Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

04:42

Два МиГ-23, которые взлетели со Смирных и направились в море, чтобы перехватить самолет-нарушитель, сближаются со своей целью.

Несколькими минутами ранее, токийское время 02:30 ночи. Тревожные донесения о самолетах, которые идут по направлению к Сахалину были перехвачены японскими разведслужбами в то же самое время, когда нарушителей обнаружили Советы. Первоначально, японцы, вероятнее всего, получили эту информацию путем перехвата советского радиообмена, позднее — с помощью своих радаров. На побережье Хоккайдо японцы располагают шестью большими радарными станциями, как и самолетами-разведчиками, которые летают круглосуточно над проливом Лаперуза. Японские разведслужбы нашли разворачивающиеся события настолько серьезными, что члены комитета начальников штабов японских воздушных сил самообороны были подняты с постелей и собраны на срочное совещание. Я узнал об этом из статей в японской прессе от 1 сентября 1983 года, в которых было написано, что к 05:10 утра (07:10 по сахалинскому времени) начальники штабов JASDF отдали приказ проанализировать все данные, полученные радарами на Хоккайдо и северном Хонсю. Поскольку японцы принимают решения только после общего согласования, этот процесс должен был занять какое-то время и его обсуждение начались еще задолго до 05:10.

Мы можем предположить, что обсуждение продолжалось по крайней мере час, прежде чем в 05:10 было принято окончательное решение. Мы можем также предположить, что требовалось примерно полтора часа, чтобы разбудить всех участников совещания и приготовится к его началу, послать автомашины и собрать всех в штаб-квартире JASDF в Токио. Это означает, что к 02:30 утра (по японскому времени) командование JASDF было уже чем-то серьезно озабочено. Были бы японские старшие офицеры вытащены из своих постелей в середине ночи, если ситуация не была оценена, как имеющая национальное значение?

На стр. 63 своей книги, Андрей Иллеш реконструировал события следующим образом. Его отчет вновь иллюстрирует, что русские, так же, как и американцы, сжали в один час и один перехват события почти трех часов и нескольких перехватов, вырезая все, что в него не вмещалось. Но даже в этом случае отчет Иллеша содержит полезные детали, не включенные в чем-то похожий отчет полковника К., суммированный выше.

Когда Боинг приблизился к Сахалину, он сначала направился в сторону Южно-Сахалинска. Два МиГ-23, оборудованных дополнительными топливными баками были посланы со Смирных. Они пошли по направлению к нарушителю. Нарушитель был все еще не опознан. Для того, чтобы его идентифицировать, два МиГа-23 сбросили свои подвесные баки и приблизились к нему. Они доложили, что нарушитель похож на RC-135 и летели рядом с ним какое-то время. Но затем RC-135 изменил курс и направился в сторону Японии. У МиГов-23 стало подходить к концу топливо и им было приказано возвращаться, поскольку не было смысла преследовать самолет, который собирался покинуть советское воздушное пространство. Но когда МиГ-23 направлялись домой, самолет вновь изменил курс и пошел в сторону Сахалина. В этот момент в дело вступил Осипович. Боинг вошел в воздушное пространство Сахалина вместе с Осиповичем, который пытался его перехватить. Два МиГа-23 возобновили преследование, и один из них попросил разрешения сбить нарушителя. Но земля не смогла отдать такой приказ. Ни командный пост, ни полк, ни даже дивизия. Я думаю этио произошло потому, что они были в замешательстве.

В это время Осиповича попросили идентифицировать самолет-нарушитель. Он приблизился на расстояние полтора-два километра. Цель затем начала выходить из воздушного пространства Сахалина. МиГи не могли предотвратить это, потому что Су-15 Осиповича находился между ними и целью. Командные посты полка и дивизии молчали. Наконец, Осипович услышал команду: «Уничтожить цель». Но Осипович не мог стрелять, потому что он был слишком близко. Поэтому он сманеврировал и с расстояния пять километров открыл огонь. Он наблюдал два взрыва. Боинг сразу же стал терять высоту и вошел в штопор. Осиповичу было приказано возвращаться на базу. Два МиГа-23 приземлились в Хомутово, рядом с Южно-Сахалинском. На земле, после посадки, механик Осиповича, удивленный тем, что у самолета больше не было ракет, спросил его: «Товарищ подполковник, куда делись ваш ракеты?» Осипович был в плохом настроении и отмахнулся от него кислородной маской. Затем он отправился к телефону, чтобы доложить на командный пост полка. Вот что на самом деле произошло.

Согласно свидетельствам советских пилотов, упомянутых Иллешем, со Смирных взлетели два МиГа-23, за которыми, когда у тех стало кончаться топливо, последовал Осипович. Мы уже видели, что даже без покрыльевых баков МиГ-23 способен находится в воздухе от двух до трех часов без посадки. Полковник Иван К., упомянутый в этой главе, говорит нам, что Осипович взлетел после того, как два МиГ-23 приземлились в Южно-Сахалинске для заправки. Это дает нам примерное время для взлета Осиповича в 05:45 — 06:00, примерно через три часа после того, как два первых МиГа-23 взлетели со Смирных. Но это должно было быть началом второй миссии Осиповича, потому что два МиГа-23 взлетели около 02:45 по сахалинскому времени. Осипович был в кабине своего самолета, готовый к вылету на свое первое задание в 04:42.

04:44

Советский радар в Буревестнике на курильском острове Итуруп обнаруживает самолет над Охотским морем, направляющийся к Сахалину.

В своей книге Херш говорит, что представители Агентства Национальной Безопасности (АНБ) США заявили на закрытом заседании Конгресса, что Советы обнаружили KAL 007 в 17:44 GMT (04:44 сахалинского времени), в то время как тот находился над Охотским морем. Самолет, как говорит Херш, находился в 225 морских милях от острова Сахалин и летел на запад со скоростью восемь миль в минуту. Он был засечен советским радаром на авиабазе Буревестник на Итурупе и двумя радарами на Сахалине. Согласно японской прессе от 3 сентября 1983 года, максимальное расстояние, на котором радара Буревестника мог наблюдать самолет, летящий на высоте 10000 метров (33000 футов) составляло 245 морских миль. Самолет пересек Камчатку и в то время, когда, по словам Советов и США KAL 007 к 17:44 GMT на самом деле находился в 270 морских милях от побережья Сахалина, а не в 225 милях, как самолет, о котором упоминает Херш. Кроме того, он должен был оказаться вне сферы действия радара на Буревестнике. Тот самолет, который обнаружил Буревестник, был предположительно самолетом, который шел со стороны северной части Тихого океана вдоль Курил.

04:45

Осипович взлетает с Сокола и направляется к нарушителю, который находится от него на расстоянии 600 км.

Осипович говорил о своем первом взлете, около 04:45 сахалинского времени в интервью, которое он дал Юрию Зенюку, корреспонденту АПН. Это интервью было опубликовано в «US Armed Forces Journal International» в октябре 1989 года, и также на русском в «Красной Звезде» в номере от 13 марта 1991 года, в статье полковника А. Докучаева:

Я был поставлен на боевое дежурство и приблизительно через пятнадцать минут взлетел и двинулся в направлении Охотского моря. Когда я находился приблизительно в 600 км от базы, я получил предупреждение, что вражеский самолет находится прямо передо мной и я получил инструкции от наземного контроля. Когда я находился в 28 км от самолета, я увидел его на своем радаре и продолжал сближение. На расстоянии 13 км я снизил скорость и последовал за самолетом. Я увидел его мерцающие огни, но не смог больше ничего определить, потому что даже военные самолеты летят с ними в мирное время.

В отличие от своей второй миссии, Осипович не упомянул о том, что видел силуэт самолета. В то время, когда он участвовал в этой первой миссии, в воздух поднялись другие истребители.

04:48

Истребитель 805, МиГ-31, который, как и самолет Осиповича, взлетает со второй точки (Сокол) и направляется к нарушителю, засеченному радаром на мысе Терпения, в двухстах километрах к востоку, следуя курсом 240 градусов.

04:55

Генерал Корнюков, командир Сокола, рапортует генералу Каменскому, командующему советских военно-воздушных сил Дальневосточного округа находящемуся в Смирных:

Я буду на командном посту. Цель 6065 находится в воздухе. Предположительно, RC-135. Постовая приведена в состояние боевой готовности.

В 04:22 цель 6065 оставалсь все еще «неопознанной». В 04:27 цель не имела номера 6065, но уже была идентифицирована как RC-135. Здесь же цель обозначена как 6065 и, одновременно, «предположительно, RC-135». Это, скорее всего, три разные цели, о чем можно догадаться по фразе «Постовая приведена в состояние боевой готовности». Постовая — главная истребительная авиабаза неподалеку от Советской Гавани на другой стороне Татарского пролива и довольно далеко от Сахалина. Ее не стали бы приводить в состояние боевой готовности из-за одного-единственного нарушителя, поскольку командование на Сахалине имело больше чем достаточно средств, чтобы с ним справиться, как на это указывает следующий приказ, отданный полковником Новоселецким, начальником штаба истребительной дивизии в Смирных:

Первое, посылайте [истребители — М.Б.] 121 и 805 на перехват военной цели 6065. Если граница нарушена, цель уничтожить.

Этот приказ «перехватить и уничтожить цель» явно показывает что Сахалин не нуждался в подкреплениях из Постовой в той мере, в которой речь шла об одиночном нарушителе. Но ясно и то, что на самом деле ситуация была гораздо более угрожающей.

Нарушитель засечен радаром на мысе Терпения, в 140 км от государственной границы, следует курсом 240.

У нас недостаточно информации, чтобы соотнести эту цель с тем или иным истребителем. Тем не менее, этот самолет, подходивший к границе, являлся, возможно, целью Осиповича, которая, как мы помним, находилась в 600 км от Сокола. Тем не менее, этот самолет мог быть и целью истребителя 805, который семь минут назад находился в 200 км от Сокола.

05:00 (приблизительно)

Командование на Сахалине запросило два АВАКСа в качестве подкрепления из Ванино на материке.

Позднее, во время событий «второго часа», мы узнаем из комментариев Осиповича, что два русских АВАКСа из Ванино, с позывными «Танкер» и «Сухогруз», участвовали в битве над Сахалином. Принимая во внимание то время, которое необходимо для того, чтобы поднять в воздух эти тяжелые самолеты, а также время перелета из Ванино на Сахалин, запрос должен был быть послан командованием на Сахалине примерно к 05:00.

05:05

Маршал авиации Кирсанов заявил, что полет нарушителя был скоординирован с проходом спутника Ferret-D, который появился над Сахалином в 18:05 GMT, в тот момент когда, как он сказал, самолет-нарушитель вошел в советское воздушное пространство.

Как мы увидим далее, в это время к нарушителю приближалось несколько самолетов. Они находились в радиусе действия спутника, который записывал электронные сигналы (и, возможно, также делал инфракрасные фотографии).

05:05

Генерал Корнюков запрашивает операторов радара в Плантации неподалеку от Смирных, наблюдают ли они другую цель:

— Видите цель?

— Мы сделали новое оповещение

05:07

Рядовой Логинов, оператор радара в Плантации дает капитану Солодкову координаты новой цели:

Направление на цель 60, 65 [градусов — М.Б.], 340, расстояние 340 [км], идет курсом 200 [градусов]. Телеграмма послана.

Капитан Солодков, дежурный по Соколу, сообщает главе спасательных операций, еще об одной цели:

Нарушитель похож на Ту-95. Я надеюсь, ничего плохого не случилось. Он ведет себя странно, я имею в виду его высоту, курс, скорость.

05:10

— Я вызвал зону. Они сказали, что никого из наших в воздухе нет.

— Хорошо. Куда он направляется?

05:11

— Он идет к бухте Макарова, расстояние 100 км, по прямому курсу. Используйте все, что у вас есть, навигационные системы ближнего радиуса действия, потому что нарушитель не может так идти... это по нашим данным, не беспокойтесь, с вами там, внизу, ничего не случится...

— Ну, надеюсь все же, что это не нарушитель, иначе у нас тут ...

— Нас же он не бомбил...

Бухта Макарова — гавань на восточном побережье Сахалина, примерно в 200 км к северу от Сокола. Расстояние в 100 км от Макарова и курс 240 градусов не соответствует позиции нарушителя, который держит курс 200 градусов и находится в 340 км от Плантации. Разговор между офицерами на командных постах, находящихся в 250 км друг от друга предполагает, судя по обеспокоенности людей на земле, что битва идет прямо над их головами. Несколько минут спустя (05:18) состоялся другой разговор между капитаном Морозовым и Таней Гришковой, женой Станислава Гришкова, высокопоставленного офицера, возможно, генерала, в котором упоминается другой самолет, о котором мы слышим здесь первый раз:

— Он прошел через Курилы.

— Уже прошел?

— Похоже на то.

— А кто это говорит?

— Гришкова.

— А, Таня, извините. Морозов. Могу я поговорить со Станиславом Ивановичем? ...Доброе утро, Станислав Иванович.

— ...Так что все в сборе. Я бы конечно посоветовал придти сюда.

— Что-то случилось, ситуация здесь [в воздухе — М.Б.] усложняется.

Самолет, о котором говорит Морозов, пересек Курильскую гряду в это время (05:18) или немного раньше. Это второй нарушитель, который идет со стороны северной части Тихого океана и пересекает Курилы. Первым был самолет, засеченный советским радаром в Буревестнике в 04:44, который должен был пересечь Курилы тридцать минут назад, то есть на траверзе нарушителя (нарушителей), прошедшего над Камчаткой и направляющегося к Сахалину (см. ниже). Значение реплики «что-то случилось» не совсем ясно, — это может быть подтверждением того, что нарушитель, которого Новоселецкий в 04:55 приказал сбить, был на самом деле сбит сразу же после того, как пересек границу. В 04:56 командир истребительного полка в Буревестнике Герасименко подтвердил, что он отдал такой приказ. Это замечание могло также относится к тому факту, что в воздухе было обнаружено шесть нарушителей, которые направлялись к Сахалину одновременно (см. ниже).

Полковник Новоселецкий, начальник штаба истребительной дивизии в Смирных, говорит капитану Титовнину, диспетчеру боевого командного центра дивизии:

— Титовнин, дайте мне данные по курсу [от Смирных — М.Б.]

— Пеленг 45, дальность 110 км, высота 9000 метров.

05:12

Японские радары в 18:12 GMT (03:12 по японскому времени) наблюдали самолет в точке 47° 40’ N 143° 45’ E, летящий на юго-восток со скоростью 430 узлов, на высоте 10000 метров и передающий транспондерный код 1300 в режиме А.

Его полетные данные от Сокола следующие: курс 65 градусов, расстояние 81 км, очевидно это не тот нарушитель, который наблюдался минутой ранее, в 05:11, и он летит на другой высоте. Этот самолет начинает пролет над Сахалином следуя курсом 257 градусов и выполнит поворот на 22 градуса на полпути, ложась на курс 235 градусов.

Между 05:12, временем наблюдения, и 04:44, временем засечки радаром Буревестника прошло 28 минут, что при скорости 430 узлов составит расстояние в 201 морскую милю. Если это расстояние отложить назад вдоль пути того самолета, который наблюдали японцы, оно даст позицию самолета, которого наблюдался Буревестником. Тем не менее, расстояние показывает, что самолет летел не со стороны Камчатки, а пересек Курилы и шел со стороны Тихого океана по маршруту ROMEO-20, официально назначенному KAL 007. Скорость в 430 узлов эквивалентна 7,2 морским милям в минуту, почти точно тем 8 милям в минуту, которые делал самолет, упомянутый Хершем и АНБ. Самолет, который наблюдался японским радаром в 05:12 и тот, которого Буревестник видел в 04:44 были, таким образом, по всей вероятности, одним и тем же. Он передавал транспондерный код 1300, что должен делать самолет, выходящему из воздушного пространства Японии, но не должен делать самолет, входящий в него, как это было в случае KAL 007. Кроме того, режим А используется военными. KAL 007 следовало бы использовать транспондерный код 2000 в режиме С. Этот факт должен был подсказать японцам, что этот самолет не был корейским авиалайнером.

X