Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Причины массовой гибели людей в концлагерях запада

Ф. Брукнер: Когда англо-американские войска весной 1945 года освобождали один лагерь за другим, их взору представали ужасные сцены. Я приведу отрывок из составленного одним британским офицером доклада об освобождении лагеря Берген-Бельзен в Северной Германии:

«Когда мы шли вдоль главной улицы лагеря, нас с радостью приветствовали заключённые, и мы впервые смогли увидеть собственными глазами, в каком они состоянии. Многие из них выглядели практически, как живые скелеты. Мужчины и женщины лежали рядами по обеим сторонам улицы. Другие медленно и бесцельно ползали вокруг с отрешёнными, безразличными лицами. Кучами лежали тысячи трупов, многие из них в состоянии сильного разложения»[44].

Я показываю вам снимок массового захоронения трупов заключённых, которые умерли в Берген-Бельзене от тифа и других эпидемий или от голода. Каждый из вас часто видел такие снимки: их регулярно показывают по телевидению, в кино и печатают в газетах, когда речь заходит о нацистских концлагерях.

Но мы должны сначала задать вопрос: являются ли эти снимки доказательством Холокоста?

Дамы и господа! Мы спорим сейчас не о том, что в концлагерях погибло много евреев и людей других национальностей. Это никто не оспаривает. Мы спорим о том, имело ли место планомерное массовое убийство евреев, и существовали ли лагеря уничтожения с газовыми камерами для убийства людей?

Иными словами, мы спорим о том, является ли то, что обычно называют Холокостом, историческим фактом?

Если вы будете читать официальную литературу о Холокосте, то из неё узнаете, что уничтожение газом людей в Освенциме, последнем функционировавшем лагере уничтожения, было прекращено в конце октября или начале ноября 1944 года.

Ужасные картины с горами трупов и ходячими скелетами, которые мы видим на известных фотографиях, сняты не в Освенциме и не в каком-либо другом из так называемых лагерей уничтожения, а в западных концлагерях, таких, как Дахау, Бухенвальд и, прежде всего, Берген­Бельзен, которые весной 1945 года были освобождены англичанами и американцами.

К тому же трупы, которые мы видим на фотоснимках, во многих случаях принадлежат не евреям. Как в Дахау, так и в Бухенвальде евреи составляли лишь небольшой процент среди интернированных, а в Берген-Бельзене — большинство. Все историки сходятся на том, что эти мертвецы не отравлены газом и не убиты каким-либо иным способом, а стали жертвами сыпного тифа и других эпидемических болезней, а также недоедания.

Какие выводы мы можем сделать из этих фактов?

Студентка: Главный вывод — что эти фотографии не являются доказательством Холокоста. По этому пункту ничего возразить нельзя. Но они доказывают бесчеловечность нацистского режима, который позволил огромному количеству людей умереть в столь ужасных условиях.

Ф. Брукнер: Позвольте предложить вам ещё немного статистики. Эти данные взяты, опять-таки, не у ревизионистов; они бесспорны и признаются всеми историками, так как опираются на солидный документальный материал. Речь идёт о числе заключённых, умерших в концлагерях Бухенвальд и Дахау, причём, цифры разбиты по годам. Сначала данные по Бухенвальду[45]:

1937 — 48,

1938 — 771,

1939 — 1235,

1940 — 1772,

1941 — 1522,

1942 — 2898,

1943 — 3516,

1944 — 8644,

1945 — 13 056.

Итого 33 462.

Статистика смертности в Дахау в годы войны выглядит так[46]:

1940 — 1515,

1941 — 2576,

1942 — 2470,

1943 — 1100,

1944 — 4794,

1945 — 15 384.

Итого 27 384.

Если вспомнить, что оба лагеря были освобождены в апреле 1945 года, из этой статистики явствует, что в Бухенвальде почти 40%, а в Дахау более половины жертв умерли в последние четыре месяца существования этих лагерей.

Статистики по Берген-Бельзену у нас нет, так как книги с записями умерших либо утеряны, либо были уничтожены администрацией перед освобождением лагеря. Но все свидетели также сходятся в том, что подавляющее большинство смертей пришлось на период с января по апрель 1945 года.

Сходная тенденция наблюдалась и в находившемся в Австрии концлагере Маутхаузен, где 36 124 из 86 195 заключённых, умерших с 1938 по 1945 год, т.е. более трети, умерли в период с 1 января по 5 мая 1945 года[47].

Что же произошло? С осени 1944 года восточные концлагеря постепенно эвакуировались на запад, поэтому число узников западных лагерей непрерывно возрастало. Одновременно всё сильней сказывались последствия краха Германии.

Англо-американские бомбёжки разрушили инфраструктуру страны, продукты питания и медикаменты больше не поступали в лагеря, хотя ещё имелись в достаточном количестве. При всё более возрастающем ужасном гигиеническом состоянии безнадёжно переполненных лагерей свирепствовали эпидемии, которые буквально вышли из-под контроля.

Студентка: А разве нельзя было освободить заключённых, если для них не было больше пищи и лекарств?

Ф. Брукнер: Чтобы они разнесли сыпной тиф и дизентерию среди населения? А кто бы давал им хотя бы скудную еду? Не забывайте, что в концлагерях, кроме политзаключённых, евреев и военнопленных, были также обычные уголовники. Можно ли было отдать население на растерзание грабителям и взломщикам?

Студент: То, что уголовников держали вместе с заключёнными, арестованными по политическим и национальным признакам, а также с военнопленными — это уже тяжкое преступление.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Поль Рассинье и многие другие авторы описывали, с какой жестокостью уголовники терроризировали остальных заключённых в лагерях. То же самое происходило и в советских лагерях, судя по книгам Александра Солженицына.

Что касается причин перебоев со снабжением в конце 1944 года, я хотел бы процитировать знаменитого американского лётчика Чака Егера, который в своих воспоминаниях рассказывает, как его эскадрилья получила приказ стрелять по всему, что движется:

«В Германии не так легко было отделить невиновных гражданских лиц от военных. Крестьянин на своем картофельном поле кормил, в конечном счёте, немецкую армию»[48].

Студент: Не хотите ли вы этим сказать, что «союзники» виновны в массовой гибели людей в лагерях на западе?

Ф. Брукнер: В любом случае, часть вины лежит на них. Позвольте процитировать слова коменданта лагеря Берген­Бельзен Иозефа Крамера, которые внесены в протокол его допроса англичанами:

«Лагерь функционировал более или менее нормально, пока ваши войска не перешли Рейн. Была проточная вода, регулярное питание… Я не мог сделать ничего другого, пытался только как можно лучше распределять поступавшие ко мне продукты питания для лагеря. Но внезапно ко мне начали присылать транспорт с новыми заключёнными со всей Германии.

При такой ситуации было невозможно оставаться хозяином положения. Я требовал больше персонала и больше продуктов питания. Мне отвечали, что это невозможно, поэтому пришлось обходиться тем, что у меня было. К тому же, союзники разбомбили электростанцию, которая качала воду. Транспорт с продуктами питания больше не поступал в лагерь из-за бомбёжек союзников. Мы окончательно утратили контроль над ситуацией… В течение последних шести недель я не получал вообще никакой помощи. У нас не хватало людей, чтобы хоронить мёртвых…

Я пытался раздобыть лекарства и продукты для заключенных, но тщётно»[49].

Я хотел бы, кстати, обратить ваше внимание на то, что Иозеф Крамер не предпринял никаких попыток избежать плена, а остался ждать англичан, чтобы, как положено, передать им лагерь. Что из этого следует?

Студент: Что он не сознавал за собой никакой вины.

Ф. Брукнер: Вот именно! Но это не помешало союзникам в прессе называть его «зверем из Бельзена» и повесить после показательного процесса.

Хотя смертность узников в лагерях весной 1945 года не служит доказательством политики истребления, снимки гор трупов и умирающих до сих пор регулярно показывают, как доказательство Холокоста. Почему?

Студентка: Потому что нет соответствующих снимков из Освенцима и других лагерей уничтожения. Там трупы сжигали.

Ф. Брукнер: В Дахау, Бухенвальде, Маутхаузене, Берген­Бельзене и тому подобных местах трупы умерших заключённых тоже сжигали, за исключением последних месяцев, когда для этого стало не хватать пропускной способности крематориев.

Но умершие от тифа и голода в западных лагерях ни в коем случае не являются доказательством умерщвления газом в восточных лагерях.

Реальных доказательств этого вообще нет: нет ни трупов убитых газом, ни массовых захоронений, ни документов — вообще ничего. Без свидетельских показаний и признаний обвиняемых мы ничего не знали бы о каком-то умерщвлении газом даже в одном немецком концлагере.

С 1942 года пропаганда союзников непрерывно обвиняла немцев в ужасных массовых убийствах. Эти сообщения большей частью с недоверием встречались населением Англии, США и других стран. Многие ещё помнили Первую мировую войну и постоянные сообщения того времени о зверствах немцев и их союзников. Рассказывали, например, будто немцы отрубали руки бельгийским детям и распинали военнопленных на церковных воротах[50]. Даже об убийствах с помощью газа говорили уже тогда.

22 марта 1916 года лондонская газета «Дейли телеграф» под заголовком «Ужасы в Сербии. 700 000 жертв» писала следующее:

«Правительства союзников располагают доказательствами и документами, которые вскоре будут опубликованы и докажут, что австрийцы и болгары совершили в Сербии ужасные преступления… Австрийцы загоняют женщин, детей и стариков в церкви и либо закалывают их штыками, либо убивают удушающим газом. В одной церкви в Белграде были таким образом удушены 3000 женщин, детей и стариков».

Вскоре после войны выяснилось, что эти истории от начала и до конца были выдуманы. Поэтому многие видели в отчётах об ужасах Второй мировой войны просто повторение этой пропаганды «ужасов фашизма».

Во время своего продвижения через Францию, Бельгию и Голландию англо-американцы не обнаружили ничего, что подтверждало бы слухи о немецких зверствах. В этих обстоятельствах ужасное состояние освобождённых узников концлагерей было для них просто даром небес: наконец-то налицо осязаемые доказательства того, что побеждённый враг был воплощением зла. Чтобы победить такого врага, были хороши все средства, включая варварские террористические бомбёжки немецких городов.

Эта стратегия оказалась весьма эффективной. Увидев потрясающие снимки из лагерей, люди были готовы верить во всё, что им расскажут о немецких зверствах, и лишь немногие сомневались в сообщениях о массовых убийствах с помощью газа. Поэтому и сегодня эти фотографии представляют собой необыкновенно эффективное психологическое оружие, хотя они, как уже было сказано, не являются доказательством политики истребления.

Студентка: Разве не справедливо пригвоздить к позорному столбу бесчеловечную идеологию фашизма, которая привела к созданию концлагерей?

Ф. Брукнер: Любая политическая система прибегает к репрессиям, когда чувствует угрозу. О коммунистическом терроре времён Ленина и Сталина и об «Архипелаге ГУЛАГ» мне не надо вам рассказывать, так как вы знаете об этом лучше меня.

Но и демократические государства создавали концлагеря, в которые интернировались не только политические противники, но и целые «неблагонадёжные» группы населения.

Во время англо-бурской войны (1900-1902 гг.) англичане заперли в концлагеря 115 000 мирных буров, большей частью женщин, детей и стариков. В этих лагерях умерли 26 251 человек, то есть, почти четверть[51], и по тем же точно причинам, которые позже вызвали высокую смертность в нацистских лагерях.

Во время Второй мировой войны правительство США, кроме большого числа немецких и итальянских подданных, заперло в лагеря и почти всех живших на территории США японских граждан и даже многих американских граждан японского происхождения, хотя не известно ни одного случая шпионажа или саботажа со стороны американских японцев[52].

После Второй мировой войны американцы и в меньшей степени французы оставили сотни тысяч немецких военнопленных умирать медленной смертью в лагерях под открытым небом. Хотя продукты питания имелись в изобилии, их умышленно не давали заключённым, т.е., в данном случае, не было тех смягчающих обстоятельств, как у немцев весной в 1945 году.

Читайте на эту тему книгу канадского историка Джеймса Бака «Другие потери»[53], там всё подтверждено документами.

 

[44] Walter Lacqueur. Was niemand wissen wollte. Die Unterdruckung der Nachrichten uber Hitlers «Endlosung», Ullstein Verlag, Frankfurt/Berlin/Wien 1981, S. 1, 2.

[45] Eugen Kogon. Der SS-Staat. Das System der deutschen Konzentrationslager, Karl Alber, Munchen 1946, S. 120.

[46] Johann Neuhausler. Wie war das im KZ Dachau?, Kuratorium fur Suhne­mal KZ Dachau, Dachau 1981, S. 27.

[47] Hans Marsalek. Die Geschichte des Konzentrationslagers Mauthausen. Dokumentation, Osterreichische Lagergemeinschaft Mauthausen, Wien 1980, S. 156 ff.

[48] Chuck Yeager. Yeager. An Autobiography, Bantam Books, New York 1985, S. 79.

[49] Alan Moorehead. «Belsen», in: Cyril Connolly (Hg.), The Golden Horizon, Weidenfels and Nicholson, London 1953, S. 109 ff.

[50] Arthur Ponsonby. Falsehood in Wartime, Institute for Historical Review, Newport Beach 1991.

[51] Claus Nordbruch. Die europaischen Freiwilligen im Burenkrieg, Contact, Pretoria 1999.

[52] Udo Walendy. «US-amerikanische Konzentrationslager», in: Historische Tatsachen, Nr. 41, Vlotho 1990.

[53] James Bacques. Other Losses, Stoddart, Toronto 1989.

X