Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

Глава II. «Лагеря уничтожения»:

исторический и технический анализ

«Лагеря уничтожения» по версии «Энциклопедии Холокоста»

Ф. Брукнер: Доброе утро, дамы и господа. В начале нашей сегодняшней лекции мы рассмотрим вопрос о том, что пишет официальная литература по проблеме Холокоста о, так называемых, «лагерях уничтожения», на чём держится и вместе с чем рушится вся традиционная версия Холокоста. Очень хорошо, что «Энциклопедия Холокоста» недавно вышла и на русском языке. Людмила, вам слово.

Студентка: Сначала я прочла статью под рубрикой «Лагеря смерти», а потом тексты о каждом из шести лагерей, именуемых «лагерями уничтожения». При этом мне сразу бросились в глаза две вещи. Во-первых, эта тема освещена совсем не так детально, как следовало бы столь важной для этой проблемы теме. Статья «Лагеря смерти» занимает ровно пять страниц (с. 321-325). Из этих лагерей подробно описан только Освенцим, которому посвящено 13 страниц (с. 432-444), в то время, как статьи о пяти других лагерях коротки до абсурда: 21 строка о Треблинке (с. 623), 13 строк о Майданеке (с. 345), 10 строк о Собибуре (с. 569) и по семь строк о Белжеце (с. 67) и Хелмно (с. 659). Для сравнения: статья «Ортодоксальная религиозная мысль» занимает восемь страниц (с. 424-432), хотя эта тема имеет лишь косвенное отношение к Холокосту. Мне кажется, что налицо явная непропорциональность изложения.

Ф. Брукнер: Семь строк о Белжеце, лагере, в котором якобы были убиты 600 000 евреев, т.е. 10% от пресловутых шести миллионов, и восемь страниц на тему, которая напрямую не связана с Холокостом, — как объясните вы столь странное соотношение?

Студент: Очевидно, издатели хотели напечатать как можно более толстую книгу. Может быть, официальная версия Холокоста слишком мала, чтобы заполнить 727 страниц, поэтому издатели были вынуждены включить информацию, не относящуюся к теме, чтобы раздуть объем книги.

Ф. Брукнер: Такое подозрение действительно возникает. А что ещё вам бросилось в глаза?

Студент: Количество жертв, указанных под рубрикой «Лагеря смерти», порой сильно отличаются от цифр в статьях об отдельных лагерях. Вот их обзор.

Освенцим: 1-1,5 миллиона (с. 322), 1,1 миллиона (с. 444).

Треблинка: 750-800 тысяч (с. 324), 870 000 (с. 623).

Белжец: 600 000 (с. 67), 600 000 (с. 324).

Майданек: 235 000 (с. 323), 360 000 (с. 345).

Собибур: 200-250 тысяч (с. 325), 500 000 (с. 569).

Хелмно: 150-300 тысяч (с. 324), 300 000 (с. 659).

Этот разнобой в цифрах никак не поддаётся объяснению.

Ф. Брукнер: А объяснение очень простое. Все статистические данные о числе жертв «лагерей уничтожения» взяты из польских источников, а в Польше эти цифры на протяжении нескольких десятилетий пересматривались в сторону снижения. Так, например, для Майданека долго указывалась цифра 360 000 жертв, пока польские историки в начале 90-х годов не снизили её до 235 000. Авторы статей «Энциклопедии Холокоста» явно опирались на разные польские источники, одни на более старые, другие — на более новые.

Студент: Удивительно, что в редакции не позаботились о согласовании этих данных.

Ф. Брукнер: Этого и в самом деле следовало бы ожидать от издателей книги, претендующей на роль классической энциклопедии.

Теперь прошу вас, Людмила, подытожить по рубрикам данные о «лагерях уничтожения», взятые из «Энциклопедии Холокоста».

Студентка: Два из шести «лагерей уничтожения», Освенцим и Майданек, первоначально планировались, как обычные концлагеря, а так же, как лагеря для военнопленных. Лишь позже — в Освенциме с февраля 1942 года, в Майданеке с августа 1942 года — начали действовать газовые камеры для массового убийства евреев. С тех пор Освенцим и Майданек служили одновременно концлагерями и лагерями уничтожения. Вновь прибывшие евреи подвергались отбору: работоспособные использовались для принудительных работ, неработоспособные же направлялись в газовые камеры.

Зато Хелмно, Белжец, Собибур и Треблинка с самого начала были центрами уничтожения в чистом виде. Хелмно открыли в конце 1941 года, три других лагеря — между мартом и июлем 1942 года. Из евреев, отправленных в Белжец, выжили лишь двое, из отправленных в Хелмно — восемь или десять. В Собибуре и Треблинке незадолго до ликвидации этих лагерей произошли восстания, что позволило нескольким сотням евреев бежать, но и там число выживших составляло лишь доли процента.

Ф. Брукнер: Какой газ использовался для массовых убийств?

Студентка: В Освенциме пестицид Циклон-Б, в Майданеке частично тоже Циклон-Б, частично моноокись углерода; в последнем лагере имели место также массовые расстрелы. В Хелмно вместо стационарных газовых камер использовались газовые автомобили (душегубки). Какой газ использовался в остальных трёх лагерях, в прочитанных мною статьях не сказано.

Ф. Брукнер: Но об этом говорится в статье «Газовые камеры» (с. 158 и далее). В Белжеце, Собибуре и Треблинке в качестве оружия убийства якобы использовались выхлопные газы дизельных моторов.

Скажите, а как в дальнейшем поступали с трупами убитых?

Студентка: В Освенциме их сжигали в крематориях; в Хелмно были две открытых печи для сжигания трупов; в Треблинке, Собибуре и Белжеце трупы сначала зарыли в массовые могилы, а потом снова выкопали и сожгли. Информации о том, как избавлялись от трупов в Майданеке, я не нашла.

Ф. Брукнер: В Майданеке были крематории.

Спасибо, Людмила. Теперь я хотел бы попросить вас всех поделиться мыслями относительно информации, прочитанной вашей коллегой. Кажется ли вам нарисованная здесь картина «лагерей уничтожения» логичной или в глаза бросаются какие-то противоречия? Я думаю, десяти минут вам будет достаточно для подготовки. Вы можете обсуждать это между собой. (Пауза.)

Итак, десять минут истекли. Кто хотел бы высказаться первым? Да, пожалуйста, высокий господин в очках — как вас зовут?

Студент: Меня зовут Анатолий. Мое хобби — мотоспорт, поэтому я хорошо разбираюсь в автомобилях и моторах. Когда вы сказали, что, согласно официальной истории, в трёх из шести лагерей для массовых убийств использовались выхлопные газы дизельных моторов, меня это очень удивило. Выхлопные газы этих моторов в качестве оружия убийства не годятся, так как содержат мало моноокиси углерода и много кислорода. Любой мотор, работающий на бензине, был бы гораздо эффективней.

Ф. Брукнер: Вы сразу нашли одно из самых уязвимых мест официальной истории! Мы скоро вернёмся к этому вопросу. Кто ещё хотел бы высказаться?

Студент: Мне кажется странным, что в разных лагерях уничтожения использовались различные методы убийства: газовые автомобили, стационарные газовые камеры, выхлопные газы дизельных моторов, пестицид, массовые расстрелы…

Ф. Брукнер: Если исходить из того, что Холокост действительно тщательно планировался и представлял собой технически совершенный, конвейерный метод массовых убийств, в самом деле, следовало бы ожидать, что техника убийств будет унифицированной. Можно предположить, что немцы сначала ставили опыты, определяли, какой метод самый быстрый и самый эффективный, а потом использовали бы его во всех центрах уничтожения.

Есть ещё замечания? Да, Валентина?

Студентка: Я по образованию археолог и обратила внимание на другую странность. Почему трупы жертв в Освенциме и Хелмно сжигали в крематориях, а в восточных «лагерях уничтожения» сначала хоронили, а потом выкапывали из земли и сжигали под открытым небом? Я изучала археологию в Германии, поэтому знаю, что кости, когда их сжигают под открытым небом, никогда не уничтожаются бесследно. Если нацисты хотели замести следы массовых убийств, они должны были бы построить крематории во всех лагерях уничтожения.

Ф. Брукнер: В таких концлагерях, как Дахау или Бухенвальд, которые не считаются лагерями уничтожения, были крематории для сжигания трупов заключённых, умерших от эпидемий или по другим причинам, — почему же крематории не построили в Треблинке, Собибуре и Белжеце, хотя они там были во много раз нужней? Такими элементарными вопросами никогда не задаются ортодоксальные апологеты Холокоста.

Студент: Мне бросился в глаза совсем иной момент. В «Энциклопедии Холокоста» говорится, что в Освенциме и Майданеке вновь прибывших заключённых евреев подвергали отбору и работоспособных использовали на принудительных работах. В других четырёх «лагерях уничтожения» такого отбора, очевидно, не было. Можно предположить, что немцы там не были заинтересованы в эксплуатации еврейской рабочей силы, а убивали сотнями тысяч также и трудоспособных евреев. Почему столь разная тактика?

Ф. Брукнер: Вы указали на ещё одну явную «нестыковку» в официальной истории Холокоста. Убийство огромного числа работоспособных евреев означало бы, что национал-социалистическое руководство в своей антиеврейской политике проявляло лишь холодный идеологический фанатизм и ни в грош не ставило экономические соображения.

Но этому противоречит не только тот факт, что евреев в Освенциме, Майданеке и многих других лагерях использовали на принудительных работах, но и целый ряд немецких документов, в которых подчёркивается значение труда заключённых, в том числе и евреев по национальности. Отрывки из некоторых таких документов я вам сейчас процитирую.

25 января 1942 года, через пять дней после конференции на Ванзее, Генрих Гиммлер писал инспектору концлагерей Рихарду Глюксу:

«Подготовьтесь к тому, чтобы принять в ближайшие недели в концлагеря 100 000 евреев-мужчин и до 50 000 евреек. В ближайшие недели перед концлагерями встанут большие экономические задачи»[123].

30 апреля 1942 года обергруппенфюрер СС Освальд Поль, начальник главного экономического управления СС, указал в письме рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру на то, что функции концлагерей после начала войны изменились: на первом плане теперь стоит не перевоспитание заключённых или обеспечение безопасности, а экономические аспекты[124].

21 августа 1942 года Мартин Лютер, начальник отдела Германии в Министерстве иностранных дел, написал меморандум, в котором резюмировал массовые мероприятия, проводимые в рамках национал-социалистической политики по еврейскому вопросу:

«На основе упомянутого указания Фюрера [о выселении евреев] началась эвакуация евреев из Германии. Имело бы смысл включить в их число и евреев — граждан тех стран, на которые распространяются меры, касающиеся евреев (…) Число переселённых таким образом на Восток евреев недостаточно для удовлетворения потребности в рабочей силе. Поэтому Главное управление имперской безопасности, по указанию рейхсфюрера СС, обратилось к Министерству иностранных дел, чтобы оно попросило словацкое правительство предоставить нам 20 000 молодых и сильных словацких евреев для отправки на Восток».[125]

Наибольший ущерб экономической эффективности концлагерей наносила крайне высокая смертность в них, прежде всего, из-за болезней, а также из-за недостаточного питания и плохой одежды. Поэтому инспектор концлагерей Глюкс 28 декабря 1942 года разослал комендантам всех концлагерей циркуляр, в котором говорилось:

«Лагерные врачи должны использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для того, чтобы значительно снизить цифры смертности в отдельных лагерях (…) Лагерные врачи должны больше, чем до сих пор, следить за питанием заключённых и по согласованию с администрацией вносить предложения о его улучшении комендантам лагерей. Эти предложения не должны оставаться только на бумаге, лагерные врачи должны регулярно контролировать их выполнение (…) Рейхсфюрер СС приказал непременно уменьшить смертность»[126].

О том, что этот приказ не остался лишь на бумаге, мы можем судить по тому, что смертность в концлагерях за восемь месяцев, к августу 1943 года, снизилась почти на 80%[127].

В циркуляре от 26 октября 1943 года Освальд Поль предписывал комендантам всех концлагерей:

«В рамках производства вооружений концлагеря (…) представляют собой фактор решающего военного значения (…) В прежние годы, в рамках тогдашних воспитательных задач, можно было безразлично относиться к тому, выполняет заключённый полезную работу или нет. Но теперь имеет значение рабочая сила заключённых, и все силы командиров, руководителей службы снабжения и врачей должны быть направлены на сохранение здоровья и работоспособности заключённых. Дело не в сентиментальности, а в том, что нам нужны их руки и ноги, потому что они должны помочь немецкому народу одержать великую победу; поэтому мы должны заботиться о здоровье заключённых.

Я ставлю такую цель: нетрудоспособными вследствие болезни могут быть максимум 10% всех заключённых. Эта цель должна быть достигнута совместными усилиями всех ответственных лиц. Для этого необходимы:

1. Правильное и целесообразное питание.

2. Правильная и целесообразная одежда.

3. Использование всех естественных средств укрепления здоровья.

4. Избежание всех ненужных, не требующихся непосредственно для работы нагрузок.

5. Премии за трудовые достижения (…)

Я лично проконтролирую выполнение повторно предписанных данным циркуляром мер»[128].

11 мая 1944 года Адольф Гитлер приказал использовать 200 000 евреев в рамках производства истребителей[129].

Нижеследующая таблица наглядно показывает противоречие между документами и основанными только на показаниях свидетелей утверждениями официальных историков.

 

Утверждения официальных историков, не подкреплённые документами

Документальные факты

20.1.1942 — на Ванзейской конференции решено уничтожить без остатка всех находящихся под немец кой властью евреев.

25.1.1942 — Г. Гиммлер пишет Р. Глюксу, что лагеря должны подготовиться к приёму 150 000 евреев; перед лагерями стоят большие экономические задачи.

Февраль 1942 — начало массовых убийств газом в Освенциме-Бжезинке, март 1942 — в Белжеце, май 1942 — в Собибуре.

30.4.1942 — Р. Поль пишет Гиммлеру, что теперь главная цель концлагерей — использование рабочей силы заключённых.

23.7.1942 — начало массовых убийств газом в Треблинке, август 1942 — в Майданеке.

21.8.1942 — М. Лютер пишет, что число депортированных евреев не­достаточно для удовлетворения потребности в рабочей силе на Востоке. Правительство Рейха просит правительство Словакии послать 20 000 молодых, здоровых словацких евреев для работы на Восток.

Конец 1942 г. — работают шесть лагерей уничтожения.

28.12.1942 — Р. Глюкс пишет комендантам лагерей, что Г. Гиммлер приказал любыми средствами снизить смертность в лагерях. Заключённые должны лучше питаться.

3.11.1943 — в Майданеке и его филиалах расстреляны около 42 000 евреев — рабочих военных заводов.

26.10.1943 — циркуляр Р. Поля комендантам лагерей: все меры должны быть направлены на сохранение здоровья и трудоспособности заключенных.

Май 1944 — начало массового убийства сотен тысяч венгерских евреев в Освенциме­Бжезинке.

11.5.1944 — А. Гитлер приказывает использовать 200 000 евреев для выпуска истребителей.

 

Как мы говорили вчера, и историки, и юристы признают приоритет документальных доказательств над показаниями свидетелей. Вам не трудно будет сделать первые выводы, исходя из данных мною выше сопоставлений.

Студент: Ваша таблица действительно является сильным аргументом против расхожего мнения о якобы имевшем место истреблении трудоспособных евреев. Национал­социалисты, кстати говоря, были бы круглыми дураками, если бы убили сотни тысяч дешёвых рабов, крайне необходимых на их военных заводах. Но это не исключает политику истребления нетрудоспособных евреев.

Ф. Брукнер: Ваше возражение правомерно. Чтобы узнать, была ли такая политика, надо выяснить вопрос, является ли уничтожение евреев в газовых камерах исторической реальностью или мифом. Именно это мы сделаем сейчас, тщательно проанализировав доказательства, касающиеся, так называемых, «лагерей уничтожения».

Начнём с лагерей в Белжеце, Треблинке и Собибуре. Все они находились на востоке Генерал-губернаторства, т.е. в оккупированной части Польши, и называются в западной литературе «лагерями акции Рейнхардт».

Согласно имеющимся документам, «акцией Рейнхардт» называлась конфискация собственности депортированных евреев, а по версии ортодоксальных историков целью этой акции было также одновременное уничтожение евреев, прежде всего, из Восточной Польши. От полутора до двух миллионов евреев, по утверждениям ортодоксальных историков, были убиты в этих трёх лагерях в стационарных газовых камерах выхлопными газами дизельных моторов.

Начнём с Белжеца. Этот лагерь находился в Галиции, в одном километре к юго-востоку от одноимённой деревни, около железной дороги Люблин — Рава Русская. Согласно следственному докладу прокуратуры Замостья от 11 апреля 1946 года в Белжеце с марта по декабрь 1942 года были убиты примерно 1,8 миллиона евреев[130].

Но даже польские коммунисты, чемпионы в области фальшивой пропаганды, вскоре пришли к выводу, что эта цифра слишком неправдоподобна, и в 1947 году Главная комиссия по расследованию немецких преступлений в Польше снизила её до 600 000[131].

До сих пор почти во всех трудах ортодоксальных историков Холокоста приводится именно это число.

Правда, в 2001 году стал известен немецкий документ военного времени, в котором указана цифра 434 508 доставленных в Белжец на 31 декабря 1942 года евреев. Так как этот лагерь в конце 1942 года был закрыт, это число соответствует общему числу депортированных в Белжец.

Документ, о котором идёт речь, — это шифрованная телеграмма штурмбаннфюрера СС Хефле оберштурмбаннфюреру СС Хайму от 11 января 1943 года[132]. Уже через четыре дня, 15 января, английские дешифровщики расшифровали эту телеграмму.

В ней указывается общее число депортированных евреев до конца 1942 года в лагеря Треблинка, Белжец, Собибур и Майданек — 1 274 166 человек, что в точности соответствует цифре депортированных в восточныe лагеря евреев из одного широко известного документа, так называемого, доклада Корхерра. Так что можно вполне уверенно полагать, что эта цифра верная.

Студент: Если эта телеграмма была расшифрована ещё в середине января 1943 года, почему же её опубликования пришлось ждать до 2001 года?

Ф. Брукнер: Понятия не имею.

Студент: Но даже если в Белжеце были убиты не 600 000, а «всего» 434 000 евреев, всё равно это преступление, невообразимое по своим масштабам.

Ф. Брукнер: Да, с моральной точки зрения подобная бойня, при уменьшении числа жертв на треть, не становится менее омерзительной. Правда, тот факт, что людей депортировали в определённое место, ещё не доказывает, что их там убили.

Но даже если исходить из того, что практически ни один еврей не выжил в Белжеце, следовало бы ожидать от официальной истории, претендующей на научность, что она отреагирует на публикацию немецкого документа военного времени, в котором указано общее число депортированных в Белжец как 434 508, пересмотром старой цифры жертв.

Тем более, что этот документ опубликовал журнал, который не ставит под вопрос существование Холокоста и исходит из аксиомы, что всех депортированных убили. Но нет, и четыре года спустя после публикации этого документа, например, русское издание «Энциклопедии Холокоста» продолжает придерживаться старой, ставшей невозможной цифры жертв Белжеца — наглядный пример слепого догматизма многих верующих в Холокост. Уменьшение священной цифры «шесть миллионов» всего на 166 000 — для них уже недопустимое святотатство.

 

[123] Nurnberger Dokument NO-500.

[124] Nurnberger Dokument R-129.

[125] Nurnberger Dokument NG-2586.

[126] Archivum Glownej Komisji Badania Zbrodni przeciwko Narodowi polskiemu, Warschau, NTN, S. 94, 95.

[127] Nurnberger Dokument PS-1469.

[128] Archiwum Muzeum Stutthof, 1-1b-8, S. 53.

[129] Nurnberger Dokument NO-5689.

[130] Zentrale Stelle der Landesjustizverwaltungen, Ludwigsburg 25/29, Band I, S. 1225.

[131] E. Szrojt. «Oboz zaglady w Belzcu», in: Biuletyn Glownej Komisji Badania Zbrodni Niemieckich w Polsce, Posen 1947, Band III, S. 43 ff.

[132] Peter Witte, Stephen Tyas. «A New Document on the Deportation and Murder of the Jews during‚ Einsatz Reinhard’ 1942, in: Holocaust and Genocide Studies, Nr. 3/2000, S. 469 ff.

X