Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Кажется, что радиомолчание KAL 007 не слишком взволновало KAL 015. Когда Токио контроль попросил KAL 015 связаться со своим компаньоном, его попытки не оставляют впечатления срочности, и, как будто не взволнованный этим вопросом, KAL 015 ни разу не спросил токийский контроль о том, где именно находится 007. Но, однако, оба капитана авиалайнеров были друзьями. Во время службы обоих пилотов в корейских ВВС капитан Парк, пилот KAL 015, был командиром эскадрильи, в которой служил Чун Бун-Ин. Что могло случиться с этой дружбой в одночасье, или, может быть, Парк считал, что его другу не угрожает никакая опасность? Хладнокровие, граничащее с равнодушием, которое продемонстрировал командир KAL 015 по отношению к KAL 007 достигает своего пика в 19:44:40 GMT, когда Токио вызывает 015, чтобы сказать, что у них все еще нет связи с 007 и спрашивает Парка, смог ли он связаться с 007? KAL 015 отвечает на это сухо: «Cвязи нет. Говорит KAL 015». И затем, прощаясь с токийским диспетчером, прежде чем связаться с контролем в Тэгу, KAL 015 делает любопытное прощальное замечание: «Take it easy» — «Не принимайте близко к сердцу».

На первый взгляд это замечание кажется бессердечным. Тем не менее, оно может показать, что KAL 015 предполагал в то время, что KAL 007 больше не подвергался опасности и спокойно летел по направлению к Сеулу. Капитан Парк мог думать, что Чун хотел сохранять радиомолчание на всем остальном пути в Сеул.

Рис. 22. Контрольная точка KADPO, где FB 650 начал свое патрулирование на малой высоте и рядом с которой я обозначил место падения KAL 007. Подпись, сделанное агентством ЮПИ к этому рисунку гласит: «Японские истребители были подняты по тревоге 13 сентября 1983 года для того, чтобы отогнать два советских бомбардировщика и два самолета-разведчика, которые пролетели в 100 милях от японского побережья, вскоре после того, как советские военные суда завершили маневры в Японском море, где был сбит корейский авиалайнер».

Напротив, KAL 050 который, как кажется не подозревал о странных действиях KAL 007, был искренне озабочен местонахождением 007. В 19:42:33 GMT 12 минут после того, как KAL 007 не доложил о проходе Ниигаты, KAL 050 спросил Токио контроль имеют ли они какие-то новости о 007:

TOKIO CONTROL, THIS IS KOREAN AIR XERO FIVE ZERO. DID YOU CONTACT, AH, RADAR CONTACT, ZERO ZERO SEVEN NOW?

Токио, конечно же, ответил, что новостей нет.

Что же произошло с KAL 007 между 19:12 и 19:30 GMT? Самолет был вне досягаемости советских перехватчиков, так что их атака к северу от Ниигаты кажется маловероятной. Катастрофа в результате повреждений, нанесенных советскими истребителями во время схватки над Сахалином также кажется маловероятной. KAL 007 обменивался обычными, хотя и загадочными сообщениями с другими самолетами KAL намного позже после того, как он пролетел над Сахалином. Он не послал ни одного сигнала бедствия и ни разу не сообщал о каких-либо проблемах. Корейский авиалайнер исчез внезапно, за несколько минут до прохода над Ниигатой, без всяких явных причин.

Среди нескольких вещей, которые могли бы с ним произойти, две можно предположить по аналогии и благодаря тем фактам, которые были выявлены в ходе моего расследования. Первое, авиалайнер был сбит американцами, решившими что это советский самолет, решивший совершить возмездие за то, что произошло севернее. Или он был сбит японцами, решившими, что это советский самолет, угрожающий втянуть Японию в углубляющийся вооруженный конфликт.

Синдром крейсера «Винсеннес»

Мог ли KAL 007 быть уничтоженным по ошибке, при тех же самых условиях, которые привели к уничтожению иранского аэробуса экипажем крейсера военно-морских сил США «Винсеннес»? Критики этой теории могут заметить, что Боинг 747 является большим самолетом и был бы немедленно опознан на радаре. Как можно спутать гражданский авиалайнер с атакующим военным самолетом? Трагическая смерть 293 пассажиров на борту иранского аэробуса показывает, что это вполне возможно. Капитан «Винсеннес» Роджерс отдал приказ об уничтожении самолета, полагая, что это F-14, атакующий его судно. «Винсеннес» был оборудован радарной системой распознавания «Аэгис», наиболее современной в американском флоте, то есть, иными словами, наиболее совершенной в мире.

Аэробус только что вылетел из гражданского аэропорта в Бендер-Аббасе. Хотя это был иранский самолет, поднимавшийся в воздух с иранского аэродрома, он вел все переговоры с диспетчерским центром по-английски. «Винсеннес» принимал эти переговоры в реальном времени и знал, что взлетающий самолет был гражданским авиалайнером. Самолет затем стал медленно набирать высоту над Персидским заливом, центром международных авиамаршрутов. Он вел себя как гражданский авиалайнер и ничто в его поведении не угрожало военному судну. Все угрозы реализовались лишь в мозгу капитана Роджерса и он отдал приказ открыть огонь по самолету. Его суждение было вызвано страхом возмездия за предшествующие атаки крейсера на иранские патрульные катера. Хотя самолет в небе был большим, мирным гражданским авиалайнером, капитан Роджерс видел маленький и агрессивно настроенный F-14. Даже хотя радар и показывал, что самолет набирает высоту обычным образом, Роджерсу показалось, что он начинает пикировать прямо на судно. И когда радар показал, что самолет устойчиво следует по международному маршруту, он подумал, что самолет повернул и направляется прямо на судно. Когда аэробус находился в двадцати милях, Роджерс приказал выпустить ракеты, уничтожившие всех находишихся на борту.

Американское военное присутствие в Японии было значительным, и представлено военно-воздушными базами в Мисава и Йокота и военно-морской в Ацуги. В то время, когда был сбит KAL 007, американские самолеты, не участвовавшие в битве над Сахалином, находились в воздухе, а суда — в море. Был ли KAL 007 жертвой синдрома крейсера «Винсеннес»? Обстоятельства были вполне схожими: коммерческий авиалайнер находится в небе вскоре после произошедших поблизости действий, связанных с применением оружия. Система обороны, которая опасается ответного удара, распознает приближающийся самолет как угрозу. Гражданский самолет принят за атакующую цель, хотя более трезвые умы легко идентифицировали бы его как гражданский авиалайнер.

Японский летчик?

24 марта 1991, через день после того, как телекомпания «Асахи Телевижн» показала субботнюю программу «The Scoop», посвященную KAL 007, она получила ряд звонков от зрителей. Среди них был один анонимный звонок, сделанный человеком, который заявил о том, что знает, как был уничтожен корейский авиалайнер. «Все ваши истории — чепуха. В то время я служил в воздушных силах самообороны и моя часть размещалась на авиабазе Читозе на Хоккайдо. Мы сами его и сбили. Я знал пилота, который выпустил ракету. Он вышел в отставку и сейчас работает водителем такси».

Этот человек не захотел больше ничего добавить и никто не рассматривал его историю серьезно. Никто, за исключением моего друга Осаки. Готовя материалы для программы, мы работали вместо больше месяца и вместе посетили лаборатории Иватсу. Именно Осаку ездил в Москву, куда я послал с голосовыми отпечатками для передачи их Андрею Иллешу, с которым Асахи ТВ хотело устроить обмен. Осаки был знаком с работой доктора Цубои и убедил людей из лабораторий Иватсу выполнить этот анализ. Он знал что KAL 007 упал в море неподалеку от Ниигаты. И он знал также, что история, рассказанная анонимным телезрителем, была вполне вероятной. Осаки приступил к расследованию и обнаружил компанию такси, в которой работали отставные военные. К сожалению, продвинуться дальше он не смог и тайна анонимного звонка осталась неразгаданной.

Тем не менее, мы знаем, что прежде чем KAL 007 был уничтожен, половина всех японских истребителей была перемещена в Читозе в качестве экстренней меры. Некоторые из них, без сомнения, находились в воздухе. В свете процедур JASDF вполне вероятно, что две пары истребителей могли быть направлены системой "Бадж" на перехват самолета, идущего к югу у западного побережья Хоккайдо и Хонсю. Японцы могли не суметь идентифицировать этот самолет как KAL 007. Вполне вероятно, что командование JASDF могло приказать своим перехватчикам уничтожить самолет.

Что из наших знаний может оказаться относящимся к делу? Шесть японских истребителей, севших в Читозе, взлетели с авиабазы Коматцу. Прямой путь из Коматцу в Читозе проходит над Ниигатой и контрольной точкой KADPO. Вооруженные истребители находились в том районе, где был уничтожен KAL 007. Мы также должны рассмотреть связь между средствами атаки и повреждениями, которые получил KAL 007. Кажется маловероятным, что ракета с тепловой боеголовкой могла попасть в хвост Боинга, двигатели которого размещены под крыльями. Ракета, наводящаяся радаром и выпущенная сзади могла попасть в хвост, но характер повреждений говорит об ином. Обломки нижней части хвоста, которые имели регистрационный номер авиалайнера были найдены полицией Хоккайдо на побережье Охотского моря и, в то же самое время, русскими — к югу от Невельска. Фотографии самого большого обломка, опубликованные в японской прессе, показывают, что его края выгнуты наружу. Это доказывает, что давление было приложено изнутри. Ракета, наводимая радаром, была она или нет оборудована дистанционным взрывателем, вызвала бы увеличение внешнего, а не внутреннего давления на эту часть хвоста.

Бомба?

Полковник Флетчер Праути, отставной офицер разведки ВВС США сказал, что США намеренно уничтожили KAL 007, приведя в действие предварительно установленное на его борту взрывное устройство. Он утверждает, что корейский авиалайнер никогда не сходил со своего курса, был взорван у тихоокеанского побережья Японии над Курильской глубоководной впадиной и сейчас покоится в одной из глубочайших впадин мирового океана. Вполне возможно, чтобы гражданский самолет мог быть уничтожен бомбой, приводимой в действие радиосигналом. Находясь на своем маршруте к югу от пролива Лаперуза KAL 007 постоянно находился в пределах дальности американских радиоустановок на Вакканае и в Мисава. Но полковник Праути ошибается, полагая, что самолет был взорван над Тихим океаном. Обломки и океанографические свидетельства, которые я обсуждал в главе 4 делают совершенно ясным, что самолет был уничтожен над Японским морем.

На этой стадии данных недостаточно, чтобы указать на наиболее вероятную причину гибели авиалайнера. Ставки слишком высоки, чтобы принимать какие-то окончательные решения на базе недостаточных свидетельств. Тем не менее, главная причина совершенно ясна. Если бы KAL 007 следовал по маршруту ROMEO-20 через остров Хонсю к Ниигате, нет никакого сомнения, что с ним не случилось бы того, что произошло на самом деле.

***

Публичное расследование не должно ограничиваться вопросом, как был уничтожен самолет. Столь же важно знать — почему? Многие аспекты поведения самолета требуют расследования для того, чтобы установить точно, принимал ли экипаж сознательное участие в плохо разработанной и окончившейся ужасной катастрофой провокационной миссии, которую США срежиссировали той ночью. Установив связь между двумя катастрофами, воздушной битвой над Сахалином и гибелью KAL 007, это публичное и тщательное расследование будет иметь преимущество, которого не было у меня — способность задавать под присягой вопросы тем людям, которые запланировали, утвердили, выполнили и скрывали эту разведывательную операцию...

© Мишель Брюн, 1995

© Перевод, Евгений Ковалев, 2000-2001

Приложения

Письмо М.Брюна к Г.Осиповичу

Мишель Брюн

10 марта 1994

Геннадий Николаевич Осипович

г.Майкоп

Российская Федерация

Уважаемый полковник!

Недавно я имел возможность встретиться в Париже с французским журналистом русского происхождения Мишей Лобко, который взял у Вас интервью для французского телевидения. Михаил Лобко сказал мне, что Вы ему говорили обо мне следующее: «Есть по крайней мере один человек, который верит, что я не сбивал южно-корейский самолет. Это — Мишель Брюн». Мне было весьма приятно об этом услышать.

Я услышал впервые Ваше имя в интервью Агентству Новости, которое появилось в “Journal of U.S. Air Force”. Затем «Известия» опубликовали длинную серию статей, где фигурируют Ваши интервью. Однако, версия «Известий» отличается от версии, рассказанной Агентством Новости. Согласно одной версии, Вы взлетели в 04:30 и преследовали RС-135. Согласно другой, вы вылетели в 06:00 и самолет, который Вы преследовали, был похож на Ту-16. Отсюда, я делаю вывод, что в эту ночь вы выполнили два вылета и сбили два самолета, из которых ни один не был южно-корейским. Я обнаружил, что корейский самолет не был сбит над Сахалином, так как помимо всего прочего, он выходил на радиосвязь 44 минуты спустя после битвы. Многое доказывает то, что самолеты, сбитые под Монероном, были военными. Японцы нашли два катапультируемых сиденья и несколько спасательных плотов, два из которых — одноместные, что указывает на их явно военный характер. Среди других обломков были найдены так же рули и радарная антенна с военных самолетов. Я был бы рад возможности установить с Вами длительную переписку. А пока, не могли бы Вы подтвердить мне, что той ночью Вы пилотировали Миг-31 под номером 804, а не Су-15 под номером 805?

Я закончил рукопись книги по моим расследованиям, которую я назвал «Битва над Сахалином». У меня есть два варианта — французский и английский. Надеюсь, что американское издательство скоро опубликует ее. Если это возможно, не могли бы Вы написать вступление для моей книги? Я бы счел это за большую честь.

Если Вам необходимо, я могу выслать копию рукописи на английском или французском языках.

В надежде на Ваш скорый ответ, я прошу принять Вас, уважаемый полковник, заверения в моей искренней симпатии и дружбе.

Мишель Брюн

Карта района событий

http://www.airforce.ru

http://www.usinfo.ru/c3.files/sahalin.htm

X