Социалистические Штаты Америки

Рубрика: Книги

Личные заметки

В сентябре 2002 года я летал в гости к своему американскому приятелю, который живёт в местечке Аск (Usk), что на востоке штата Вашингтон, почти на границе с Айдахо. Во время трёхдневного пребывания на вашингтонских просторах со мной произошёл небольшой казус — меня в глаз ужалила оса.

На следующий день кожа вокруг глаза опухла и стала тёмно‑синего цвета. Фингал производил впечатление удара, как минимум, бейсбольной битой, причём от всей души! Чтобы хоть как‑то спрятать этот «фонарь» от всеобщего обозрения, я приобрёл солнцезащитные очки с огромными чёрными стеклами, которые закрывали пол‑лица...

Посадка на авиарейс Спокейн‑Лос‑Анджелес. Человек 20 в очереди, у каждого спрашивают удостоверение, сверяют с лицом и пропускают. А некоторых перед тем, как пропустить, ещё и досматривают. Вот бабульку, божий одуванчик, просят открыть сумочку и что‑то долго ищут в ней — наверно, гранатомёт.

Через несколько человек досматривают девочку лет десяти, шаря по всем карманам её фиолетового пиджачка. Подошла и моя очередь. Я не стал снимать очки. Контролёр проверила мой посадочный талон, посмотрела в моё удостоверение, потом на моё лицо, почти полностью спрятанное за гигантскими очками, и, не попросив меня хотя бы даже снять их, пропустила в салон...

Если бы она могла видеть моё лицо в тот момент, она бы прочитала на незаплывшей его части безграничное удивление. Сверить меня с моей фотографией в водительских правах не представлялось абсолютно никакой возможности в принципе, и за этими очками мог скрываться кто угодно — хоть сам Бен Ладен без бороды.

По какому принципу обыскивали пассажиров?

Для меня это навсегда останется загадкой. Единственное предположение, которое приходит на ум, это то, что проверяющим было дано задание, к примеру, досматривать каждого пятого, а с пристрастием — каждого десятого. И они, словно роботы, это задание беспрекословно выполняли, независимо от того, как выглядел «промежуточный» пассажир, на кого он был похож и являлся ли он вообще человеком, чьё удостоверение предъявлял...

* * *

В интервью газете «Вашингтон Пост» (Washington Post) один из высокопоставленных чиновников, пожелавший остаться анонимным (интересно, почему?) заявил, что «Конституция США... не защищает тех, кто прячется и планирует террористические акты»[40].

На самом же деле, уважаемый аноним имел в виду, что «Конституция США не защищает тех, кого мы подозреваем в планировании терактов». Как говорится, почувствуйте разницу! Тех, кто на самом деле планирует теракты, можно выявить только с помощью суда и следствия, с привлечением улик и свидетелей, то есть, законным путём.

Высокопоставленный аноним же взял на себя ответственность решать, кто подпадает под защиту Конституции, а кто — нет.

Джон Эшкрофт сказал в интервью всё той же Washington Post в оправдание неконституционных полицейских мер: «Я считаю, что все должны понимать: мы сейчас ведём войну»[41].

Интересно, а герр Эшкрофт готов объяснить, какая вообще существует взаимосвязь между ведением войны и предложенными тоталитарными мерами внутри страны?

А заодно стоило бы министру тонко намекнуть, что Конституцию, между прочим, пока ещё никто не отменял. Во всяком случае, формально она ещё является действующим документом. И абсолютно прав Гарри Браун, бывший кандидат в президенты от либертарианской партии:

«Билль о правах — это документ буквальный и абсолютный. Первая поправка не говорит о том, что свобода слова существует только, пока правительство не найдёт веского аргумента её ограничить. Вторая поправка не говорит о том, что граждане имеют право хранить и пользоваться оружием, только, пока какой‑нибудь безумец не заложит бомбу. Четвёртая поправка не говорит о неприкосновенности личного имущества и документов, только, пока агент ФБР не заподозрит в ком‑то террориста. Правительство не имеет права нарушать ни одну из этих гражданских свобод ни при каких обстоятельствах».

Эшкрофт говорил о какой‑то войне. То, что правительство США называет войной, является не чем иным, как тем же самым терроризмом, только на правительственном уровне и в красивой обёртке — достаточно вспомнить творческие муки американцев с придумыванием сказочно красивого названия для обычной террористической акции в Афганистане.

Эта, так называемая, «война» не была даже формально объявлена. Не было и предвоенных переговоров с целью её предотвращения. Америка даже не имела понятия, с какой конкретно страной она воевала! Собственно, это и не важно: правительству достаточно сказать волшебное слово «война», чтобы без колебаний отобрать у своих граждан остаток их конституционных прав и свобод под каким угодно надуманным и нелепым предлогом.

Однако одного только предлога явно не достаточно, нужно ещё иметь поддержку народа в политике продолжения войны. Для этого необходимо постоянно держать этот самый народ в состоянии возбуждения, близком к истерии. Очень интересно проследить эту цепочку с самого начала.

Как только у людей прошёл первый шок от событий 11 сентября, началась раздуваемая СМИ паника вокруг сибирской язвы. Как только спало это возбуждение, сразу же обнаружился Джон Уокер (John Walker), американец, принявший идеи Талибана.

Несмотря на то, что он встал в ряды Талибана до начала военной миссии США в Афганистане и, что вполне вероятно, даже и не думал воевать против американцев, его на всякий случай попытались обвинить в измене родине и судить не гражданским судом присяжных, а военным трибуналом.

Чтобы дальше убедить сочувствующих Уокеру американцев в том, что Талибан — это зло, выходит в свет видеозапись Осамы Бен Ладена. Где находилась эта самая запись в течение трёх месяцев и что с ней делали в этот период — тоже вопрос.

Появление всё новых и новых «свидетельств» можно сравнить с идеально разыгранным спектаклем, где каждый актёр появляется на сцене в чётко обозначенное время и исполняет свою роль.

Медицинский журнал New England Journal of Medicine опубликовал данные о том, что американцами было сдано 475 тысяч литров крови, из которых для переливания пострадавшим использовались лишь тристалитров, то есть менее одного процента!

Кровь, оказавшаяся «лишней», была просто выброшена. Призывный клич о помощи стране был лишь красивой акцией, нагнетавшей обстановку и подпитывавшей панику и истерию населения[42].

То, к чему сегодня ведёт страну правительство США, несомненно, стало бы предметом зависти самого Джорджа Оруэлла. Жизнь порой бывает страшнее вымысла. К трём оруэлловским принципам Океании добавились ещё несколько.

 

· —  Мы разрушаем страны для того, чтобы их спасти...

· —  Мы убиваем мирных жителей, чтобы освободить их...

· —  Мы уничтожаем свои гражданские права во имя расширения свободы нации...

· —  Мы арестовываем собственных сограждан, чтобы чувствовать себя в безопасности...

· —  Мы создаём и поддерживаем тоталитаризм и называем его демократией — как внутри страны, так и за её пределами...

 

Всё тот же Оруэлл в книге «Политика и английский язык» (1945) очень тонко подметил этот феномен: «Злейший враг языка — это неискренность... Политический язык — и с небольшими вариациями это подтверждается для любой политической партии, от консерваторов до анархистов — создан для того, чтобы ложь казалась правдивой, а убийство — оправданным...»

Реальная история

Марк Шульц (Marc Schultz), независимый журналист и служащий небольшого книжного магазина, был удостоен визита «вежливости» двух агентов ФБР. Марк лихорадочно стал вспоминать, что же он такого натворил, что им заинтересовались федеральные агенты.

С порога они стали убеждать Марка в том, что всё в порядке; но чем больше они это твердили, тем меньше он в это верил. В конце концов, фэбээровцы перешли к конкретике.

Ездит ли Марк на чёрной «Альтиме»? Да, ездит. А не покупал ли он кофе в таком‑то кафе? Покупал. А что он делал, пока стоял в очереди? Может, статью какую читал? Распечатку из интернета, например?

Беседу с Марком вёл агент Клэй Триппи (Clay Trippi): «Кое‑кто в кафе заметил, что вы что‑то читали, и ему показалось это подозрительным настолько, что он нам позвонил. Поэтому мы здесь. Ничего страшного не произошло, но мы просто хотели бы докопаться до истины».

Ах да, точно! Действительно, Марк перед работой стоял в очереди за кофе, читая распечатку из интернета статьи «Оружие массового тупизма» (Weapons of Mass Stupidity) автора Хэла Кроутера (Hal Crowther), которая изобличала режим Буша и нещадно критиковала СМИ за откровенную промывку мозгов американским обывателям по поводу пресловутой войны в Ираке и внешней политики США в целом.

По‑видимому, один очень сознательный гражданин, который, несомненно, считает себя патриотом и неимоверно гордится своим поступком, увидел это «безобразие» и стукнул властям, что человек, мол, читает неправильную литературу и поэтому, кто ж его знает, вполне может оказаться террористом.

Ребята из ФБР отреагировали оперативно, нагрянув к Марку на работу. Чтобы окончательно его запугать, они обыскали его машину, словно речь шла о наркотиках или бомбе. Распечатку они не нашли и удалились, но нет сомнений в том, что этот визит надолго запал в душу Марку Шульцу.

* * *

Однако, вернёмся к событиям 11 сентября 2001 года. Спустя 8 месяцев после трагедии с неожиданной настойчивостью стал возникать вопрос «Как мы это допустили?»

Едва ли не каждый день открывались новые подробности о том, что у властей была информация о готовящихся терактах, но она не была использована должным образом. Другими словами, американские спецслужбы просто‑напросто проворонили всё, что только можно было проворонить.

Но на самом деле — проворонили ли?

Вся эта истерия с поиском виновных и с якобы поступавшими сигналами, уликами и предупреждениями, которые были проигнорированы, есть ни что иное, как попытки отвлечь общественность от того, что на самом деле произошло 11 сентября.

В первоначальной редакции этой книги, которая так и не была издана по ряду причин, остаток главы я посвятил анализу информации о том, как некомпетентность властей привела к терактам, лишь вскользь усомнившись, действительно ли всё было именно так, как нам рассказывали.

Однако, с тех пор я копнул несколько глубже и понял, что прежний остаток главы потерял смысл, ибо даже я первоначально заглотнул крючок с наживкой, которую принято называть официальной версией.

Так что же на самом деле произошло?

Подробный анализ и разбор полётов, простите за тавтологию — это тема для отдельной публикации. Однако считаю необходимым указать на ряд фактов и задать ряд вопросов, которые, как минимум, ставят под серьёзное сомнение так называемую официальную версию и все те сказки, которыми нас кормили с самого дня трагедии — 11 сентября 2001 года[43].

Как ни странно, достаточно целостную картину можно было составить только по прямым репортажам в то трагическое утро, пока события не успели обрасти домыслами, которые очень быстро затмили собой факты.

Уильям Льюис (William Lewis) и Дэйв фон Кляйст (Dave von Kleist) именно это и сделали, сняв документальный фильм «9‑11 in Plane Site» (это можно перевести и как «9‑11 в явном виде», и как «9‑11 — вид с самолёта» — используется игра одинаково звучащих английских слов plane и plain).

Примечателен этот фильм тем, что в качестве доказательств в нём используются исключительно видеорепортажи с мест событий, снятые федеральными и местными телеканалами, которые транслировались по американскому телевидению в прямом эфире в день трагедии.

Однако впоследствии подавляющее большинство этих кадров никогда и нигде не фигурировало, и по понятным причинам.

Поистине удивительно — стоит лишь абстрагироваться от «выводов», сделанных по прошествии времени, и смотреть только то, что происходит на экране в сопровождении живого комментария, как события воспринимаются совершенно иначе, и становится очевидна чудовищность всей последовавшей пропаганды, имевшей целью направить мышление людей в нужное русло.

Дальнейший анализ во многом основан именно на этом фильме, который так и не был выпущен на экраны американского телевидения и вряд ли когда‑нибудь выйдет.

Итак, восстановим вкратце цепочку событий того рокового дня. В 8:45 утра первый самолёт врезался в Северную башню ВТЦ. В 9:03 второй самолёт врезался в Южную башню ВТЦ. В 9:43 поступило сообщение, что третий самолёт упал на Пентагон. И, наконец, в 10:00 четвёртый самолёт разбился в местечке Шенксвиль, штат Пенсильвания.

Начнём с конца. По‑видимому, рейс 93 авиакомпании «Юнайтед Эйрлайнс» (United Airlines) вовсе не потерпел крушение якобы благодаря мужеству пассажиров, как нам твердили всё это время, а был именно сбит над Пенсильванией.

Подтверждает это и тот факт, что обломки лайнера оказались разбросаны по колоссальной территории, оставив «шлейф» длиной более 20 км, а многочисленные свидетельства очевидцев говорят о втором самолёте в небе Пенсильвании, похожем на военный.

Кроме того, сразу несколько авиадиспетчеров в различных точках засекли в непосредственной близости от пассажирского Боинга‑757 военный истребитель F‑16. Что он там делал?

Теперь обратимся к Пентагону, который, по официальной версии, в 9:43 утра оказался на пути следования рейса 77 авиакомпании «Американ Эйрлайнс» (American Airlines). Скорость Боинга‑757, идущего на посадку, составляет порядка 400 км/ч. На тот момент лайнер содержал в себе около 32 тысяч литров горючего.

Если самолёт, попавший в здание ВТЦ, спровоцировал, как нам сказали, разрушение целого небоскрёба, расплавив стальные конструкции, то по той же логике Пентагон в результате взрыва должен был если не превратиться в обгоревший блин, то долго полыхать ярким пламенем.

Однако на некоторых фотографиях отчётливо видна совершенно нетронутая огнём деревянная мебель в том месте, где «взрывом» снесена часть стены. Многочисленные фото- и видеоматериалы также показывают, что размер отверстия во внешней стене Пентагона составляет около 20 метров.

Однако и это ещё не всё. Очень немногие помнят, а подавляющее большинство даже и понятия не имеет, что внешняя стена рухнула лишь спустя 20 минут после удара, а кадры самого обрушения этой стены транслировались по телевидению лишь однажды, в прямом эфире, и больше никогда не повторялись и не упоминались.

Не потому ли, что до обрушения внешней стены Пентагона отверстие в ней составляло всего... 5 метров в диаметре?

Как мог Боинг‑757, имеющий высоту 22 метра и размах крыльев 38 метров, протиснуться в пятиметровое отверстие и бесследно исчезнуть, не оставив после себя ни единого обломка и не повредив крыльями окружающие эпицентр удара стены?

В прессе появлялись даже репортажи о 30‑метровом кратере, который образовался перед зданием Пентагона в результате падения самолёта. Ещё раз рекомендую уважаемому читателю самостоятельно изучить документальные снимки — они есть повсюду и в большом количестве. Газон перед зданием Пентагона не имеет никаких следов — он практически девственно чист!

Но если это не был самолёт, то что могло произвести подобные разрушения и не оставить следов? Военные аналитики сходятся во мнении, что это вполне мог быть реактивный снаряд.

Что ещё примечательно в Пентагоне? Учитывая то, что он является мозговым центром Вооружённых сил США, каждый сантиметр здания должен просматриваться видеокамерами наблюдения. Однако, ни одной записи с таких камер не было обнародовано.

Вернее, была одна, даже не запись, а последовательность из нескольких кадров, на которых, во‑первых, стоит неверная дата, а, во‑вторых, виден только взрыв, и никакого самолёта или другого объекта нет и в помине.

А между прочим, в непосредственной близости от Пентагона находились три частных предприятия, использующие для собственной безопасности камеры наблюдения, которые были направлены в сторону Пентагона: автозаправочная станция, гостиница «Шератон» и Министерство транспорта Виргинии.

Буквально через несколько минут после происшествия федеральные служащие посетили все три заведения и изъяли видеокассеты с записями. Из всего вышесказанного напрашивается вполне очевидный вопрос: где рейс 77? И что стало с его пассажирами?

А теперь перенесёмся в Нью‑Йорк. Перед обрушением башен Всемирного торгового центра многочисленные свидетели и телерепортёры утверждают, что они слышали серию взрывов. Специалисты‑взрывотехники, наблюдавшие лично обвал башен‑близнецов, уверены, что здания не «рухнули», а «сложились» — именно так, как происходит при контролируемом сносе сооружений, когда этаж за этажом детонирует в строгой последовательности.

Спасатель Луи Каччиоли (Loui Cacchioli), который занимался непосредственно эвакуацией пострадавших из зданий ВТЦ, в интервью заявил, что во время подъёма на 24‑й этаж он услышал ряд взрывов. Факт взрывов подтверждают даже сейсмографы, установленные в обсерватории Ламонт‑Доэрти (Lamont‑Doherty) при Колумбийском университете, что в 34 километрах от эпицентра.

Скорее всего, башни‑близнецы были снесены, как и здание № 7 ВТЦ, в умышленном сносе которого по причине якобы невозможности сдержать бушующий пожар признался его арендовладелец Лари Сильверштейн (Larry Silverstein) в интервью телеканалу CBS.

Завершая эту тему, хочется добавить, не влезая в дебри сопромата и теплопроводности металлов, что утверждения о расплавлении несущих стальных каркасов зданий от огромной температуры в результате воспламенения самолётного топлива, не выдерживают никакой критики.

Эти каркасы были специально изготовлены по особой сверхпрочной технологии закаливания и привезены аж из Японии, и многочисленные расчёты показывают, что здания ВТЦ не могли рухнуть только из‑за сильного нагрева стальных каркасов. Тем более, что в момент обрушения пламя уже погасло, и из зияющих пустот в стенах валил лишь чёрный дым.

В архивах также есть фотографии людей, стоящих в проёме огромной, проделанной самолётом дыры, и по их виду никак не скажешь, что им очень жарко. Ещё более любопытно то, что Южная башня рухнула первой, несмотря на то, что самолёт влетел в неё позже, чем в Северную башню, а удар пришёлся не «в лоб», а по касательной, из‑за чего большая часть топлива взорвалась не внутри, а снаружи здания.

Теперь о самих самолётах. Так называемый, рейс 175 авиакомпании «Юнайтед», попавший в Южную башню, при ближайшем рассмотрении оказывается полон аномалий.

Во‑первых, корреспондент, который вёл прямой репортаж из Нью‑Йорка и находился в одном квартале от места событий, многократно подчёркивал в этом самом репортаже, что самолёт не был гражданским — он не имел иллюминаторов, и на нём не было никаких опознавательных знаков авиакомпании «Юнайтед», а был некий синий логотип округлой формы.

Во‑вторых, под фюзеляжем самолёта на всех видео- и фотоматериалах отчётливо виден объект огромных размеров.

В‑третьих, непосредственно перед ударом самолёта в здание отчётливо видна яркая вспышка. И она не является отражением света или дефектом записи — она одинаково отчётливо видна на видеороликах, снятых четырьмя различными камерами с четырёх различных ракурсов.

Все эти кадры, равно, как и фотофрагменты видеороликов, доступны всем желающим и были многократно опубликованы во всевозможных печатных и интернет‑изданиях.

Любой фильм про 11 сентября, выпущенный официальными дистрибьюторами, аккуратно изученный в замедленном темпе, отчётливо покажет посторонний предмет, смонтированный под фюзеляжем, и такую же отчётливую вспышку перед ударом самолёта в здание.

Самолёт без иллюминаторов с закреплённым под фюзеляжем неким объектом совсем немалых размеров вряд ли остался бы незамеченным в гражданском аэропорту, в связи с чем возникает резонный вопрос: откуда взлетел этот самолёт? И снова мы спрашиваем: где рейс 175 авиакомпании «Юнайтед»? И что стало с пассажирами этого рейса?

Последним неохваченным у нас остался самолёт, влетевший в Северную башню ВТЦ в 8:45 утра. Поскольку террористическая атака по идее была неожиданной, то и документальных свидетельств быть не могло. Однако судьбе было угодно, чтобы именно в это утро французские режиссёры братья Нодэ (Naudet) снимали на улицах города фильм о нью‑йоркских пожарных.

Услышав гул над головами, они повернули камеру в сторону его источника, как раз успев захватить момент, когда самолёт, так называемого, рейса 11 авиакомпании «Американ Эйрлайнс» влетел в Северную башню ВТЦ.

До момента столкновения они не успели приблизить камеру достаточно, чтобы в процессе просмотра записи можно было различить какие‑то детали самолёта. Однако та же таинственная вспышка зафиксирована совершенно отчётливо, даже на большом расстоянии.

Здесь, вероятно, будет уместно ещё раз призвать читателя не верить мне на слово, а самому найти документальное подтверждение в растиражированных фильмах, наиболее известным из которых является «America Remembers» («Америка помнит»), выпущенный компанией CNN.

При просмотре кадров из этих фильмов лишний раз подтверждается истина: лучший способ спрятать что‑либо — это поместить на самое видное место.

Рискну теперь подвести некую черту и воспроизвести версию того, что произошло 11 сентября 2001 года, на основе собранной информации и анализа известных фактов и документальных материалов.

Однако, поскольку многое ещё остаётся неясным, определённые допущения всё же придётся сделать. Ресурсов, посвящённых развенчанию мифа об 11 сентября, существует великое множество, и я пытался использовать всю эту информацию по максимуму.

Итак, утром 11 сентября 2001 года четыре рейсовых самолёта вылетают из своих пунктов отправления на восточном побережье США и берут курс на запад. Через некоторое время пилотам всех четырёх рейсов поступает экстренное указание выключить бортовые приёмопередатчики (транспондеры) — факт выключения всех транспондеров зафиксирован авиадиспетчерами — и срочно совершить посадку на военной базе (либо на секретном аэродроме, возможно, военном).

Там пассажиров всех четырех рейсов пересаживают в один самолёт, который затем сбивают или взрывают в небе Пенсильвании. Таким простым способом организаторы спектакля избавляются сразу от всех свидетелей.

По официальным данным, в четырёх самолётах в общей сложности находилось 232 пассажира и 33 члена экипажа, в то время, как вместимость Боинга‑757 составляет 243 пассажирских места — очень удобно!

Тем временем, с военной базы поднимаются два радиоуправляемых (технология разработана очень давно и прошла не одно успешное испытание) военных самолёта — к примеру, топливные дозаправщики на основе Боинга‑767 (не имеющие иллюминаторов, между прочим), оснащённых пусковой установкой (объект под фюзеляжем) с реактивными снарядами (вспышка).

В 8:45 первый самолёт выпускает ракету и влетает в Северную башню ВТЦ. Через 18 минут второй самолёт проделывает ту же операцию с Южной башней.

Реактивные снаряды необходимы в качестве детонаторов для моментального воспламенения колоссальных объёмов топлива из авиалайнеров, чтобы, во‑первых, не оставить ни малейших следов от самолётов, которые в результате расследования могли быть опознаны, как военные, а, во‑вторых, создать внушительный визуальный эффект, на основе которого можно рассказывать байки о расплавившихся стальных конструкциях.

Тем временем ещё одна ракета типа «Томагавк» выпускается по Пентагону, после чего изымаются все возможные видеозаписи этого происшествия.

Наконец, в качестве развязки — захватывающий снос повреждённых зданий ВТЦ серией безупречно спланированных и исполненных взрывов. Занавес. «Верю!!!» — восторженно вскинул бы руки Станиславский.

Скажете, фантастика? Хорошо, можно немного упростить задачу. Я призываю читателя объяснить нижеследующие факты и попытаться ответить на вопросы с точки зрения «официальной версии»:

 

¯        арабы (равно, как и сотни представителей других национальностей) обучались в лётных школах США пилотировать одномоторные самолёты «Сессна». И этих навыков должно было хватить, чтобы совершить «снайперский выстрел» гигантскими пассажирскими авиалайнерами? Аргументация, что в голливудских фильмах 13‑летние девочки, не имея никаких навыков управления самолётами, сажают Боинги‑747 точнехонько на взлётную полосу, не принимается;

¯        как огромный пассажирский Боинг‑757 протиснулся в 5‑метровую нору в здании Пентагона, не оставив никаких следов?

¯        почему четыре рейса, в остальные дни забитые почти «под завязку», именно в то утро оказались заполненными меньше, чем наполовину, а то и на четверть?

¯        почему самолёт, потерпевший крушение в Пенсильвании якобы благодаря геройству пассажиров, оставил разбросанные на 20 км останки — так, словно он был сбит или взорван в воздухе?

¯        транспондеры у всех четырёх самолётов были отключены — совпадение?

¯        все звонки пассажиров с мобильных телефонов были якобы получены только правительственными работниками — совпадение? Между прочим, многочисленные испытания показали, что звонки с мобильного телефона невозможны чисто технически при движении со скоростью самолёта;

¯        многие летчики‑камикадзе, после провозглашения их погибшими, внезапно стали объявляться в полном здравии в различных странах мира;

¯        мэр Сан‑Франциско Уилли Браун (Willie Brown) получил от Кондолиззы Райc (Condoleezza Rice) — консультанта по национальной безопасности США — прямое предупреждение не летать 11 сентября (впрочем, достоверно здесь то, что Браун, по его же собственному признанию, отменил свой полёт в Нью‑Джерси 11 сентября из‑за полученного предостережения, но убедительных доказательств, что его предостерегла именно Райс, мне найти не удалось);

¯        среди погибших не опознано ни одного араба. Даже в официальных списках пассажиров четырёх злополучных рейсов не видно арабских имён!

¯        уже знакомый нам Ларри Сильверштейн, ранее арендовавший здание № 7 ВТЦ, стал новым арендовладельцем «близнецов» 23 июля 2001 года — всего лишь за 7 недель до трагической даты. За 99‑летнюю аренду двух башен он заплатил 3,2 миллиарда долларов, однако застраховал их на сумму в 7,2 миллиарда долларов, причём, исключительно на своё имя и так, что владелец‑арендодатель не получает компенсацию в случае форс‑мажорных обстоятельств, к коим относится и терроризм. Совпадение?[44]

 

И, наконец, последний и самый главный вопрос: кому это было выгодно и кто получил наибольшие дивиденды от событий 11 сентября?

О том, насколько выгодны оказались теракты американским властям, можно судить хотя бы по их ответным действиям, тщательно продуманным и заранее спланированным — действиям, как внутри страны, так и за её пределами. Вряд ли является простым совпадением и тот факт, что план ведения войны в Афганистане лёг на стол Бушу для подписания аккурат 10 сентября.

В общем, всё, как обычно, ничего нового. «Официальная версия» традиционно зияет пустотами, проколами и неувязками и, в конечном итоге, просто сводится к абсурду. И не от хорошей жизни начинается охота за истиной.

Однако, чем больше новой информации появляется, тем больше возникает вопросов. Чтобы ответить на них, нужно докопаться до истины, которая известна очень немногим, и можно не сомневаться в том, что этот ограниченный круг людей сделает всё, чтобы тайное не стало явным. В результате убийства Кеннеди мы получили VNS. В результате спектакля 11 сентября мы получили DHS.

Продолжение следует?

Что же касается самого Бен Ладена, на которого без всяких улик поспешили свалить всю вину, то находить его теперь не обязательно. В том числе и потому, что пока «террорист номер один» жив и находится на свободе, у властей есть повод продолжать эту секретную войну, планомерно сравнивая с землёй весь Ближний Восток и попутно навязывая тоталитарный режим внутри страны. И всё это, естественно, на благо народа!

23 сентября 2001 года Кондолизза Райе заявила, что у неё есть доказательства причастности Бен Ладена к террористическим актам, и эти доказательства станут общедоступными, когда придёт время. Мы всё ещё находимся в ожидании.

Тем не менее, с 11 сентября 2001 года США без всяких на то оснований затеяли не одну, а целых две войны — в Афганистане и Ираке, которые уже обошлись американским налогоплательщикам, по официальным данным, в 200 миллиардов долларов, а по неофициальным — никак не меньше полутриллиона!

А что же «террорист номер один»? Про Осаму постепенно стали забывать — его образ был лишь использован в нужный момент времени в нужном контексте.

Выражение «Благими намерениями вымощена дорога в ад» сегодня находит всё большее подтверждение в США на фоне пресловутой «войны с терроризмом». Количество погибших в Афганистане и в Ираке, по неофициальным данным, уже превысило отметку в десять тысяч, более чем втрое превзойдя число погибших в Нью‑Йорке в результате терактов 11 сентября[45].

Однако в оправдание этого американцы ссылаются на то, что афганские и иракские жертвы не были умышленными, в отличие от погибших при разрушении ВТЦ.

Оказывается, погибшие афганцы и иракцы являются всего лишь неотвратимым «побочным эффектом» войны с терроризмом с целью обезвредить Осаму Бен Ладена и Саддама Хусейна и свергнуть исламских экстремистов и религиозных тиранов. А раз так, то они вроде как и «менее погибшие», чем жертвы терактов, и, значит, их семьи не имеют права скорбеть и жаловаться.

Проблема в том, что любые правительственные действия всегда ставят благие намерения во главу угла, а точнее, просто используют их в качестве повода.

Никто не намеревался умышленно подрывать одну из ведущих систем здравоохранения в мире, когда вводились всевозможные правительственные программы, однако это произошло...

Никто не намеревался умышленно провоцировать бойни гангстерских группировок, коррупцию в полиции и изобилие наркотиков, когда начиналась «война с наркотиками», однако это произошло...

Никто не намеревался умышленно сделать мир более взрывоопасным и воинственным, когда американские деньги шли на поддержку Талибана, Саддама Хусейна, сирийских и саудовских диктаторов, однако это произошло...

Те, кто поддерживают эту «войну», явно лицемерят, утверждая, что они не желают невинных жертв. Может быть, в прямом смысле и не желают[46]. Однако любая война — на то и война, что жертвы в ней неизбежны. В том числе и среди мирного населения.

Сторонники этой войны должны также прекратить возмущаться многочасовыми очередями в аэропортах и бесконечными и бессмысленными досмотрами, обысками без ордеров, растоптанными гражданскими правами, тотальной слежкой и новыми «антитеррористическими» законами стоимостью в миллиарды долларов, не содержащими ни единой антитеррористической меры — они этого хотели, и они это получили!

Но как же так? Ведь всё делалось исключительно с благими намерениями! И они так красиво преподносились с высоких трибун политиками, обещавшими избавить планету от зла.

Снова мы убеждаемся, что нельзя доверять политикам ни одной задачи, имеющей хоть какую-нибудь маломальскую важность. Согласно Конституции, самой главной задачей правительства является защита страны от внешних и внутренних врагов.

Но, что делать, если внутренним врагом являются как раз призванные защищать от них страну?

Как после этого вообще можно такому правительству что-то доверять?

И, тем не менее, американцы доверяют и не понимают, что они сами свои же собственные права преподносят властям на блюдечке с золотой каёмочкой. Наделяя правительство чрезвычайными полномочиями, они наивно полагают, что оно будет действовать в их интересах.

Однако уже грянул гром, пошёл град, и на горизонте стала видна разрушительная буря — а американский мужик до сих пор не перекрестился. Ведь 11 сентября произошли чудовищные по размаху и дерзости теракты, где террористами были вовсе не арабы с коробочными ножами. А совсем даже наоборот...

Подобные заблуждения могут очень дорого обойтись американскому народу, и последствия уже начинают сказываться. По сути, Америка на протяжении последних десятилетий ведёт войну ради войны[47].

Но если раньше её «врагами» были конкретные страны — Вьетнам, Ливия, Ирак, Сербия, то сейчас отпала необходимость даже называть противника. Ведётся война «в принципе» — война ради войны, секретная война против секретного врага, который секретно может находиться где угодно.

По заявлению Буша, следующими странами на очереди будут Иран и Северная Корея, а после них — Ливия, Сирия и Китай: «Эти страны и их террористические союзники являются осью зла, грозящей мирной жизни во всём мире».

Похоже, «лидер свободного мира» побил все существующие и несуществующие рекорды цинизма и лицемерия. Неужто лавры фюрера не дают покоя? Трудно судить, насколько хорошо Буш знаком с мировой историей XX века, но если уж он выбрал себе в кумиры Гитлера, то пусть ему хотя бы расскажут, к чему в итоге пришла фашистская Германия.

В заключение уважаемому читателю предлагается фрагмент одного обращения с высокой трибуны:

 

«Я хочу спросить у вас: какой лидер имеет мудрость, силу воли и стержень, чтобы лучше всего защитить нас с вами? Ответ на этот вопрос очевиден — именно поэтому я сегодня нахожусь с вами в этом зале. Есть только один человек, которому я готов доверить наше будущее, и этот человек — наш Президент.

В мире есть сумасшедшие, которые пытаются на нас покушаться. И наш Президент нам сказал: „Все личные планы на жизнь перечёркнуты нависшей над нами общей угрозой“. Но где же национальная солидарность в нашей стране, когда она нам больше всего нужна?

Теперь, когда молодые американцы погибают в грязи Ирака и в горах Афганистана, наша страна разорвана на части и ослаблена из‑за маниакальной одержимости демократов принизить нашего Президента. Что случилось с моей страной, на благо которой я работал всю свою жизнь?

Я помню времена, когда демократы считали долгом Америки биться за свободу против тирании. Снова и снова в нашей истории, во времена наибольшей опасности, американцы воссоединялись, чтобы отстаивать свою свободу. Но не сегодня.

Движимые больше партийной принадлежностью, нежели национальной безопасностью, сегодняшние демократические лидеры считают Америку оккупантом, а не освободителем. И меня приводит в бешенство, когда американские войска называют оккупантами, а не освободителями.

Скажите об этом афганцам и иракцам, которые были освобождены, потому что наш Президент руководил армией освободителей, а не оккупантов. Скажите это тем миллионам мужчин, женщин и детей, которые сегодня свободны — от Красного до Каспийского моря, от Кувейта до Афганистана, потому что наш Президент создал армию освободителей, а не оккупантов.

Никогда в мировой истории ни один солдат не жертвовал больше ради свободы и независимости абсолютно незнакомых людей, чем американский солдат. И наши солдаты не только дают свободу другим народам, они её отстаивают здесь, в нашей стране.

На сегодняшний день мир просто не может себе позволить нерешительность Америки. Слабость и сомнения подвергнут риску всё, что для нас важно в этом мире. В этот час опасности наш Президент проявил смелость и взял на себя инициативу. И я горжусь тем, что следую его примеру. Пусть хранит Бог эту великую страну, и пусть хранит Бог нашего Президента».

Как ни странно, эта речь прозвучала вовсе не из уст Ричарда Чейни (Richard Cheney), вице‑президента США. Произнёс её в 1940‑м году Йозеф Геббельс, министр пропаганды фашистской Германии. Вместо «фюрер/Адольф Гитлер» подставлено «Президент», вместо «социальные демократы» — «демократы», вместо «чехи/Чехословакия» — «иракцы/Ирак», вместо «поляки/Польша» — «афганцы/Афганистан», вместо «Балтика» — «Красное море», вместо «Крым» — «Кувейт/Каспийское море», вместо «Германия» — «Америка» (Edgar J. Steele, Conspiracy PenPal series articles (Эдгар Дж. Стил, статьи серии «Переписка о заговорах»)).

История — великий учитель. Только вот с учениками ей не повезло. Поэтому история повторяется снова — только на этот раз, как и положено, в виде фарса.

А ещё история говорит нам о том, что США оказались втянуты в Первую мировую войну после спровоцированного затопления их корабля «Лузитания». США оказались втянуты во Вторую мировую войну после спровоцированного нападения японцев на Пёрл‑Харбор.

(Это уже похоже на дезинформацию со стороны автора. Правду о том, как еврейская финансовая мафия организовывала нам мировые войны читайте в книге Николая Левашова «Россия в кривых зеркалах» и Энтони Саттона «Как Орден организует войны и революции». — Д.Б.).

Третью мировую США уже решили начать самостоятельно, и отправной точкой можно считать 11 сентября 2001 года.

Что будет дальше? Спросите у Госпожи Истории — она всё знает...

 

[40] Washington Post, Nov. 16, 2001. (газета «Вашингтон Пост», 16.11.2001 г.).

[41] Там же.

[42] P. J. Schmidt, Blood and Disaster – Supply and Demand, Feb. 21, 2002, New England Journal of Medicine (П. Дж. Шмидт, «Кровь и катастрофа – спрос и предложение», 21.02.2002 г., «Медицинский журнал Новой Англии»).

[43] У нас на сайте эту тему есть небольшая, но очень интересная подборка статей в разделе «11 сентября 2001 года», есть книги и фильмы на эту тему. — Д.Б.

[44] Edgar J. Steele, Conspiracy PenPal series articles (Эдгар Дж. Стил, статьи серии «Переписка о заговорах»).

[45] P. J. Schmidt, Blood and Disaster – Supply and Demand, Feb. 21, 2002, New England Journal of Medicine (П. Дж. Шмидт, «Кровь и катастрофа – спрос и предложение», 21.02.2002 г., «Медицинский журнал Новой Англии»).

[46] Желают, ещё как желают! Это одна из причин организаций всех войн и революций в мире. См. книгу проф. Энтони Саттона «Как Орден организует войны и революции» и книгу проф. А.П. Столешникова «Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг». — Д.Б.

[47] Здесь автор опять ошибается, он видимо ещё не читал книгу академика Николая Левашова «Россия в кривых зеркалах», Джона Колемана «Комитет 300. Тайны мирового правительства», статьи  «Миром правит Барух», «Новый мировой порядок» и др. — Д.Б.

X