Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Крематории и сжигание трупов на открытом воздухе[385]

Ф. Брукнер: Поскольку в Освенциме, за исключением одной могилы, содержавшей 536 трупов[386], массовых захоронений не обнаружено, можно предположить, что трупы умерших в лагере сжигали. Это относится и к зарегистрированным заключённым, чья смерть была отмечена в «Книгах умерших» и в других документах, так и к якобы убитым в газовых камерах. В этих условиях первостепенное значение приобретает вопрос о пропускной способности крематориев Освенцима-Бжезинки. На этот счёт в свидетельских показаниях есть глупейшие утверждения. Например, Дов Паисикович говорил, будто на сжигание одного трупа уходило всего четыре минуты[387].

Студентка: Нельзя верить ни одному слову таких свидетелей! Вы сказали, Фред Лейхтер в ходе своей экспертизы изучал также мощность крематориев. К каким выводам он пришёл?

Ф. Брукнер: Ф. Лейхтер считал, что практически во всех крематориях вместе за день не могли сжигать более 156 трупов. Реальная цифра была гораздо больше. Ф. Лейхтер опирался, в первую очередь, на данные Ивана Лагасе, директора крематория в Калгари, который также выступал на процессе над Э. Цюнделем в качестве эксперта со стороны защиты, заявив, что в его крематории можно сжигать за сутки максимум пять трупов в каждом муфеле[388].

Студент: Вы подозреваете, что Ф. Лейхтер и И. Лагасе умышленно указывали заниженные цифры?

Ф. Брукнер: Ни в коем случае! Просто крематорий Лагасе был крематорием устаревшего типа. Вопрос о мощности крематориев Освенцима исследовал К. Маттоньо в единственном научном труде на эту тему из имеющихся на сегодняшний день[389]. На обновленный и расширенный вариант этой работы я и буду опираться в ходе дальнейшего изложения.

Сначала остановимся на вопросе о длительности сжигания в современных крематориях. В семидесятых годах в Англии группа экспертов провела ряд экспериментов с целью определения минимально возможного времени сжигания одного трупа. Было установлено, что этот минимум (при сжигании трупов взрослых), как правило, равен 63 минутам, хотя в отдельных случаях были зафиксированы и ве­личины в 58-60 минут[390].

5 января 1927 года немецкий инженер и специалист по крематориям Рихард Кесслер обследовал ряд крематориев, которые работали в оптимальных условиях. Среднее время сжигания составляло 1 час 26 минут, на самую быструю кремацию требовался один час[391].

Студент: Какой вид топлива при этом использовался?

Ф. Брукнер: Кокс. Через две недели Р. Кесслер повторил свой эксперимент, используя жидкое топливо, и в результате среднее время уменьшилось до 1 часа 12 минут. Подчёркиваю, что печи Освенцима I и Бжезинки работали на коксе.

Студентка: Так что время, которое называли свидетели из числа узников Освенцима, можно отнести к области фантазий?

Ф. Брукнер: Вот именно. В Освенциме удалось значительно уменьшить время сожжения, определённое инженером Р. Кесслером, потому что там для ускорения процесса второй труп клали в муфель, когда первый ещё не совсем сгорел. В гражданских крематориях это всегда было запрещено и запрещено до сих пор.

Благодаря сохранившейся необыкновенно подробной документации об Освенциме мы точно знаем, как долго работал каждый из крематориев. Деньги, выделенные на крематории IV и V, как оказалось, были потрачены впустую: они были построены из низкосортного материала и быстро вышли из строя. Посмотрите на таблицу, которая даёт обзор важнейших пунктов этого вопроса:

 

 

Крематории II и III

Крематории IV и V

Потребление кокса каждым муфелем

22 кг

16 кг

Время сожжения одного трупа

1 час

1 час

Число муфелей

30

16

Макс. время работы в день

20 часов

20 часов

Макс. число кремаций в день

600

320

Общее число рабочих дней

888

276

Макс. Общая пропускная способность

532 000 трупов

88 320 трупов

 

Студент: А сколько муфелей имел крематорий базового лагеря и сколько всего трупов было сожжено в нём?

Ф. Брукнер: Крематорий I имел две трёхмуфельных печи. Число рабочих дней неизвестно, так как документация в данном случае сохранилась не полностью.

Студент: Итак, даже без учёта этого крематория, в печах Освенцима могли сжечь более 620 000 трупов?

Ф. Брукнер: Теоретически да. Но из документов можно установить, что часто бывали аварии, требовавшие ремонта, таким образом, мощность установок, соответственно, уменьшалась.

Студентка: И всё же, для чего понадобились сразу пять крематориев столь высокой мощности? Создаётся впечатление, что были запланированы массовые убийства, пусть не миллионов, но сотен тысяч.

Ф. Брукнер: Не торопитесь с выводами. Для Бжезинки первоначально был запланирован лишь один крематорий, будущий крематорий II, и то лишь взамен крематория I, который намеревались закрыть (и в июле 1943 года закрыли). Решение о строительстве трёх других крематориев было принято только летом 1942 года, т.е. в тот момент, когда массовые убийства, согласно официальной версии истории, давно уже шли полным ходом, как в Освенциме, так и в других лагерях.

Причиной того, что была запланирована постройка ещё трёх крематориев, стала разразившаяся тогда эпидемия сыпного тифа. При посещении Освенцима 17-18 июля 1942 года Г. Гиммлер приказал расширить лагерный комплекс в расчёте на 200 000 заключённых[392]. Можно себе представить, сколько жертв унесла бы в этом случае повторная вспышка эпидемии.

Студент: Да, это выглядит вполне логично.

Ф. Брукнер: Чтобы определить, сколько трупов было действительно сожжено, недостаточно знать только мощность крематориев, поскольку это ещё ничего не говорит о фактической степени загрузки. Более показательны в этом случае данные о поставках кокса в крематории Бжезинки. Эта документация за период с февраля 1942 по октябрь 1943 года сохранилась полностью. Поставки составили в общей сложности 1032,5 тонны[393].

Если исходить из среднего расхода кокса 20 кг на один труп, получается, что такое количество кокса позволяло сжечь 51 625 трупов. Это число приблизительно соответствует числу умерших заключённых за 21 месяц. Какие выводы из этого следуют?

Студент: Что эсэсовцы планировали сжигание трупов только зарегистрированных умерших заключённых и не собирались сжигать незарегистрированных, убитых газом.

Ф. Брукнер: Кто-нибудь может дать иное объяснение? Нет? Его и в самом деле нет.

Другой, столь же важный фактор — прочность огнеупорной каменной кладки печей. Фирма «Топф», которая строила печи Бжезинки, указывала срок службы этой каменной кладки в 3000 кремаций, что было на 50% выше обычной тогда величины. Самое позднее после 3000 кремаций каменную кладку необходимо было обновить, что было равнозначно дорогому и сложному ремонту всего крематория. В богатейшей документации строительного управления, куда поступали отдельные заказы чуть не на каждый винтик, нет никаких указаний на проведение подобных обширных работ. Какой вывод сделал бы из этого математик, а, Владимир?

Студент: Что теоретически возможное максимальное число не могло превышать (46 муфелей х 3000 трупов =) 138 000 кремаций.

Ф. Брукнер: Кто-нибудь из вас помнит, какое число умерших заключённых согласно документам указывал К. Маттоньо?

Студент: 135 600.

Ф. Брукнер: Взаимосвязь ясна?

Студентка: Вы забыли ещё крематорий I.

Ф. Брукнер: Его строила другая фирма. Если исходить из того, что максимальная прочность каменной кладки его печей также равнялась 3000 кремаций на муфель, получается теоретический максимум в 18 000 кремаций. Так что все пять крематориев вместе не могли сжечь более 156 000 трупов, а жертвы гипотетических массовых убийств газом они сжигать не могли.

Студент: Минутку, всё не так просто. Надо учесть ещё возможность сжигания трупов на открытом воздухе.

Ф. Брукнер: Можно с абсолютной уверенностью утверждать, что это имело место. Крематорий I имел максимальную пропускную способность 120 трупов в день, а во время большой эпидемии сыпного тифа летом и осенью 1942 года в день умирали до 500 человек. Их трупы сначала хоронили в общих могилах, но из-за высокого уровня грунтовых вод в Бжезинке[394] это увеличивало опасность эпидемии, поэтому позже трупы стали выкапывать и сжигать, частично в крематориях Бжезинки, частично на кострах на открытом воздухе.

Студент: Но вы же сказали, что на аэрофотоснимках не видно открытого огня?

Ф. Брукнер: Эти снимки относятся только к периоду, начиная с мая 1944 года. Один из них был сделан 31 мая 1944 г. На нём виден Биркенау. Ничего из того, что описывают свидетели, на нём распознать нельзя: никаких огромных ям, никаких больших огней, никакого дымообразования.

Студент: Поскольку аэрофотосъёмку начали только в мае 1944 года, мы не можем быть уверены, что до этого времени сотни тысяч трупов не сжигали на открытом воздухе.

Ф. Брукнер: Во-первых, период с мая по июль 1944 года — это именно то время, за которое якобы было убито наибольшее число людей, и к которому относится наибольшее число свидетельских показаний. Если все эти показания — ложь, я не вижу оснований верить свидетельствам, относящимся к более ранним периодам. Во-вторых, на открытом воздухе трупы невозможно сжечь полностью, как в крематории. После постройки крематориев в Бжезинке их сразу же использовали бы на полную мощность, вместо того чтобы в массовом порядке сжигать трупы на кострах или в ямах. Как мы видели, крематории в 1943 году были не вполне загружены. Сжигая трупы умерших зарегистрированных заключённых, они могли бы сжечь гораздо больше, если бы поставлялся необходимый для этого дополнительный кокс. Но этого не было.

Позвольте мне закончить эту тему указанием на документ, датированный 28 июня 1943 года, который постоянно приводится ортодоксальными историками в качестве доказательства огромной мощности крематориев. В нём общая пропускная способность пяти крематориев Освенцима I и Бжезинки определена в 4576 трупов в день[395]. Что вы об этом скажете?

Студентка: Эта мощность более чем в четыре раза превышает действительную. По-видимому, данный документ — фальшивка.

Ф. Брукнер: Такое же мнение высказал в одной статье немецкий инженер Манфред Гернер[396]. К. Маттоньо считает, что документ, вероятно, подлинный, но составлен некомпетентным человеком[397]. Впрочем, вопрос о его подлинности не особенно важен.

Студент: Как так? Он не может быть неважным — это же ключевой документ.

Ф. Брукнер: Предположим, вы найдёте документ, в котором говорится, что «фольксваген-жук» может развивать максимальную скорость 800 км в час. Как вы на это отреагируете?

Студент: Я посмеюсь.

Ф. Брукнер: Смеяться может каждый, но как вы опровергнете содержание этого документа?

Студент: Техническими данными самого автомобиля «фольксваген-жук».

Ф. Брукнер: Так же и обсуждаемый в данном случае документ можно опровергнуть с помощью технических данных самих крематориев.

 

[385] Эта глава написана на основе книги Гермара Рудольфа Vorlesungen uber der Holocaust, S. 226-231.

[386] Gosudarstvenny Archiv Rossiskoj Federatsii, 7021-108-21.

[387] Leon Poliakov. Auschwitz, Rene Julliard, Paris 1964, S. 159.

[388] Barbara Kulaszka. S. 267.

[389] Carlo Mattogno. «The Crematoria Ovens of Auschwitz and Birkenau» in: Germar Rudolf (Hg.), Dissecting the Holocaust, S. 373-412.

[390] «Factors which affect the process of cremation», in: Annual Cremation Conference Report, Cremation Society of Great Britain, 1975, S. 81.

[391] Richard Kessler. «Rationale Warmewirtschaft in den Krematorien nach Massgabe der Versuche im Dessauer Krematorium», in: Die Warmewirtschaft, 9/1927, S. 150 ff.

[392] Brief Karl Bischofs, des Leiters der Zentralbauleitung, Gosudarstvenny Archiv Rossiskoj Federatsii, 7021-108-32, S. 37, 41.

[393] Staatliches Auschwitz-Museum, D-AUI—4, Segregator 22, 22a.

[394] Michael Gartner, Werner Rademacher. «Grundwasser im Gelande des KGL Birkenau», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 1/1998.

[395] Государственный архив РФ, 502-1-314, с. 14а.

[396] Manfred Gerner. «Schlusseldokument ist Falschung», in: Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 2/1998.

[397] Carlo Mattogno. «Schlusseldokument — eine alternative Interpretation», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung 1/2000.

X