако они сознательно пошли на сокрытие правды. Как, впрочем, свойственно многим обычным людям, они в испуге отшатнулись перед лицом суровой реальности. Предпочли закрыть глаза. Ведь попытка взглянуть правде в лицо чревата такими нравственными муками, которые вынесет не всякий. Мы, авторы этой книги, доказываем, что составители официального доклада являются лжецами. И мы вправе задать вопрос: зачем вы лжёте? Ведь, согласно вашим собственным утверждениям, ответ на вопрос настолько элементарен, что может быть сформулирован всего в нескольких словах: «Это всё Усама бен Ладен».

К чему столько обмана, коль скоро истина столь незатейлива, как вы пытаетесь внушить нам? Если правы мы, тогда возникает целый ряд вопросов вслед за первым и основным вопросом. В таком случае афганская война лишается своего исходного смысла, приобретая совершенно иное значение. В таком случае резолюция Совета безопасности ООН, санкционировавшая войну, лишается юридического обоснования и предстаёт тем, чем она является в действительности. Речь идёт о применении силы со стороны империи — Соединённых Штатов Америки против международного сообщества.

В таком случае становится ясно, зачем был трансформирован блок НАТО задолго до 11 сентября. Из оборонительного — в наступательный альянс. При этом сфера деятельности НАТО была расширена в планетарном масштабе. Становится ясно, что война в Ираке — это не только ложь. Каждому, кто способен думать своим умом, очевидно — в Ираке не было никакого оружия массового поражения. Заявления о наличии этого оружия являются составной частью плана, сфабрикованного группой авантюристов, задолго до 11 сентября составивших заговор с целью захвата власти в Соединённых Штатах. Ясно также, почему «Патриотический акт» был подготовлен заблаговременно. Его ловко вытащили из-под сукна, чтобы нанести смертельный удар по американской демократии.

Своей работой мы желаем придать силы требованию создать Международную комиссию по расследованию событий 11 сентября. Комиссия призвана пролить свет на секреты и фальсификации, вызванные этим событием. С течением времени требование создать такую международную комиссию раздаётся всё громче и шире — особенно в самих Соединённых Штатах, народ которых был первым получателем, а лучше сказать — первой жертвой глобального обмана. Мы прекрасно сознаём, что вряд ли найдётся такой трибунал, место или юридическая инстанция, где можно было бы принять решение о создании международной комиссии. Быть может, наиболее подходящее место это Международный уголовный трибунал. Всё же, недаром Соединённые Штаты не имеют в нём членства. Тем самым этот международный орган обладает такой же силой, что и правительства — союзники Соединённых Штатов, разделяющие ответственность с Вашингтоном. Однако Международный уголовный трибунал не обладают необходимыми полномочиями. И всё-таки беспристрастный суд является настоятельной необходимостью, как в интересах самой Америки, так и всего остального мира.

Только международный суд присяжных вне всякого подозрения, беспристрастный и независимый суд в состоянии вынести вердикт, пользующийся доверием международного сообщества. Наша книга является вкладом в формирование Международного комитета по расследованию событий 11 сентября, своего рода стимулом, подготовительным этапом, вместилищем фактов и идей, которые могут пригодиться всем, вступившим на этот путь.

Итак, наша коллективная цель не столько попытка пролить свет на события, которые насильственно изменили движение мировой истории, сколько стремление понять механизмы, не позволившие миру защититься от лжи и обмана. Предотвратить опасность. Данная работа является также описанием и анализом запретов, которые вот уже на протяжении шести лет удерживают международную политику в тисках, ввергают в паралич политические классы Запада и всего мира, превращают международную политику в череду бесконечных заклинаний с повторением одной и той же обязательной мантры о «борьбе с международным терроризмом». Причитания на эту тему стали уже ритуалом.

События 11 сентября 2001 года поставили на пьедестал трагический тотем. В ходе кровавой литургии на его алтарь уже принесены человеческие жертвы — три тысячи ни в чём не повинных людей. Так стартовала новая эра коллективного террора. Всё человечество призвано присутствовать на литургии. И все приняли участие в ней. Более того — можно сказать, что 11 сентября и было задумано таким образом, чтобы все увидели это кровавое зрелище. Без глобального телевидения 11 сентября превратилось бы в бесполезную мизансцену.

При внимательном рассмотрении заметно, что наряду с ложью и обманом в событиях 11 сентября (подобно всем эпохальным событиям, ознаменовавшим собой человеческую историю) содержится немало парадигм, предвосхищающих будущее. Нелепо и жалко выглядят попытки придать рациональный характер этим событиям, прибегая к услугам здравого смысла. Включить 11 сентября в цепь технических частностей и мелочей. Лучший способ сделать событие непонятным — вывести его за пределы контекста. В чаще подробностей невозможно разглядеть целое. Понятное дело — за деревьями не разглядеть леса. Дело в том, что события 11 сентября — это квинтэссенция манипулирования здравым смыслом.

Те, кто планировал 11 сентября, прекрасно осведомлены насчёт психологии рядового человека — человека с улицы. Они знают, что нормальный человек гораздо легче примет на веру объяснение чудовищного насилия, как результат безумия и фанатизма. Нормальный человек является «нормальным» потому, что он уважает нормы гражданского общежития. В его восприятии речь идёт о личностно мотивированных правилах. Нормальный человек считает их нормой. Например, нормой является отказ от убийства ближнего, от применения пыток, от насилия. В голове нормального человека не укладывается тот факт, что существуют люди, хладнокровно замышляющие массовое убийство. Подобное — вне рамок нормы, нормального человеческого понимания.

Нормальному человеку гораздо проще принять объяснение чудовищной жестокости, как результата безумия или фанатизма. Каждому из нас доводилось хотя бы раз в жизни сталкиваться с проявлениями безумия, наблюдать озлобленность фанатизма. Например, по телевизору. Так что, в данном случае речь идёт об обыденном опыте. Но отнюдь не обыденным является понимание, что существуют люди, способные планировать массовое убийство в тиши кабинета и в окружении созданной по новейшим технологиям аппаратуры.

Известный физик, университетский профессор Стивен Джонс (Steven Jones) в публикуемой нами статье доказывает, что событие 11 сентября нельзя рассматривать, как результат импровизации группы фанатиков-дилетантов в области точного научного знания. Эксперт в сфере служб безопасности Андреас фон Бюлов (Andreas von Bulow) на основе количественных параметров, почерпнутых из открытых информационных источников, анализирует основные гипотезы. Фон Бюлов выдвигает тезис о том, что 11 сентября проводилась секретная операция спецслужб, действовавших под флагом прикрытия.

Обычно невероятную по своей мощи акцию приписывают группе неискушённых простаков. Действительно, речь идёт о неискушённых простаках. Это можно утверждать без тени сомнения. К тому же, речь ведут о группе фанатиков. Последнее маловероятно, если учесть характеристики членов группы, представленные авторами официальной теории. Наряду с вышесказанным, они ещё и террористы-камикадзе. В отношении отдельных членов группы данное утверждение нельзя не подвергнуть сомнению.

Вообще данное положение официального доклада фон Бюлов находит комичным. Дело в том, что многие подробности, вышедшие на поверхность в ходе работы официальной комиссии, впоследствии были подвергнуты цензурному редактированию. Отдельные положения были полностью изъяты из доклада, другие упомянуты, как второстепенные и несущественные. В результате — десять сенаторов во главе с Томасом Кином[2] и вице-президентом Ли Гамильтоном повели себя вроде зрителей мультфильма, где вс` так по-детски просто и понятно.

Как иначе объяснить факт, что с первой страницы доклада «9/11 Commission Report» начинается список нелепостей, «принятых с одобрения» 81 члена комиссии? Кстати, нам так и не удалось выяснить, откуда, собственно говоря, взялась и каким образом была сформирована группа «экспертов» во главе с исполнительным директором Филиппом Зеликовым (Philip Zelikow). Этот деятель был не в меру замешан в делах различных американских администраций и открыто поддерживал дружеские отношения с Кондолизой Райс. При всём при том он получил назначение на такой пост. Это назначение нарушило закон о Комиссии по расследованию событий 11 сентября. Данная комиссия создавалась для определения ответственности государства и степени его эффективности. С самого начала было очевидно, что в любом ином направлении комиссия не имеет права вести расследование. Преодолев длившееся более двух лет бешеное сопротивление президента Буша, комиссия была учреждена только и исключительно для того, чтобы поддержать официальную версию, которая и без того была принята на веру, как истина в последней инстанции.

Печально знаменитый Мухаммед Атта является читателю на первых страницах доклада. Однако вовсе не для того, чтобы прояснить вопросы и раскрыть тайны. Появление этого деятеля сверх всякой меры затемняет существо дела. Настырная попытка восстановить схему его передвижений служит единственной цели — доказать недоказуемое. Ключевая фигура террористического акта, организатор и координатор группы, в состав которой входили девятнадцать человек, Атта был призван решить деликатнейшую задачу: обеспечить стыковку членов группы в определённом месте и в определённый час. В итоге — изменение соотношения сил между Великим Сатаной и Исламом.

Однако за несколько часов до наступления времени «X» Атта отправляется на загородную прогулку. Тем самым он ставит под вопрос реализацию всего плана. Удивительно? И тем не менее, если придерживаться официальной версии, события разворачивались именно таким образом. Мухаммед Атта прекрасно знает, что 11 сентября в 07.45 ему предстоит подняться на борт «Америкэн Эйр-лайнс», рейс номер 11, отправление — из бостонского аэропорта «Логэн». Направление Лос-Анджелес... Он выезжает из Бостона, где уже было 10 сентября. Садится в машину. Цель — Портлэнд, штат Мэн. В компании со своим сообщником Умари. Но только душевнобольному могло прийти в голову отправиться в Портлэнд, зная, что единственная возможность вернуться в Бостон — утренний 6-часовой рейс 5930 из Портлэнда. Только этим рейсом можно попасть в Бостон, чтобы успеть на «исторический» рейс АА-11.

Согласно официальной версии, так оно и было на самом деле. Однако, что заставило Атта отправиться в Портлэнд за день до исторического дня, нам так никто и не объяснил. Даже комиссия. В примечании 1 на странице 451 комиссия ничтоже сумняшеся утверждает: «Отсутствуют материальные улики, равно, как и аналитические выводы, которые в состоянии объяснить, зачем Атта и Умари отправились на машине в Портлэнд». Тем не менее, Мухаммед Атта буквально чудом успел на самолёт. Но что случилось бы, задержись рейс из Портлэнда всего лишь минут на пятнадцать в силу каких-нибудь непредвиденных обстоятельств? В таком случае, по причине совершенно невероятного легкомыслия её исполнителя, вся операция была бы отложена? Остальные 566 страниц доклада выдержаны в том же удивительно наивном духе. Особенно, если учесть ещё одно поразительное обстоятельство. Оказывается, наутро 11 сентября были запланированы учения ВВС США. Значительная часть истребителей-перехватчиков была передислоцирована на значительное удаление от театра предстоящих событий.

Весьма помогает прояснить ситуацию работа Уэбстера Тарпли (Webster Tarpley). Знали ли террористы о таком поразительном, потрясающем, судьбоносном обстоятельстве? Трудно предположить, будто речь идёт о случайных совпадениях, причём такого грандиозного масштаба. Предположим, что они знали. Тогда возникает вопрос, кто снабдил их информацией? Неужели ни у одного из сенаторов, заседавших в комиссии, не возникло подозрения, что у террористов имелся «крот» из числа высших чинов генштаба военно-воздушных сил США? Ведь неизбежной тени подозрения было достаточно, чтобы отдать распоряжение о более глубоком расследовании с целью выяснить — кто обеспечил террористическую группу информацией стратегического значения? Но никаких распоряжений не было отдано, причём и в более позднее время. Всё, что представляется из ряда вон выходящим и необычным, всё, что поставило бы на уши даже самого неопытного следователя, — всё это было положено под сукно.

Действительно, прав Гор Видал (Gore Vidal). В публикуемом на этих страницах интервью он полагает, что уровень компетенции комиссии Кина-Гамильтона-Зеликова сравним с уровнем комиссии Уоррена, которая безапелляционно постановила, будто убийцей Джона Кеннеди является Ли Освальд, что речь идёт об убийце-одиночке, самостоятельно подготовившим террористический акт, открывшем беглый огонь и безошибочно поразившим цель из своего Манлихе-ра-Каркано. Неважно, что Манлихер-Каркано не является автоматическим оружием и что для этой цели Ли Освальд мог бы приобрести нечто более современное в любом магазине Далласа, к тому же, по сходной цене.

Впрочем, чего ждать от результатов расследования, которое с самого начала[3] заявляет, что в его цели не входит «предъявление индивидуальных обвинений»? Но если не привлекать к ответственности некомпетентных и допустивших ошибки лиц, тогда зачем вообще понадобилась комиссия? Ведь единственной декларированной задачей комиссии, созданной по требованию демократов, являлось определение уровня некомпетентности. Как минимум, речь шла о тяжелейшей ответственности противовоздушной обороны Соединённых Штатов, секретных служб — ЦРУ и ФБР, оказавшихся неспособными среагировать на событие. В противном случае, как объяснить функции комиссии?

В Докладе совершенно недвусмысленно говорится об ответственности, порождаемой халатностью и отсутствием компетентности. Причём, речь идёт о масштабных преступлениях на грани государственной измены. Чем объяснить тот факт, что никто, повторим, — никто из виноватых лиц, работавших в различных правительственных агентствах, впоследствии не был наказан, привлечён к суду, понижен в звании, уволен? Напротив — многие из числа наиболее бездарных политических и военных руководителей, оказавшихся под следствием, в последующие месяцы и годы получили повышение по службе. Чем объяснить, что на протяжении последних шести лет в Соединённых Штатах не состоялось ни одного судебного процесса с целью наказать виновных из числа американских граждан, пренебрёгших своим долгом? В этой книге содержится огромное число имён таких должностных лиц.

В то же время, почему другие американские граждане, доказавшие на деле верность родине и долгу, были наказаны, уволены и понижены в звании?

Вопросы, вопросы и ещё раз вопросы из числа тысяч вопросов, оставшихся без ответа. На них невозможно ответить в контексте шитого белыми нитками расследования, рассчитанного на широкую публику, куцего и содержащего пробелы по целому ряду проблем. По ряду других вопросов расследование можно считать откровенно лживым.

Итак, предстоит воссоздать общий контекст событий, чтобы объяснить, как могло произойти 11 сентября 2001 года. В нашей книге предпринимается попытка упорядочить многочисленные факты, сформировать своего рода ориентир в море умолчаний, фальсификаций и обмана. В частности, на эту тему высказывается Джанни Ваттимо (Gianni Vattimo). Его краткий, но насыщенный очерк посвящён способам защиты от манипулирования общественным мнением. Ваттимо пишет на примере Италии. Однако проблема имеет универсальное значение.

Тьерри Мейссан (Thierry Meyssan) одним из первых попытался сорвать покровы лжи. За это он подвергся нападкам со стороны информационного мейнстрима Франции. Правые и левые сплотились, не желая взглянуть правде в лицо. На наших страницах французский исследователь публикует свои сенсационные изобличения. Как пишет автор, именно эти открытия заставили его пойти по следу лжецов, наподобие полицейской ищейки.

Подобно многим другим, он сделал своё «открытие» в первые же минуты событий 11 сентября, когда в режиме реального времени можно было наблюдать, как формируется обман общественного мнения. Например, первые «молнии» агентства Франс Пресс содержат сообщения о взрывах внутри здания Пентагона ещё до падения «самолёта». Из других телеграмм того же информационного агентства явствует, что журналистам «известно», что приближающийся самолёт направляется в сторону Пентагона. Десятки тележурналистов сообщают о многочисленных взрывах внутри башен-близнецов прежде, чем произошло их обрушение.

Впоследствии вся эта информация исчезла с информационных лент, так что понадобилось приложить титанические усилия для восстановления истины. Предварительный вывод из этой истории — противостоять обману и лжи возможно только, благодаря высокой интеллектуальной бдительности. После того, как выявлена ложь, требуется изрядная доля гражданской смелости, чтобы публично изобличить её. Собственно говоря, наша книга является попыткой интеллектуального сопротивления, необходимого для перехода к гражданскому сопротивлению. Речь идёт о сопротивлении тех, кто во имя собственного достоинства отказывается пойти на поводу у лжецов.

Нередко наши вопросы нарываются на возмущение и публичное порицание со стороны тех, кто не в состоянии терпимо относиться к сомнениям. В особенности, когда речь идёт об идолах и тотемах, которым они поклоняются. В частности, когда сомнению подвергаются и разрушаются определённые табуированные темы. Так, нельзя подвергать критике верховенство Соединённых Штатов Америки. Это табу. На него нельзя посягать. К нему нельзя прикасаться. Ведь Соединённые Штаты — это колыбель демократии, светоч свободы, спаситель Европы от нацизма и всего мира от коммунизма. Любой критический вопрос среди лицемеров вызывает сначала недоумение, затем гнев, ярость и бешенство.

С лицемерной точки зрения любой человек, задающий вопросы, заведомо «плохо отзывается об Америке», возводит на неё напрасные хулы. Обыкновенно вслед за недоумением вздувается волна словесной агрессии. Такой переход лицемерам представляется вполне естественным: «Итак, вы утверждаете, что американцы сами всё это устроили?» Естественно, ни один из авторов этой книги не говорит подобного вздора. При всём при том, такая лицемерная реакция на наши вопросы имеет широкое хождение даже в журналистской среде. Однако журналисты должны были бы находиться на стороне тех, кто задаёт, а не тех, кто запрещает вопросы.

В подтверждение того факта, что численность лицемеров, равно как и глупцов, является неизменной величиной, достаточно напомнить замечательный памфлет, принадлежащий перу профессора Чиполла[4]. Действительно, последнее, что можно сказать насчёт 11 сентября, так это то, что американцы, мол, всё это сами подстроили. Притом, что такое утверждение совершенно не противоречит мнению, господствующему среди американских граждан. Почти две трети американцев неоднократно заявляли, что не верят официальной версии. Согласно опросам, более одной трети американцев считает, что 11 сентября произошло при попустительстве властей или даже при активном их участии.

Однако совсем не обязательно соглашаться с миллионами американцев. Достаточно вызвать в воображении нечто, весьма похожее и неоднократно мастерски воспроизведённое Голливудом в жанре «фикшн» — предвосхищающем события. Упомянем такие ленты, как «Три дня кондора», «Плутовство», «Сириана»[5]. Существуют события, причём не только в Америке, которые оказываются вне поля зрения даже высшего политического руководства. Среди контролёров могут оказаться секретные структуры или отдельные сегменты засекреченных служб. Они могут действовать совершенно самостоятельно и использовать гигантские средства, необходимые для реализации планов, в тайну которых посвящён весьма ограниченный круг лиц. Джордж Тенет (George Tenet), в день 11 сентября 2001 года стоявший во главе ЦРУ, заявил, что «быть может, только четверо или пятеро человек могут быть в курсе дела». По всей вероятности, сам он не был в курсе дела. Однако это обстоятельство не исключает, что кое-кто в его окружении был прекрасно информирован обо всём происходящем.

[1] Курт Геделъ urt Godel) использовал математику, чтобы показать, что её собственные возможности ограничены. Его выводы основаны на двух самоотносимых парадоксах: «данное утверждение ложно» и «данное утверждение недоказуемо». (Более подробные сведения о теореме неполноты Геделя можно найти по адресу: www.sciam.com/ontheweb. — Прим. пер.).

[2] В комиссию входили также Richard Ben-Veniste, Bob Кету, Fred F. Fielding, John P. Lehman, Jamie S. Gorelick, Timothy J. Roemer, Slade Gordon, James R. Thompson.

[3] См. стр. XVI введения за подписями Кина и Гамильтона («Our aim has not been to assign individual blame»).

[4] Carlo Maria Cipolla. Allegro ma non troppo. Con le leggi fondamentali della stupidit umana, il Mulino, Bologna 2006. [Карло Мария Чиполла, Allegro та поп troppo. 0 фундаментальных законах человеческой глупости. Мулино: Болонья, 2006 г.]

[5] Three Days of the Condor, 1975 (Sydney Pollack), Wag tile Dog, 1997 (Barry Levinson), Syriana, 2005 (Stephen Gaghan).

X