Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Что было известно об Освенциме во время войны?

Ф. Брукнер: Во время немецкой оккупации в Польше существовало польское эмигрантское правительство в изгнании — Делегатура, представительство которого находилось в Лондоне. Делегатура имела собственную армию под названием «Армия Крайова», а также Департамент информации и прессы. Последний непрерывно снабжал эмигрантское правительство в Англии информацией о положении в Польше. Само собой разумеется, что созданные оккупационными властями на территории Польши концлагеря привлекали особое внимание теневого правительства, а из всех концлагерей Освенцим был самым большим.

Прекрасный испанский исследователь Энрике Айнат в своей вышедшей в 1994 году работе проанализировал переданные Делегатурой во время войны сообщения об Освенциме[290]. В ходе дальнейшего изложения я буду опираться на эту работу.

Всего за период с 24 октября 1941 по 7 июля 1944 года было 32 сообщения Делегатуры об Освенциме. Приведу фрагмент одного из этих сообщений. Оно было составлено в форме письма президенту Республики Польша и датировано 24 мая 1944 года. В нём говорилось:

«В районе Бжезинки находятся шесть печей, т.е. крематориев. Они работают непрерывно. Сжигание трупов умерших в лагере — лишь малая часть их работы. Эти печи предназначены для живых, а не для мёртвых. И каждый день, да, каждый день по железнодорожной линии, которая ведёт в лагерь, прибывают поезда с евреями из Болгарии, Греции, Румынии, Венгрии, Италии, Германии, Голландии, Бельгии, Франции, Польши, а до недавних пор прибывали и из России (…) Ужасно думать об этом, ужасно видеть, как по лагерной улице едут грузовики, которые везут на смерть 4000 детей младше 10 лет (детей из гетто Терезиенштадта в Чехии). Одни плакали и звали «Мама!», другие, наоборот, улыбались прохожим и махали ручками. Через четверть часа все они были мертвы, и их анестезированные газом маленькие тела горели в ужасных печах. Кто мог бы счесть возможными такие сцены? Но я гарантирую и заверяю, что это действительно было, и призываю в свидетели живых и мёртвых. Убивают газом. Да, газ стоит дорого, и зондеркоманда, которая обслуживает камеры, расходует его экономно. Используемая доза убивает более слабых, а более сильных только усыпляют. Последние снова приходят в себя в тележках крематория и падают живьём в огненную бездну».

Студентка: Но это ещё страшнее современной версии!

Ф. Брукнер: Утверждение, будто немцы сжигали живьём евреев, особенно еврейских детей, сегодня не повторяет ни один историк, но во время войны оно входило в стандартный репертуар пропаганды ужасов нацизма и долго держалось ещё после войны. Вспомните отрывок из вышедшей в 1958 году книги Эли Визеля «Ночь», который я зачитал вам позавчера.

В качестве орудия преступления в докладах Делегатуры неоднократно упоминался некий «пневматический молот». Иногда под этим имелось в виду пневматическое ружьё, из которого обречённых на смерть убивали выстрелом в затылок, иногда своего рода подвижный потолок, который, опускаясь, разбивал головы узникам камеры смертников.

Студент: Опять фантастические способы убийства, как в Белжеце и Треблинке.

Ф. Брукнер: Верно. Согласно другим сообщениям, людей убивали в «электрических ваннах» или отрубали им головы. Говорилось и о газах: о БОВ, о мифическом газе под названием «крецолит» и, наконец, о синильной кислоте. Но никогда не утверждалось, будто она использовалась в форме пестицида Циклон-Б.

Студент: Агенты Делегатуры, конечно, не имели доступа к крематориям и не могли точно знать способов убийства, поэтому неизбежно распространялись самые дикие слухи.

Ф. Брукнер: Любопытно, что ни в одном из 32 докладов местом убийства не назывались крематории Бжезинки. Газовые камеры помещали в какие-то «дома в лесу»; иногда их описывали, как «души, из которых вместо воды шёл газ», иногда, как «огромные залы с окнами, через которые забрасывали газ». Как мы помним, согласно официальной версии, убийства газом в крематориях Бжезинки начались в марте 1943 года. Последний доклад Делегатуры об Освенциме датирован 7 июля 1944 года. Это значит, что Делегатура за 16 месяцев не смогла установить местонахождение газовых камер, хотя в 1944 году (неизвестно, в каком месяце) был составлен точный план Бжезинки, на котором, в частности, точно указывалось, где находятся кухни и прачечные женского лагеря. Выводы, которые можно сделать из этих голых фактов, однозначны.

За пределами Польши доклады Делегатуры не вызывали ни малейшего интереса. Английский еврей Мартин Гилберт пишет в своей книге «Освенцим и Союзники»:

«Названия и географическое положение четырёх лагерей уничтожения: Хелмно, Треблинки, Собибура и Белжеца — стали известны в союзных странах, самое позднее, летом 1942 года. Зато существование газовых камер в Освенциме­Бжезинке оставалось тайной с первой недели мая 1942 года, с момента их ввода в действие, до третьей недели июня 1944 года (…) И даже тем, кто, как они полагали, составляли всё более полную картину того, что происходило с евреями, название «Освенцим» в эти годы почти ничего не говорило (…) Оно не входило в хорошо известный и часто цитируемый список мест уничтожения»[291].

Студент: В крематории базового лагеря якобы убивали газом уже с февраля 1942 года. Как же «тайна Освенцима» могла оставаться неизвестной союзникам целых 28 месяцев?

Ф. Брукнер: Вот именно. И после июня 1944 года об Освенциме говорили только еврейские организации на Западе; союзные правительства продолжали хранить молчание, и Ватикан тоже.

Студент: Ватикан молчал, потому что, в противном случае, немцы могли подвергнуть репрессиям католическую церковь и лично Папу.

Ф. Брукнер: Лично с Папой Римским после 4 июня 1944 года они ничего не могли сделать, потому что в этот день англо-американские войска вошли в Рим. Национал­социалисты были не настолько безумны, чтобы при постоянно ухудшающейся военной обстановке преследовать ещё и католическую церковь, тем самым восстанавливая против себя всех католиков Европы, включая немецких. Я хотел бы обратить ваше внимание на то, что у католического епископа Клеменса Галена, который в своих проповедях выступал против т.н. эвтаназии — медицинского умерщвления душевнобольных, ни один волос не упал с головы, как и у его единомышленника протестантского епископа Теофиля Вурма. После выступлений этих двух епископов, по крайней мере, в самой Германии эвтаназия была прекращена.

Международный Красный Крест также упорно молчал. В сентябре 1944 года его делегация посетила Освенцим. В докладе, составленном после этого для центра в Женеве, делегаты писали, что ходят слухи, будто людей в Освенциме в массовом порядке убивают газом в «очень современном душевом помещении, но не представлялось возможным что­то доказать. Сами заключённые об этом не говорили»[292].

Студент: Значит, даже в сентябре 1944 года об Освенциме не было ничего, кроме «слухов», и убийства газом происходили в душевой, а не в крематориях.

Ф. Брукнер: Всё изменилось два месяца спустя. В ноябре 1944 года в США появился т.н. «Доклад КВБ» — что означало «Комитет военных беженцев». Речь шла об организации, созданной в начале 1944 года под эгидой министра финансов США, еврея Генри Моргентау. «Доклад КВБ» содержал три описания, данных бежавшими из Освенцима бывшими заключёнными. Важнейшим из них был т.н. «Доклад Врбы-Ветцлера». Рудольф Врба (настоящее имя Вальтер Розенберг) и Альфред Ветцлер — это два молодых словацких еврея, которым 7 апреля 1944 года удалось бежать из Освенцима. Потом они пробрались в Словакию и опубликовали там документ о лагере на словацком языке, который позже был переведён на английский. Отрывок из него фигурировал на Нюрнбергском процессе, как «доказательный материал» обвинения[293]. Согласно этому документу, в Бжезинке до апреля 1944 года были убиты газом 1 765 000 евреев, в том числе 150 000 французских и 50 000 литовских. Правда, из Франции за всю войну был депортирован 75 721 еврей, и не все они попали в Освенцим[294], а о депортации литовских евреев в Освенцим историки вообще никогда не упоминали.

Р. Врба и А. Ветцлер так описывали убийства газом в крематории II Бжезинки:

«2000 человек заполняют эту камеру так, что они могут только стоять (…) Когда все уже в камере, закрывается тяжёлая дверь. Потом короткое время ждут, вероятно затем, чтобы температура в камере стала достаточно высокой, потом эсэсовцы в противогазах поднимаются на крышу, открывают оконные ставни и высыпают в камеру из жестяных банок препарат в форме порошка (…) На банках написано: «Циклон» для уничтожения вредных насекомых (…) Через три минуты все в камере мертвы (…) Потом камеру открывают, проветривают, и зондеркоманда отвозит трупы на плоских вагонетках полевой железной дороги к печам, где их сжигают»[295].

Попробуйте сравнить это описание с позднейшей версией убийств в Освенциме.

Студент: Обе версии совпадают в том, что убийства газом происходили в крематориях Бжезинки и что орудием убийства был Циклон. Таким образом, «Доклад Врбы-Ветцлера» представляет собой значительный шаг по направлению к современной версии. Различие заключается в том, что газовая камера у Врбы-Ветцлера явно находится на том же уровне, что и печь, иначе трупы туда нельзя было бы доставлять по рельсам «полевой железной дороги». Однако, как вы говорили позавчера, морг, который согласно ортодоксальной версии служил газовой камерой, находился этажом ниже, чем печь.

Ф. Брукнер: О «Докладе КВБ», который иногда называют также «Освенцимскими протоколами», Энрике Айнат написал работу, которую я очень советую прочесть. Но она, к сожалению, пока существует только на испанском языке. В ней автор указывает и на другие противоречия между «Докладом Врбы-Ветцлера» и нынешней официальной версией[296].

27 января 1945 года Освенцим был освобождён Красной армией. Вслед за солдатами в лагерь вошли и советские журналисты, самым знаменитым из которых был военный корреспондент Борис Полевой, еврей по национальности. Как вы помните, немцы отпустили 8000 слабых и неработоспособных заключённых, так что Б. Полевой и его коллеги имели возможность в деталях узнать от большого количества свидетелей о том, что происходило в этом лагере. 2 февраля в газете «Правда» появилась статья Б. Полевого, в которой, в частности, можно было прочесть следующее:

«В прошлом году, когда Красная армия раскрыла перед всем миром страшные и отвратительные тайны Майданека, немцы в Освенциме начали заметать следы своих преступлений. Они сровняли с землёй холмы, так называемых, «старых могил» в восточной части лагеря, взорвали и уничтожили следы электроконвейера, где сотни людей одновременно убивались электрическим током; трупы падали на медленно ползущую печь, где и сгорали дотла (…) Увезли в тыл особые подвижные аппараты для умерщвления детей. Стационарные газовые камеры в восточной части лагеря были перестроены: к ним приделали даже башенки и архитектурные украшения, чтобы они выглядели невинными гаражами (…) Этот гигантский комбинат смерти был оборудован и снабжён всеми орудиями пыток, какие только могли изобрести немецкие изверги»[297].

Студент: Я надеюсь, о конвейере, на котором заключённых отправляли током на тот свет, мир тогда услышал в первый и в последний раз?

Ф. Брукнер: Да, как и о прелестно разукрашенных газовых камерах «в восточной части лагеря».

Студентка: Похоже, Б. Полевой дал волю своей необузданной фантазии.

Студент: Может быть ещё одно объяснение: бывшие заключённые солгали ему. Но зачем они рассказывали о вымышленных ужасах, если пережили вполне реальные?

Ф. Брукнер: Вот именно, зачем? Статья Б. Полевого доказывает, что западные союзники и советская сторона не скоординировали своевременно общую пропагандистскую легенду в вопросе об Освенциме. В ноябре 1944-го появился доклад КВБ, в котором говорилось, что массовые убийства совершались в крематориях с помощью Циклона. Очевидно, американцы или действовавшие в Америке еврейские организации не сообщили своевременно эту версию в Москву, иначе Б. Полевой в своей статье в «Правде» не выдумал бы электрический конвейер и не поместил бы газовые камеры в восточной, а не в западной части Освенцима. Вот причина разночтений!

Студентка: А когда история Освенцима была сформулирована в своей современной версии?

Ф. Брукнер: Вскоре после освобождения этого лагеря. Перед советско-польской следственной комиссией выступили три польских еврея — Генрик Таубер, Шлама Драгон и Генрик Мандельбаум. Они были членами, так называемой, «зондеркоманды». Я говорю «так называемой», потому что этот термин, в связи с крематориями, не подкреплён документально. В документах говорится просто о «персонале крематория», но ради упрощения мы и впредь будем употреблять этот обычный для специальной литературы термин. Трое названных свидетелей в один голос заявили, что орудием убийства служил пестицид Циклон-Б и локализовали, как место преступления, крематории Бжезинки. Таким образом, ложь об Освенциме обрела свою нынешнюю форму, только число жертв было позднее резко сокращено.

Как вы помните, советско-польская комиссия говорила о четырёх миллионах погибших в Освенциме. Эту цифру Г. Таубер повторил 24 мая 1945 года перед польским следователем[298], что является одним из многих доказательств того, что свидетелей инструктировали перед допросом, что именно они должны говорить. Даже если исходить из возможности реальных убийств в газовых камерах, свидетели не могли знать общее число жертв.

Студент: Если я вас правильно понял, задача зондеркоманды заключалась в обслуживании газовых камер и крематориев?

Ф. Брукнер: Совершенно верно.

Студент: Тогда члены зондеркоманды были самыми опасными свидетелями, поскольку они знали процесс уничтожения во всех деталях. Как же немцы оставили в живых столь опасных свидетелей, как Г. Таубер, Ш. Драгон и Г. Мандельбаум, вместо того, чтобы своевременно их устранить?

Ф. Брукнер: Речь идёт не только об этих троих. Хотя в официальной литературе говорится, будто членов зондеркоманды ликвидировали каждые четыре месяца и заменяли новыми, благодаря невероятному стечению чудесных обстоятельств они годами оставались в живых целыми толпами, а после войны рассказывали перед судами и комиссиями о том, какие ужасы они пережили.

 

[290] Enrique Aynat. Estudios sobre el «Holocausto», Valencia 1994. Deutsche ubersetzung: Die Berichte des polnischen Widerstandes uber die Gaskammern von Auschwitz, Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 2/2004.

[291] Martin Gilbert. Auschwitz und die Alliierten, Verlag C.H. Beck, Munchen 1982, S. 119.

[292] Documents sur l’activite en faveur des civils detenues dans les camps de concentration en Allemagne, Genf 1947, S. 92.

[293] Nurnberger Dokument L-022.

[294] Serge Klarsfeld. Memorial de la deportation des Juifs de France, Paris 1978.

[295] Archiv des staatlichen Auschwitz-Museums, RO, Band XXa, S. 26/27.

[296] Enrique Aynat. Los protocolos de Auschwitz — Una fuente historica?, Garcia Hispan, Valencia 1990.

[297] Б. Полевой. «Комбинат смерти в Освенциме», Правда, 2 февраля 1945 года.

[298] Akten des Hoss-Prozesses, Band 11, S. 150.

X