Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Когда Казмин находился на расстоянии 220 км от своей базы, прямо перед собой он увидел темный сигарообразный силуэт. Самолет летел с погашенными огнями. Казмин просигналил ему своими навигационными огнями. Обычно он летел с навигационными огнями, включенными на 30% мощности, чтобы экономить энергию и не ухудшать ночного зрения. Он переключил свои навигационные огни на 100 процентов мощности несколько раз, но не получил никакого отклика от нарушителя. Затем он несколько раз включил и выключил свои посадочные огни, но вновь без всякого результата. Наконец Казмин попросил землю осветить нарушителя прожекторами, но не получил никакого ответа с земли на свой запрос. После этого у него стало кончаться топливо и ему пришлось возвращаться не предприняв никаких действий. Он наблюдал нарушителя около 20-30 секунд.

На следующий день после разбора полетов с участием высокопоставленных военных из Хабаровска, Казмину позвонил сам маршал Огарков, который спросил его : «Почему вы не сбили этот самолет?» Казмин ответил: «Потому что у меня не было приказа». Маршал Огарков был рассержен и сказал: «Я не спрашиваю вас, получали вы какие-нибудь приказы или нет, я спрашиваю вас, почему вы его не сбили».

Маршал Огарков был в то время начальником советского Генерального штаба. Он знал о сложности и угрожающей природе событий, которые происходили над Камчаткой во время этого столкновения и был уверен в том, что Казмину следовало бы сбивать любого нарушителя, который оказался бы поблизости. Сложнее ответить на вопрос, почему встреча Казмина с сигарообразным самолетом произошла так внезапно.

Начать с того, что Казмин увидел «сигарообразный силуэт» прямо перед собой совершенно неожиданно и наблюдал его в течение 20-30 секунд. Очевидно, он не ожидал, что увидит этот самолет. То есть, иначе говоря, наземный контроль ничего ему не сказал. Он не знал, что это было и отнесся к этому самолету как к неизвестному, который мог оказаться и советским. Он сказал маршалу, что « у него не было приказа», под чем он понимал, по всей вероятности, что у него не было приказа, относящихся к этому конкретному самолету.

Ясно, что ему и Емельянову были даны специфические приказы иного сорта. Если бы они были пилотами перехватчиков 544 и 543, радарные следы которых показаны на карте со стр.50 и отражают достаточно продолжительные полеты вдоль оси северо-восток — юго-запад, прямо к югу от Петропавловска, их задача без всякого сомнения заключалась в том, чтобы патрулировать в воздухе для защиты важной военно-морской базы. То есть, иначе говоря, их миссия не имела никакого отношения, по крайней мере, первоначально, ко второму самолету-нарушителю, который как показано на карте со стр. 50, следовал севернее. Наземный контроль, руководя полетом двух перехватчиков, защищавших Петропавловск, вполне мог быть не тем, который первоначально отслеживал самолет-нарушитель, находившийся значительно севернее города и следовавший курсом с северо-востока на юго-запад.

После разворота в конце западного «плеча» перехватчик 544 мог вполне неожиданно заметить нарушителя, который сблизился с ним почти на встречных курсах в 21:06 московского военного времени (18:06 GMT). Нарушитель за четыре минуты до этого увеличил скорость до сверхзвуковой и пронесся мимо. Тем не менее, это место находилось не в «220 км от базы», как Казмин сообщил Иллешу. Более того, «сигарообразный силуэт» который упоминал Казмин, звучит похож скорее на RC-135 (Боинг 707), а 707-й не мог, конечно же, лететь на такой скорости. Как я предположил ранее, самолет-нарушитель, летящий со сверхзвуковой скоростью, мог вполне быть EF-111, форма которого не похожа на сигарообразную.

Если это столкновение, которое нашло свое отражение на карте, не произошло с Казминым, и он не был пилотом 544-го, тогда события, о которых он рассказывает, произошли где-то совсем в другом месте в то же самое время с другим самолетом-нарушителем, входившем в состав второй волны.

Во время моего расследования я интервьюировал полковника запаса Привалова, который служил на Камчатке с генералом, командующим военным округом во время событий связанных с KAL 007 и являлся также его другом. Когда я говорил с ним, Привалов находился в Париже в качестве собкора «Правды». Он процитировал слова своего друга, командующего военного округа, который сказал, что советская разведка оценила действия американцев той ночью как «репетицию массированного вторжения». Читатель увидит в следующих главах некоторые из других причин, которые привели Советы к этому выводу. Но то, что случилось на Камчатке, включая неожиданность и маскировку, координацию с разведывательным спутником, пролеты и другие нарушения границ самолетами–разведчиками и постановщиками помех, и сами события, занявшие около двух часов — все это было частью той угрожающей картины, которую видели Советы.

Для американцев, даже для тех, кто не верит официальной версии событий, крайне трудно признать, что между советскими и американскими военными самолетами произошло серьезное столкновение, окончившееся потерями с американской стороны, столкновение, которое оставалось секретом все эти годы. Их колебания понятны. Но они не согласуются с тем, что показывает мое расследование. В 10-й главе я обсуждал характер обломков и места гибели самолетов, указывающих на такое вооруженное столкновение. В этой главе я упомяну и детально объясню доказательства перехватов и уничтожения самолетов над Сахалином.

В своей книге «Target is Destroyed» Сеймур Херш утверждает, что KAL 007 оставил советское воздушное пространство над Камчаткой в 01:58 по токийскому времени, то есть в 16:58 GMT, хотя он не приводит источник своей информации. Поскольку он принимает 16:30 GMT в качестве времени входа в воздушное пространство Камчатки, его цифры подразумевают, что KAL 007 пересек Камчатку со средней скоростью относительно земли 586 узлов. Учитывая встречный ветер над полуостровом, дующий со скоростью 50 узлов, это означало бы, что самолет летел со скоростью 636 узлов, или 1.058 Mach, с которой Боинг 747, очевидно, лететь не может. Если время входа, указанное Хершем, относится к реальному самолету, это может быть только сверхзвуковой, иначе говоря, военный самолет, или в противном случае, в проходе над Камчаткой участвовали два самолета, и таким образом, время входа в воздушное пространство Камчатки относилось к одному самолету, а время выхода — к другому. Пройдя над Камчаткой, KAL 007, как нам сказали, пересек Охотское море и еще раз вошел в советское воздушное пространство над Сахалином. Но в целом, курс KAL 007 от Берингова до Японского моря и до места гибели западнее Хонсю остается неопределенным. Ясно только то, что ряд самолетов нарушил советское воздушное пространство над Сахалином, некоторые из них пересекли Камчатку, а некоторые — гряду Курильских островов к югу от нее.

В главе 3 мы видели: то, что произошло над Сахалином согласно информации американского правительства очень сильно отличалось от отчета о тех же самых событиях, который был дан японским правительством. Это привело нас к пониманию того, что в полете участвовало несколько нарушителей. Мы располагаем сейчас обширной информацией, накапливавшейся с первых дней расследования и сейчас происходящей из следующих источников: японского заявления о взрыве в 18:29 GMT и сопровождающей его радарной карте JDA, свидетельств моряков «Чидори Мару», серии статей «Известий» и приведенные в ней высказывания очевидцев, и, наконец, русских записей переговоров в воздухе, появившихся в качестве приложения к отчету ИКАО, опубликованному в июне 1993 года.

Японское и американское заявления в целом, и, в особенности, радарные карты JDA и лента Киркпатрик настолько отличаются друг от друга, что их невозможно хоть как-то согласовать. Статьи в «Известиях», как кажется, рассказывают нам официальную американо-советскую историю. Тем не менее, обилие деталей в заявлениях свидетелей позволяет нам выделить несколько эпизодов преследования и уничтожения самолетов-нарушителей разными пилотами-истребителями и находки нескольких различных остовов советскими водолазами на различных участках морского дна у берегов Сахалина. Тем не менее, именно российские документы, переданные ИКАО для отчета 1993 года и приложенные к Информационному сообщению №1 дают наиболее драматическое доказательство масштабов сахалинских событий и позволяют нам понять очевидные противоречия между японскими и американскими данными.

Большинство российских документов являются транскриптами переговоров между различными наземными командными постами на Сахалине, начиная от главнокомандующего авиацией Дальневосточного округа генерала Каменского вплоть до офицеров более низкого ранга. В действительности российские документы ярче всего обнаруживают, что события начались в четыре часа по сахалинскому времени и продолжались без перерыва почти три часа, до тех пор, пока в 06:49 не взошло солнце. Пилот Осипович, так же, как и пилот 805-го, сбили по нарушителю несколькими минутами ранее и приземлились незадолго до восхода солнца. Российский транскрипт дает нам доказательство нескольких нарушений, перехватов и применения по нарушителям оружия, которые происходили за достаточно долгий период времени, поскольку советские АВАКСы и подкрепления, посланные с материка, успели подойти к Сахалину и вступить в бой. Иначе говоря, транскрипты дают нам доказательство крупномасштабных военных столкновений, интенсивность которых подтверждается материальными и документальными источниками, которые я рассматриваю в других главах. Достоверность интерпретации того, что случилось на самом деле, таким образом, основывается на фактах.

Но когда мы приступаем к написанию связного рассказа о том, что произошло над Сахалином, мы встаем перед трудной задачей. Несмотря на изобилие свидетельств, они носят фрагментарный характер. Более того, время, указанное в транскриптах, было в значительной степени фальсифицировано. Временные отметки охватывают последовательность событий, которые на самом деле происходили на протяжении более трех часов и обработаны таким образом, чтобы доказать, что на самом деле события заняли около двух часов. Такая обработка допускает упоминание значительного числа перехватов при одновременном создании впечатлении, что все эти сообщения относятся к перехватам только одного самолета — корейского лайнера. Эта фальсификация была выполнена двумя способами: во-первых, драконовским редактированием русской записи переговоров вместе с неправильной расстановкой временных отметок для того, чтобы затруднить датировку самых больших по объему кусков; во-вторых, неверным переводом ИКАО в GMT сахалинского времени, которое использовалось в транскриптах переговоров самолетов с землей, а также московского военного (стандартного) времени, которое использовалось при датировании переговоров между наземными центрами.

В любом случае, фальсификации и русских, и ИКАО имели эффект минимизации, чем преувеличения масштабов столкновения. Даже если русские скрыли информацию о половине всех произошедших событий, они оставили достаточно свидетельств, чтобы документировать ее вторую часть.

Хотя временами трудно решить, имело ли данное событие в начале или конце периода (приведенные минуты кажутся правильными, но часы могут быть верными, а могут быть и нет), данных обычно достаточно, чтобы соотнести событие с тем местом, где оно происходило на самом деле. Это можно проиллюстрировать на следующем примере.

В 17:48 UTC (04:48 по сахалинскому времени) полковник Новоселецкий, который только что прибыл на свой командный пост в Смирных, получает информацию от лейтенанта Козлова с Сокола о том, что истребитель 805 взлетел с аэродрома в Соколе и что цель 6065 находится в 200 км к востоку от мыса Терпения, следуя курсом 240 градусов. Он также был проинформирован о том, что команда, обслуживающая радар Депутата не может вести цель с помощью своего оборудования и им нечего еще показать на ситуационной карте, потому что вызванные военнослужащие, обслуживавшие картопостроители (плоттеры), еще не прибыли.

Предположительно, в то же самое время, тот же самый истребитель 805 получает от того же самого Депутата информацию о том, что цель находится на азимуте 60 градусов от Сокола и на расстоянии 440 км от него. Мы можем только гадать, каким образом он мог послать этот сообщение, поскольку его оборудование не могло следить за целью и не было даже возможности наносить курс на карту, поскольку «военнослужащие, обслуживавшие плоттеры, еще не прибыли». Это также позволяет определить расстояние от мыса Терпения до цели в 264 км, вместо 200, и положение к северо-востоку, а не к востоку.

Загадка разрешается, если мы посмотрим на время, когда Депутат сделал свое сообщение, а именно, в 05:48 по местному сахалинскому времени. Это 18:48 UTC и на час позже времени, когда состоялся телефонный разговор Козлова с Новоселецким (в 17:48 UTC). Мы находим, таким образом, что истребитель 805 совершил две миссии, с разрывом в час, преследуя двух разных нарушителей. Как мы увидим ниже, это был, без всякого сомнения, единственный самолет, который смог бы это сделать.

Русские документы также содержат транскрипт переговоров летчиков и наземного контроля, который посол Киркпатрик представила в Совет Безопасности ООН, так называемую ленту Киркпатрик. Но с одним различием. Время, приведенное в русском транскрипте переговоров земли с летчиками, дано сахалинское. Все записанные переговоры на самом деле состоялись на один час позднее, чем те же самые события, которые датированы в GMT на ленте Киркпатрик. В том месте, где истребитель 805 объявляет: «Цель поражена» в 18:26:22, русский транскрипт датирует тот же самый рапорт об уничтожении цели истребителем 805 в 06:26:01 (19:26:01 GMT). Поскольку истребитель 805 приземлился в 06:45 (19:45 GMT), всего за 4 минуты до восхода солнца в 06:49 (19:49 GMT), в русском транскрипте время указано правильное, а на ленте Киркпатрик — неверное, с разницей в 1 час. Эта запись, которая объявлена как соответствующая моменту открытия огня по корейскому лайнеру, указывает на события, которые произошли на самом деле через час после того, как KAL 007 покинул воздушное пространство Сахалина.

Сейчас мы понимаем, почему американская версия так сильно отличается от японской: она произошла на час позже. Для простоты, давайте назовем события, отраженные на японской радарной карте «первым часом» и на ленте Киркпатрик — «вторым часом», хотя их общая продолжительность составляет около 3 часов. Понимание того, что мы имеем дело с двумя последовательностями событий дает нам ключ к расшифровке сложных и противоречащих друг другу показаний и позволяет реконструировать события воздушной битвы над Сахалином.

(Примечание: время в приведенной ниже реконструкции указано сахалинское. Для того, чтобы получить японское время, нужно вычесть два часа. Для того, чтобы получить GMT (UTC) нужно вычесть 11 часов. Например, 05:00 часов сахалинского времени — это 03:00 по японскому и 18:00 часов по гринвичскому GMT (UTC).

X