Социалистические Штаты Америки

Рубрика: Книги

Глава 12. Выборы: глас вопиющего в пустыне

«Важно не кто голосует, а кто подсчитывает голоса…»

И.В. Сталин

За 6 лет, минувших с момента постановки спектакля‑трагикомедии под кодовым названием «Президентские выборы‑2000», многие детали той клоунады стали забываться. Тем не менее, эти выборы, продолжавшиеся 36 дней, стали очень показательными во многих отношениях и подтвердили всю никчемность и коррумпированность современной американской системы власти.

Чем дольше продолжался этот цирк, тем более сложной и запутанной казалась ситуация. На самом же деле, ничего особо запутанного во всем этом не было.

В США президент выбирается не прямым народным голосованием, а коллегией выборщиков (Electoral College). Сегодня коллегия выборщиков, по сути, является просто группой китайских болванчиков, кивающих головой в знак согласия: кандидат, набравший простое большинство народных голосов в штате, получает 100% голосов выборщиков данного штата, независимо от перевеса народных голосов. (Исключение составляют лишь два штата — Небраска и Мэн, где используется окружная система).

Кандидат, набравший наибольшее число голосов выборщиков по всей стране, становится президентом. Таким образом, результаты народного голосования могут отличаться от результатов голосования выборщиков, что в этот раз и произошло: в тех штатах, где победил Гор, перевес народных голосов в его пользу был значительнее, чем перевес Буша в выигранных им штатах.

Историческая справка

Механизм выбора президента США был темой жарких дебатов у основателей государства. Предстояло выбрать оптимальную из трёх возможных схем выбора президента: Конгрессом, народом и выборщиками.

До Конституционной конвенции считалось, что оптимальной схемой выбора президента является избрание его Конгрессом. Однако в этом случае президент мог бы впоследствии делать за это поблажки Конгрессу путём подписания законов, которые иначе он бы не стал подписывать. Такой сценарий был бы несовместим с системой сдержек и противовесов.

Схема прямого выбора президента посредством народного голосования нашла ещё меньше поддержки, так как она отправила бы страну по демократическому пути, категорически неприемлемому основателями, которые также считали, что народ может быть легко введён в заблуждение и дезинформирован, что отразилось бы и на результатах голосования.

Третья схема предусматривала избрание президента выборщиками, которые не являлись конгрессменами. Аргументы в пользу этой схемы, по сути, являлись не чем иным, как аргументами против других двух. Конституционная конвенция в итоге выбрала этот вариант, который используется и по сей день. Уинстон Черчилль, пожалуй, прокомментировал её наиболее метко: «Система коллегии выборщиков — это наихудший способ выбора президента, если не считать всех остальных».

После дальнейших дискуссий было решено, что каждый штат будет иметь количество выборщиков, равное сумме количества представителей и количества сенаторов от штата. Количество представителей от каждого штата пропорционально его населению, а количество сенаторов от штата равно двум.

Способ назначения или избрания самих выборщиков, согласно Конституции, остался на усмотрении законодателей штатов. Любопытно, что народ вообще не в курсе, кто является выборщиками в их штате, и их имена не написаны ни на одном бюллетене. Назначение выборщиков происходит, как правило, путём их отбора представителями двух «больших» партий.

* * *

Что же произошло во Флориде? Флорида оказалась ключевым штатом, количество голосов выборщиков от которого решало судьбу президентского кресла. Альберт Гор неожиданно набрал меньше голосов, чем ожидал. Вскоре выяснилось, что во Флориде было решено использовать нестандартный шаблон для бюллетеня, в котором, тем не менее, были инструкции, да и персонал избирательных участков готов был ответить на любые вопросы избирателей.

Но то ли люди там не умели читать, то ли не поняли, как голосовать, то ли просто решили, что они вообще не хотят голосовать за президента, которого и без них выберут, но так или иначе, начались жалобы на то, что многие отдали свой голос не за того, за кого хотели, и вообще видоизменённый шаблон был слишком запутанным.

В результате расследования выяснилось, что женщина, предложившая новый дизайн бюллетеня, была... демократкой! Если это не было простым совпадением, в чём есть большие сомнения, то такой метод «подстраховки» со стороны демократов — «запутать» избирателей, а потом, в случае поражения, сослаться на эту запутанность — сработал. Гор запросил ручной пересчёт бюллетеней, сославшись ещё и на то, что слишком большое количество бюллетеней было «отторжено» компьютером.

Сам бланк бюллетеня представляет собой обычную перфокарту. Избиратель вставляет её в шаблон, на котором написаны имена кандидатов. Специальной иглой в бюллетене прокалывается дырочка напротив имени кандидата, за которого избиратель хочет проголосовать.

Перфокарта затем считывается компьютером, который и показывает результаты голосования. Дырка пробита — есть голос, не пробита — голоса нет. Бюллетень «отторгается» компьютером, если не было пробито ни одной дырки или если были пробиты дырки более чем за одного кандидата.

Альберт Гор, неоднократно провозглашавший, что он хочет, чтобы каждый голос был учтён, при запросе ручного пересчёта цинично выбрал не все округа штата, а только 4 округа, которые были заведомо демократическими. Таким способом он рассчитывал добрать голоса, которых, как он считал, его несправедливо лишили.

В это же время поползли тщательно раздуваемые демократами слухи о том, что чернокожим избирателям, традиционно голосующим за демократов, чуть ли не запрещали голосовать и пикетировали дороги на подступах к избирательным участкам. Слышать об этом было просто смешно, но демократы охотно ухватились за эту версию, а либерально настроенная пресса всячески потакала этим байкам.

Ручной пересчёт бюллетеней вообще превратился в театр абсурда, когда было введено такое понятие, как «беременный» бюллетень. Если избиратель пробил дырку в перфокарте, но маленький кусочек картона не полностью выпал, а остался висеть, то он назывался висячим. Если дырка вообще не была пробита, а кусочек картона просто немного прогнулся, то такой бюллетень назывался беременным.

И вот по этим самым показателям Счётной комиссии были даны инструкции определить намерение избирателя! Судья, дававший указания, недвусмысленно провозгласил: «Глядя на перфокарту, вы должны почувствовать, что вам подсказывает сердце и разум, и принять решение о намерении избирателя в соответствии с этим чутьём».

Таким образом, было предложено «беременный» и «висячий» бюллетени считать голосом, потому что избиратель явно намеревался пробить эту дырку, но либо он не понял, что надо выбивать её до конца, либо у него просто не хватило на это сил.

Удивительно! Вроде бы нигде не сказано, что необходимым условием для допуска к голосованию является сдача норм ГТО. А если избиратель хотел проголосовать, дотронулся иглой до перфокарты, немного прогнув её, но в последний момент решил, что он всё же не хочет голосовать за этого кандидата — по какому праву кто‑то может решать за него, что такой выпуклый бюллетень считается голосом?

Каждый день в новостях фигурировали кадры людей, с умными лицами пытающихся на глазок определить «срок беременности» бюллетеня и по этому сроку прочесть мысли избирателя. Не стоит также забывать о том, что бюллетень может «залететь» просто от неосторожного обращения с ним.

Верховный суд штата Флорида, состоящий в основном из демократов, естественно, утвердил ручной пересчёт голосов, тем самым сделав Альберту Гору неоправданную поблажку. Однако Верховный суд США в итоге объявил это решение незаконным, и Джордж Буш стал новым, сорок третьим президентом страны. Крики либералов о том, что республиканцы «украли» у них выборы, не выдерживают никакой критики и лишь подтверждают, что никакой объективности и честности здесь ждать не приходится.

Право голоса является одним из основных прав гражданина США, достигшего 18‑летнего возраста. При этом объективные и честные выборы — это краеугольный камень целостности страны. Когда‑то, давным‑давно избирательные бюллетени заполнялись вручную, а затем так же вручную подсчитывались в присутствии народных наблюдателей.

Система сдержек и противовесов, являющаяся ключевой в устройстве власти США, практически исключала превышение полномочий и любые попытки фальсификации. Бюллетени сохранялись, и в случае подозрений, запрашивался ручной пересчёт.

Однако со временем технический прогресс как‑то незаметно поглотил систему выборов, и для подсчёта голосов стали использоваться разного рода электронно‑механические устройства, считывающие перфокарты. Результаты голосования по участкам сообщаются на центральный компьютер, который после окончательного подсчёта и подведения итогов, предоставляет всю информацию прессе для всеобщего обнародования.

Казалось бы, чёткая, эффективная и сбалансированная система. Но вот, в чём проблема: как происходит подсчёт голосов, сегодня простому смертному знать не дано. Система сдержек и противовесов полностью отсутствует, и большинство американцев даже не имеет ни малейшего понятия о том, кто, как и где подсчитывает их голоса!

Количество желающих заглянуть на избирательный участок уменьшается с каждым годом. А может быть, граждане чувствуют, что их голос не будет иметь ровно никакого значения? Что выборы запрограммированы и расписаны задолго до решающего дня, а то и на многие годы вперёд? Что всё равно победит тот, кто нужно, а не тот, за кого голосуют?

Может ли такое быть вообще, а тем более в Соединённых Штатах Америки, где «самая совершенная в мире» система выборов?

В течение почти тридцати лет братья Джеймс и Кеннет Коллиер (James & Kenneth Collier) собирали доказательства того, что выборы в США фальсифицируются. Началось это в далёком 1970 году, когда они решили баллотироваться на один из местных постов во Флориде.

Во время прямой трансляции результатов выборов по телевидению они были приятно удивлены, когда их показатель дошёл до отметки 31%. В этот момент трансляция прервалась и диктор объявил, что «компьютер подсчёта голосов сломался». Когда, несколько часов спустя, трансляция возобновилась, их показатель упал до 16%.

Заподозрив неладное, Коллиеры решили изучить собственно бюллетени, но получили отказ. Протесты, что гражданин свободной страны имеет право лично убедиться, что его голос будет правильно засчитан, привели к аресту Кеннета. Впоследствии выяснилось, что в те годы подобная «поломка» компьютера была обычным делом, если в лидеры вдруг выбивался кто‑то «незапланированный».

Братья решили взять дело в свои руки и проследить путь бюллетеней от избирательного участка до пункта подсчёта. Им удалось отснять на видео, как ящики с бюллетенями, запечатанные в участке, оказывались непонятным образом распечатанными по прибытии в пункт подсчёта.

Более того, они смогли также запечатлеть, как члены Счётной комиссии собственноручно подправляли чужие бюллетени, протыкая перфокарты карандашами и пинцетами! В течение многих лет братья обращались с этим свидетельством во все инстанции, чтобы правительство начало расследование. Но везде они получали отказ.

Пресса, изначально проявившая интерес, после инструкций свыше, неожиданно отказывалась от материала. Было возбуждено множество дел против работников аппарата, отказывающихся расследовать вопиющее нарушение закона о выборах, но ни одно из них так и не дошло до суда присяжных. Коррумпированная верхушка срубала на корню все попытки рассказать народу правду о выборах.

Истина о том, что решающее слово имеет тот, кто подсчитывает голоса, как никогда верна сегодня в Америке. В день выборов миллионы американцев, уткнувшись в телевизор, следят за их ходом и результатами. Все каналы транслируют одни и те же цифры в одно и то же время, с точностью чуть ли не до секунды.

Это и неудивительно, поскольку у всех этих медиа‑корпораций один и тот же источник информации, им же принадлежащий, который называется Voter News Service, или VNS. Эта частная организация занимается подсчётом голосов, используя секретный компьютер с секретной программой, очень тщательно охраняемой — якобы в целях защиты от конкурентов.

Но что может быть сложного в обычном подсчёте бюллетеней? Что там защищать от конкурентов? Ведь всё, что требуется от такой программы — это принять голос, приплюсовать его к уже поступившим голосам данного кандидата и в конце выдать результат. Любой школьник может справиться с такой задачей!

Простая, полностью прозрачная и открытая для избирателей система дала бы возможность каждому убедиться, что его голос учитывается надлежащим образом.

По‑видимому, VNS всё‑таки есть, что скрывать. Прежнее название этой компании — News Election Service, или NES, президентом тогда был Роберт Флэерти (Robert Flaherty). Когда Кеннет Коллиер спросил у Флэерти, каким образом происходит подсчёт голосов, президент NES ответил: «Эта информация не подлежит запросу. Это личное дело фирмы, закрытое от общественности».

Другими словами, американцам совершенно незачем знать, что происходит с их голосами.

Как же так получилось, что процесс, который должен быть полностью открыт для американской общественности, на деле оказывается скрыт под густой пеленой полнейшей секретности — до такой степени, что о главном действующем лице, полностью контролирующем подсчёт голосов, американцы в подавляющем большинстве никогда даже и не слышали?

Истоки создания NES уходят в далёкий 1964 год и, как это ни парадоксально, самым непосредственным образом связаны с убийством Джона Ф. Кеннеди. В наше время мало кто верит в официальную версию убийства, изложенную в, так называемом, отчёте комиссии Уоррена (Warren Commission Report). Слишком много в официальной версии нестыковок и просто откровенных дыр.

Что на самом деле произошло в Далласе 22 ноября 1963 года? Большинство неофициальных версий сходится во мнении, что это была совместная акция ЦРУ, ФБР, мафии и даже, по некоторым данным, КГБ. Выстрелы были произведены с близкого расстояния снайпером, который прятался в подобии канализационного люка спереди по ходу движения президентского автомобиля.

Очевидные неувязки в отчёте Уоррена очень многим в то время не давали покоя, и инициативные журналисты‑исследователи рьяно взялись задело, пытаясь докопаться до истины по горячим следам. Для ЦРУ и спецслужб такой поворот событий был абсолютно нежелателен, и требовалось срочно придумать меру, которая заставила бы всех репортёров одновременно прекратить погоню за истиной.

В таких ситуациях есть два выхода: либо убрать с дороги все «помехи», либо откупиться. Второй вариант выглядел более предпочтительным. Несмотря на то, что отношение к происшествию не изменилось бы, количество манёвров, отвлекающих от «политики партии» и официальной версии, было бы сведено к минимуму.

В 1964 году прошло секретное совещание лидеров ЦРУ, ФБР и крупнейших медиа‑компаний. На этом совещании и была совершена сделка. В обмен на прекращение всех публичных попыток опровергнуть нелепый отчёт Уоррена, СМИ получили полный контроль над процессом голосования в Америке путём создания конгломерата NES, в который в разное время вошли медиа‑гиганты ABC, CBS, NBC, АР, UPI, FOX, CNN, New York Times, Washington Post.

В очередной раз судьба страны была передана группе лиц с конкретными интересами. Право голоса было фактически отобрано у американцев без их ведома в обмен на липовую теорию убийства и централизованную прессу, состоящую из медиа‑клонов[25].

Однако, всё меняется с калейдоскопической скоростью, и система выборов вновь претерпела изменения.

Перейдём к событиям более свежим, а именно выборам‑2004. Вполне естественно, что после фиаско 2000 года напрашивались определённые изменения, дабы не произошло повторения. Основным итогом стало расформирование консорциума VNS и создание в 2003 году фактически его клона, но под новым названием News Election Pool (NEP), а процесс голосования и подсчёта голосов стал полностью компьютеризированным.

Теперь 70% избирательных округов США оснащены специальными компьютерами с сенсорной панелью, где голосующему достаточно было лишь пальцем ткнуть в ту область экрана, где находился его любимый кандидат.

Процесс голосования предельно упростился: избиратель приходит на участок, регистрируется, получает у избирательной комиссии специальную магнитную карточку, вставляет её в аппарат, жмёт на кандидата, подтверждает свой выбор, вытаскивает карточку, сдаёт избирательной комиссии и идёт домой с чувством выполненного долга.

Никаких беременных бюллетеней, никаких бумаг, никаких следов — вообще ничего! Избиратель не получает на руки никакого документа, подтверждающего не только его голос за выбранного им кандидата, но даже сам факт голосования.

Три основных производителя оборудования для электронного голосования — Diebold, ESS и Sequoia (на первых двух приходится приблизительно 70% рынка) — в один голос утверждают, что их техника и программное обеспечение абсолютно надёжны и не могут быть взломаны или дать сбой ни при каких обстоятельствах.

Ну да, помнится, то же самое утверждали те, кто строил «Титаник» — вот уже второй раз я вынужден его упоминать. После того, как избирательные участки закрываются, все данные из них сбрасываются на один компьютер, который называется центральным табулятором.

Несмотря на громкое название, это всего лишь обычная «писишка», из которой бета‑версия программы табуляции через брешь в системе безопасности «утекла» на сторону. Директор компании Security Innovations, Inc. профессор Герберт Томпсон (Herbert Thompson) так прокомментировал этот шедевр программистской мысли:

«Я преподаю курсы по компьютерной безопасности у аспирантов в Технологическом институте Флориды, и если бы мне в качестве курсового проекта сдали серверную версию программы от компании Diebold, я бы его просто не принял, настолько безобразно она выполнена».

Итак, проблема «беременных» бюллетеней решена раз и навсегда. Новая система выборов США не оставляет никаких бумажных следов, не предусматривает возможности разобраться, кто, за кого и в каком количестве голосовал, и целиком теперь отдана на откуп программистам, хакерам, правительственным работникам и теневому правительству США.

Напрашивается логичный вопрос: если в стране ведётся настолько пролиберально‑демократическая политика, то каким же образом республиканцу Джорджу Бушу‑младшему удалось стать президентом, причём, на целых два срока? Возможно, папа‑цэрэушник посодействовал.

Но более вероятной видится догадка, что Буш исключительно удобен в Белом доме по ряду причин. Во‑первых, он обделён интеллектом, и им легко манипулировать, что и происходит в последние пять с лишним лет. Во‑вторых, когда он окончательно развалит экономику и перессорится со всем миром, на него, вполне вероятно, повесят все грехи, сделав козлом отпущения, с явным подтекстом: республиканец развалил страну и затеял ряд никому не нужных войн.

А что же тем временем делать избирателям? Продолжать притворяться?

Зачем вообще голосовать, если это равнозначно получению очередного плевка в лицо от коррумпированной до мозга костей системы, где голоса избирателей не имеют абсолютно никакого значения?

Согласно закону, американская система выборов устроена так, что бестолковых, бесполезных и нечистых на руку политиков народ может выдворить с их должностей, просто не переизбрав на новый срок.

Но раз за разом переизбираются одни и те же, за которых вроде бы и голосовать некому. Но каждый раз голосуют. Хотя, голосуют ли?..

 

[25] James M. Collier & Kenneth F. Collier, Votescam: The Stealing of America, 1996, Victoria House Press (Джеймс М. Коллиер, Кеннет Ф. Коллиер, «Лжевыборы: похищение Америки»).

X