Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

«Асахи Симбун», 7 сентября 1983 г.

Для доказательства того, что корейский Боинг был сбит советским истребителем, японское правительство опубликовало отрывок из радиопереговоров между советскими пилотами и наземным контролем. Эти переговоры были перехвачены японскими постами радиоперехвата и обнародованы Секретарем кабинета Масахурой Готода во время пресс-конференции, которая состоялась в официальной резиденции премьер-министра. Время указано японское.

03:26:20. "Огонь!"

03:26:21. "Цель уничтожена."

Пресс-конференция началась в 08:30 утра 6 сентября в Токио, за тридцать минут до речи Рональда Рейгана о гибели корейского самолета, которая начала транслироваться 5 сентября в 8:00 часов вечера по времени восточного побережья США. Заявление Масахару Готода, в котором использовались американские данные, должно было ясно показать, что Япония действовала солидарно с Соединенными Штатами. Тем не менее, эта попытка оказалась неудачной, поскольку три отдельных японских заявления давали три срока уничтожения цели, — 03:29, 03:39 и 03:26:21.

Если бы любой высокопоставленный правительственный чиновник сделал приведенные выше сравнения, он мог бы испугаться, что публика начала бы догадываться о том, что той ночью было сбито несколько самолетов. Японское правительство сделало все, что могло, для того, чтобы уменьшить девятиминутное различие между американской и японской версией, пытаясь скомбинировать раздельные и несвязанные между собой события в одно целое.

«Йомиури Симбун», 12 сентября 1983 г.

Как только что обнаружило Японское оборонное агентство, детальное изучение записей другой радарной установки в Вакканае показывает, что корейский авиалайнер описал ряд широких спиралей на протяжении десяти минут, начиная с высоты 9100 метров (29800 футов).

«Асахи Симбун», 13 сентября 1983 г.

Было обнаружено, что корейский лайнер наблюдался на экранах радарных установок в Вакканае по мере того, как он опускался по широкой спирали. Самолет наблюдался с момента начала спуска с высоты 9000 метров над островом Монерон вплоть до его исчезновения с радарных экранов на высоте 600 метров, и с этой точки он упал вертикально в море. Советский пилот сказал, что сбил самолет в 03:26, но тот оставался на экранах радаров еще 12 минут, до 03:38.

Автор этого отрывка из «Асахи Симбун» пытается соединить японскую и американскую версии гибели KAL 007 над Сахалином в одно событие. Невероятно, но неужели японской разведывательной службе понадобилось двенадцать дней, чтобы понять: один из ее радаров записал катастрофу так, что оператор этого радара ничего о ней не знал? Что мы можем извлечь из того факта, что самолет, который, как сказало Японское оборонное агентство, взорвался на высоте 33000 футов, в 03:29 оставался в полете еще на протяжении девяти минут?

Но не одни только военные специалисты наблюдали события, имевшее место этой ночью. Взрыв самолета видела группа япнских моряков и их показания были перепечатаны в деталях всеми японскими и несколькими западными газетами. Следующий отрывок заимствован из номера газеты «Хоккайдо Симбун» от 2 сентября 1983:

Японское рыболовное судно «Чидори-Мару No 58», занималось промыслом креветок неподалеку от острова Монерон вместе с примерно 150 другими японскими судами, базирующимися на Вакканае. Корабль находился в точке с координатами 46? 34' N, 141? 16' E, в 36 км к северу от Монерона, когда, в 03:30 утра 1 сентября, команда, состоящая из восьми человек, под командованием капитана Шизуки Хайяши, наблюдала гибель самолета. Сначала рыбаки услышали шум его двигателей, когда самолет внезапно приблизился, но они не смогли определить направление. Вслед за шумом последовал приглушенный взрыв. В течение двух или трех секунд они наблюдали оранжевое пламя над самым горизонтом в направлении восток-юго-восток. Когда пламя исчезло из вида, они заметили серию оранжевых вспышек, продолжавшихся пять или шесть секунд, и, в тот же самый момент услышали второй взрыв, который не был таким громким, как первый. Еще через пять минут в воздухе стал ощущаться запах горящего керосина. Ветер дул со скоростью пять или шесть метров в секунду (от 10 до 12 узлов), и несмотря на пасмурное небо, видимость была от 10 до 20 км.

Рыбаки слышали первый взрыв до того, как увидели пламя. Согласно законам физики, свет распространяется быстрее звука. Мы можем использовать эти законы для того, чтобы вычислить, на каком расстоянии от нас ударила молния. Нам нужно лишь определить время в секундах, которое протекло между первоначальной вспышкой молнии и моментом, когда мы услышали гром. Затем мы просто перемножаем это время на 1200, скорость звука в футах в секунду, и получаем готовый ответ.

Первый взрыв, который услышали рыбаки, не мог быть связан с взрывом, который они видели впоследствии. Этот взрыв должен быть связан со вторым звуком. И место взрыва тогда должно находится на расстоянии 2400 или 3600 футов к востоку-юго-востоку от судна. Эта оценка расстояния подтверждается временем, за которое запах горящего керосина дошел до рыбаков. В пяти минутах триста секунд, при скорости ветра в 5 метров (16 футов) в секунду мы получаем 1500 метров (4921 фут). Это дает нам примерное расстояние от места взрыва до судна. Тем не менее, этот взрыв не соответствует взрыву самолета на высоте 33000 футов, поскольку взрыв, по словам рыбаков, произошел прямо над водой на расстоянии приблизительно 1500 метров от рыболовного судна. С высоты 33000 футов звуку взрыва потребовалось бы гораздо больше времени, чтобы дойти до судна, а запах керосина никогда бы не опустился до уровня моря. Таким образом, самолет, взрыв которого видели рыбаки «Чидори Мару», не мог быть cамолетом, исчезнувшим с экрана радара JDA в 03:29.

Как мы можем объяснить звук приглушенного взрыва, услышанный рыбаками, который последовал за шумом двигателя приближающегося самолета? Начнем с шума двигателей. Самолет взорвался на расстоянии 1500 метров от рыбаков, и они услышали шум двигателей прямо перед тем, как раздался приглушенный взрыв. «Чидори-Мару 58» — 99-тонное рыболовное судно. Когда раздался взрыв, оно занималось промыслом креветок. Шум судового дизеля, лебедок, другие обычные для рыболовного судна звуки вместе с шумом ветра и моря создают фоновый шум в зоне судового мостика приблизительно от 85 до 95 децибел. Это примерно эквивалентно шуму поезда метрополитена. При этих условиях и на расстоянии 1500 метров команда не была бы способна услышать двигатели Боинга-747 на фоне обычных шумов. Более того, на этом расстоянии рыбаки не смогли бы обнаружить "неожиданное приближение" источника звука. При обнаружении быстрого приближения источника звука доплеровский эффект вряд ли смог перебить фоновые шумы. Значит, источник звука прошел относительно близко к рыбакам, практически над их головами. Это, в свою очередь, исключает возможность того, что самолет, шум двигателей которого они слышали, был тем же самым, который взорвался через несколько секунд в полутора километрах от них.

Два самолета участвовали в этом событии. И этот факт может дать ответ на загадку первоначальной детонации.

Рыбаки вначале услышали приглушенный взрыв, за которым последовал оранжевый свет, горевший две или три секунды в направлении восток-юго-восток. Когда эта вспышка исчезла, они увидели ряд других оранжевых вспышек, длившихся от пяти до шести секунд, и в тот же самый момент услышали второй взрыв, менее мощный, чем первый. Первый взрыв можно легко соотнести с пуском ракеты с самолета, пролетевшего прямо над их головой. Пуск ракет вызывает немного приглушенный звук, именно такой, какой и описывали рыбаки. Первая оранжевая вспышка, которая длилась от двух до трех секунд, соответствует старту ракетного двигателя, которое рыбаки видели, находясь прямо под ракетой, которой потребовалось две или три секунды, чтобы достичь своей цели. Это дает ей относительную скорость (относительно цели) примерно равную скорости звука, что кажется приемлемым. Серия оранжевых вспышек появилась, когда первая вспышка угасла, поскольку двигатель ракеты перестает работать когда она взрывается. Вторая вспышка длилась пять или шесть секунд. Это описание точно соответствует взрыву самолета, в топливные баки которого попала ракета. И оно точно соответствует взрыву, который рыбаки услышали через две или три секунды после попадания ракеты, когда пламя взрыва было все еще видимым. Это объяснение не противоречит тому обстоятельству, что все эти взрывы произошли одновременнно. Запах керосина, ощущавшийся рыбаками, доказывает, что ракета попала в топливные баки.

Это приемлемое объяснение, но оно не говорит нам, какой именно самолет был сбит. Можно сказать только, что это не был тот же самый самолет, который взорвался в 03:29 на высоте 33000 футов. Это не был также и тот самолет, который исчез с экранов радаров в 03:38 или тот, который был сбит ракетой в 03:38 и исчез с экранов радаров в 03:39.

Просматривая материалы японской прессы, мы находим три различных срока, когда корейский лайнер был предположительно перехвачен, четыре срока пуска, когда ракеты были выпущены и попали в цель, четыре срока когда авиалайнер предположительно исчез с экранов радаров и четыре различных срока его гибели. Данные указывают на четыре перехвата и, по крайней мере, на четыре или возможно, пять сбитых самолетов. Пятым мог быть самолет, который, возможно, был посажен после 04:00, или разбился при посадке. Вопрос уже не в том, были ли все эти самолеты KAL 007. Он в том, что это были за самолеты и который из них был корейским авиалайнером, если тот вообще находился поблизости?

Японская карта

Во время пресс-конференции 1 сентября в 9:10 вечера японское оборонное агентство передало прессе карту радарных следов, наблюдаемых над островом Сахалин радарными установками в Вакканае. На ней показаны следы "того, что могло бы быть корейским лайнером" и трех советских истребителей. Истребитель А, трасса полета которого показана на карте, — это тот самый, который пересек путь корейского лайнера в 03:25. Тем не менее, ясно обозначены траектории полета двух других истребителей, B и C. Если "корейский самолет" был сбит в 03:29, единственным заключением может быть лишь то, что истребители B и C преследовали не "корейский самолет", а два других самолета, один из которых они, возможно, заставили приземлиться в Южно-Сахалинске.

Японское оборонное агентство было убеждено, по крайней мере с 02:30 токийского времени, что к северу от Японии происходили какие-то тревожные события. Старшие офицеры воздушных сил самообороны были подняты с постелей и встретились в штаб-квартире JASDF в Токио около 04:00. Как мы увидим позже, столкновения над Сахалином все еще продолжались. В 05:10, услышав доклады о происходящих событиях, японские офицеры решили, когда события стали сбавлять ход, вновь проанализировать данные радаров на Хоккайдо и севере Хонсю. Возможно именно в это время аналитики JASDF поняли, что расстояние между концом трассы 03:29 и началом трассы 03:32 было слишком велико, чтобы она принадлежала одному и тому же самолету. Самолет, чей след исчез в 03:29 и тот, чей след появился, должны были быть двумя разными самолетами. Это означает, что самолет, след которого исчез в 03:29, был, скорее всего, сбит. Этот страх был усилен фактом, что самолет передавал код 1300 в режиме А, и передача внезапно прекратилась вместе с исчезновением с экранов его радарной отметки.

Трасса полета этого самолета, по всей очевидности, берет свое начало над Курильскими островами и в Тихом океане, рядом с ROMEO-20. Это официальный маршрут, назначенный рейсу 007, который прекратил отвечать на все попытки радиоконтакта вскоре после 03:27. Можно было предположить, что самолет, идущий со стороны Курил, был рейсом 007 и это предположение было сделано после того, как поисково-спасательные операции в точке NOKKA были прекращены. След заканчивающийся в 03:29 был идентифицирован (японцами, по крайней мере) как, возможно, принадлежавший корейскому авиалайнеру. Мы должны идентифицировать след 03:32, который окончился в 03:38 и след 03:35, который окончился в 04:01.

Американское правительство указало, что корейский самолет исчез с экранов радаров в 03:38. Это время соответствует обрыву радарного следа для истребителя B, который начался в 03:32. Тем не менее, карта, переданная послом Киркпатрик в ООН, на которой должен быть показан путь корейского авиалайнера, окончившийся его исчезновением в 03:38, требует более пристального анализа, в процессе которого можно установить, что след принадлежит другому самолету.

Рис.3. Карта, переданная послом Киркпатрик Объединенным Нациям 7 сентября 1983 года показывающая мнимый маршрут KAL 007. Хотя утверждалось, что эта карта составлена на основе перехваченных данных русского радара, следившего за корейским авиалайнером, аналитики полагают, что это отрезки траекторий по крайней мере трех разных самолетов, которые могли быть американскими военными самолетами.
X