Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Археологические исследования в Белжеце

Ф. Брукнер: Единственная до сих пор серьёзная попытка апологетов официальной истории Холокоста добыть вещественные доказательства имевших место, по их утверждению, массовых убийств в одном из т. н. «лагерей уничтожения» относится к 2000 году. За три года до этого польский «Совет хранения памяти о борьбе и мученичестве» принял мудрое решение: не довольствоваться больше свидетельскими показаниями, а организовать на территории бывшего лагеря Белжец, где теперь находится только чистое поле, поиск описанных свидетелями массовых захоронений, а также остатков газовых камер.

С 1997 по 1999 годы группа археологов Торуньского университета, которой руководил проф. Анджей Кола, провела раскопки, состоявшие из четырёх этапов и длившиеся в общей сложности 90 дней. Доклад о полученных результатах А. Кола опубликовал в 2000 году[149].

В третьей главе своей вышедшей в 2004 году книги о Белжеце Карло Маттоньо даёт подробный анализ экспертизы А. Колы[150]. Тем, кто хотел бы сравнить методы работы ортодоксальных историков и ревизионистов, я рекомендовал бы при случае прочесть обе эти книги.

Прежде чем мы перейдём к вопросу о мнимых массовых убийствах в Белжеце, предпошлём им ряд фактов, которые ревизионисты не оспаривают, так как они документально подтверждены.

В июне 1940 года руководство Германского Рейха решило вырыть большой противотанковый ров между реками Буг и Сан на границе между Генерал-губернаторством и Советским Союзом. При этом на принудительных работах использовались 15 000 евреев, которые были размещены в целой сети из десяти лагерей; 2500 из них были отправлены в Белжец, который весной того же года короткое время использовался также, как лагерь для интернирования цыган[151].

20 сентября 1940 года Трудовое управление Люблина выпустило «Объявление для еврейского населения Люблина», в котором говорилось, что евреи, которые не зарегистрируются в Трудовом управлении, будут «сразу же отправлены в рабочий лагерь Белжец»[152].

Студентка: Значит, существование этого лагеря не было тайной?

Ф. Брукнер: Было бы невозможно скрыть существование целой сети рабочих лагерей. Условия в этих еврейских лагерях были скверными. В «Докладе о результатах посещения врачами лагерей группы Белжец» немецкие врачи подвергли их состояние резкой критике. С евреями, писали они, плохо обращаются, гигиенические условия катастрофические и т.п.[153]

Правда, уже в конце октября еврейский рабочий лагерь Белжец был распущен, и заключённые из Варшавы и Радома смогли вернуться в свои родные города, остальных использовали для строительства дорог в других местах[154].

Студент: Значит, по крайней мере, осенью 1940 года политика истребления не проводилась?

Ф. Брукнер: Но этого никто и не утверждает. «Лагерь уничтожения», от которого не сохранилось почти никаких документов, якобы был открыт на территории бывшего рабочего лагеря только в середине марта 1942 года и действовал до середины декабря. Сегодня территория лагеря обнесена забором. Его площадь — 6, 2 гектара.

Студентка: Такой маленький лагерь мог принять лишь часть тех 434 000 человек, которые были отправлены туда в течение девяти месяцев. Что же произошло с депортированными, если их не уничтожили?

Ф. Брукнер: Именно это мы и пытаемся выяснить. В Белжеце якобы были два здания для убийства газом, но они работали не параллельно, а по очереди: первое разобрали в июне 1942 года и заменили вторым.

Единственный свидетель, поляк по имени Станислав Козак, 14 октября 1945 года, на допросе местному следователю дал ряд конкретных сведений о первом здании, в постройке которого он, по его словам, участвовал вместе с двадцатью другими поляками (кстати, когда здание было готово, от этих двадцати поляков не избавились, как от «опасных свидетелей», а отпустили их домой). Это здание, по утверждениям С. Козака, было деревянным, занимало площадь 12 х 8 м и разделялось на три помещения, в каждом из которых находилась печь весом около 250 кг, соединенная с водопроводной трубой[155].

Студентка: Непонятно, зачем нужны в газовой камере печь и водопроводная труба?

Ф. Брукнер: Об этом мы поговорим позже. Существование этих печей и водопроводных труб поможет нам понять истинное назначение лагеря Белжец.

Студент: Как подавались в камеры выхлопные газы, вырабатываемые мотором?

Ф. Брукнер: Об этом С. Козак умолчал, но информацию об этом добавил два дня спустя, 16 октября 1945 года, некий Михал Кусмерчак. Он, правда, не утверждал, что сам наблюдал убийства газом, а говорил лишь, что слышал об этом от одного свидетеля. Мотор якобы находился в 30 м от здания и был зарыт в землю на глубину трёх метров. От его выхлопной трубы в камеры барака вели трубы диаметром 2,5 дюйма[156].

Почему мотор был так удалён от здания и зарыт на три метра в землю, ни один здравомыслящий человек понять не может, но Майкл Трегенца принимает эту бессмыслицу всерьёз. К статье о Белжеце своего соотечественника Робина О’Нейла он приложил чертёж, на котором видны «мотор для подачи газа, находящийся в яме» и «подземные газовые трубы»[157].

Согласно показаниям С. Козака, это первое здание для убийства газом находилось в южной части лагеря, вблизи от железной дороги. При раскопках группа проф. А. Колы, разумеется, искала в этой зоне остатки здания и действительно их нашла: были откопаны устои бетонного здания площадью 26 х 12 м, разделённого, минимум, на шесть одинаковых помещений площадью примерно 16,6 х 3,8 м каждое. Шестое помещение было дополнительно разделено на два меньших.

Так как через здание проходил канал длиной 6 м, А. Кола пришёл к напрашивающемуся выводу, что речь идёт о яме для ремонта автомобилей и что это здание было гаражом[158]. Однако через восемь страниц он вдруг пытается выдать то, что только что было гаражом, за «первое здание для убийства газом»[159].

Студентка: Но это невозможно уже по той причине, что последнее, по С. Козаку, было деревянным, делилось не на шесть, а на три части и имело площадь не 26 х 12 м., а 12 х 8 м.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Теперь о втором здании. Опираясь на описания разных свидетелей, суд ФРГ на процессе по делу Белжеца 18-21 января 1965 года установил, что в этом случае речь шла о «массивном каменном здании с шестью газовыми камерами площадью 4 х 5 м»[160].

Студент: Опять это нелепое деление здания на шесть камер! Вы можете себе представить, насколько это затруднило бы процесс уничтожения! Если действительно надо было убить несколько сот тысяч людей за девять месяцев, следовало бы действовать рациональней.

Ф. Брукнер: Конечно! Кстати, свидетель номер один по делу Белжеца Курт Герштейн говорил не о шести и не о трёх, а о четырёх камерах — полнейшая неразбериха. Но вернёмся к результатам раскопок. Польские археологи нашли остатки шести зданий, в том числе одного, которое А. Кола обозначил буквой «G». Речь идёт о деревянном прямоугольном строении площадью 3,5 х 15 м.

Поскольку оно находилось на севере территории лагеря, там, где по показаниям свидетелей помещались «газовые камеры второго этапа», А. Кола и его коллеги сделали вывод, что здание G «вероятно» и было этим зданием для убийства газом[161].

Исходя из догматической предпосылки, что второе здание должно существовать, поскольку это подтверждено свидетелями, команда археологов и в этом случае закрыла глаза на очевидный факт: если это здание было каменным и имело площадь (6 х 4 х 5) = 120 м2, оно никак не могло быть идентичным деревянному зданию площадью около 52,5 м2.

Честней, чем А. Кола, поступает в этом случае Робин О’Нейл, как и Майкл Трегенца — мини-комета на небе Холокоста, который поддерживал команду археологов в их поисках. Он пишет:

«Мы не нашли никаких следов бараков для убийства газом ни на первом, ни на втором этапе строительства лагеря»[162].

Как по вашему мнению объясняет О’Нейл это обстоятельство?

Студент: Несомненно, тем, что немцы замели все следы этих зданий.

Ф. Брукнер: Вы попали в точку. Я вижу, у вас постепенно вырабатывается иммунитет на образ мышления и аргументацию ортодоксальных историков Холокоста.

Перейдём теперь к массовым захоронениям. Трупы убитых в Белжеце, начиная с марта 1942 года, якобы постоянно зарывались в такие массовые могилы, но сразу же после прекращения убийств в газовых камерах в середине декабря 1942 года эти могилы пришлось разрыть и начать сжигание трупов под открытым небом[163]. Потом пепел и остатки костей ссыпали в могилы и снова их зарыли.

Студентка: Если немцы не построили в Белжеце крематориев, почему они сразу не сожгли трупы под открытым небом, вместо того чтобы предварительно их зарывать? Кстати, сжигание сотен тысяч трупов, особенно зимой, связано со сложнейшими техническими проблемами. Надо было бы месяцами поддерживать огромный костёр, видный издалека.

Ф. Брукнер: И разведка польского Сопротивления, которая необыкновенно активно работала всю войну, сразу же узнала бы об этом и передала бы сообщение польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. Но ничего подобного не произошло; нет ни одного соответствующего доклада, из чего можно заключить, что такой грандиозной акции сожжения трупов просто не было. О технических проблемах массового сожжения трупов на открытом воздухе мы будем подробно говорить в связи со следующим «лагерем уничтожения», Треблинкой.

В книге Рудольфа Редера «Белжец» имеется сделанный чертёжником И. Бау со слов автора эскиз лагеря. Как видите, на нём изображены 32 могилы, все расположенные на территории лагеря. Шесть из них — в два ряда по три — находятся к северу от газовых камер, остальные 26 — в два ряда по 13 — на юге лагеря[164].

Правда, Р. Редер говорил в 1945 году в заявлении перед Еврейской исторической комиссией не о 32, а о 30 могилах. Он пояснил тогда: «Одна могила была длиной 100 м и шириной 25 м. В отдельной могиле были захоронены около 100 000 людей. В ноябре 1942 года было 30 могил, т.е. три миллиона трупов»[165].

Прикиньте, какой должна быть площадь этих могил.

Студент: (100 м. х 25 м х 30) = 75 000 м2 = 7,5 гектаров. Но вы сказали, что лагерь Белжец имел площадь всего 6,2 гектара. Значит, могилы должны были занимать большую площадь, чем весь лагерь.

Ф. Брукнер: Правильно. Теперь о докладе А. Колы. Польские археологи при поиске массовых захоронений действовали следующим образом. С помощью ручного бура диаметром 65 мм и длиной 6 м, который, используя насадку, можно было удлинить до 8 м, на территории лагеря были просверлены 2227 отверстий и в каждом отверстии были взяты пробы земли. Изменение состава почвы указывает на её перемещения и, тем самым, — на существование могил.

В 236 отверстиях были сделаны находки, и в двух разных частях лагеря археологи наткнулись на 33 могилы, обозначенные, как «массовые захоронения» общей площадью 5919 м2 и общим объемом 21 310 м3. Ещё до публикации доклада А. Колы Робин О’Нейл в своей уже цитировавшейся нами статье показал расположение могил и их форму[166]. Посмотрите на этот чертёж и скажите, что вы об этом думаете.

Студент: Могилы беспорядочно разбросаны по всему лагерю и имеют самые странные формы. Расположение, описанное Р. Редером, — ровные сдвоенные ряды одинаковых размеров и одного направления — так было бы логичней.

Ф. Брукнер: Карло Маттоньо иронично заметил, что коменданта лагеря, который приказал бы таким образом расположить массовые захоронения, сразу расстреляли бы за саботаж. Перейдём к вопросу, какое максимальное количество трупов могло быть захоронено в могилах, локализованных А. Колой.

Изучив массовые захоронения в Гамбурге (после англо-американской террористической бомбёжки в июле 1943 года), в Катыни (месте массового расстрела НКВД польских офицеров в 1940 году) и Берген-Бельзене (после массовых смертей от эпидемий в начале 1945 года), канадский специалист по аэрофотосъемке Джон Болл пришёл к выводу, что в одном кубометре могут быть захоронены максимум шесть трупов[167].

Поскольку, можно предположить, что в «лагерях уничтожения» среди жертв было много детей, мы будем исходить из количества восьми трупов на кубометр.

С учётом того факта, что общий объём открытых А. Колой и его группой могил достигает 21 310 м3, в них теоретически могли быть захоронены максимум (21 310 х 8) = 170 480 трупов. Какой вывод вы бы сделали, исходя из этих фактов?

Студент: Что Белжец действительно был лагерем уничтожения, но не полного уничтожения, как утверждают официальные историки. Согласно процитированному вами документу, в Белжец были депортированы 434 000 евреев. Из них около 170 000 могли быть похоронены в массовых могилах. Это означает, что остальные 264 000 покинули лагерь живыми. В Белжеце были селекции, как и в Освенциме и Майданеке. Неработоспособных евреев убивали, а работоспособных отправляли куда-либо на принудительные работы.

Ф. Брукнер: Вам не откажешь в логике, но есть возражение против этого тезиса. В действительности в могилах захоронена лишь часть теоретически возможного максимума 170 000 трупов.

Как сообщает А. Кола, в десяти из 33 могил были найдены несожжённые трупы, «как правило, в нижних частях». Самый толстый слой найденных трупов имел высоту 75 см, хотя большинство могил имело глубину 4-5 м. В остальных 23 могилах были найдены лишь небольшие количества человеческого пепла и древесной золы, основная часть состояла из грунта и песка.

Студент: Во-первых, как объяснить наличие несожжённых трупов? Во-вторых, зачем немцы вырыли столько могил, если это не было нужно?

Ф. Брукнер: По первому пункту, К. Маттоньо выдвигает вполне правдоподобную гипотезу, что несожжённые трупы относятся к 1940 году, когда на территории будущего «лагеря уничтожения» ещё существовал рабочий лагерь. По второму пункту. Найденные при пробных бурениях могилы большей частью вообще не были массовыми захоронениями и вырыты не немцами, а возникли лишь в послевоенное время. 11 апреля 1946 года прокурор Замостья сообщал следующее[168]:

«В настоящее время зона лагеря совершенно опустошена окрестным населением в поисках ценных предметов. Вследствие этого на поверхности земли оказались пепел человеческих трупов, зола, обугленные кости, а также кости, обугленные лишь частично».

Проф. А. Кола пишет в своём докладе[169]:

«…Нарушения археологических структур вызвано интенсивными раскопками сразу после войны, когда местное население искало ювелирные изделия. Эти факты мешают археологам точно определить размер могил, в которых были зарыты трупы».

Студентка: Это проливает свет на факт разбросанности и неправильности форм ям.

Ф. Брукнер: Вот именно. А. Кола подчёркивает, что во многих случаях разные «могилы» были соединены друг с другом, так как стенки между ними были разрушены.

Подведём итог. Треть могил содержит несожженные трупы, но они ни в одном случае не занимают более одной пятой их объёма. Там, где были найдены человеческие останки и пепел, они перемешаны с песком и грунтом.

С учётом этого можно с уверенностью утверждать, что теоретический максимум 170 000 трупов, которые могли быть похоронены в этих могилах, во много раз превышает их действительное число. К. Маттоньо считает, что в Белжеце погибли несколько тысяч, может быть, «несколько десятков тысяч» людей. Мне лично последняя цифра кажется завышенной, но я не могу её исключать.

А. Кола, М. Трегенца и О’Нейл пытаются выдать наличие несожжённых трупов и человеческих останков за доказательство массового уничтожения людей, но этот аргумент не выдерживает критики. Во-первых, многие заключённые могли умереть ещё в рабочем лагере Белжец, где условия были ужасными, а, во-вторых, из 434 000 евреев, отправленных в 1942 году в Белжец, несколько тысяч, несомненно, умерли от сыпного тифа и других болезней.

Студентка: Если бы могилы раскопали, это позволило бы установить хотя бы приблизительное число жертв.

Ф. Брукнер: Да, но ни одна могила не была разрыта и ни один труп не был эксгумирован. Раскопки производились только там, где бурение выявило наличие построек; хотели, наконец, найти газовые камеры. В случае с массовыми захоронениями довольствовались лишь бурением и не брались за лопаты.

Студент: Неужели могилы не разрывали и трупы не эксгумировали? Это невероятно!

Ф. Брукнер: Когда немцы в апреле 1943 года узнали от местного населения о существовании массовых захоронений в Катыни, они разрыли их и эксгумировали трупы 4143 польских офицеров, расстрелянных НКВД. В июне 1943 года они эксгумировали в Виннице трупы 9432 украинцев, убитых накануне войны большевиками.

Как в Катынь, так и в Винницу были приглашены многочисленные, частично иностранные комиссии и судебные эксперты, которые исследовали могилы и трупы, которые потом опубликовали подробные документы с именами жертв и данными медицинской экспертизы[170]. Почему поляки не стали разрывать могилы?

Студент: Есть лишь одно объяснение: выборочное бурение, без всяких сомнений, показало, что число несожжённых трупов, а также пепла и человеческих останков слишком невелики, чтобы подтвердить тезис о лагере уничтожения.

Ф. Брукнер: Правильно. Книга А. Колы содержит 37 цветных фотографий находок, найденных в Белжеце, на которых виден всякий ненужный хлам: монеты, подковы, ключи, ржавые ножницы, осколки стекла, но ни одного трупа и ни единой части трупа.

Студентка: Так что представители ортодоксальной истории Холокоста забили гол в собственные ворота, когда дали задание провести эти раскопки?

Ф. Брукнер: Именно так. Нелепости свидетельских показаний и неподходящее орудие убийства — дизельные моторы — с самого начала делали официальную историю Белжеца совершенно неправдоподобной, но с абсолютной точностью её опровергла только экспертиза А. Колы.

Она показала, во-первых, что описанных свидетелями газовых камер не было, а, во-вторых, что на лагерь Белжец приходится лишь малая часть официального числа жертв. Карло Маттоньо прав, когда он пишет в конце своей книги, что открытия польских археологов позволяют сделать решающий прорыв к истине, но не к официальной версии.

Студент: Итак, Белжец не мог быть лагерем уничтожения. Но и рабочим лагерем он не мог быть, так как был слишком мал для того, чтобы в нём могли одновременно поместиться 434 000 депортированных туда людей. Чем же он был?

Ф. Брукнер: Прошу вас, ответьте сами на свой вопрос. Есть лишь один вариант.

Студент: Пересыльный лагерь?

Ф. Брукнер: Вот именно. Позже, когда мы будем говорить о национал-социалистической политике переселения евреев, я представлю вам неопровержимые доказательства этого.

 

[149] Andrzej Kola. Hitlerowski oboz zaglady Zydow w Belzcu w swietle srodel archeologicznych badania 1997-1999, Rada Ochrony Pamieci Walki i Meczenswa/United States Holocaust Memorial Museum, Warschau/Washington 2000. Englische Fassung: Belzec. The Nazi Camp for Jews in the Light of archeological sources. Excavations 1997-1999.

[150] Carlo Mattogno, Belzec. Propaganda, Zeugenaussagen, archaologische Untersuchungen, historische Fakten. Castle Hill Publishers, Hastings 2004.

[151] Tatjana Berenstein. «Oboz pracy przymusowej dla Zydow w dystrikcie lubelskim», in: Biuletyn Zydowskiego Instytutu Historycznego w Polsce, Nr. 22, 1957, S. 5 ff.

[152] Judisches Institut Warschau (Hg.), Faschismus — Ghetto — Massenmord, Roderberg-Verlag, Frankfurt am Main 1960, S. 231.

[153] Ibidem, S. 221.

[154] Ibidem, S. 217; N. Blumental (Hg.), Dokumenty i materialy, Band I, Lodz 1946, S. 220 ff.

[155] Zentrale Stelle der Landesjustizverwaltungen, Ludwigsburg, 252/59, Band I, S. 1129 ff.

[156] Ibidem, S. 1150.

[157] Robin O’Neil, «Belzec: The Forgotten Death Camp», in: East European Jewish Affairs, 28 (2) (1998/1999), S. 59.

[158] A. Kola (englische Fassung), S. 56.

[159] Ibidem, S. 64.

[160] Adalbert Ruckerl, NS-Vernichtungslager im Spiegel deutscher Strafprozesse, DTV-Verlag, Munchen 1979, S. 136.

[161] A. Kola, S. 61.

[162] R. O’Neil, S. 55.

[163] Yitzhak Arad. Belzec, Sobibor, Treblinka. The Operation Reinhard Death Camps, Indiana University Press, Bloomington and Indianapolis 1987, S. 172.

[164] R. Reder. Belzec, S. 43.

[165] N. Blumental. S. 223.

[166] R. O’Neil. S. 59.

[167] John Ball. Air Photo Evidence, Ball Resource Service, Delta/British Colombia 1992.

[168] Zentralstelle der Landesjustizverwaltungen, Ludwigsburg 252/59, Band I, S. 1227.

[169] A. Kola. S. 65.

[170] Amtliches Material zum Massenmord von Katyn, Berlin 1943. Amtliches Material zum Massenmord von Winnitza. Berlin 1944.

X