Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

«Газовые камеры»: конструктивно-технический анализ (I)

Ф. Брукнер: Крематорий I в базовом лагере Освенцима был построен в 1941 году. В июле 1943 года, после ввода в действие четырёх крематориев Бжезинки, он был остановлен и осенью 1944 года перестроен в бомбоубежище. В морге этого крематория с февраля 1942 года на протяжении нескольких месяцев якобы происходили массовые убийства евреев газом. Как это делалось, подробней всего описал Перри Брод, эсэсовец, который после войны попал в плен к англичанам и написал для них в июле 1945 года «памятную записку» о событиях в этом лагере. Вот отрывок из неё:

«Вдруг снабжённая резиновыми прокладками и железными запорами дверь закрывалась, и запертые внутри слышали грохот тяжёлой задвижки. Винтовые запоры делали дверь герметичной. Всех охватывал парализующий ужас. Люди бросались к двери и колотили в неё в бессильной ярости и отчаянии. В ответ они слышали издевательский смех. «Не обваритесь, когда будете мыться», — говорил кто-то через дверь. Некоторые замечали, что крышки шести отверстий в потолке открывались. Люди испускали громкие вопли ужаса, когда в отверстии появлялась голова в противогазе. «Дезинфекторы» приступали к работе (…) Вскоре после открывания отверстий в них высыпалось содержимое банок. Каждый раз отверстия быстро закрывали на запор (…) Примерно через две минуты крики стихали и переходили в глухие стоны. Большинство было уже без сознания. Ещё через две минуты (…) всё кончалось (…) Так всё началось в 1942 году»[339].

Если вы посетите морг крематория I, где якобы происходили эти страшные вещи, то сразу заметите, что на стенах нет ни малейших следов синей краски, что исключает возможность массового убийства людей газом Циклон-Б в этих помещениях.

Студент: Вы полагаете, англичане заставили П. Брода сделать такое признание?

Ф. Брукнер: П. Брода выпустили уже в 1947 году, тогда как многие его бывшие коллеги кончили на виселице. Естественно возникает подозрение, что он купил свою свободу, подписав показания, которые «работали на создание» официальной картины Освенцима.

Внимательному наблюдателю бросится в глаза не только отсутствие синих пятен. В «газовой камере» имеются сточные трубы двух туалетов; сами туалеты исчезли. Объяснение можно найти, изучив план крематория в первоначальном состоянии — см. первую книгу Ж.-К. Прессака[340]. Нынешняя газовая камера гораздо больше первоначального морга, потому что к ней присоединили примыкавшую к ней умывальную. После освобождения лагеря разделительную стенку между моргом и умывальной разрушили, чтобы «газовая камера» выглядела больше и страшней, но при этом забыли демонтировать две сточные трубы.

Студент: Похоже, посетителей мемориала в Освенциме держат за идиотов?

Ф. Брукнер: Вот именно. Но расширение морга — не единственная манипуляция. Например, дверь, через которую, как врут сегодня, якобы входили жертвы, была установлена только в 1944 году при перестройке этого крематория в бомбоубежище. До этого в морг входили либо через умывальную, либо со стороны печи. Ещё один свеженький обман — четыре снабжённых трубами и крышками отверстия в потолке «газовой камеры», которые проделали уже после войны. Это доказывается уже тем, что они распределены в расчёте на нынешнюю увеличенную площадь «газовой камеры»; если исходить из площади старого морга, их распределение совершенно нелогично.

Студент: Перри Брод говорил о шести, а не о четырёх отверстиях.

Ф. Брукнер: Поляки явно опирались на показания других свидетелей, которые упоминали четыре отверстия.

Студент: Похоже, в этой газовой камере всё — сплошная липа!

Ф. Брукнер: Того же мнения был и журналист Эрик Конан, французский еврей, ярый враг ревизионизма, который писал в 1995 году:

«Что делать с фальшивками, которые оставили после себя коммунистические власти? (…) Характерен пример крематория I (…) Там всё подделка: размеры газовой камеры, расположение дверей, отверстия для вбрасывания Циклона-Б, печи, которые, согласно показаниям некоторых выживших, были построены заново (…) В настоящий момент всё остаётся, как есть, и посетителям ничего не говорят. Это слишком сложно»[341].

Р. Фориссон так прокомментировал последние два предложения: «Лгали раньше, лгут теперь и будут продолжать лгать».

Молодой американский еврей Дэвид Коул, ревизионист, испытал особое удовольствие, когда в 1994 году, надев ермолку, взял интервью у тогдашнего директора музея Освенцима Францишека Пипера. Пипер признал, что газовая камера, которую показывают туристам, не подлинная[342]. А перед этим женщина-экскурсовод уверяла Д. Коула, что «газовая камера» находится в её первоначальном состоянии. Таким образом Дэвид Коул уличил руководство музея Освенцима во лжи. Кстати, позже Коул отрёкся от своих ревизионистских взглядов, после того как подонки из «Лиги защиты евреев» превратили его жизнь в ад, постоянно угрожая ему убийством. Ещё до того, как он снял свой видеофильм, еврейские экстремисты жестоко избили его в университете города Лос-Анджелес[343].

Студент: У тех, кто прибегает к насилию, нет других аргументов.

Ф. Брукнер: Перейдём теперь к крематориям Бжезинки. На плане, который я показываю, вы можете видеть в северной части этого лагеря крематории, обозначенные как «К-II», «К-III», «К-IV» и «К-V». Крематории IV и V, в которых, как говорят, было убито газом сравнительно мало людей, играют второстепенную роль. Гораздо важнее крематории II и III. Они имели одинаковую конструкцию и располагались друг напротив друга. Крематорий I, по версии официальной истории, считается главным объектом Холокоста. Еврейский профессор Роберт Ян ван Пельт так описывает в документальном фильме значение этого здания:

«На 2500 квадратных футах (210 м2) одного этого помещения погибло больше людей, чем в каком-либо другом месте планеты. Здесь были убиты 500 000 человек. Если нарисовать карту человеческих страданий, создать географию ужасов, здесь был бы её абсолютный центр»[344].

Сейчас вы видите изображение этого «абсолютного центра человеческих страданий», в котором якобы были убиты 500 000 человек, т.е. в четыре раза больше, чем при взрыве атомной бомбы над Хиросимой. Этот снимок был сделан 20 января 1943 года и помещён Ж.-К. Прессаком в его первой книге[345]. С помощью строительных планов, аэрофотоснимков и анализа нынешних развалин канадский специалист по аэрофотосъёмке Джон Болл изготовил чертёж крематория II, по которому можно судить о том, как могли происходить убийства газом в этом крематории и в крематории III, имевшем такую же конструкцию[346].

По лестнице (обозначенной на чертеже цифрой (4) жертвы спускались в полуподвальный морг (2), который служил раздевалкой (6). После того, как они раздевались, их под тем предлогом, что они должны принять душ, вели в морг (1), «газовую камеру» (7). После убийства трупы поднимали на лифте, который на чертеже не обозначен, в помещение (8), где находились пять трёхмуфельных печей.

Согласно утверждению Рауля Хильберга, за одну операцию убивали до 2000 евреев[347]. Поскольку морг 1 имеет площадь 210 м2, на одном квадратном метре должны были умещаться до девяти человек, что теоретически ещё возможно. Первый комендант лагеря Рудольф Гёсс пишет, что газовые камеры крематориев II и III могли вмещать по три тысячи человек, но на практике это число никогда не достигалось[348]. Поэтому мы будем исходить из максимума две тысячи жертв за один цикл.

В своих записках, сделанных в краковской тюрьме, Р. Гёсс так описывает процесс уничтожения:

«Раздевшись, евреи входили в газовую камеру, которая была оснащена душами и водопроводными трубами и производила полное впечатление бани. Сначала входили женщины с детьми, потом мужчины, которых всегда было меньше. Всё почти всегда происходило совершенно спокойно, так как испуганных или смутно подозревающих о своей судьбе заключённых успокаивали члены зондеркоманды, которые вместе с одним эсэсовцем до последнего момента оставались в камере.

Потом дверь быстро запирали, и стоявшие наготове дезинфекторы сразу вбрасывали газ через люки в потолке газовой камеры; он через шахту попадал на пол и сразу начинал действовать. Через глазок в двери можно было видеть, как те, кто стоял ближе всех к шахте, сразу падали мёртвыми. Остальные начинали шататься, кричать и жадно глотать воздух, но крики быстро переходили в хрип, и через несколько минут все лежали. Максимум через 20 минут никто больше не шевелился (…) Через полчаса после вбрасывания газа дверь открывали и включали вентиляционную установку. Сразу начинали вытаскивать трупы (…) Потом члены зондеркоманды вырывали у трупов золотые зубы и отрезали волосы у женщин. После этого трупы поднимали на лифте к нагревшимся тем временем печам»[349].

Это описание Рудольфа Гёсса. У вас есть десять минут для проверки этого свидетельского показания на достоверность… Так, десять минут истекли. Кто хотел бы высказаться? Как, все сразу? Какие наблюдательные cтуденты! Лариса, начните вы.

Студентка: То, что Р. Гёсс написал тогда в польской тюрьме, совершенно невозможно. Мы помним о рассказанном вами случае с американским студентом, который совершил самоубийство, приняв синильную кислоту, с тем результатом, что у девяти человек, касавшихся его трупа, появились симптомы отравления. Вы можете себе представить, что случилось бы с людьми из зондеркоманды, которые должны были перетаскивать по две тысячи трупов из переполненной, насыщенной цианидами газовой камеры в лифт и оттуда к печам?

Ф. Брукнер: Их шансы остаться в живых были не очень велики. К тому же, они должны были ещё вырывать у мертвецов золотые зубы и отрезать волосы.

Студент: Как это вообще было возможно, если газовая камера была забита трупами?

Ф. Брукнер: Вы все заметили, что описанный здесь сценарий невозможен, но официальных историков шестьдесят лет это не смущает. Кто ещё хотел бы высказаться? Вы, Кирилл?

Студент: Известно ли, каких размеров был лифт?

Ф. Брукнер: Да. Согласно планам, он имел площадь 2,10 х 1,35 м и максимальную грузоподъёмность 750 кг[350].

Студент: Если исходить из того, что этот лифт мог поднимать 12 трупов, он должен был курсировать вверх и вниз 160 раз, чтобы опорожнить газовую камеру. Только идиоты могли так неумело организовать процесс уничтожения.

Ф. Брукнер: Но идиоты не могли совершать технически совершенные массовые убийства. Это могли делать только очень умные злодеи.

Студент: Р. Гёсс говорил о вентиляции. Она действительно была?

Ф. Брукнер: Конечно, вентиляция в любом морге необходима. Ваш вопрос сразу указывает на следующую нелепость. Согласно документам, использовавшийся якобы, как «газовая камера» морг 1 имел более слабую вентиляцию, чем морг 2, о котором говорится, что он служил раздевалкой для жертв[351].

Из счёта, представленного 27 мая 1943 года фирмой «Топф», построившей крематории Бжезинки, явствует, что в морге 1 был установлен вентилятор мощностью 4800 м3/час, а в морге 2 — мощностью 10 000 м3/час[352]. Морг 1 имел объём 506 м3, морг 2 — 902,7 м3. При таких условиях вентилятор, установленный в «газовой камере», мог производить 9,49 замен воздуха в час, а вентилятор в раздевалке — 11,08 замен. В одной стандартной работе о крематориях говорится, что в морге требуется минимум пять, а при интенсивном использовании — 10 замен воздуха в час[353]. Так как морги Бжезинки действительно работали с большой нагрузкой, мощность заказанных и установленных вентиляторов в точности соответствовала той, какая требовалась.

Студент: А сколько замен воздуха в час требовалось бы в газовой камере?

Ф. Брукнер: При использовании установок для дезинсекции «Дегеш» в одном специальном журнале времён Второй мировой войны указана цифра 72 замены воздуха в час[354]. Если бы морг крематория II планировался, как газовая камера для убийства людей, там, конечно, была бы установлена такая мощная вентиляционная система.

Студент: Но даже самая мощная вентиляция была бы бесполезна в условиях, описанных Р. Гёссом. Если верить ему, вентиляция включалась уже через полчаса после вбрасывания газа. Но грануляты Циклона испускают яд на протяжении, минимум, двух часов. Совершенно неправдоподобно, кстати, и утверждение Р. Гёсса, будто те, кто стоял ближе всего к шахте, сразу падали мёртвыми. В одной газовой камере американской тюрьмы, куда при казни сразу подавали большую концентрацию паров синильной кислоты, проходило минимум десять минут, прежде чем осуждённый умирал.

Студентка: По Гёссу, одновременно с включением вентиляции открывали двери. Неужели эсэсовцы хотели наполнить весь крематорий ядовитым газом? А может быть члены зондеркоманды были невосприимчивы к воздействию синильной кислоты?

Студентка: Кстати, о членах зондеркоманды. Почему они не предупреждали своих единоверцев-евреев о грозящей им судьбе? Или они все были добровольными помощниками палачей?

Студент: И наконец: как могли умирающие и мёртвые падать в помещении, где на одном квадратном метре стояли девять-десять человек? Трупы должны были стоять плотно прижатыми друг к другу.

Ф. Брукнер: Да, действительно странно, какие нелепости вынужден был писать Р. Гёсс по приказу польских тюремщиков. Последние явно были вдохновлены показаниями членов зондеркоманды, а Гёсс вынужден был повторять эти нелепости.

Перейдём теперь к следующему пункту. Сколько времени требовалось на сжигание трупов 2000 жертв? Р. Гёсс пишет:

«Два больших крематория I и II [т.е. крематории II и III: Гёсс в своей нумерации не учитывает остановленный крематорий I базового лагеря] были построены зимой 1942-43 годов и вступили в действие весной 1943 года. Они имели по пять трёхкамерных печей и могли сжигать за 24 часа по 2000 трупов»[355].

Названная Р. Гёссом пропускная способность крематориев совершенно нереальна. Сожжение одного трупа в муфеле — я расскажу вам об этом позже, когда мы займёмся вопросом кремации, — длится в среднем около часа. При круглосуточной работе пропускная способность из-за всё большей закупорки печи шлаками, постоянно уменьшалась бы, и, рано или поздно, процесс сжигания пришлось бы приостановить. Рациональная организация работы предполагала бы ежедневную очистку печей с их предварительным выключением и охлаждением. При таких условиях в одном муфеле можно было сжигать за день не более 20 трупов, и то, при условии бесперебойной работы печей.

Прошу подсчитать, сколько времени потребовалось бы при этих условиях на сожжение 2000 жертв за один рабочий цикл.

Студент: При 5 печах по 3 муфеля мы получаем 15 муфелей, которые за 24 часа могли сжечь 15 х 20 = 300 трупов. Для сожжения 2000 трупов потребовалась бы целая неделя.

Ф. Брукнер: Может быть, немного меньше, если исходить из того, что среди гипотетических жертв было много детей. Что же должны были делать эсэсовцы, если через день или два после операции приходил следующий состав с обречёнными на смерть евреями?

Студент: Новым жертвам пришлось бы ждать пару дней, пока подойдёт их очередь, или их убивали бы в другом крематории.

Ф. Брукнер: Логичный ответ, но тут есть одна загвоздка. Согласно литературе о Холокосте, в определённые периоды во всех четырёх крематориях Бжезинки ежедневно убивали газом людей и сжигали их трупы.

Перейдём теперь к следующему аспекту вопроса. Даже когда пошла на спад смертоносная эпидемия сыпного тифа, имевшая место летом и осенью 1942 года, её вспышки продолжали повторяться. Это было главной причиной того, что смертность в Освенциме и в 1943, и 1944 годах была очень высокой. Согласно «Книгам умерших», в 1943 году умерли около 36 000 заключённых, т.е. за день умирали почти сто человек. Что делали с трупами жертв эпидемии и других умерших в лагере заключённых?

Студентка: В моргах крематориев трупы хранить было нельзя, так как они постоянно использовались, как газовые камеры, а сжигать в печах их было тоже нельзя, так как там круглосуточно сжигали трупы убитых газом.

Ф. Брукнер: При том условии, что массовые убийства действительно имели место, а не являются лишь плодом больной фантазии пропагандистов ужасов нацизма.

Дамы и господа, я хотел бы теперь предложить вашему вниманию три документа, которые цитируются в напечатанной в 2003 году статье К. Маттоньо[356], после чего все утверждения об убийстве людей газом в крематориях Бжезинки безо всяких «но» и «если» отойдут в царство легенд.

К сожалению, события, с которыми связаны эти документы, очень мрачны, но их значение настолько велико, что я не могу их от вас скрыть. Речь идёт о крысах в Освенциме. 20 июля 1943 года лагерный врач, гауптштурмфюрер СС д-р Виртс письменно попросил Главное строительное управление срочно построить морги в разных секторах лагеря. Перед тем, как отправить трупы умерших заключённых в крематории, их хранили в деревянных сараях, что привлекало полчища крыс. Крысиные блохи, писал д-р Виртс, могут быть переносчиками чумы, а эта эпидемия имела бы «невообразимые последствия как для охраны, так и для заключённых». Избежать её можно лишь с помощью «гигиенически безупречного хранения трупов и одновременной интенсивной борьбы с крысами»[357].

Две недели спустя, 4 августа 1943 года, Карл Бишофф, начальник Главного строительного управления, написал в ответном письме д-ру Виртсу, что строительство моргов не требуется, так как:

«Штандартенфюрер СС Мруговский [руководитель Института гигиены СС] заявил в ходе беседы с ним 31 июля, что трупы дважды в день, утром и вечером, должны переноситься в морги крематориев, что делает ненужным постройку отдельных моргов в разных частях лагеря»[358].

Какие выводы вы бы сделали из этого письма?

Студент: Что морги крематориев в любой момент были готовы к приёму трупов умерших в лагере заключённых.

Ф. Брукнер: И что это означает?

Студентка: Что эти помещения не могли использоваться, как газовые камеры.

Ф. Брукнер: Такой вывод действительно неизбежно приходит в голову. Это подтверждается также письмом нового начальника строительного управления, оберштурмфюрера Иотмана, от 22 мая 1944 года. После того, как поступила повторная просьба о строительстве моргов в отдельных секторах лагеря, Иотан отклонил эту просьбу на следующем основании:

«Оберштурмбаннфюрер СС Гесс указывает на то, что в соответствии с его настойчивыми указаниями трупы умерших за день на специально предназначенном для этой цели грузовике увозятся ежедневно в утренние часы, так что при выполнении этого приказа накопление трупов невозможно, поэтому срочной необходимости в строительстве вышеупомянутых моргов нет»[359].

Хотя в этом письме не говорится чётко, что трупы отвозили в крематории, контекст не допускает иного толкования.

Особое значение имеет дата этого письма. В период между 17 и 22 мая согласно упоминавшемуся «Календарю…» в Освенцим прибыли 62 000 венгерских евреев и 41 000 из них сразу же без регистрации были отправлены в газовые камеры Бжезинки, а их трупы сожжены.

Студентка: Но это невозможно! Даже если бы газовые камеры работали безостановочно, в них нельзя было убить за столь короткий отрезок времени 41 000 человек.

Ф. Брукнер: Эту несуразицу заметили даже «архитекторы лжи» об Освенциме. По их словам, в этот период был снова задействован один из двух бункеров Бжезинки, который, согласно версии официальной истории, использовался под газовые камеры до строительства крематориев Бжезинки. Не говоря уже о том, что и при помощи этого бункера никогда не удалось бы уничтожить 41 000 человек за шесть дней, введение его снова в действие означало бы, что газовые камеры крематориев всё время непрерывно работали с полной нагрузкой и не было места, куда можно было бы отвозить трупы заключённых, умерших естественной смертью.

Студентка: А как объясняют ортодоксальные историки Холокоста документ, только что процитированный вами, согласно которому строительство моргов в разных секторах лагеря не требовалось, потому что «накопления трупов не происходило», иными словами, трупы в любой момент могли быть отправлены в крематорий?

Ф. Брукнер: Да никак! Когда официальные историки узнают о таких смертельно опасных для них документах, они молчат, как могила.

Студент: А если во время дискуссии ткнуть их носом в такой документ и спросить их, какие выводы они из него извлекут?

Ф. Брукнер: Во время какой дискуссии? Ревизионисты не допускаются к дискуссиям в университетах или перед телекамерами.

Студент: И всё же, если бы им хоть раз кто-нибудь показал бы такой документ, как бы они отреагировали?

Ф. Брукнер: Покраснели бы, стали глотать воздух, покинули зал, а потом позвонили бы прокурору, чтобы донести на того, кто спрашивал, как на отрицателя Холокоста. «Факты — это тираны, против которых нет аргументов», — есть такая поговорка.

 

[339] Staatliches Museum Auschwitz-Birkenau, Auschwitz in den Augen der SS, Oswiecim 1997, S. 122.

[340] J.-C. Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, S. 122.

[341] Eric Conan. «Auschwitz: La memoire du mal», L’Express, 19-25. Januar 1995.

[342] David Cole interviews Dr. Franciszek Piper, VHS Video. Этот фильм можно найти на сайте http://www.revisio.msk.ru/ и на многих других сайтах ревизионистов.

[343] Jean Plantin. «Einige Falle von physischer Bedrohung und Gewaltanwendung gegen Revisionisten», Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 1/2001.

[344] R.J. van Pelt in Errol Morris’ Dokumentarfilm Mr. Death. The Rise and Fall of Fred Leuchter, junior.

[345] J.-C. Pressac. Auschwitz: Technique and Operation of the Gas Chambers, S. 151.

[346] John C. Ball. The Ball Report, Ball Resource Services, Delta/Kanada, ohne Jahresangabe, S. 7.

[347] R. Hilberg. S. 947.

[348] M. Broszat (Hg.). Kommandant in Auschwitz, S. 164.

[349] Ibidem. S. 170, 171.

[350] J.-C. Pressac. Die Krematorien von Auschwitz, Dokument 25 (ohne Seitennummer).

[351] Carlo Mattogno. Auschwitz: Das Ende einer Legende, in: Herbert Verbeke (Hg.), Auschwitz: Nackte Fakten, S. 133 ff.

[352] Staatliches Auschwitz-Museum, D-Z/Bau, nr. inw. 1967, S. 246, 247.

[353] W. Heepke. Die Leichenverbrennungs-Anstalten, Verlag Carl Marhold, Halle 1905, S. 104.

[354] Sach-Entlausung in Blausaurekammern. Zeitschrift fur hygienische Zoologie und Schadlingsbekampfung, Heft 10/11, 1940, S. 19 ff.

[355] M. Broszat (Hg.). S. 164.

[356] Carlo Mattogno. «Die Leichenkeller der Krematorien von Birkenau im Licht der Dokumente», in: Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, Nr. 3,4/ 2003.

[357] Российский государственный военный архив, 502-1-170, с. 263.

[358] Российский государственный военный архив, 502-1-170, с. 262.

[359] Российский государственный военный архив, 502-1-170, с. 260.

X