Юрген Граф. Крах мирового порядка

Рубрика: Книги

К вопросу о проблематике свидетельских показаний

Ф. Брукнер: Чтобы проблематика свидетельских показаний стала для вас наглядной, я хотел бы указать на один случай, который 8 месяцев назад попал в газетные заголовки. 11 мая 2005 г. телепрограмма «Евроньюс» распространила признание 84-летнего испанца по имени Энрик Марко, который десятилетиями, вопреки истине, выдавал себя за выжившего узника концлагерей.

В бесчисленных докладах, которые он читал с 1978 года, главным образом перед школьниками, Э. Марко утверждал, что он, как антифашист, побывал в лагерях Флоссенбюрг и Маутхаузен и стал там свидетелем неописуемых зверств.

Благодаря исследованиям историка Бенито Бермехо этот Э. Марко был разоблачён, как лжец. Он никогда не был ни в каком концлагере; в 1941 году добровольно уехал работать в Германию, а в 1943 году вернулся на родину. В процессе тщательных исследований Б. Бермехо обнаружил, что во Флоссенбюрге никогда не было заключённого по имени Энрик Марко.

После того, как обман открылся, Э. Марко извинился перед бесчисленными людьми, которых он водил за нос.

То, что ему это удавалось десятилетиями, кажется удивительным уже по той причине, что он рассказывал совершенно невозможные вещи, например, будто французские власти в Марселе в 1941 году выдали его гестапо, хотя Марсель входил тогда в неоккупированную зону Франции, и никакого гестапо там не было[112].

Но самым пикантным было то, что этот профессиональный сказочник был председателем Общества друзей Маутхаузена, т.е. объединения бывших узников Маутхаузена. В этот лагерь было интернировано много испанских коммунистов, в том числе писатель Хорхе Семпрун.

Студентка: Х. Семпрун известен и у нас в России. Относительно Э. Марко: если он не был в Маутхаузене, то не мог познакомиться там ни с кем из испанцев, которые действительно сидели в этом лагере. Вы сказали, что Э.Марко начал выступать со своими докладами в 1978 году; многие из бывших испанских узников тогда ещё были живы. Разве не удивительно, что никто из них, и Х. Семпрун в том числе, не разоблачили обманщика?

Ф. Брукнер: Вы посыпаете солью раны. В самом деле, кажется немыслимым, чтобы Х. Семпрун не был в курсе обмана и чтобы об этом не знали также многие другие бывшие узники Маутхаузена.

Студентка: Почему же они молчали?

Ф. Брукнер: Вероятно, из антифашистской солидарности.

Если известность Э. Марко ограничивалась одной Испанией, то другой профессиональный лжец, который присвоил себе имя «Биньямин Вилькомирский», достиг славы всемирной. В 1995 году он произвёл фурор своим «автобиографическим правдивым рассказом о Холокосте» под названием «Bruchstucke» («Осколки»)[113].

В этой книге автор утверждал, что родился в 1939 году в Риге, а потом из-за своего еврейского происхождения был депортирован в Майданек и Освенцим, где буквально пережил ад на Земле. После войны он переселился в Швейцарию, где был усыновлён.

«Осколки» были переведены на многие языки, и критики захлёбывались от восторга. При этом от внимания непредвзятого читателя не могли ускользнуть ни крайне низкое литературное качество книги, ни абсолютная неправдоподобность описанных в ней событий.

Например, автор рассказывает, как в начальной школе учительница показала картинку, на которой был изображён швейцарский национальный герой Вильгельм Телль, стреляющий из своего лука в яблоко, и спросила его, кто это. Он под влиянием своих ужасных лагерных воспоминаний ответил, что это эсэсовец, стреляющий в ребёнка, за что одноклассники избили его.

Студент: Но это же просто смешно!

Ф. Брукнер: Да, смешно, но это не помешало книге «Вилькомирского» быстро войти в число мировой классики Холокоста. К сожалению, автор наслаждался славой всего три года. В 1998 году в цюрихском еженедельнике «Ди Вельтвохе» появилась статья еврейского журналиста Даниэля Ганцфрида, в которой он в пух и в прах разнёс историю «Вилькомирского»: еврейское имя «Вилькомирский» присвоил себе сам, Майданек и Освенцим посетил лишь много лет спустя после войны как турист, а родился он не в 1939 году в Риге, а в феврале 1941 года в Швейцарии и был внебрачным ребёнком некоей Иветты Грожан. Его мать назвала его Бруно, но впоследствии он был усыновлён нееврейской швейцарской парой Дессеккер[114].

После разоблачений в «Вельтвохе» за статьёй Д. Ганцфрида последовала целая книга под названием «Он же Вилькомирский. Пародия на Холокост»[115].

Журналисты всего мира покаянно били себя в грудь и упрекали себя, как они могли купиться на столь явный обман. Сам Д. Ганцфрид задавал в своей статье вопрос: не пропало ли у рецензентов «мужество собственного суждения»? — вопрос в изрядной степени лицемерный.

Студент: Почему?

Ф. Брукнер: Д. Ганцфрид совершенно точно знал, что будет с рецензентом, который осмелится плохо отозваться о «правдивом рассказе еврея, пережившего Холокост»: его разорвут на клочки.

Студент: Ну, вы преувеличиваете. Д. Ганцфрида же не разорвали на клочки!

Ф. Брукнер: Потому что он сам еврей! Еврей может гораздо свободней высказываться по вопросу о Холокосте, чем нееврей. Если бы какой-нибудь немец сказал хотя бы половину тех истин, которые изложил американский еврей Норман Финкельштейн в своём бестселлере «Индустрия Холокоста»[116], его несомненно обвинили бы в ФРГ в «разжигании вражды между народами» и приговорили бы к большому штрафу или посадили бы в тюрьму.

А Дессеккер, он же Вилькомирский, не еврей. Он присвоил себе в своей книге роль еврея, пережившего Холокост, а по еврейским понятиям это святотатство. Поэтому, очевидно, и было решено покончить с ним, и Д. Ганцфриду и «Вельтвохе» дали зелёный свет на совершение экзекуции.

Кстати, и испанский обманщик Э. Марко тоже не еврей. Будь он евреем, ни один историк не осмелился бы его разоблачить, и даже если бы он сделал это, СМИ замолчали бы этот факт.

Студентка: То, что Э. Марко и Вилькомирский разоблачены, как обманщики, ещё не означает, что все свидетели — обманщики.

Ф. Брукнер: Безусловно, но тот факт, что явный лживый «рассказ свидетеля» повсюду приняли за чистую монету, говорит о многом. Атмосфера после Второй мировой войны была такова, что считалось преступным ставить под сомнение слова бывших узников концлагерей. Тот, кто делал это, как бы убивал жертвы вторично, так как претендовал на уникальность их судьбы преследуемых.

Студентка: То, что есть лгуны и жулики, которые извлекают из Холокоста свою собственную выгоду, меня не удивляет. Однако я убеждена, что газовые камеры были, хотя официальное число жертв, возможно, преувеличено.

Ф. Брукнер: Прошу вас обосновать это ваше убеждение.

Студентка: Если тысячи людей совершенно независимо друг от друга описывают в точности одни и те же вещи, невозможно, чтобы это было совпадением или обманом.

Ф. Брукнер: Совершенно с вами согласен.

Студентка: Ах, так? Значит, вы согласны со мной, что евреев убивали в газовых камерах?

Ф. Брукнер: Нет.

Студентка: Тогда я отказываюсь вас понимать!

Ф. Брукнер: Ваша аргументация опирается на ложные предпосылки. Во-первых, нет «тысяч свидетелей убийства людей газом», а, во-вторых, — и этот пункт гораздо важней, чем количественный, — показания свидетелей не совпадают.

Сначала по первому пункту. Пожалуйста, дайте мне определение, кого вы понимаете под свидетелем.

Студентка: Свидетель — это человек, который присутствовал при определённом событии и описал его.

Ф. Брукнер: Правильно. Но если вы начнёте штудировать литературу о Холокосте, то быстро обнаружите, что нет «тысяч» бывших узников, которые утверждают, что присутствовали при убийстве людей газом и хоть с какой-нибудь степенью точности описывают эту акцию.

Сколько таких свидетелей, сто или двести, я вам в данный момент не могу сказать. Но остаётся фактом, что в классических работах о Холокосте постоянно возникают одни и те же два-три десятка имён. С некоторыми из этих свидетелей мы познакомимся подробнее.

Чтобы оценить достоверность свидетельских показаний в целом, в принципе достаточно взять показания этих сравнительно немногих образцовых свидетелей, на показаниях которых основывается вся картина Холокоста, и подвергнуть их критическому анализу.

Студентка: Вы намекаете, таким образом, что свидетели убийств в газовых камерах лгали сознательно?

Ф. Брукнер: Изучение их утверждений не позволяет сделать никакой другой вывод.

Студентка: Но почему они лгали?

Ф. Брукнер: Разумеется, из ненависти к немцам! Тот, кто был отправлен в лагерь не за свои индивидуальные деяния, а исключительно по причине еврейского происхождения, вынужден был заниматься изнурительным трудом под палящим солнцем или в зимнюю стужу, да ещё выстаивать по возвращении с работы на «апелльплаце», скудно питаться, жить в переполненных, вшивых бараках, подвергаться ограблению и террору со стороны уголовников, видеть, как его товарищи по несчастью массами умирают от эпидемий, и быть свидетелем казней.

В результате всего этого в нём накапливался страшный гнев против своих угнетателей. Так что мало кто мог противостоять искушению приписать немцам все мыслимые зверства, чтобы на как можно более долгий срок обесчестить самое имя «немец».

Кроме того, следует подчеркнуть, что большинство ключевых свидетелей выступало на процессах против персонала концлагерей. Они были рады, что могут теперь помочь отправить обвиняемых на виселицу или, как минимум, в тюрьму.

Но одновременно я хотел бы обратить ваше внимание на то, что были и свидетели защиты — бывшие заключённые, которые тоже страдали, но совесть не позволяла им лгать, поэтому они не только не рассказывали никаких историй про газовые камеры, но даже брали некоторых обвиняемых на процессах под защиту и свидетельствовали об их корректном и человечном поведении. Позже мы познакомимся с показаниями ряда таких свидетелей защиты.

Студент: С одним из них, Полем Рассинье, мы уже знакомы.

Ф. Брукнер: Это самый известный, но отнюдь не единственный случай. Но в литературе о Холокосте вы тщётно будете искать свидетельские показания такого рода. Для неё характерны только обвинительные показания.

Перейдём ко второму пункту. Показания свидетелей не совпадают, как обычно ошибочно думают.

Студент: Но если несколько свидетелей ДТП описывают его по-разному, это не значит, что этого ДТП вообще не было. Человеческая память, как известно, несовершенна, и к тому же, каждый свидетель переживает событие по-своему.

Ф. Брукнер: Если бы речь шла только о незначительных расхождениях, действительно, не было бы причины ставить под вопрос достоверность свидетельских показаний. Но слишком часто мы имеем дело с фундаментальными и непреодолимыми расхождениями.

Возьмём выбранный Вами пример ДТП. Допустим, три свидетеля описывают одно и то же происшествие. Один свидетель утверждает, что один автомобиль столкнулся с другим, двигавшимся навстречу. Второй и третий свидетели говорят, что автомобиль был только один. По словам второго свидетеля этот автомобиль закрутило, он перевернулся и упал в кювет. А третий свидетель утверждает, что автомобиль ехал по мосту, мост обрушился и автомобиль упал в реку. Что необходимо сделать при расследовании данного происшествия?

Студент: Поехать на место и изучить следы аварии.

Ф. Брукнер: К какому же выводу вы придёте, если не обнаружите ни следов аварии, ни моста, ни реки?

Студент: Я заподозрю первого и второго свидетелей в даче ложных показаний, а третий будет разоблачён, как заведомый лжец.

Ф. Брукнер: А теперь конкретный пример из литературы о Холокосте, который наглядно покажет вам всю глубину противоречивости свидетельских показаний[117].

Историк Холокоста Джеральд Рейтлингер, английский еврей, автор считающейся до сих пор классической книги «Окончательное решение», описывает в ней процесс убийства газом в крематориях II и III Освенцима-Бжезинки.

Он опирается при этом на показания трёх свидетелей: польской еврейки Ады Бимко, венгерского еврея д-ра Миклоша Ньисли и румынского еврея Карла-Сигизмунда Бенделя[118]. Тому, кто читает данный отрывок, никакие противоречия не бросятся в глаза; все три свидетеля как будто описывают один и тот же процесс, дополняя друг друга.

Но если вы прочтёте полные варианты показаний этих трёх свидетелей (Дж. Рейтлингер приводит лишь отрывки), картина кардинально изменится.

Ада Бимко утверждает, будто в газовой камере находились два огромных металлических резервуара с газом, т.е. она не знала, что якобы использовавшийся для массового убийства Циклон-Б имел форму гранулята, который хранился не в «огромных резервуарах», а в небольших банках.

То, что она никогда не видела изнутри крематориев II и III, в которых якобы происходило убийство газом, явствует из того, что она утверждает, будто из газовой камеры в помещение для сжигания с печью вела узкоколейка[119].

В действительности морг I (мнимая газовая камера) и помещение с печью находились на разных этажах здания и были соединены лифтом. Историю про узкоколейку Ада Бимко, вероятно, слышала от словацкого еврея и архилжеца по имени Рудольф Врба, о котором мы ещё будем говорить подробно.

Перейдём ко второму и третьему свидетелям Дж. Рейтлингера. Объём морга, согласно всем строительным планам, был равен 30х7х2,41 м, а свидетель Ньисли, который якобы четыре месяца работал в этих крематориях, говорит, будто «газовая камера» имела длину 200 м[120].

Может ли быть, чтобы кто-нибудь, кто месяцами практически каждый день видел помещение длиной 30 м и работал в нём, указал его длину, как 200 м?

Студент: Абсолютно исключено!

Ф. Брукнер: Не менее удивительны показания свидетеля К.-С. Бенделя. На процессе он заявил для протокола, что «газовая камера» имела длину 10 м, ширину 4 м и высоту 1,6 м[121]. Последнее означает, что жертвы, кроме детей и лилипутов, должны были в газовoй камере сгибаться.

По М. Ньисли, помещение длиной 30 м имело длину 200 м, по К-С. Бенделю — 10 м; последний указывает высоту помещения 1,60 м, хотя она равнялась 2,41 м. Вопрос первый: совпадают ли показания этих двух свидетелей?

Студент: Разумеется, нет.

Ф. Брукнер: Вопрос второй: кому из них можно верить, М. Ньисли или К-С. Бенделю?

Студент: Ни тому, ни другому.

Ф. Брукнер: И госпоже Аде Бимко тоже верить нельзя. Итак, автор классической работы о Холокосте опирается на показания трёх отъявленных лжецов, утверждения которых, к тому же, находятся в кричащем противоречии друг с другом.

Как вы считаете, можем ли мы однозначно верить показаниям других свидетелей Холокоста или должны изучить их под лупой и посмотреть, во-первых, совпадают ли они друг с другом, а, во-вторых, согласуются ли они с реальными фактами?

Студент: Я думаю, вы сами знаете наш ответ на этот вопрос.

Ф. Брукнер: Тогда завтра мы займёмся, так называемыми, «лагерями уничтожения» и поближе познакомимся с доказательной базой по этому поводу. Может быть, кто-то из вас готов выполнить на завтра небольшое домашнее задание? Да, девушка с длинными светлыми волосами — как вас зовут?

Студентка: Людмила.

Ф. Брукнер: Вот перед вами, Людмила, вышедшее под редакцией Вальтера Лакера русское издание «Энциклопедии Холокоста»[122]. Прочтите, пожалуйста, к завтрашнему дню, статьи под рубрикой «Лагеря смерти», а также по каждому в отдельности из шести мнимых лагерей уничтожения: Освенцим, Майданек, Бельзец, Треблинка, Собибур и Хелмно — и составьте для нас краткое резюме по этим статьям. Сердечно благодарю.

 

[112] elmundo.es, 12. Mai 2005.

[113] Binjamin Wilkomirski. Bruchstucke, Suhrkamp/Judischer Verlag, Frankfurt a. M. 1995.

[114] Daniel Ganzfried. «Die geliehene Holocaust-Biographie», in: Die Weltwoche, 27. August 1998.

[115] Daniel Ganzfried. Alias Wilkomirski, Die Holocaust-Travestie, Judische Verlagsanstalt Berlin, 2002.

[116] Norman Finkelstein. The Holocaust Industry, Verso, London/New York 2000.

[117] См.: Carlo Mattogno. «Leugnung der Geschichte? — Leugnung der Beweise!» in: Vierteljahreshefte fur freie Geschichtsforschung, 2/2004.

[118] Gerald Reitlinger. The Final Solution. The Attempt to exterminate the Jews of Europe, London 1953, S. 150 ff.

[119] Raymond Philipps (Hg.). The Trial of Josef Kramer and 44 others (the Bergen Trial), William Hodge and Company, London-Edinburgh-Glasgow 1946, S. 66-78.

[120] Miklos Nyiszli. Auschwitz. A doctor’s eyewitness account, Fawcett Crest, New York 1961, S. 44 ff.

[121] Nurnberger Dokument NI—11593, S. 29 ff.

[122] Холокост. Энциклопедия. Москва, Росспэн, 2005.

X