Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Я хочу суммировать эти наблюдения, чтобы читатель получил представление о той картине, которая открывалась перед советскими командующими на Сахалине. Они видели шесть самолетов-нарушителей, идущих на них буквально одновременно. В 05:05 первый нарушитель вошел в воздушное пространство Сахалина. В 05:07 второй нарушитель был замечен в 340 км к востоку северо-востоку от Плантации, следуя курсом 200 градусов. Четыре минуты спустя, в 05:11, был замечен третий нарушитель, похожий на Ту-95. Его высота и поведение заставили советских наблюдателей опасаться, что этот самолет может быть советским. Они проверили расписание полетов и обнаружили, что этот самолет не мог быть своим. Он находился к югу от мыса Терпения, следуя курсом 240 градусов прямо к бухте Макарова в 100 км от него, где боялись бомбежки, которой так и не последовало. В то же самое время, радарами был обнаружен четвертый нарушитель, на пеленге 45 градусов и на расстоянии 110 км от Смирных. Все в то же время наблюдался пятый нарушитель, пересекающий Курилы. И в 05:12 японские радары зафиксировали шестого нарушителя, в 150 км к югу от бухты Макарова и в 420 км к югу от той цели, которую вели в Плантации.

При таких обстоятельствах нетрудно видеть, почему советские командиры решили сбивать нарушителей, вошедших в советское воздушное пространство, не следуя длительным процедурам предупреждения, которые пилот 805 и Осипович использовали во время событий второго часа. Столкнувшись с большим количеством нарушителей, которые были идентифицированы как «военные, возможно враждебные», они скорее всего просто следовали действующим приказам, применимым при таких обстоятельствах. До событий второго часа кто-то в Москве, возможно, Андропов, мог передать, что если огни самолета-нарушителя включены, перехватчик должен следовать предупреждающей процедуре перед открытием огня и попытаться посадить самолет-нарушитель.

Генерал Корнюков, командующий на Соколе отдает приказ об уничтожении цели по команде:

05:14

Корнюков:

Приготовиться открыть огонь, привести все в состояние готовности. Я отдам Осиповичу приказ через две минуты или менее. Через полторы минуты я отдам приказ открыть огонь. Наведите Тарасова в тот же район. И смотрите очень внимательно, здесь, в точке один находится также 163-й... Направляйте его по радару перехвата, дайте команду по данным радара... Будьте осторожны, позади цели и нашего истребителя все еще находится МиГ-23 со Смирных.

Ивличев:

Я отдал приказ Литвинову [в 163 — М.Б.] приготовить оружие. Он готов.

05:16

Нарушитель входит в воздушное пространство Сахалина в 18:16 GMT и перехвачен советским истребителем.

В ту же самую минуту Корнюков отдает приказ Герасименко, командиру истребительного полка в Буревестнике, взять на себя командование 163-м:

Герасименко, командующий приказывает вам принять командование над 163-м из Смирных. Видите его?

05:17

Цель нарушила государственную границу и генерал Корнюков приказывает ее уничтожить:

Корнюков:

Семнадцать тридцать одна [17 минут 31 секунда — М.Б.] цель 65 нарушила государственную границу СССР. Приказываю цель уничтожить.

Герасименко:

Я отдал приказ уничтожить цель [через начальника штаба, диспетчеру и пилоту — М.Б.].

В 05:17 приказ уничтожить цель, отданный генералом Корнюковым, опускается по командной цепочке, достигает пилота истребителя, который, в ожидании приказа уже захватил цель бортовым оружием и его палец находится на кнопке «огонь». Цель была уничтожена там же и тогда же.

05:18

Немедленно Корнюков отдает Герасименко приказ уничтожить другую цель:

Корнюков:

В восемнадцать тридцать одну [18 минут 31 секунду — М.Б.] цель 65 нарушила государственную границу СССР. Приказываю цель уничтожить.

05:19

Японские радары наблюдают, как нарушитель, которого они засекли в 05:12, увеличивает скорость с 430 до 450 узлов.

05:20

(18:20:20 GMT) KAL 007 оповещает токийский контроль, что поднимается с высоты 330 (33000 футов) на высоту 350 (35000 футов).

В то же самое время, когда KAL 007 рапортовал о наборе высоты токийскому контролю, самолет, которого наблюдал японский радар, опустился на высоту 26000 футов. Несколькими минутами ранее, в 05:15 самолет, который был виден на экране японского радара, резко изменил высоту. В 05:12 он находился на высоте 35000 футов. В 05:15 его высота составляла 29000 футов, между 05:15 и 05:23 его средняя высота составляла 29000 футов, в 05:23 он находился на высоте 32000 футов. Эти изменения высоты без всякого сомнения, имели место в действительности.... Мы, конечно, знаем, что KAL 007 не был тем самолетом, которого вели японцы: «японский» самолет был сбит в 05:29, а корейский авиалайнер — нет.

Японцы наблюдатели видят советский истребитель МиГ-23 , появившийся на радарном экране, летящий на высоте 8000 метров со скоростью 450 узлов. Он находится в 36 морским милях позади нарушителя и летит с той же самой скоростью, начиная с 05:19, когда нарушитель увеличил скорость до 450 узлов.

05:21

Командный пост истребительной дивизии в Смирных наставляет кого-то по командной цепочке:

Не объявляйте ничего по громкоговорителю. Приведите в состояние полной готовности спасательные самолеты в Соколе и Хомутово. Хомутово через гражданских, через КГБ. Приведите Хомутово в готовность один. Использование ракет в воздухе... не давайте...

Из этого зашифрованного сообщения ясно, что ракеты были выпущены по нарушителю не позднее 05:21. Из местоположения упомянутых спасательных самолетов, на востоке и юге Сахалина, кажется возможным, что эти ранние атаки нарушителей произошли или над Охотским морем, или над самим Сахалином. Приказ «не объявлять ничего по громкоговорителям» мог быть отдан для того, чтобы не встревожить людей, непосредственно не вовлеченных в эти акции. Это кажется оправданным, если ожидались новые события, то есть в воздухе были другие самолеты-нарушители. В противном случае одна атака положила бы конец полету одиночного нарушителя и такой запрет на объявление новостей не имел бы смысла.

«Хоккайдо Симбун» в номере от 1 сентября 1983 упомянула, что самолет-нарушитель был засечен радаром в 03:23 по японскому времени, когда он пересекал Сахалин в западном направлении в 97 морских милях от Вакканая, следуя на высоте 32000 футов.

Почему самолет, за которым следили японцы, тот самый, который передавал транспондерный код 1300 в режиме А, так резко изменил высоту? На стр. F-6 приложения к окончательному отчету ИКАО 1983 года содержится отчет о погодных условиях в ночь с 31 августа на 1 сентября 1983 г. Той ночью облачный покров над Сахалином состоял из сплошного нижнего слоя, основание которого находилось на высоте 1500 футов и вершина — на высоте около 9000 футов, и разреженного слоя перистых облаков, основание которых находилось на высоте 29000 футов, а вершина — на высоте 3200 футов. Самолет пытался укрыться в облаках, которые могли бы дать ему ограниченную защиту от ракет, инфракрасный механизм наведения которых плохо работает в условиях сплошной облачности.

05:25

МиГ-23, наблюдаемый японскими радарами, увеличил скорость до 751 узла, пересек путь нарушителя, который резко менял высоту в точке с координатами 47° N и 142° Е, но в 40 морских милях позади него и на 2000 метров (6000 футов) ниже.

В тот момент, когда истребитель пересекает трассу полета нарушителя, который летел с постоянной скоростью 450 узлов, уже нет. Он был виден три минуты спустя, но к моменту пересечения находился в 40 морских милях от истребителя (см. рис.16). Конечно, с этого расстояния истребитель «А» не мог выпустить ракеты по нарушителю. Истребитель «А» преследовал не этот самолет, а другой.

05:27

KAL 007 начинает передавать сообщение о проходе контрольный пункт NOKKA, который он миновал приблизительно в 18:26 GMT (05:26). Он вызывает токийское радио, используя обычную процедуру, ждет ответа на вызов и вновь вызывает Токио, чтобы доложить о прохождении контрольной точки NOKKA. Но затем его вызов становится «слабым и неразборчивым». (см. главу 7).

Рис.16. Радарная карта перехвата нарушителя истребителем «А». Анализ данных показывает, что два перехватчика сбили двух разных нарушителей буквально в одном и том же месте и в одно и то же время.

05:29

Японские радары на Вакканае наблюдают, как самолет, передающий транспондерный код 1300 в режиме А взрывается на высоте 10000 метров и исчезает.

В то же самое время другой нарушитель, летящий параллельно первому, но на 2000 метров ниже, и МиГ-23, истребитель «А», висящий у него на хвосте, исчезают с радарных экранов. Через несколько мгновений МиГ-23 появляется снова, делая разворот с набором высоты. Это предполагает, что два различных нарушителя могли быть сбиты в одно и то же время.

05:30

99-тонное японское судно «Чидори-Мару № 58», занимавшееся промыслом кальмаров, наблюдает взрыв над самой водой примерно в 1500 метрах от него в восточно-юго-восточном направлении.

05:32

Капитан патрульного катера КГБ Анисимов охраняет советскую морскую границу у берегов Невельска. На радарном экране своего судна он видит, как самолет, летящий со скоростью 800 км в час на низкой высоте, разделился за сорок секунд на три части. Возможно, что он видел, как разделились три самолета, летящих в плотном строю.

05:38

RC-135, эскортируемый МиГом-23, «истребителем В», меняет курс, поворачивает к северу и исчезает с японских радаров. Он, вероятно, сбит и упал в 05:39.

05:40

Убедившись в том, что RC-135, который они эскортировали, перестал представлять угрозу, два МиГа-23 которые взлетели почти три часа назад и у которых кончается топливо, направляются в сторону Южно-Сахалинска, который ближе к ним, чем их собственная авиабаза Смирных. В то время, как они поворачивают, истребитель 805 взлетает с Сокола во второй раз в 05:42, и его начинают наводить на нарушителя, того же самого, или другого.

05:45

Оторвавшись от двух МиГ-23, которые его преследовали, RC-135 вновь меняет курс и направляется к Сахалину.

Вероятно, именно в это время командование на Сахалине запрашивает в качестве подкрепления истребителей из Постовой на материке, рядом с Советской Гаванью, которые уже находится в состоянии боевой готовности. По крайней мере два истребителя МиГ-23 с Постовой, 731 и его ведомый, прибудут слишком поздно, чтобы принять участие в событиях «первого часа», но будут под рукой когда начнется «второй час».

Приблизительно в то же самое время Осипович сбивает RC-135, как он объясняет полковнику Докучаеву в своем интервью «Красной Звезде»:

Когда он [нарушитель — М.Б.], проник в наше воздушное пространство, я получил приказ перехватить этот самолет. Я зажег огни и дал четыре предупредительных очереди перед носом самолета. Но он никак не отреагировал и я получил приказ уничтожить нарушителя. Мы приближались к западному побережью Сахалина и я выпустил две ракеты. Я знал, что это не истребитель и был убежден, что это был самолет-разведчик, RC-130 или RC-135, учитывая его скорость, высоту и другие характеристики.

Докладывая генералу Строгову, заместителю командующего авиацией Дальневосточного военного округа, генерал Корнюков комментирует:

— Пилот — подполковник Осипович, замкомандира полка. Он выпустил две ракеты.

— Какие?

— Две Р-98.

05:52

KAL 007 кратко отвечает на вызов KAL 015. Только четыре зашифрованных слова на корейском, которых оказывается достаточно, чтобы успокоить KAL 015, который отвечает “Roger” [«понял» — Е.К.] и прекращает передачу.

Эти переговоры, записанные в диспетчерском центре Токио-Нарита, указывают не только на то, что KAL 007 все еще продолжал нормальный полет над Японским морем, в конце первого часа, но также и то, что он находился в зоне действия VHF Токио.

X