Социалистические Штаты Америки

Рубрика: Книги

Глава 16. По следам трагедии

«Если все принимают ложь, навязанную Партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой…»

Джордж Оруэлл,
писатель (из романа «1984»)

 

Вторник, 11 сентября 2001 года навсегда войдёт в историю США, как чёрный день. Реакция на события этого дня в мире была самой разнообразной: от откровенного злорадства на тему «доигрались, так им и надо» и полномасштабных праздников, особенно в арабском мире, до глубокого потрясения и шока от произошедшего.

Так или иначе, но трагедия 11 сентября вряд ли кого‑то оставила равнодушным, будь то в положительном или отрицательном плане. Кто на самом деле стоит за всем этим, можно только догадываться. Впрочем, об этом мы ещё поговорим...

Разрушение Всемирного торгового центра американцы сравнивают с Пёрл‑Харбором. Однако такое сравнение не вполне справедливо. События 7 декабря 1941 года были, по сути, лишь атакой японцев на военные расположения США — явление не то чтобы незначительное, но явно не тех масштабов, до которых его раздувают американцы с целью оправдать нанесение «ответного» ядерного удара четыре года спустя.

То, что произошло 11 сентября 2001 года, стало первым в истории Америки серьёзным нападением на гражданский объект. И можно понять шок американцев, не переживших ужаса войны и не имеющих ни малейшего понятия о том, что такое война на их территории. В какой‑то мере можно даже понять возведение пожарных‑спасателей в ранг национальных героев.

Этот снимок, сделанный фотографом Томасом Франклином (Thomas Franklin) 12 сентября для газеты «The Bergen Record» (г. Берген, штат Нью‑Джерси), стал своего рода символом стойкости и решимости американцев бороться за выживание. И было принято вполне резонное и справедливое решение увековечить трёх пожарных — Дэна Маквильямса (Dan McWilliams), Джорджа Джонсона (George Johnson) и Билли Айзенгрейна (Bill Eisengrein) в шестиметровой бронзовой скульптурной композиции.

Однако обнаружилась одна небольшая проблема. Как отчётливо видно на фотографии, знамя водрузили над обломками ВТЦ вовсе не представители «меньшинств». Эти пожарные не были мексиканцами или неграми. Они были представителями дьявольского клана и источника всего зла во вселенной — белыми мужчинами!

И по этой причине нью‑йоркские чиновники решили, что эту фотографию нельзя использовать в качестве оригинала, чтобы увековечить исторический факт. Вместо этого было решено воздвигнуть памятник, совершенно искажающий действительность, но зато показывающий политкорректное разнообразие наций в пострадавшем городе.

Из трёх мужчин одного решено сделать негром, второго — мексиканцем, а третьего, как ни странно, оставить белым. Мотивация состояла в том, что пожарные бывают всех национальностей и рас, и будет нечестно по отношению к меньшинствам показывать в композиции только белых мужчин, даже если это соответствует исторической истине.

Такой простой факт, что пожарная охрана Нью‑Йорка более чем на 90% состоит из представителей белой расы, естественно, был полностью проигнорирован. Как говорится, если факты не соответствуют теории, надо изменить факты.

Но позвольте, а как же азиаты? Они же могут обидеться! И про женщин совсем забыли. Да и сексуальные меньшинства оказались обделёнными.

Для полноты картины на место третьего белого мужчины явно напрашивается женщина‑азиатка. Желательно, лесбиянка. Ещё лучше, если в инвалидной коляске. С ярко выраженными признаками болезни Дауна. Весом никак не меньше двух центнеров. И обязательно с собачкой на руках.

Видимо, недалёк тот день, когда Джордж Вашингтон будет изображен негром в сомбреро, переходящим вброд реку Амазонку на хромом верблюде...

Историческая справка

Существует легенда, согласно которой Джордж Вашингтон — первый президент США — был в молодости настолько физически сильным, что сумел бросить серебряный доллар через реку Потомак с одного её берега на другой, притом, что ширина реки составляла более полутора километров.

Однако во времена молодости Вашингтона серебряных монет ещё не было, да и вряд ли молодой человек обладал столь недюжинной силой. Тем не менее, эта легенда оказалась на удивление живучей и пересказывается из поколения в поколение.

* * *

Шутки шутками, но то, чему мы являемся свидетелями, есть откровенное переписывание истории. И не втихаря, не по капле, как раньше, а открыто, нагло, широкими мазками, без всякого стеснения, на глазах у почтенной публики. А ведь прототипы, чьи физиономии могли «наклеить» на памятник вместо настоящих героев, стали бы рассказывать своим детям и внукам сказки о том, как они спасали Америку от террористов.

А что же сами герои снимка думают по этому поводу?

Трое пожарных поначалу вообще отказывались от комментариев, но в конечном итоге, естественно, выразили своё недовольство принятым решением. Кроме того, пожарные Нью‑Йорка направили мэру письмо, в котором выразили свой протест и потребовали восстановления исторической справедливости. В результате весь проект был отложен до лучших времён. А теперь, похоже, изначально хорошая задумка оказалась похороненной под завалами политкорректности.

Однако переписыванием истории и подтасовкой фактов последствия событий чёрного вторника не ограничились. С некоторых пор США стали с пугающей лёгкостью жонглировать словом «война». Такую роскошь себе может позволить только нация, не понимающая истинного значения этого страшного слова.

Война с бедностью, война с наркотиками, война с преступностью. И теперь война с терроризмом. Это звучит сродни «рок‑н‑ролл против наркотиков» или как в старом анекдоте: «войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется».

Сегодня война — это ключевое слово не только во внешней, но и во внутренней политике государства. И неслучайно.

В своём романе «1984» Джордж Оруэлл описывает тоталитарную страну Океанию, которая находится в состоянии постоянной войны то с Евразией, то с Остазией. Несмотря на то, что противник меняется, состояние войны перманентно, и её истинная цель — насаждение внутри государства поголовного повиновения и диктатуры путём внушения народу страха перед «агрессором».

Постоянная война лежит в основе всей тоталитарной политики государства, оправдывающей цензуру, пропаганду, секретную полицию и лишения.

Вряд ли писатель предполагал, что его произведение станет прямым руководством к действию для его тёзки — Буша‑младшего. В своём обращении к американскому народу президент США обрисовал всем призрачного врага, обитающего более чем в шестидесяти странах мира, в том числе и в самой Америке.

Он провозгласил политику использования максимальной силы против любых индивидуумов или наций, которых он назначит врагами, при этом, не отягощая себя ни соблюдением международных законов, ни предварительным следствием, ни политическими дебатами. Он подчеркнул, что большая часть войны будет вестись секретно.

Он отверг переговоры, как средство дипломатии. Он отметил, что страны, отказывающиеся подчиниться воле Америки, будут считаться её врагами. Своей фразой «либо вы с нами, либо вы с террористами» Буш взял на себя роль Большого Брата, которого все должны любить и бояться.

Каждый из принципов оруэлловской Океании чётко просматривается в новой политике США:

1. Война — это мир. Правительство преподносит американцам войну, как неотъемлемый факт жизни, а её необходимость, как единственную гарантию безопасности нации.

2. Свобода — это рабство. Американцы теряют конституционную свободу из‑за новых абсурдных законопроектов, принимаемых властями в состоянии паранойи. Правительство предлагает прослушивать телефонные разговоры, читать электронные сообщения, задерживать и депортировать иммигрантов без суда и следствия, а также использовать иностранных агентов, чтобы шпионить за собственными гражданами. Чтобы сохранить свою свободу, граждане должны её отдать.

3. Незнание — это сила. По словам Пентагона, новая война будет вестись в режиме строжайшей секретности, включающей в себя беспрецедентную по жёсткости цензуру. Простым смертным не дано узнать истинных причин произошедшего 11 сентября 2001 года[36].

Исполнительным президентским указом от 8 октября 2001 года было создано новое мощное полицейское агентство под названием Управление безопасности отечества (Department of Homeland Security, DHS). Это DHS, по сути, стало дьявольским сплавом НКВД и гестапо.

Обратимся к официальному правительственному документу, в котором говорится о функциях и назначении данного органа: «Управление будет координировать усилия исполнительной власти по отслеживанию... и предотвращению... террористических атак на территории Соединённых Штатов».

Отслеживание включает в себя «упрощение процесса обмена информацией о террористических угрозах или готовящихся атаках между правительствами штатов и государства и частными организациями и лицами»[37].

Каким же образом можно упростить процесс обмена информацией между правительством и частными лицами?

Совершенно очевидно, что речь идёт не столько о передаче информации «сверху вниз» — достаточно включить радио, куда уж проще, — сколько о передаче полезной информации в обратном направлении. Здесь есть два исключительно простых в обращении и проверенных временем способа.

Первый — создать некую прослойку между правительством и частными лицами, которой они будут доверять. Правительственная программа TIPS (Terrorist Information and Prevention System — Система информации и предотвращения терроризма) официально предусматривает вербовку миллиона американцев по всей стране, которые будут служить информаторами для правительства и DHS.

Это люди, профессии которых связаны с посещением жилищ граждан: сантехники, телефонисты, ремонтники итак далее. Стукачество, и без того являющееся частью американской «культуры», делает этот метод очень привлекательным, а наивная доверчивость американцев — просто‑таки находкой!

Достаточно представить, скажем, такой сценарий. Приходит слесарь к Джону Смиту заменить трубу. Слесарь по совместительству является правительственным информатором, а Джон Смит — программист и имеет дома очень «навороченный» компьютер с массой периферийных устройств.

У Джона есть хобби — он охотник, и на стене у него висит коллекция ружей. А на столе лежит каталог военной амуниции. Наблюдательный слесарь, увидев непонятный агрегат с кучей проводов, ружья и журнал, хочет стать героем и спасителем нации и пишет доклад (или донос?). Джон Смит становится потенциальным террористом, или... врагом народа. Прямо дежа‑вю какое‑то...

Второй способ — это подслушивание телефонных разговоров, видеонаблюдение и просмотр электронной корреспонденции. Даже будучи явно нелегальным и антиконституционным на первый взгляд, этот метод вдруг обретает совершенно иную окраску в свете волшебной формулы — «в интересах национальной безопасности». Так или иначе, для отслеживания врагов народа вся схема уже готова и приведена в действие, остаётся лишь ждать результатов.

Чтобы на всякий случай узаконить сомнительный метод передачи информации, Конгресс параллельно начал рассмотрение, так называемого, Антитеррористического законопроекта (anti‑terrorist bill, "Senate Terrorist Bill 1510"), цинично названного «Патриотическим актом» (Patriot Act), очень примечательного, как по содержанию, так и по методам его внедрения.

Дело в том, что этот законопроект попал на рассмотрение в Конгресс, минуя нормальные, предписанные законом каналы, а именно предварительное его рассмотрение под началом Административного и бюджетного управления (Office of Management and Budget, OMB) — процесс, который дал бы возможность высказаться всем заинтересованным сторонам.

Однако тогдашний министр юстиции Джон Эшкрофт (John Ashcroft) не только отправил этот законопроект напрямую в Конгресс, но и потребовал от Конгресса принять его в течение одной недели и без изменений!

Несмотря на столь строгие и конкретные указания, противоречивый документ всё же вызвал определённые дискуссии — к явному недовольству министра. Поняв, что так просто протолкнуть законопроект не получится, Эшкрофт на совместном заседании с главами Сената и Палаты представителей предупредил, что наверняка грядут новые теракты, и Конгресс будет виноват, если закон не принять сейчас же!

Это заявление являлось, по меньшей мере, бредовым, но Конгресс не был готов выдержать подобное давление со стороны министра. Несмотря на то, что многие конгрессмены, по их же собственному признанию, даже не успели прочитать текст законопроекта, к 12 октября он был утверждён обеими палатами Конгресса.

Содержание законопроекта весьма любопытно. Судя по всему, «Патриотический акт» был разработан вовсе не на основе трагедии: включённые в него меры были обычными «домашними заготовками», в нужный момент просто взятыми с полки, а события 11 сентября стали лишь поводом для их внедрения.

Более того, администрация препятствовала любой разумной попытке конгрессменов найти компромисс между личной безопасностью и личной свободой граждан.

Ещё один немаловажный нюанс заключается в том, что данный законопроект, как и Закон об оружии 1968 года, уходит корнями в фашистскую Германию: «Патриотический акт» оказался во многом «слизан» с «Декрета о защите нации и государства», принятого 14 июля 1933 года[38].

Что же получилось в итоге?

Новый законопроект нарушает шесть (!) из первых десяти поправок к Конституции (Билля о правах, между прочим). Он позволяет ФБР обыскивать квартиры граждан и конфисковывать имущество в их отсутствие и без уведомления. Ордер на обыск может быть выдан секретно и вообще не предъявляться гражданам при обыске. («Маски‑шоу» по‑американски?).

Правительственные работники получили право зайти в любую компанию и потребовать у руководства частной фирмы личные архивы служащего, которые фирма обязана предъявить по первому требованию, но при этом совершенно не обязана уведомлять служащего о произведённом обыске.

Федеральные служащие могут затребовать информацию о книгах или журналах, которые человек брал в библиотеке. Кстати, в первый год после принятия Акта более 500 библиотек получили подобные запросы[39].

Средства массовой информации уверяют американцев в том, что ограничения гражданских прав коснутся только террористов. Неужели? Не иначе, в школах ФБР и ЦРУ введена новая дисциплина — телепатия. Интересно, а каким образом агенты будут отличать террористов от нетеррористов?

Если на секунду предположить, что природа всё же обделила их телепатическими способностями, то метод становится до смешного простым: надо расценивать каждого человека, как потенциального террориста. Тем более, что новый антитеррористический закон определяет понятие «террорист» настолько расплывчато, что под это определение подпадает едва ли не каждый человек или организация, не согласные с действиями правительства.

Результатом такой секретной войны с терроризмом может стать арест, заключение и даже казнь любого, кого в данный момент «назначат» террористом. И всё это, разумеется, в режиме строжайшей секретности — куда ж без неё‑то?

Так, по сообщению газеты International Herald Tribune, к середине октября 2001 года «ФБР объявило об аресте 600 человек, но отказалось огласить их имена и даже причины ареста». К декабрю 2001 года это число выросло до 1200 человек — из них лишь немногим более десяти было предъявлено какое‑либо обвинение вообще, и только один, Закариас Муссауи, был арестован непосредственно в связи с событиями 11 сентября.

Представители охраны в аэропортах тоже почувствовали вседозволенность и стали хозяевами положения. Поток жалоб на методы досмотров стал приобретать лавинообразный характер. Бомбу искали у 3‑летней девочки, заставляя её раздеваться.

У 86‑летнего ветерана войны отобрали орден в виде пятиконечной звезды, острые края которого могли быть использованы, по мнению охранников, как холодное оружие. Пятнадцатилетнюю школьницу, летевшую на отдых, попросили снять шлёпанцы, чтобы взять с них «мазок» на наличие взрывчатых веществ. Многие женщины постоянно жаловались на грубое обращение со стороны охранников, которые совершенно бесцеремонно ощупывали пассажирок.

 

[36] 22. Jacob Levich, Happy New Year: It's 1984, Sept. 22, 2001, Common Dreams News Center (Джейкоб Левич «С новым 1984‑м годом!», 22.09.2001 г., Центр новостей «Комон Дримс»).

[37] WhiteHouse.gov (официальный веб‑сайт правительства США).

[38] Edgar J. Steele, Defensive Racism, 2004, ProPer Press (Эдгар Дж. Стил «Оборонительный расизм»).

[39] Morton H. Halperin, Less Secure, Less Free, Nov. 19, 2001, The America Prospect (Мортон Гальперин, «Менее безопасно, менее свободно», 19.11.2001 г., «Америкэн проспект»).

X