Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Майданек. Газовые камеры и массовый расстрел,

якобы имевший место 3 ноября 1943 года

Ф. Брукнер: Согласно докладу польско-советской следственной комиссии, составленному в период с 4 по 23 августа 1944 года, в Майданеке были четыре газовых камеры для убийства людей. Камеры №№ 1-3 находились в лагерном бараке № 41, именовавшемся «баней», а камера № 4 — рядом с душевой, в отдельном флигеле того же здания[254]. Польские историки позже добавили ещё пятую газовую камеру, о которой эта комиссия ничего не знала и которая якобы находилась в новом крематории лагеря.

В своём написанном в апреле 1988 года докладе Фред Лейхтер рассматривал, главным образом, именуемые газовыми камерами для убийства людей помещения в Освенциме I и Освенциме-Бжезинке, но касался также аналогичных помещений в Майданеке. Согласно его выводам, они не могли служить для убийства людей газом[255]. В конце 1988 года Жан-Клод Прессак подверг Ф. Лейхтера критике в одной из своих статей; его собственные доводы были не вполне безупречны, но в целом он дал довольно тонкий анализ проблемы[256]. Ж.-К. Прессак, кстати, никогда не посещал Майданек и пользовался только планами соответствующих помещений. Он фактически исключил убийство газом Циклон-Б, но считал правдоподобным, что использовалась моноокись углерода.

Через десять лет К. Маттоньо в своей, написанной вместе с Ю. Графом, книге о Майданеке взял эту статью Ж.-К. Прессака за исходную точку главы о газовых камерах в Майданеке.

Начнём с именуемого газовой камерой помещения в новом крематории. Оно находится между кабинетом для аутопсии, коридором и моргом. Как писал Прессак, директриса мемориала «Майданек» ответила ему на его запрос, что эта камера использовалась «мало, очень, очень мало», что, по мнению автора, означало, если говорить открытым текстом, что она вообще не использовалась. Поскольку это помещение не имело механической вентиляции, аргументирует он, после каждого цикла приходилось бы на длительное время очищать от людей весь крематорий. Если бы Прессак лично изучил этот лагерь, он, несомненно, добавил бы ещё, что на стенах этого помещения нет следов синих пятен, что полностью исключает применение Циклона-Б.

Студент: Значит, в данном случае налицо явный и крайне примитивный обман?

Ф. Брукнер: Что касается остальных четырёх газовых камер, то здесь обман не так легко раскрыть, потому что в них бесспорно использовался Циклон-Б, о чём свидетельствуют синие пятна на стенах. Сохранившиеся в большом количестве документы чётко доказывают, что эти помещения планировались и строились, как камеры для дезинсекции. В их строительстве участвовали, кстати, и польские фирмы, например, фирма «Михал Охник», которая 18 ноября 1942 года составила калькуляцию сооружения двух каминов размером 0,75 х 0,75 х 1,70 м в газовых камерах (так в тексте!) и проделывания соответствующих отверстий в потолке[257].

Студент: Если в этих помещениях действительно использовался Циклон-Б, то с помощью химического анализа нельзя доказать, что в них не убивали людей.

Ф. Брукнер: Действительно, нельзя. Такой анализ доказывает только, что в этих камерах применялась синильная кислота, но нельзя однозначно сказать, убивали ею насекомых или людей, или и тех, и других.

Студент: Значит, тезис ревизионистов нельзя доказать!

Ф. Брукнер: Собственно, обвинитель должен доказывать вину обвиняемого, а не тот или иной защитник — его невиновность. Но технические расчёты заставляют исключить использование этих камер для убийства людей газом, что равнозначно «доказательству ревизионистского тезиса».

Первые три камеры расположены в северо-западной части здания «Баня и дезинфекция». В камере № 3 нет отверстий в потолке для вбрасывания гранулята Циклон-Б. Для дезинсекции это и необязательно, так как в этом случае человек в противогазе просто может рассыпать препарат по полу. Но при убийстве газом людей это, разумеется, невозможно, так что в данном помещении людей убивать газом не могли.

В первой и второй камерах в потолке имеются отверстия, но они пробиты столь неловко, что возникает подозрение, будто их проделали поспешно перед прибытием польско-советской комиссии. Доказательством служит рассказ советского писателя Константина Симонова, который был корреспондентом газеты «Красная звезда» и посетил Майданек сразу же после его освобождения. К. Симонов точно описывает камеру № 1, но не упоминает никаких отверстий в потолке. Зато такое отверстие бросилось ему в глаза в смежной камере дезинфекции барака № 42, о которой никто не упоминал, как о месте убийства людей[258].

Студент: Возражаю! Это слабый аргумент. Если К. Симонов не упоминает отверстие в камере № 1, это не значит, что его там не было.

Ф. Брукнер: Послушайте, как К. Симонов описывает процесс убийства газом: «Более 250 человек запихивали в помещение площадью 40 м2. После того, как их туда загоняли, закрывалась стальная дверь. Щели заделывали клеем, чтобы сделать помещение ещё более герметичным, и зондеркоманда в противогазах вводила «Циклон» из банок через трубы из смежного помещения (…) «Циклон» вводился через трубы. Эсэсовец, который руководил операцией, наблюдал за процессом удушения, длившимся, согласно разным показаниям, от двух до десяти минут»[259].

Ваш комментарий?

Студент: Этот метод совершенно невозможен. Гранулят нельзя вводить через трубы.

Ф. Брукнер: Описание К. Симонова доказывает, таким образом, что бывшие заключённые Майданека, от которых он получил эту «информацию», никогда не присутствовали при убийстве газом Циклон-Б и не имели представления о способе использования этого пестицида, а просто дали волю своей фантазии. К. Симонов не знал, что для убийства людей Циклоном-Б нужно отверстие в потолке для его вбрасывания. Но в польско-советскую комиссию, которая прибыла через десять дней после него, входили инженеры и токсикологи, которые очень хорошо знали о свойствах Циклона-Б и не могли повторить в своём «докладе экспертов» бессмыслицу, пересказанную К. Симоновым. Люки в потолках камер I и II были пробиты, вероятно, в первых числах августа 1944 года.

И ещё о камере № 4. Она не могла служить газовой камерой для убийства людей, так как в ней было окно, которое заключённые, конечно, сразу же разбили бы.

Студент: Минутку! А если это окно тоже сделали после освобождения Майданека?

Ф. Брукнер: Его рама сильно посинела, а это доказывает, что окно уже было, когда в этом помещении использовали синильную кислоту.

Студентка: Эта явная несообразность должна была бросаться в глаза посетителям лагеря!

Ф. Брукнер: Нет, не бросается. Сила внушения столь велика, что ни один из тысячи посетителей не усомнится ни на секунду в реальности страшных историей, которые он слышал с самого раннего детства. Если же кто-то осмелится задавать экскурсоводу критические вопросы, его сразу заставят замолчать встречным вопросом: «Вы что, хотите реабилитировать Гитлера?»

Студент: Говорят ли, что в Майданеке использовалась для убийства также моноокись углерода?

Ф. Брукнер: Говорят. Яд якобы подавался в камеры из больших стальных бутылок. В одной камере барака № 41 и сегодня стоят две таких стальных бутылки. Но на них написано, что они содержат не моноокись углерода, а безвредную двуокись углерода. Опять налицо грубый обман.

Студентка: Допустим, бутылки содержали моноокись углерода. Можно ли считать это доказательством убийства людей газом?

Ф. Брукнер: Это вопрос всем присутствующим.

Студент: Наличие бутылок с моноокисью углерода в камере барака № 41 в Майданеке доказывало бы только, что кто-то их туда поставил.

Ф. Брукнер: Совершенно верно!

Ещё один чрезвычайно важный момент. Как мы уже знаем, польское движение Сопротивления было прекрасно информировано о происходящем в Майданеке. Если бы там действительно убивали людей газом, об этом узнали бы уже через несколько дней. Посмотрим доклады, которые бойцы Сопротивления составляли в этот период для польского эмигрантского правительства в Лондоне.

Первое упоминание о газовой камере мы встречаем в докладе от 15 декабря 1942 года в одном-единственном предложении: «Газовая камера и крематорий работают». В последующие месяцы об этой газовой камере больше нет речи. 20 декабря движение Сопротивления приходит к чёткому выводу, что Майданек не является лагерем уничтожения, так как «истребление еврейского элемента почти завершено и осуществляется в лагерях Треблинка, Белжец, Коле (несомненно, имеется в виду Кульмгоф или Хелмно) и Собибур»[260]. Отметим, что и Освенцим отсутствует в этом списке лагерей уничтожения. Строительство Майданека этот доклад связывает с «антипольскими мерами немецких властей».

В уже упомянутом докладе движения Сопротивления, датируемом концом января или началом февраля 1943 года, нет ни слова о газовых камерах. Они начинают регулярно упоминаться в докладах только с начала мая 1943 года.

Подведём итог. Убийства газом в Майданеке якобы начались в августе 1942 года и продолжались до октября 1943 года. Если не считать одну фразу в докладе от середины декабря 1942 года, в сообщениях движения Сопротивления с августа 1942 до начала мая 1943 года нет никаких указаний на такие убийства. Если бы они имели место, бойцы Сопротивления сразу бы узнали и постоянно сообщали бы об этом. Значит, их не было, и все доклады об убийствах газом с мая по октябрь 1943 года заведомо неправдоподобны.

В заключение я хотел бы ещё вкратце сказать о якобы имевшем место массовом расстреле еврейских рабочих военных заводов 3 ноября 1943 года — событии также совершенно неправдоподобном из-за полной экономической абсурдности такой меры. К. Маттоньо убедительно доказал, что в данном случае речь идёт о ещё одной выдумке еврейской и польской пропаганды ужасов нацизма.

Студент: Мы хотели бы знать, что произошло 3 ноября 1943 года в Майданеке, согласно официальной истории и почему эта версия неправдоподобна.

Ф. Брукнер: Главным свидетелем этого якобы имевшего места массового убийства был обершарфюрер СС Эрих Муссфельдт, начальник крематория в Майданеке, который 16 августа 1947 года, находясь в польском плену, дал довольно подробное его описание[261]. Перед казнью еврейских заключённых заставили вырыть три зигзагообразных рва длиной около 100 м и глубиной более двух метров. Расстрел длился с 6-7 часов утра до 5 часов пополудни. Более 17 000 обречённых на смерть евреев выводили десятками из барака и заставляли бежать ко рвам. Расстрельные команды регулярно сменялись. Он, Э. Муссфельдт, наблюдал эту сцену из окна расположенного поблизости нового крематория.

Может быть, наш математик Владимир быстро подсчитает, сколько времени потребуется в этих условиях на расстрел одного десятка?

Студент: Логично исходить из того, что кандидаты на смерть распределялись равномерно по трём рвам, так что на каждый ров приходилось (17 000 : 30) = 567 расстрелов десятками. Так как эта акция длилась максимум 11 часов, на расстрел одной группы (11 х 3600 : 567) уходило около 70 секунд. За эти 70 секунд десять жертв должны были добежать до отведённого им рва, залезть на непрерывно растущую гору трупов их расстрелянных единоверцев и принять смерть от пуль.

Ф. Брукнер: Было ли это возможно?

Студент: Несомненно, но лишь в случае постоянного взаимодействия между палачами и жертвами. Э. Муссфельдт не говорил, как долго эсэсовцы и евреи тренировались, чтобы эта акция прошла без накладок?

Ф. Брукнер: Я вижу, у вас явная склонность к цинизму. Конечно, вся эта история — полная бессмыслица. Евреи, поняв, что им нечего больше терять, попытались бы бежать, и вся акция обратилась бы в хаос, ещё не начавшись. Польское движение Сопротивления узнало об этой «бойне» только 15 ноября, хотя деревня Дзесята находилась всего в 500 м от «места казни», и датировало её пятым, а не третьим ноября[262]. О сожжении более 17 000 трупов в его докладах не было ни слова, хотя, по Муссфельдту, оно длилось до Рождества. Кстати, описание Э. Муссфельдтом процесса сожжения изобилует несообразностями, но я не буду на них останавливаться, так как нечто подобное мы уже рассматривали в связи с Треблинкой.

Студент: Значит, из Э. Муссфельдта выбили такие показания?

Ф. Брукнер: Разумеется. Поляки могли принудить любого попавшего в их руки немца к даче любых показаний.

Предположительно, еврейские рабочие военных заводов в начале ноября 1943 года полностью или частично были переброшены из Майданека и его лагерей-спутников в другое место, а пропаганда впоследствии превратила эту «переброску» в массовый расстрел. В пользу этой версии говорит тот факт, что число еврейских рабочих военных заводов в Генерал-губернаторстве с октября 1943 по январь 1944 года не только не уменьшилось, как следовало бы ожидать после такой бойни, а наоборот, увеличилось[263].

Студентка: Как может официальная история, в свете изложенных вами фактов, всерьёз придерживаться этой версии, будто Майданек был лагерем уничтожения?

Ф. Брукнер: После того, как Майданек десятилетиями изображался центром уничтожения, вся официальная история Холокоста треснет по швам, если пожертвовать этим «лагерем уничтожения». Политики и историки, прежде всего, в ФРГ и Польше, стали пленниками своей собственной лжи, и любое исправление допущенных ими фальсификаций истории таит в себе непредсказуемый риск. Если признать, что о Майданеке лгали, очень многие люди спросят, а не лгали ли так же об Освенциме и Треблинке? От этих двух «лагерей уничтожения» нельзя отказаться, иначе вся история Холокоста рассыплется, как карточный домик.

Кроме того, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что в Дюссельдорфе с 1975 по 1981 год проходил суд над бывшими служащими лагерного персонала, в ходе которого СМИ изображали обвиняемых зверями в человеческом облике, а сотни школьных классов пропустили через зал суда, чтобы натравить детей на «поколение преступников», их отцов и дедов. Восемь обвиняемых за участие в якобы имевших место убийствах газом и в якобы имевшем место массовом расстреле 3 ноября 1943 года были осуждены на разные сроки лишения свободы: от пожизненного до трёх лет[264].

Если теперь согласиться, что этих преступлений не было, и германская юстиция вынесла вопиюще несправедливый приговор, сразу же будут поставлены под вопрос и приговоры всех других судов ФРГ по делам «нацистских преступников», потому что все эти процессы проводились по одному шаблону.

Дамы и господа, наша сегодняшняя лекция закончена. Благодарю вас за проявленный интерес и активное сотрудничество. Завтра мы рассмотрим эпицентр Холокоста — концлагерь Освенцим. Опять небольшое домашнее задание для одного из вас. Кто готов внимательно прочитать в русском издании «Энциклопедии Холокоста» 13 страниц об Освенциме и завтра сделать резюме? Да, белокурый молодой человек с усиками?

Студент: Меня зовут Игорь, по образованию я историк и специализируюсь по новейшей истории, в частности, по Второй мировой войне, так что я кое-что уже знаю об Освенциме.

Ф. Брукнер: Хорошо, Игорь, тогда я охотно доверяю вам эту задачу. До завтра!

 

[254] Государственный архив РФ, 7021-107-9, стр. 229-243.

[255] Fred Leuchter, Punkt 12.002.

[256] Jean-Claude Pressac. «Les carences et incoherences du rapport Leuchter», in: Journal J, Dezember 1988.

[257] Wojewodskie Archiwum Panstwowego w Lublinie, Zentralbauleitung, 145, S. 13.

[258] Constantino Simonov. Il campo delle Sterminio, Fremdsprachlicher Verlag, Moskau 1944, S. 8.

[259] Ibidem.

[260] Krystyna Marczewska und Wladyslaw Wazniewski. «Oboz koncentracyjny na Majdanku…» , S. 169.

[261] Anna Zmijewska-Wisniewska. «Zeznania szefa krematorium Erich Muhsfeldta na temat bylego obozu koncentracyjnego w Lublinie (Majdanek)», in: Zeszyty Majdanka, Nr. 1, 1965, S. 142-146.

[262] Krystyna Marczewska und Wladyslaw Wazniewski. «Oboz koncentracyjny na Majdanku…», S. 207.

[263] Raul Hilberg. Die Vernichtung der europaischen Juden, Band II, S. 563.

[264] Bezirksgericht Dusseldorf. Urteil Hackmann u.a. XVII 1/75, Band I, S. 778-795.

X