Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Другой очевидец этих событий, Алексей Кретинин, который служил на командном посту на Камчатке, опубликовал отчет о происшествии в «Сибирской газете»:

Мы подумали, что на наших радарных экранах в 04:59 [15:59 GMT] появился самолет-заправщик. На военных картах он был идентифицирован под номером 6065. В 05:25 [16:25 GMT] он приблизился к границе. В 05:33 [16:33 GMT] он нарушил наше воздушное пространство. Вторая пара перехватчиков была поднята в воздух [это подразумевает, что первая пара уже была в воздухе — М.Б.], но не смогла найти нарушителя.

Самолет-нарушитель неожиданно исчез с радарных экранов, как только он вошел в наше воздушное пространство. Самолет появился на экранах через тридцать минут. На протяжении последних минут своего полета над полуостровом, когда он оставался видимым на экранах наших радаров, его преследовала третья пара перехватчиков.

Три отчета, принадлежащих маршалу Огаркову, адмиралу Сидорову и Алексею Кретинину подразумевают, что к Камчатке приблизился и пролетел над ней не один самолет, а несколько. Внешне схожие, они отличались важными деталями. Прежде чем мы попытаемся вывести хотя бы общие заключения на базе всех доступных свидетельств, о том, что произошло в то время над Камчаткой, давайте посмотрим, что две русские радарные карты, напечатанные на страницах 48 и 50 отчета ИАКО 1993 года (см. приложение и главу 14) могут добавить к нашим свидетельствам.

Прежде чем перейти к самой Камчатке, следует отметить, что карта на странице 48 отчета отражает события к юго-востоку от о-ва Карагинского, сильно отличающиеся от тех, которые были показаны на схеме, использованной Огарковым на его пресс-конференции 9 сентября 1983 года. На схеме Огаркова показан RC-135, который следовал своему обычному маршруту, крыло к крылу на протяжении десяти минут с нарушителем, двигавшимся в юго-западном направлении и появившемся на советском радаре в 15:51 GMT. Напротив, карта на странице 48 отчета показывает RC-135, который, сойдя со своего обычного маршрута, направился к югу и пересек след самолета, летящего на юго-запад через сорок минут после прохода этого самолета. Как я показал в главе 14, то, что на самом деле произошло в точке рандеву было по всей вероятности сложнее, чем позволяют нам точно описать наши свидетельства. Эти проблемы позволяет лучше понять значение опубликованного Советами источника, который относится к событиям на Камчатке.

На карта со стр. 48 показан след самолета, идущего в юго-западном направлении, который появился на экране советского радара в 15:51 GMT, как и тот, который описывал Огарков, следуя каким-то "ломаным" курсом, неожиданно прерывающимся у восточного побережья Камчатки вскоре после 16:26 GMT. В этой точке он все еще находился над международными водами и придерживался западного-юго-западного курса. Этот самолет не отмечен ни на карте на стр.48 ни на карте со стр. 50. Трасса обозначена «КЕ 007», но не может принадлежать корейскому авиалайнеру поскольку средняя скорость этого самолета близка к сверхзвуковой.

Карта на стр. 48 этого отчета показывает второй радарный след, явно принадлежащий другому самолету, который был зафиксирован советский радаром в 16:32, рядом с тем местом, но не позади него, где прерывается первый след, затем второй след идет в юго-западном направлении, пересекает Кроноцкий полуостров на Камчатке и после краткого полета над водой поворачивает вглубь суши к северу от Петропавловска. Его след заканчивается над побережьем Камчатки, которое на этой карте, в соответствии с правилами «добротной» картографии, передано черным цветом, закрывающим дальнейший курс самолета. Курс, которым следовал этот самолет, мог быть продолжением второго (юго-восточного) из двух следов, показанных на карте на стр. 50 отчета. Последний начинается на восточном побережье, затем пересекает Камчатку следуя юго-восточным курсом и входит в международное воздушное пространство над Охотским морем. Таким образом уже эти карты иллюстрируют сложность того, что произошло над Камчаткой.

Но это еще не все. События на этом втором радарной траектории со стр. 50 как и все другие, обозначенные на карте, помечены от 19:51 до 21:28 московского времени, то есть от 16:51 до 18:28 GMT. Таким образом события, обозначенные на карте, имело место позднее, чем те, которые промаркированы в GMT, показанные на карте со стр. 48, продолжавшиеся с 15:51 до 16:28 GMT. Хотя я не доверяю тому способу, с помощью которого представлены данные на карте со стр.48, я полагаю, что вторые траектории на обеих картах не являются их продолжением, а представляют траектории двух разных самолетов, летевших с интервалом в один час.

Я должен здесь также объяснить, что постоянное московское (стандартное) время отстает на три часа от Гринвичского, а не на четыре часа, как указано в отчете ИКАО. Должно быть, ИКАО базировала свои записи на теории (простительной), что 31 августа советские военные использовали летнее время. Это не так. Я вернусь к этому предмету позже в этой главе и еще раз, в главе 16.

След второго (идущего в юго-западном направлении) самолета показанный на карте со стр. 50, пересекает Камчатский полуостров в юго-западном направлении и не может принадлежать KAL 007. Скорость этого самолета по данным радара иногда падает до 240 узлов, но дважды увеличивается до сверхзвуковой в 720 узлов, один раз к северу от военно-воздушной базы Елизово и один раз над Охотским морем к западу от советской авиабазы на острове Парамушир в Курильской гряде. Это, конечно же, говорит о том, что этот самолет был военным, возможно EF-111, и не делал никаких попыток выглядеть как KAL 007 или RC-135, дважды резко увеличив свою скорость, чтобы оторваться от преследования. И вновь факты указывают на события, радикальным образом отличающиеся от официального отчета о нарушителе-одиночке, неосмотрительно сбившемся с курса гражданском лайнере.

Первый (северо-восточный) след на карте со стр. 50 принадлежит самолету, идущему курсом на юго-запад, который появился на экране советского радара в 19:51 по московскому военному времени (16:51 GMT), в ту же самую минуту, но только на час позже, как и первый самолет, маршрут которого показан на карте стр.48. Курс ни одного из этих самолетов, следовавших на юго-запад не идет по прямой (в отличие от курса гражданского самолета которого ведет его навигационная система, удерживающая курс между двумя контрольными точками). Тем не менее, как я уже сказал, оба курса — если только изобразить их в одном масштабе, — явно принадлежат разным самолетам. Как и второй след на карте со стр.50, первый имеет порядковый номер слежения 6065, то есть «военный, возможно вражеский».

Вновь мы видим явно противоречивую природу свидетельств — и сложность событий, которые они описывают. Как и второй след на карте со стр.48, первый след на карте со стр. 50 пересекает Кроноцкий полуостров, почти, но не точно час спустя после другого, но затем, в отличие от него, поворачивает к югу в сторону от суши, прежде чем исчезнуть с экрана радара в 20:41 советского военного времени (17:41 GMT). Этот поворот к югу, в сторону от суши похож на путь (первого) самолета, о котором упоминал адмирал, но, предположительно, был оставлен самолетом на час позже, чем те события, которые он упоминал. События, о которых говорит адмирал, похожи на последовательность, начавшуюся в 15:51 GMT, а не во время «второго часа».

Только один из четырех (трех) самолетов, показанных на двух картах из отчета ИКАО 1993 года пересекает Камчатку и входит в международное воздушное пространство над Охотским морем, следуя курсом, который мог бы привести его к Сахалину. Этот самолет, неправильно отмеченный как «КЕ 007», для того, чтобы укрыться от советского радара, опускается на небольшую высоту у восточного побережья Камчатки. Он мог затем пересечь Камчатку, но, если это так, на обеих картах не указан его дальнейший маршрут. Первый (северо-восточный) след, показанный на карте со стр.50, как я уже упоминал, пересекает Кроноцкий полуостров и затем поворачивает в сторону моря. Таким образом, у нас налицо самолеты, входящие в воздушное пространство над Камчаткой, некоторые из которых, по всей вероятности, не следуют далее к Сахалину. И, как увидит далее читатель в главе 16, появятся самолеты, входящие в советское воздушное пространство над Сахалином, некоторые из которых не пересекали Камчатку.

На этих двух картах русского происхождения мы видим, как самолеты исчезают из поля зрения радара, предположительно, благодаря тому, что они опускаются на высоту ниже 9000 футов и не появляются на картах вновь, есть также самолеты, неожиданно возникающие на высоте действия радара без видимых прецедентов на карте. Можно очень легко добиться такого эффекта, если вы играете в какие-то игры. Самолет может лететь на высоте ниже 9000 футов и неожиданно поднимается на высоту, где его видит радар. Два самолета могут летать близко друг от друга, чтобы казаться единой отметкой. Таким образом, в то время больше самолетов пролетали над Камчаткой и у ее берегов, чем у нас есть свидетельств. Русские, вероятно, располагали другими радарными данными, чем те, которые они дали ИКАО, но на поверхности свидетельства были представлены таким образом, чтобы прямо не противоречить официальной (один нарушитель, один пуск ракеты) версии событий. В то же самое время антирадарные помехи, поставленные американским самолетом, могут временами показывать пролет большего числа самолетов, чем их было на самом деле.

Зная о возможных неточностях, что можно сказать о самолетах, пересекающих Камчатку на основе тех заявлений, которые я уже цитировал и на основе этих радарных карт? Во-первых, кажется вероятным, что самолет, идущий юго-западным курсом, летел с точки юго-восточнее о-ва Карагинский и к северу от путевой точки NEEVA и вошел в советское пространство у восточного побережья Камчатки примерно в 16:30 GMT, затем пересек Камчатку, покинул воздушное пространство полуострова около 17:08 GMT и вошел в международное воздушное пространство над Охотским морем, направляясь к Сахалину. Именно так, по официальным советской и американской истории сделал KAL. Первая часть такого пути совпадает с тем, которым следовал первый самолет (летящий с северо-востока), показанный на карте со стр.48, хотя он летел с большей скоростью, чем указал Огарков, или с большей скоростью, чем был способен лететь KAL. В ноябре 1992 года президент Ельцин передал родственникам погибших граждан США и представителям южно-корейского правительства документы, предположительно, относящиеся к KAL 007, включая советскую карту, которая, как было сказано, базировалась на курсовых данных, записанных цифровым полетным магнитофоном. На ней показан самолет, летящий из Анкориджа (возможно, с авиабазы Элмендорф) к Сахалину, где он, предположительно, был сбит.

Второй, или, менее вероятно, даже третий самолет-нарушитель, идущий на юг, должно быть летел в целом похожим курсом и пересек полуостров Камчатка примерно в то же самое время, то есть, в 16:00 GMT. Заставляет задуматься тот факт, что Кретинин, который много внимания отводит подробностям, указывает время, в которое тот самолет, который он описывает, появился на экране советского радара и пересек воздушную границу (15:59 GMT и 16:63 GMT соответственно). Нарушитель, о котором говорит адмирал (или второй нарушитель, о котором он упоминал), вновь появился на радарных экранах в то время, когда он пролетал над Кроноцким заповедником, находящимся относительно близко к побережью, в то время как Кретинин указывает на то, что самолет вновь появился на радарах спустя тринадцать минут, что дает нам место самолета в 94 морских милях от восточного побережья Камчатки, далеко за пределами заповедника.

В этой связи я принимаю во внимание ссылки на то, что и Кретинин, и адмирал относились к самолету, о котором они говорили (по крайней мере первому из них) как к «заправщику» имея в виду самолет, которого первоначально советская ПВО считала заправщиком. Никто из них, я уверен, не думал, что кто-либо пошлет самолет-танкер через полуостров Камчатку в таких условиях, что было бы бессмысленно. Посылка одного или двух RC-135, в сопровождении одного или нескольких EF-111 была бы совсем другим делом, хотя демонстрировала бы высокий уровень враждебности.

Я уже упоминал доказательство того, что был и второй тур событий в небе Камчатки (17:30 GMT). Этот второй тур событий над Камчаткой имел место в то же самое время, как и первый тур вторжения в воздушное пространство Сахалина. Этот фактор наверняка произвел впечатление на советское высшее командование своей серьезностью и масштабом действий, которые были предприняты американцами. В качестве нового доказательства того, что на самом деле существовал второй тур событий над Камчаткой, я опишу события, которые происходили в то время и о которых у нас есть и данные радара, и показания очевидцев.

Если мы посмотрим на карту на стр. 50 отчета ИКАО 1993 года, то увидим прямо к югу от небольшого залива, на котором расположен Петропавловск, сплетение интересных радарных следов, которые сконцентрированы вдоль оси северо-восток — юго-запад. Они отмечают трассы полета советских перехватчиков 544 и 543. Перехватчик 544, который взлетел первым, поднялся на высоту, на которой его зафиксировал радар, незадолго до 20:46 московского военного времени. На тот факт, что это означает 17:46 GMT а не 16:46 GMT и таким образом относится к нарушителям этого часа, а не предыдущего, указывает следующий ниже отчет очевидца.

Об этой истории упоминает Андрей Иллеш в своей книге «Загадка черных ящиков». Она не только помогает точно установить время, но представляет существенный интерес и сама по себе.

Майор Казмин был пилотом на Камчатке, и был расквартирован на авиабазе Елизово, неподалеку от Петропавловска. Он получил приказ на взлет перед самым рассветом

Это соответствует первой зафиксированной позиции 544 в 17:46 GMT и дальнейшие комментарии Казмина указывают на то, что он мог быть пилотом 544-го. Если это не так, то совершенно ясно, что он взлетел почти в то же самое время. В тот день восход на Камчатке наблюдался в 18:00 GMT на уровне моря и в 17:40 GMT на высоте 8000 метров. Если бы он взлетел намного раньше, чем за несколько минут до 17:46 GMT , это не могло бы, повторяю, не могло бы считаться «перед самым рассветом».

Через несколько минут Казмин уже находился в воздухе. Курс 120, к Тихому океану, высота 8500 метров. После пересечения береговой линии Казмин услышал по радио, что пилот Емельянов тоже взлетел и резервная пара приведена в состояние боевой готовности. Радио Казмина было настроено на частоту контроля за полетами и он слышал приказ на взлет. Но он также хотел связаться с землей и запросить инструкции, поэтому он попросил штурмана сделать это с помощью его собственного радио.

Здесь мы видим, что Казмин летел на МиГ-31, который, в отличие от МиГ-23 или Су-15 пилотируется экипажем из двух человек. В то время МиГ-31 был самым последним, все еще секретным истребителем с превосходной электроникой. Только спустя несколько лет Советы признали, что МиГ-31 вообще существует.

X