Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Расчетное время прибытия KAL 007 в NEEVA, «перенаправленное» KAL 015, было в точности временем, указанным в компьютеризированном плане полета, который предполагал встречный ветер со скоростью 35 узлов. В действительности ветер в том месте, о котором KAL 007 сообщил как о NABIE, имел скорость 65 узлов и направление движения 250 градусов, что дало встречный ветер со скоростью 60 узлов. Это уменьшило бы среднюю скорость (которая была вычислена для встречного ветра со скоростью 35 узлов) на 25 узлов и привело бы к задержке в прибытии в NEEVA точно на четыре минуты. Понимая это, KAL 007 скорректировал свое ETA до 15:53 GMT. Это обстоятельство поддерживает идею о том, что отчет о прохождении NABIE переданный KAL 015, не исходил от KAL 007.

Тем не менее, KAL 007 сообщил о прохождении NEEVA не в скорректированное ETA, а лишь после дополнительной пятиминутной задержки, в 15:58 GMT, в дополнение к четырехминутной задержке, о которой уже было объявлено и к двум минутам опоздания KAL 007 с прибытием в NABIE по отношению к его компьютеризированному плану полета. Позиционный отчет KAL 007 был передан KAL 015 еще раз. И вновь было что-то странное в передаче. KAL 015 вызвал Анкоридж в 16:00:39 для того, чтобы сообщить о проходе авиалайнером-«двойником» контрольной точки в 15:58. Двух минут и 39 секунд не достаточно, чтобы завершить процедуру передачи, которую я обрисовал выше. Тем не менее, как я полагаю, мы должны принять во внимание тот факт, что данные для отчета были предоставлены самим KAL 007. Сообщенная девятиминутная задержка после NABIE была слишком странной для отчета, который был заранее заготовленным сообщением, посланным KAL 015 от имени KAL 007 без предварительных консультаций.

Как сказано выше, четыре минуты задержки могут быть приписаны более сильному, чем ожидалось, встречному ветру, который KAL 007 принял в расчет, вычисляя свою скорректированную ETA. Но как быть с другими пятью минутами? Они являются результатом дополнительного снижения скорости на 23 узла, что нельзя приписать метеорологическим условиям. KAL 007 сообщил о прохождении NEEVA в 15:58. KAL 015 прошел ее в 16:02. Различие в 14 минут между ними при вылете из Анкориджа сократилось до двенадцати минут в BETHEL и до одиннадцати минут в NABIE. Сейчас, в NEEVA, оно не превышает четырех минут. Могло бы показаться, что KAL 007 специально замедлил скорость на этом отрезке пути.

Советы сказали, что перед тем как войти в воздушное пространство Камчатки, самолет-нарушитель летел крыло к крылу с RC-135. Маршал Огарков дал детальное описание рандеву и показал план полета двух самолетов на своей карте во время пресс-конференции для западных журналистов 9 сентября 1983 года. Огарков сказал:

Я особо хочу привлечь ваше внимание к тому факту, что южнокорейский самолет вошел в зону обнаружения советских радарных систем в районе, который постоянно патрулируется американскими разведывательными самолетами, в особенности RC-135. На этот раз мы обнаружили RC-135 в этом районе в 2:45 утра местного [камчатского — М.Б.] времени 1 сентября. Как было зарегистрировано советскими радарными системами на протяжении двух часов, он осуществлял здесь странное патрулирование. В 4:51 утра камчатского времени [15:41 GMT — М.Б.] другой самолет с отметкой, аналогичной той, которую оставляет RC-135, был обнаружен в том же само районе и на той же самой высоте — 8000 метров. Самолеты приблизились друг к другу [вплоть до слияния их радарных отметок на экране — М.Б.] и затем летели вместе некоторое время [около девяти минут — М.Б.]. Затем один из них, как наблюдалось и ранее, взял курс на Аляску, но другой отправился в сторону Петропавловска-Камчатского. Естественно, командные посты советских ПВО сделали вывод, что к воздушному пространству СССР приближается самолет-разведчик.

Тот факт, что два самолета, летели достаточно близко для того, чтобы казаться одной радарной отметкой на протяжении десяти минут предполагает, что самолет нуждался в топливе и танкер KC-135 заправлял его.

Многие наблюдатели размышляли о причинах задержки KAL 007 на отрезке NABIE-NEEVA. Советы предположили, что сорокаминутная задержка, с которой KAL007 покинул Анкоридж по отношению к своему первоначальному расписанию была сделана для более эффективной координации с последовательными проходами над Камчаткой и Сахалином американского спутника электронной разведки, который они называли Ferret D и который по международной терминологии оказался 1982 41 С. Движение этого спутника не кажется вероятной причиной задержки KAL 007 (или самолета, который его имитировал) на отрезке NABIE-NEEVA. Траектория была полностью предсказуемой. Если бы целью была координация с KAL 007, изменения могли бы быть встроены в расписание самолета прежде, чем он вылетел из Анкориджа, а не «на ходу», как предположили это Советы.

Предполагалось также, что задержка KAL 007 на отрезке NABIE-NEEVA была сделана для того, чтобы обеспечить координацию с RC-135, который, как признали Соединенные Штаты, находился в этом районе некоторое время «на заданной орбите» и должен был дважды пересечь маршрут KAL 007. Если принять во внимание, что координация расписаний полета двух самолетов была необходимой, для RC-135 кажется проще прекратить описывать круги раньше, чем требовать от KAL 007 задержки полета на четыре минуты на отрезке NABIE-NEEVA, за которую ветер не несет ответственности. Тем не менее, у нас нет полного отчета об американских самолетах и их операциях в районе к юго-востоку от острова Карагинский и к северу от NEEVA. В военных операциях непредвиденные события часто приводят к неожиданным задержкам. В этой связи может быть будет уместно напомнить, что на следующем отрезке пути NEEVA-NIPPI KAL 007 сообщил о прибытии в NIPPI, которое показало скорость превышающую ту, которая значилась в его полетном плане. Кажется что он нагонял время, потерянное на предыдущем отрезке пути.

Говорили также, что KAL 007 замедлил свою скорость на отрезке NABIE-NEEVA намеренно, в надежде выглядеть как RC-135 на советском радаре. Если это было действительно так, то у KAL 007 была бы причина лететь со скоростью RС-135 в 430 узлов, а не со своей нормальной скоростью от 480 до 500 узлов на 250-мильном отрезке пути между NEEVA и границей советского воздушного пространства. Факторы времени и расстояния в докладе о положении KAL 007 должны были быть точными или почти точными, если, как это было на самом деле, авиалайнер был готов прибыть вовремя в Ниигату. Если бы корейский авиалайнер летел со скоростью RС-135 первые 250 морских миль пути, немногим меньше половины полного расстояния своего последующего отрезка (между NEEVA и NIPPI), мы могли бы ожидать соответствующую скорость авиалайнера, отраженную в его позиционном отчете в NIPPI. Но доклад капитана Чуна о местоположении самолета в точке NIPPI показывает среднюю скорость относительно земли на этом участке около 480 узлов, несмотря на встречный ветер со скоростью 50 узлов, что заметно больше 463 узлов, предусмотренных на этом отрезке пути его полетным планом.

Тем не менее, мало оснований сомневаться в заявлениях Советов, что они идентифицировали самолет, направляющийся к Камчатке и упомянутый Огарковым как RC-135. Например, этот самолет летел на высоте 8000 метров (26000 футов), на той высоте, которой придерживался RC-135 во время обычных миссий, а не на высоте 31000 футов, на которой находился KAL 007 или на высоте 33000 футов, на которую ему было разрешено подняться сразу после прохождения контрольной точки NEEVA. Более того, приближающийся самолет летел со скоростью RC-135, а не со скоростью Боинга 747.

Хотя другой из двух упомянутых Огарковым самолетов, встретившихся к юго-востоку от острова Карагинского, без сомнения, как сказали и маршал Огарков и американцы, «взял курс назад к Аляске», не следует думать: то, что Советы в последующем видели только одиночный самолет, идущий в западном направлении в сторону Камчатки. В отчете ИКАО 1993 года на страницах 48 и 50 напечатаны две советские карты, каждая из которых показывает радарный след самолета, приближающегося к Камчатке с востока. Один из этих самолетов обозначен как «КЕ 007», а другой, как другой вовлеченный в операцию корейский авиалайнер, принимая во внимания тональность отчета — то есть историю об одном сбитом самолете-нарушителе.

Карты нарисованы в разных масштабах. Когда вы приводите их к одному и тому же масштабу, становится очевидным, что два радарных следа самолетов, приближающихся к Камчатке отличаются друг от друга и не могут относиться к одному и тому же самолету. Тем не менее, это тоже не соответствует истине. Как станет ясно в главе 15, когда вы анализируете карты внимательно, то увидите, что они содержат инфориацию о трех или четырех различных самолетах, приближающихся к Камчатке, или уже пролетающих над ней. Из них два летят со скоростью, которую KAL 007 не смог бы достичь, один примерно со скоростью звука и другой со скоростью намного выше скорости звука. На одной из карт оба маршрута помечены номером слежения 6065, что, как ясно из других свидетельств означает, «военный, возможно вражеский».

Есть причины заключить, что ни один из этих маршрутов, полученных по данным радаров, не относится к KAL 007. Он мог находиться на северном курсе, мог приближаться к Камчатке, и мог пролететь над ней. Но у нас нет никаких доказательств того, что он это сделал. В обоих случаях, в отлете KAL 007 из Анкориджа и его полета через Берингово море мы видели несколько вещей, которые требуют объяснения. Почему его экипаж был отправлен в полет из Анкориджа, несмотря на наличие другого экипажа? Почему KAL 007 не послал свой собственный отчет о прохождении NABIE, когда он находился в радиусе действия антенны VHF на острове Св. Павла? Почему на траверзе NABIE его пилот говорил на корейском языке с самолетом, который находился севернее, и который, был, скорее всего, военным? Почему он не послал свой собственный отчет о прохождении NEEVA? Одна из гипотез, которую отчет ИКАО не смог проанализировать, заключается в то, что отклонение KAL 007 от предписанного курса было преднамеренным с самого начала.

Если KAL 007 проник в воздушное пространство Камчатки в 16:30 GMT, трудно поверить, что он мог бы сделать это в одиночку, без всякого эскорта, не будучи обнаруженным, перехваченным и сбитым. Если бы ему удалось это проделать, это означало бы, что на протяжении 38 минут он летел над советской территорией стратегического значения, хорошо защищенной радарами и ракетами ПВО и не был при этом перехвачен. Это не слишком похоже на правду. Во время своего полета над полуостровом, KAL 007 должен был бы пройти не только рядом с военно-воздушной базой в Петропавловске, но также над важной базой атомных подводных лодок и рядом сверхсекретных ракетных баз. Но, по сравнению с самолетами и крылатыми ракетами, для противодействия которых была сконструирована советская система ПВО, Боинг 747 был чрезвычайно большой и относительно медленной целью. На самом деле он, вероятно, представлял собой самую большую радарную цель в небе. Боинг 747 буквально выплескивается на экран. Резонно удивиться, почему и как такая заметная радарная цель могла двигаться не потревоженной в течение 38 минут, пересекая один из наиболее защищенных регионов Советского Союза. В дополнение ко всему, советские истребители, способные достичь крейсерской высоты Боинга менее чем за минуту, были подняты в воздух с авиабазы неподалеку от Петропавловска только за восемь минут до того, как нарушитель пролетел близко к ней, но оказались неспособными его обнаружить.

Комментируя неудачную попытку русских перехватить нарушителя, Соединенные Штаты заявили, что это было результатом «плохого радара, плохих самолетов и плохих советских пилотов» — и добавили к этому списку через несколько лет прошедший накануне шторм, который, как считалось, вывел из строя значительную часть советской радарной системы. Результатом, как заявили США, стало то, что советские перехватчики не смогли подойти к корейскому реактивному лайнеру ближе, чем на 20 морских миль. Тем не менее, США никогда не утверждали, что следили за корейским авиалайнером в то время когда он находился над Камчаткой. Они «наблюдали, как русские вели самолет», то есть, иначе говоря, фиксировали работу советского радара. Но если русские знали, что их истребители находились в 20 морских милях от своей жертвы, приблизительно в одной минуте полетного времени, вполне в пределах не только радиуса действия радара, но и различимого визуально, они не могли бы потерпеть неудачу в перехвате самолета.

Более того, навигационные и габаритные огни на самолете можно было видеть на расстоянии от 50 до 80 миль в середине ночи при безоблачном небе, в условиях, которые наблюдались в то время над Камчаткой. Если советские истребители находились только в двадцати милях от корейского лайнера, они несомненно могли бы заметить самолет. Даже с земли самолет был бы отлично виден невооруженным глазом, если предположить, конечно, что его навигационные огни были включены. Тот факт, что ни пилоты истребителей, ни наблюдатели с земли не видели их, может означать только то, что самолет, был ли это KAL 007 или какой-то другой самолет, летел с выключенными огнями. И это в свою очередь указывает на то, что он не был невиновным. Если бы это был авиалайнер, он должен был бы включить все свои позиционные огни и, в особенности, проблесковый маяк.

Если KAL 007 или его имитатор успешно пролетели над Камчаткой, только присутствие поблизости самолета — постановщика помех EF-111 ECM (самолета радиоэлектронной борьбы, того же самого типа, которые были использованы во время рейда на Триполи и для обмана иракских радаров во время войны в Персидском заливе), могло объяснить тот факт, что он не был перехвачен над полуостровом. Эти антирадарные самолеты перехватывают сигналы, излучаемые вражеским радаром, изменяют их и посылают назад таким образом, чтобы показать фальшивое эхо там, где нет никаких самолетов, в то время как настоящий самолет защищен от обнаружения.

Города, поселки и аэропорты Камчатки были хорошо освещены и ясно видимы сверху. Это зрелище должно было встревожить пилотов KAL 007 и показало бы им, что они летят над землей в то время, когда они должны были находиться над водой. Над Камчаткой существует зона турбулентности, которая тоже должна была подсказать экипажу KAL 007, что самолет находится не над водой. Мы не знаем, пролетал ли KAL 007 над Камчаткой, или нет. Если пролетал, то трудно поверить, что его экипаж не понял, как опасно отклонился от своего курса. Еще труднее поверить, что он не был бы сбит, если бы не одновременное присутствие военного антирадарного самолета. Мы сомневаемся, что KAL 007 вообще пролетал над Камчаткой. Если его там не было, то на его месте, возможно, был самолет-имитатор.

Во время пресс-конференции 9 сентября 1983 года маршал Огарков заявил, что после полета крылом к крылу с другим самолетом, нарушитель проник в воздушное пространство Камчатки в 16:30 GMT на высоте 8000 метров (26000 футов). Русские перехватчики были подняты в воздух по тревоге в 16:37 и безуспешно пытались его посадить. Самолет-нарушитель покинул Камчатку в 17:08 GMT, следуя на высоте 9000 метров (29000 футов).

Советский контр-адмирал позднее дал совсем другую информацию о пролете над Камчаткой. Если тщательно проанализировать факты, его отчет и другие советские материалы о событиях того времени подразумевают, что той ночью в этом стратегически важном регионе было отмечено обширное американское присутствие:

Часто поблизости от Командорских островов находились две или три авианосные группы, которые посылали свои самолеты в направлении нашего воздушного пространства. Это была постоянная война нервов. Той ночью, 31 августа, я находился на своем посту и наблюдал за происходящим. Самолет выполнял свое задание у нашего побережья. Другой самолет приблизился к нему. Все предполагали, что это был воздушный танкер, сближающийся с самолетом-разведчиком.

Но к нашему удивлению, этот танкер, вместо того, чтобы повернуть на север, направился к югу и продолжал лететь вдоль международной трассы [ROMEO-20 — М.Б.], а самолет-разведчик оставался там же, где и был. Затем он внезапно исчез с наших радаров. Этот самолет, возможно, опустился на высоту около 3000 метров, где радар его не мог увидеть. Очевидно, что он сделал это специально.

Радары снова обнаружили его над Кроноцким заповедником. В этом районе находится горная гряда и самолет должен был подняться выше, чтобы избежать столкновения с горами. Один из офицеров объявил тревогу и в воздух было поднято два перехватчика. Они направились к востоку, чтобы встретить нарушителя, приближавшегося с восточного направления. Они смогли поймать самолет-нарушитель своими радарами, но потеряли его, когда он повернул над горами и не смогли найти его снова. В воздух была поднята вторая пара перехватчиков для того, чтобы помочь первой паре, которая к тому времени уже достигла предельной дальности полета. Но нарушитель скрылся в направлении Охотского моря.

X