Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Глава IV. Четыре основных вопроса о холокосте

Необходимый экскурс

Ф. Брукнер: Дамы и господа, после того, как мы вчера и позавчера рассматривали главную проблему Холокоста — «лагеря уничтожения», сегодня мы обратимся также к важным проблемам, связанным с нашей темой. Это четыре основных комплекса вопросов:

вопрос о том, сколько евреев было убито на Восточном фронте;

вопрос о характере того, что в документах национал­социалистов называлось «окончательным решением еврейского вопроса»;

демографический аспект проблемы, т.е. вопрос об общем объёме людских потерь евреев;

cуть процессов, в результате которых Холокост был объявлен «твёрдо установленным фактом».

Студентка: Значит ли это, что мы больше не будем говорить о концлагерях? Мне кажется, остались важные аспекты этой темы, которые ещё не освещены.

Ф. Брукнер: Наш семинар посвящён не всеобъемлющему анализу национал-социалистической системы концлагерей, а выяснению вопроса, является ли то, что называется Холокостом, историческим фактом. Темы концлагерей мы касаемся лишь в той степени, в какой это связано с темой семинара. Но если у вас ещё есть вопросы о лагерях, я готов на них ответить.

Студент: Я хотел бы знать, правда ли, что в Третьем рейхе гомосексуалистов отправляли в концлагеря и там в массовом порядке уничтожали?

Студент: И я хотел бы знать, действительно ли в лагерях происходили массовые убийства цыган, как это регулярно утверждают?

Студентка: Меня интересует, правда ли, что в концлагерях производились зверские опыты на людях?

Студент: А меня интересует, действительно ли в этих лагерях царил безграничный произвол, и заключённые, в том числе и неевреи, в любой момент могли подвергнуться избиению или даже быть убитыми?

Ф. Брукнер: На первый вопрос, о гомосексуалистах, ответить проще всего. В Третьем рейхе гомосексуализм карался, как уголовное преступление, как, кстати, и в ФРГ до 1969 года, и только после долгих споров была отменена статья 175 Уголовного кодекса.

Студент: То же самое было и в СССР до перестройки.

Ф. Брукнер: Благодарю за справку. С 1933 по 1944 год немецкие суды вынесли приговоры примерно 50-60 тысячам мужчин-гомосексуалистов (женщин за лесбиянство не преследовали). Из числа осуждённых в лагеря попало меньшинство — около 15 000, причём, большей частью рецидивисты, юноши-проститутки, трансвеститы, а также совратители малолетних[420].

По мере роста терпимости к гомосексуализму в западном обществе стали пытаться придать гомосексуалистам статус мучеников Третьего рейха. Так, американец Фрэнк Ректор говорил в своей вышедшей в 1981 году книге о «минимум 500 000» уничтоженных при национал-социализме гомосексуалистах[421]. Правда, официальные историки никогда не повторяли эти смехотворные утверждения, а еврейские круги отнеслись к ним даже с раздражением, поскольку они хотели сохранить статус мучеников лишь за евреями. Но я не отрицаю, что гомосексуалистам в лагерях приходилось особенно туго, потому что к ним с презрением относились даже их товарищи по заключению, а не только эсэсовцы.

Похожая ситуация была и с цыганами. Представители германских цыган (их теперь называют «синти и рома») постоянно утверждают, будто в Третьем рейхе уничтожили полмиллиона их соплеменников. Кто-то однажды выдумал эту цифру, и СМИ с тех пор неустанно её повторяют. Бывший президент ФРГ Роман Герцог в 1997 году признал «убийство нацистами 500 000 цыган» историческим фактом и «варварством неслыханных размеров»[422].

Ещё в 1985 году публицист «правых» убеждений Удо Валенди доказал, что данная цифра — чистой воды фантазия[423]. Практически в то же время, когда президент Р. Герцог выдавал эту фантастическую цифру за историческую, в газете «левой» направленности «Франкфуртер Рундшау», со ссылкой на книгу историка Михаэля Циммермана, можно было прочесть следующее:

«Изучение множества документов позволило выяснить, что число убитых синти и рома было гораздо меньше, чем то, которое муссируется публично: 50 000, а не 500 000»[424].

Студент: То есть, в десять раз меньше.

Ф. Брукнер: Но и в этой цитате придётся поставить два больших вопросительных знака: один после слова «убитые», другой — после новой цифры. В «Книгах умерших» в Освенциме найдены имена 11 843 цыган, причём умирали они, как и другие заключённые, от болезней, истощения и т.п. Кроме сыпного тифа, в цыганском секторе лагеря свирепствовала ещё более страшная детская болезнь «нома», которая сегодня встречается только в Африке. Она разрушает ткани лица жертв, т.е. её симптомы сходны с симптомами проказы, и обычно через короткое время болезнь кончается смертельным исходом. В 1943 году в цыганском секторе Освенцима, согласно записям в «Книгах…», умерли 2587 детей, большей частью, от этой ужасной болезни.

Официальная история утверждает, будто 2 августа 1944 г. в Бжезинке в газовых камерах были уничтожены примерно 3000 цыган. Если не считать мнимого убийства газом советских военнопленных в сентябре (или, согласно Ж.-К. Прессаку, в декабре) 1941 года, это единственное упоминание об убийствах газом в Освенциме, жертвами которых были неевреи. При помощи «внимательного изучения документов», по словам газеты «Франкфуртер Рундшау», К. Маттоньо убедительно доказал, что это массовое убийство никогда не имело места[425].

Студентка: Как же мог президент Р. Герцог говорить о 500 000 убитых синти и рома, обвиняя собственный народ в воображаемом преступлении таких масштабов?

Ф. Брукнер: В результате непрерывного «промывания мозгов», которому немецкий народ подвергается с 1945 года, у многих его представителей развился болезненный комплекс вины, в результате чего они пропагандируют то, что можно назвать «негативным национализмом»: в области убийств немцы — «впереди планеты всей». Чем больше проявляется такой негативный национализм у какого-либо лица, тем больше его шансы сделать карьеру в политике, в СМИ или в области культуры, что является доказательством того, насколько больны наше государство и общество.

Несмотря на «признание вины», сделанное Романом Герцогом, цыгане, в отличие от евреев, получили лишь очень незначительную компенсацию, что, разумеется, связано с их слабым политическим и экономическим влиянием. Я не знаю ни одного случая, чтобы кого-нибудь привлекли к суду за «отрицание геноцида синти и рома». Как и в случае с гомосексуалистами, в данном случае можно предположить, что заинтересованные в поддержании легенды о Холокосте еврейские круги не хотят иметь конкурентов в борьбе за «венец мучеников». Он должен принадлежать только евреям, а не извращенцам и цыганам.

Студентка: А как обстоит дело с опытами над людьми в лагерях? Или это тоже ложь?

Ф. Брукнер: Что касается размаха и жестокости этих опытов — да, ложь. Но то, что такие опыты проводились, не подлежит сомнению.

Студент: Согласны ли вы, что подобные опыты заслуживают самого сурового осуждения?

Ф. Брукнер: Не всегда. Бывали крайние случаи. Например, в Третьем рейхе осуждённым на смерть преступникам иногда давали выбор: быть казнёнными или предоставить себя в распоряжение науки для экспериментов. Если они выживали, их освобождали или, по крайней мере, отменяли смертный приговор.

Студент: Какие, собственно, опыты проводились?

Ф. Брукнер: В Дахау, например, проводились опыты, имевшие военное значение. Там пытались найти средства, которые повысили бы шансы на выживание сбитых лётчиков или потерпевших кораблекрушение моряков, часами находившихся в холодной воде. Кроме того, проводились испытания лекарств и инъекций против разных болезней.

Студент: В данном случае мы имеем дело с деликатным с точки зрения этики вопросом: можно ли рисковать жизнью нескольких людей, чтобы испытать лекарство, которое может спасти жизни десяткам тысяч? Я не хотел бы быть на месте юриста или врача, стоящего перед таким выбором.

Ф. Брукнер: Я тоже. Когда средний обыватель на Западе слышит об «опытах на людях в нацистских концлагерях», он думает не об испытании лекарств, а о страшных вещах, приписываемых работавшему в Освенциме эсэсовскому врачу д-ру Иозефу Менгеле. Творцом «мифа о Менгеле» был его ассистент, венгерский еврей д-р Миклош Ньисли, согласно свидетельствам которого в Освенциме было убито 22 миллиона человек.

В мифологии Освенцима доктор медицины Иозеф Менгеле занимает почётное место «ангела смерти». Он подвергал вновь прибывших евреев отбору и сотнями тысяч отправлял нетрудоспособных в газовые камеры, насвистывая при этом мелодии Вагнера и Моцарта. Он имел в своей лаборатории «десятки человеческих глаз, насаженных на иглы, как коллекция бабочек»[426]. Он сшивал спинные хребты близнецов, чтобы сделать их сиамскими близнецами[427]. Он «травил глаза цыган кислотой, чтобы выяснить, не станут ли они голубыми»[428]. В бесчисленных рассказах «пережившие Холокост» описывают, как д-р Менгеле подвергал их отбору и как они оказывались на волосок от смерти. К числу таких «сказочников» принадлежит чешская еврейка Руфь Элиас, которая была депортирована из Терезиенштадта в Освенцим 20 декабря 1943 года. В книге, написанной спустя 43 года (!) после её освобождения, описано, как она, будучи на восьмом месяце беременности, проходила нагишом экспертизу д-ра Менгеле. Чтобы Менгеле не заметил, что она беременна и не отправил её, как нетрудоспособную, в газовую камеру, она спряталась за другими женщинами.

Студентка: А ребёнка после родов убили? Он ведь был нетрудоспособным.

Ф. Брукнер: Да, его убили. Но сделал это не д-р Менгеле, а его собственная мать, если верить её рассказам. Р. Элиас утверждает, что убила свою девочку сразу же после рождения, чтобы избавить её и саму себя от смерти в газовой камере. «Да, я убила своего собственного ребёнка! Да, г-н д-р Менгеле, вы сделали меня детоубийцей!» — восклицает она[429].

Студент: Если это правда, эта Руфь Элиас заслуживает плевка в лицо!

Ф. Брукнер: И даже если это неверно, она его всё равно заслуживает, потому что распространяет такую отвратительную ложь. Кстати, в «Календаре…» Дануты Чех вы можете найти упоминания о еврейских детях, которые родились в Освенциме и были там зарегистрированы. Так, 25 июня 1944 г. у неё записано: «Номер А-7261 имеет еврейскую девочку, которая родилась в концлагере Освенцим II­Бжезинка»[430].

Для ортодоксальных историков это одна из бесчисленных множеств вещей, которые они просто не могут объяснить, поскольку те не согласуются с их догмами, в данном случае — с догмой об убийстве нетрудоспособных евреев в Освенциме.

Студент: Но вернёмся к д-ру И. Менгеле. Если я не ошибаюсь, он четверть века назад утонул где-то в Южной Америке, где его десятилетиями напрасно искали.

Ф. Брукнер: Правильно. Вскоре после войны И. Менгеле уехал в Аргентину. В 1957 году он на короткое время вернулся в Европу, провёл отпуск в Швейцарии, а потом, как вы можете прочесть в опубликованной в Интернете биографии учёного, затребовал подтверждение своей идентичности и новый немецкий паспорт на своё настоящее имя. И то, и другое он получил без проблем[431]. Что вы на это скажете?

Студент: Через 12 лет после войны человек, который якобы совершил в Освенциме ужасные преступления, получает новый паспорт на своё настоящее имя! В этой истории что-то не так.

Ф. Брукнер: Из той же опубликованной в Интернете биографии вы можете узнать, что лишь в 1959 году в ФРГ был выдан ордер на арест д-ра Менгеле. После похищения жившего также в Аргентине Адольфа Эйхмана агентами израильской секретной службы «Моссад» в 1960 году И. Менгеле перестал чувствовать себя там в безопасности и уехал сначала в Парагвай, а потом в Бразилию, где и утонул, купаясь в море, в феврале 1979 года.

Десятилетиями Симон Визенталь и другие патологические лжецы того же типа распространяли всякие ужасные истории об этом несчастном враче. Говорили, будто он живёт, окружённый лейб-гвардией из вооружённых до зубов ветеранов СС, в крепости в парагвайской саване и лишь иногда покидает её, чтобы поохотиться на индейцев.

То, что во всех этих историях о зверствах д-ра Менгеле в Освенциме нет ничего, кроме лжи и обмана, невольно подтвердил «охотник за нацистами» по имени Эфраим Зуров. В ходе своих поисков он наткнулся на то обстоятельство, что И. Менгеле при допросах бывших узников Освенцима в первые послевоенные годы вовсе не представал таким чудовищем, как позже. Эти показания были крайне удивительными, «потому что из них явно следовало, что Менгеле 1985 года, ставший символом Зла и воплощением злоупотребления наукой, в 1947 году ещё не имел такой репутации». И. Менгеле, продолжал Зуров, «в определённом смысле не был тогда той личностью, которую десятилетия спустя искали в Южной Америке»[432].

Какие выводы можно сделать из этих фактов?

Студент: Как и в случае с Иваном Демьянюком, из ничего сделали монстра. Свидетели первых послевоенных лет, память которых ещё была свежа, не могли рассказать о И. Менгеле ничего предосудительного, а свидетели более поздних десятилетий, изображавшие его Дьяволом в человеческом облике, уже черпали информацию из книг, журналов и телепередач.

Ф. Брукнер: Или из публикаций «Центра Симона Визенталя».

Студентка: Существуют ли документы о деятельности И. Менгеле в Освенциме?

Ф. Брукнер: Д-р Менгеле интересовался проблемой появления близнецов и в Освенциме тоже занимался исследованиями близнецов. Если при этом исследуемым лицам не наносилось никакого вреда, то с этической точки зрения не может быть никаких возражений против подобных исследований. Был ли причинён какой-либо вред лицам, которых изучал Менгеле?

К. Маттоньо обработал имеющийся документальный материал по этому вопросу. Вот резюме его работы[433]:

В 1997 году польский историк Хелена Кубица опубликовала большую статью под названием «Д-р Менгеле и его преступления в Освенциме»[434]. В ней она рассказывала, что «жертвы» Менгеле ещё в 1984 году были столь многочисленными, что они создали т.н. организацию «Свечи» с целью добиться ареста «ангела смерти Освенцима» (о том, что И. Менгеле уже пять лет нет в живых, тогда ещё не знали). В эту организацию входили 400 выживших близнецов[435]. Х. Кубица приводит в своей статье список более чем 300 близнецов из Освенцима: имена их большей частью совпадают с именами членов «Свеч»[436]. Опираясь на эти два списка, а также на составленный после освобождения Освенцима советскими войсками список обнаруженных в лагере молодых людей[437], можно определить имена 542 близнецов, интернированных в Освенцим. Из них 376 находились к моменту освобождения в лагере, 12 умерли накануне освобождения из лагеря, об остальных 154 данных нет. Только в трёх случаях Х. Кубица утверждает, будто эти лица умерли в Освенциме «вследствие проводившихся над ними опытов»[438], но не приводит ни в одном из трёх случаев никаких доказательств.

Мало того: д-р Менгеле устроил в Освенциме детский сад! Х. Кубица сообщает:

«На территории цыганского лагеря Менгеле приказал устроить в бараках 29 и 31 детский сад, где дети находились днём и учились. В него ходили не только дети, находившиеся под его наблюдением, но и все цыганские дети до 6 лет… Используемые в качестве детского сада бараки находились в лучшем состоянии, чем остальные, они были оштукатурены изнутри и украшены цветными картинками, изображавшими сцены из сказок. На протяжении короткого времени дети, которые там жили, получали лучшее питание: молоко, масло, белый хлеб, супы на основе мясного бульона и даже варенье и шоколад… Территория за бараком 31 была окружена забором; там находилась площадка для игр с песочницами, каруселью, качелями и гимнастическими приборами»[439].

Студент: «Ангел смерти» — друг детей, да к тому же, цыганских! Как объясняет это польский историк-женщина?

Ф. Брукнер: Тем, что это делалось в «пропагандистских целях».

Студентка: На кого же была рассчитана эта пропаганда? Журналистов в Освенцим не приглашали, а делегация Красного Креста посетила лагерь лишь в сентябре 1944 г., как вы рассказали вчера.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Вы видите, какие нелепые объяснения приходится «притягивать за волосы» ортодоксальным историкам, чтобы защитить свои догмы.

И последний пункт: произвольные избиения и убийства заключённых в лагерях. Поступая на службу в концлагерь, каждый эсэсовец должен был подписывать заявление следующего содержания:

«Мне известно, что только Фюрер властен над жизнью и смертью врага государства. Я не имею права нанести физический вред врагу государства (заключённому) или убить его… Я знаю, что буду немедленно привлечён к ответу в случае нарушения этого обязательства»[440].

Студент: Часто предписания остаются только на бумаге.

Ф. Брукнер: Это верно, и я не сомневаюсь, что насилия имели место. Но против них, хотя и не всегда, принимались меры, о чём свидетельствует, например, следующий случай. 6 июля 1943 г. лагерный врач Освенцима сообщил коменданту, что польский заключённый Рихард Еджейкевич был избит немецким заключённым Отто Остерло резиновым шлангом, в результате чего получил увечья. Доклад заканчивался словами: «Эсэсовский врач просит провести расследование и наказать виновного»[441].

Итак, в «лагере уничтожения» врач по случаю избиения заключённого написал доклад коменданту и потребовал наказания виновного!

Студент: Какие наказания предусматривались регламентом лагеря?

Ф. Брукнер:

1) Предупреждение,

2) внеурочные работы,

3) временный перевод в штрафную команду,

4) арест,

5) строгий арест с лишением пищи на несколько дней,

6) телесные наказания (макс. 25 ударов по заднице), причём, сначала врач проводил экспертизу, позволяет ли состояние здоровья заключённого выдержать наказание,

7) смертная казнь — расстрел или повешение.

Все смертные приговоры утверждались Главным имперским ведомством безопасности СС в Берлине[442].

Кстати, о смертных казнях. Два коменданта концлагерей: Герман Флорштедт (Майданек) и Карл Кох (Бухенвальд) — были казнены эсэсовцами за совершённые в этих лагерях преступления. Как видите, предписания не всегда оставались только на бумаге.

 

[420] Jack Wickoff. «Der Mythos von der Vernichtung Homosexueller im Dritten Reich», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 2/1998.

[421] Franc Rector. The Nazi Extermination of Homosexuals, Stern and Day, New York 1981.

[422] Bulletin des Presse- und Informationsdienstes der Bundesregierung, Nr. 234, 19. Mдrz 1997, S. 259.

[423] «Zigeuner bewaltigen eine halbe Million», Historische Tatsachen 23, Ver­lag fur Volkstum und Zeitgeschichtsforschung, Vlotho 1985.

[424] «Die Forschung fangt erst an», Frankfurter Rundschau, 13. 2. 1997, S. 7.

[425] Carlo Mattogno. «Die Vergasung der Zigeuner in Auschwitz am 2. August 1944», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 2/1998.

[426] J.-P. Langelier. «Les jumeauxcobayes d’Auschwitz temoignent а Jerusalem», Le Monde, 10./11. Februar 1986, S. 4.

[427] La Montagne, 5. Febnuar 1985, S. 8.

[428] Cine-Revue (Belgien), 18. 10. 1984.

[429] Ruth Elias. Die Hoffnung erhielt mich am Leben, Piper-Verlag, Munchen 1988, S. 189.

[430] Danuta Czech. S. 806.

[432] Efraim Zuroff. Beruf: Nazijager, Ahriman Verlag, Freiburg 1996.

[433] Carlo Mattogno. «Dr. Mengele und die Zwillinge von Auschwitz», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung 1/2005.

[434] Helena Kubica. «Dr. Mengele und seine Verbrechen in Auschwitz», Hefte von Auschwitz, Nr. 20, 1997, Verlag Staatliches Museum Auschwitz-Birkenau, S. 369-455.

[436] Ibidem. S. 437-455.

[437] Государственный архив РФ, 7021-108-23, S. 179-217.

[438] Helena Kubica. S. 442, 449, 451.

[439] Ibidem, S. 381.

[440] Государственный архив РФ. 7021-107-11, S. 30.

[441] Российский государственный военный архив. 502-1-68, стр. 63.

[442] F. Piper. «I metodi di assassinio diretto dei prigionieri», in: Auschwitz. Il campo nazista della morte, Edizioni del Museo Statale di Auschwitz-Birkenau, 1997, S. 137.

X