Социалистические Штаты Америки

Рубрика: Книги

Гуд бай, Америка

«В чужом глазу соринку мы заметим, в своём не замечаем часто и бревна», — примерно так говорил великий мастер афоризмов Козьма Прутков. Удивительно то, что в условиях советской действительности это не всегда было так.

В кругах московской, да и не только, интеллигенции было модным, наоборот, — ругать всё отечественное и превозносить всё заграничное, часто по делу (вспомним «наши микрокалькуляторы — самые большие в мире»), но очень часто просто, как дань моде.

А там, за морями, — прилавки, полные товаров, неслыханная у нас свобода, где можно ругать правительство не только сидя в тесной кухне, где все счастливы, и у людей много денег, свой дом и две, а то и три машины.

Ну, а информация о забастовках, акциях протеста, демонстрациях, каких‑то других проблемах тамошних граждан — так это всё ложь и советская пропаганда.

Хотя вряд ли Оруэлл в процессе написания своего «1984» думал об СССР и вообще о какой‑то пропаганде. А Сидней Поллак, снимая «Загнанных лошадей пристреливают...», и подавно не предполагал, что его фильм станет орудием пропаганды и будет с завидным постоянством демонстрироваться по советскому телевидению, практически с подтекстом «их нравы».

Почти забыт замечательный актёр и певец Дин Рид (тайна гибели его не раскрыта до сих пор), который однажды пытался отстирать американский флаг на лужайке перед Белым домом. Ему не нравится жить в Америке? Да он просто сумасшедший! Примерно так искренне считали многие диссиденты той поры. А «Весь мир в кармане» Дж. X. Чейза считали плодом фантазии автора.

Впрочем, Чейз за свою жизнь побывал в Америке всего лишь один раз, а автор этой книги прожил в Лос-Анджелесе 11 с половиной лет. Виктор Фридман — один из моих самых близких друзей с институтской скамьи, вернее, с момента нашего самого первого знакомства у входа в столовую совхоза «Рассвет», на полях которого мы собирали картошку перед первым курсом МИИТа.

Семья Виктора покинула Москву в далёком 91‑м году теперь уже прошлого века. И видение Виктором Америки не всегда было таким, как сейчас. За 11 лет иллюзии сменились критическим (порой даже слишком) взглядом на жизнь в Америке, да и на Америку в целом.

Эта точка зрения автора, безусловно, имеет право на существование. Потому что 11 лет жить и работать в США — не так уж и мало. Потому что большинство из уехавших от пустых прилавков советских времён до сих пор ищут «соринки в глазах других», не видя «бревна» в окружающей их действительности.

И не замечают либо не желают замечать того, что за последние 15‑20 лет очень многое изменилось как в Америке, так и в России, да, собственно, и во всём мире.

А уж людей, осмеливающихся высказать своё собственное мнение о том, что не всё так в Америке прекрасно, «русская диаспора» начинает травить хуже, чем в былые времена КГБ преследовал диссидентов, недовольных советским строем. И даже не замечают этого в своём «праведном гневе».

«Как, он посмел критиковать нашу новую родину? Америка — лучшая страна в мире, в ней всё правильно и идеально, а кто думает не так — тот или душевнобольной, или враг!» Жена Цезаря вне подозрений.

Помнится, как‑то в телефонном разговоре одна знакомая моей мамы на первой же минуте выдала фразу: «Я очень люблю Америку». Признаться, это заявление меня удивило.

Во‑первых, мне было совершенно всё равно, как она относится к Америке, а к теме разговора это не имело прямого отношения. Да и патриотизм, как мне кажется, это в первую очередь не слова, а поступки. И если я не поднимаю каждое утро на лужайке российский триколор, это не значит, что я не люблю Россию.

Кстати, муж этой самой знакомой перевёл фрагменты «Другой стороны Америки» на английский язык и дал прочитать своим американским студентам. Реакция их была довольно сдержанной.

По крайней мере, никто из них не удосужился прислать автору письмо, подобное полученному от одного из бывших «наших», полное ненависти, злобы и в то же время полудетских полудебильных штампов, с вполне ожидаемой концовкой:

I po amerikanski na proshanie: FUCK YOU, ASSHOLE!!!

Увы, подобная реакция наших бывших соотечественников была отнюдь не единична. Обращает на себя внимание не столько тон письма (а автору, как выяснилось позже, не 15 и не 20 лет, а далеко за 30), сколько то, что письмо было написано на английском языке.

Как тут не вспомнить сцену из Булгакова, где «сиреневый иностранец» сурово спрашивал продавца: «Кароши?», но затем, упав в кадку, на чистом русском языке, без признаков какого‑либо акцента, вскричал: «Милицию! Меня бандиты убивают!» — очевидно, вследствие потрясения внезапно овладев до тех пор неизвестным ему языком.

Нет, и это моё глубокое убеждение, Родину невозможно выбрать, как невозможно выбрать себе родителей, и тот, кто уверяет, что он «человек мира», или находит себе «новую родину» и изо всех сил пытается походить на коренных жителей страны, — на тех, кто родился и вырос в данном случае в США, — вызывает у меня искреннее сочувствие, потому что этими поступками он во многом разрушает свою личность, своё «Я», не приобретая ничего взамен, кроме умения ругаться на чужом языке.

Вы можете сколь угодно петь дифирамбы «самой свободной стране мира», но идеальных государств в мире нет и быть не может, как нет и вообще ничего идеального.

Есть старый анекдот. Еврей захотел уехать жить за границу, но никак не мог выбрать, куда ему податься. В ОВИРе его отвели в отдельную комнату, дали глобус и попросили выбрать будущую страну проживания. Примерно час еврей выбирал, а потом сказал: «Простите, а у вас нет другого глобуса?»

К чему это я? Да к тому, что сейчас у многих есть возможность уехать в другую страну работать... или навсегда. Но другого глобуса, где были бы страны, лишённые всяческих недостатков, никто пока ещё не изобрёл.

Мне хочется лишь, чтобы ты, читатель, смотрел на мир трезвым и критическим взглядом, как смотрит на жизнь автор этой книги, да и автор этих строк.

X