Сахалинский инцидент

Рубрика: Книги

Незу-га-Секи

Я выбрал Незу-Га-Секи в качестве следующего района поисков, потому что это селение находится достаточно далеко от Кисаката (в 47 милях) и имеет длинный пляж и выходящие на поверхность воды скалы, которые задержат любые плавающие обломки. Деревня находилась в 62 милях от Ниигаты. Я нашел кусок с ячеистой структурой с какими-то корейскими надписями, и следами коррозии на алюминиевой панели. Затем я нашел какой-то странный значок, который выглядел так, как будто был прикреплен когда-то к атташе-кейсу какого-то бизнесмена. Этот кусок белого пластика имел форму щита, напоминающего средневековый герб. Это было окрашенное в голубой цвет стилизованное изображение, которое могло быть профессиональной камерой для съемки кинофильмов, в нижнем полукруге была надпись по-корейски.

Недалеко от почтового офиса кто-то показал мне корейский ресторан. Здесь я нашел пожилую кореянку, которая перевела надпись на значке на японский. Эта надпись гласила: «Второй кинофестиваль» (DFAI NI KAI “SCREEN” NAI KAI” или что-то в этом роде. Позднее мне говорили, что эта надпись могла иметь отношение ко Второму Сеульскому кинофестивалю 1983 года. Возможно один из его участников решил лететь на рейсе KAL 007.

Мураками

Моя следующая остановка была в Мураками, деревне, расположенной совсем близко от Ниигаты. Здесь я нашел один обломок. Он был серого цвета, похожий на те, которые я обнаружил в Окушири. Был ли он последним? Моей следующей зоной поисков была сама Ниигата.

Перед отъездом в Ниигату я составил таблицу, в которой количество найденных мною обломков было сопоставлено с расстоянием до Ниигата:

Положение Расстояние от Ниигаты
(в морских милях)
Число обломков
Шимогама 160 7
Коноура 130 3
Кисаката (север) 120 9
Кисаката (юг) 110 1
Фукура 75 2
Незу-га-Секи 35 3
Мураками 25 1

 

Принимая во внимание выборочную и произвольную природу моего поискового метода и вероятность того, что я не обнаружил всех обломков, которые доплыли до берегов Японии, таблица показывает, что я был довольно близко к месту падения самолета, которое не должно было находится далеко от Ниигаты.

Ниигата

Я планировал сесть на утренний поезд в Мураками, который доставил бы меня в Ниигату в восемь тридцать утра. Дождь лил как из ведра. Я сел на автобус и доехал до ближайшей к берегу остановки. Я отправился в первое же открытое кафе, которое смог найти. Когда дождь наконец начал немного утихать, я вышел. Не успел я пройти несколько метров, как услышал, что меня кто-то зовет. Владелец кафе держал в руках зонтик. «Вот, один посетитель забыл его когда-то. Вы могли бы его взять».

Дождь все еще шел, но зонтик помог и было совсем не холодно. Пляж был длинным и прямым, и простирался далеко к югу. Он соединял в себе три наиболее благоприятные характеристики для поиска обломков: небольшой уклон, песчаный пляж, цементные блоки и маленькие дюны, покрытые легкой растительностью. Если бы сюда приплыли какие-нибудь обломки, я был уверен, что смог бы найти их.

Несмотря на дождь, видимость была хорошей и прогулка была бы легкой, если бы я не обращал внимания на ботинки, в которые натекла вода. Я внимательно посмотрел везде, где, как учил меня опыт, можно было найти обломки. У меня было две ложные тревоги: первый раз, когда обломок оказался всего лишь плоским камнем и второй, после того как я совершил несколько рискованных маневров, чтобы достать объект, который оказался просто куском пластика. К концу дня я прочесал весь пляж вдоль и поперек и был уверен, что здесь нет никаких обломков. После всех моих усилий я наконец обнаружил точку, за которой больше нельзя было обнаружить ни одного обломка от авиалайнера. Это делало Мураками, находящуюся всего в 25 милях к северу от Ниигата, самой южной точкой, где были найдены обломки. Это хорошо согласовывалось с таблицей, которую я нарисовал прошлой ночью (см. выше).

Место падения вблизи Ниигаты

Я обнаружил район падения самолета, но теперь мне нужно было подтвердить, что я прав. У меня не было времени, да и необходимости проверять все пляжи к югу от Ниигаты. Ниигата расположена внутри огромного залива, одна сторона которого обращена на север и другая на запад. Прямо напротив Ниигаты находится остров Садо Джима, хорошо известный в феодальные времена своими золотыми шахтами. Это было также место, куда шогун ссылал своих врагов. Один аспект Садо Джима был особенно важен для моего расследования. Остров расположен на одной линии с Цусима Шио и имеет большой залив, открытый на юго-запад как огромная сеть, протянутая через течение. Если бы какие-нибудь обломки корейского лайнера попали в течение к югу от Ниигаты, некоторые из них неизбежно приплыли бы к берегам Садо Джима. Тщательный поиск на Садо Джима дал бы мне окончательный ответ, утвердительный или отрицательный. Сообщение в футляре для фотопленки, который я нашел с мистером Кашима из деревни Сай, приплыло с Садо Джима.

Садо Джима

Быстроходный катер на подводных крыльях совершает поездку от Ниигата до Садо Джима примерно за час. Из местного порта автобус ходит до деревни Мано, находящуюся на берегу залива, где я должен был продолжить мои поиски. Я нашел комнату недалеко от деревни Хамочи. Послание, которое я обнаружил в коробке из-под пленки, было составлено местными школьниками. Директор школы, мистер Ногучи, радушно меня встретил и подтвердил, что все послания, написанные в ходе его программы, были найдены к северу. Ни одно послание не было унесено к югу от того места где их выпустили — в проливе между островом Садо Джима и Ниигатой. Его слова подтвердили направление течения и показали, что обломки рейса 007, найденные в проливе Цугару, приплыли из Японского моря, из точки, находящейся, возможно, рядом с Ниигатой.

Берега острова Садо Джима очень похожи на те, которые я уже исследовал, с белым песком, случайными скалами, и цементными блоками, чтобы воспрепятствовать эрозии, образующими отличную ловушку для любых обломков. Было очень жарко, почти 38 градусов Цельсия. Я все еще ничего не обнаружил, когда солнце начало заволакиваться облаками над горизонтом. Я вернулся в отель.

На следующий день, 23 августа 1990 г. я продолжил свои поиски на берегах залива Мано, на крайнем западе Садо Джима. Приближался шторм и воздух стал гнетущим. До некоторых частей пляжа можно было добраться очень легко. Другие требовали проворства скалолаза. Огромный залив Мано полностью открыт ветрам и доминирующему течению и неизбежно задержал бы любые обломки, которые проплывали бы мимо. Если бы KAL 007 разбился к югу от Ниигаты, фрагменты обломков приплыли бы сюда и оказались бы на берегах залива.

Из-за приближающегося шторма уровень моря был выше, чем обычно, и на берег обрушивались волны высотой в человеческий рост. Посмотрев немного на волны, я пришел к интересному заключению. Кое-где берега оканчивались высокими скальными стенками, которые отвесно обрывались в море. Тем не менее, самые большие волны могли достигнуть их вершины и смыть куски топляка и всякого мусора, которые лежали здесь какое-то время и потом вытянуть их в открытое море вместе с отливом. Оказавшись снова в море, этот материал продолжал дрейфовать, подталкиваемый ветром и течением и часто снова прибивался к берегу в другом месте. С другой стороны, там где берег был широкий и пологий, любые обломки перемещались все дальше и дальше вглубь острова. Это подтвердило мои прежние наблюдения, что из-за своей конфигурации определенные пляжи задерживали любые обломки, которые на них попадали, гораздо на более длительный срок, чем другие. Именно на этих берегах я всегда находил обломки KAL 007.

24 августа 1990 года, мой третий день на Садо Джима. Я уже исследовал почти весь залив Мано и ничего не нашел. Я был сейчас почти уверен, что KAL 007 не разбивался к югу от Ниигаты. Тем не менее, для того, чтобы быть полностью уверенным, я решил исследовать залив Сабома, который обращен на юго-восток, неподалеку от входа в залив Мано. Если на Сабома не окажется никаких обломков, я могу быть уверен, что Мураками была самой южной точкой, куда могли попасть дрейфующие обломки авиалайнера.

Сабома очень напоминал залив Мано, с такими же ветрами и волнами. Я быстро обнаружил места, где у меня были наилучшие шансы найти что-нибудь. Я посмотрел внимательно вокруг, особенно среди цементных блоков у пристаней. Когда спустилась ночь, я был изнеможен, но доволен. На Садо Джима не оказалось никаких обломков. Мураками была определенно самой южной точкой куда были принесены обломки KAL 007. Это означало, что KAL 007 разбился примерно в двадцати пяти милях от Ниигаты.

Я вернулся в отель. Я обследовал берега Хонсю с 5 августа. Я устал и мечтал о горячей ванне, холодном пиве и спокойном сне. Несмотря на то, что я должен был изменить свои планы в тот день, когда я приехал в Акита, и отправился на юг, хотя собирался обследовать север, я достиг всех намеченных целей:

1. Я нашел обломки которые могли принадлежать только KAL 007.

2. Я нашел самую южную точку до которой могли доплыть обломки KAL 007.

3. Я установил, что точка падения авиалайнера находилась между Ниигатой и Мураками.

В качестве дополнительного приза я нашел устройство, принадлежащее военно-морскому флоту США, на котором был обозначен его серийный номер. Это устройство, которое я послал Джону Кеппелу в тот же день когда я его нашел, оказалось дымовой шашкой, которую можно было сбрасывать с самолета. Эти шашки часто использовались японскими морскими самолетами US-1, чтобы отметить положение обломков судов и подтвердить положение и скорость ветра на поверхности океана, где нужно было садиться, чтобы подобрать выживших. То, что шашка оказалась на берегу, означало что ее использовали для какой-то спасательной операции где-то в Японском море. Учитывая форму береговой линии Японии и ширину Японского моря спасательные операции в основном выполняются судами или вертолетами, которые не используют этот тип дымовой шашки. Гидропланы US-1, как правило, используются только в Тихом океане.

Дымовая шашка, которую я нашел, используется также самолетами морской авиации США. В ту ночь, когда погиб KAL 007, самолет американского военно-морского флота FB 650 находился в воздухе над этим районом и в 04:27 был над контрольной точкой KADPO, неподалеку от Ниигаты, где он отменил свой полетное задание, чтобы продолжать патрулирование над водой недалеко от того места, где разбился KAL 007. FB 650 прибыл сюда вскоре после того, как реактивный лайнер потерпел катастрофу. Он мог сбросить дымовую шашку, которую я обнаружил через семь лет на берегу.

KADPO и место падения KAL 007 представляют интерес и по другой причине: 13 сентября 1983 года, менее чем через две недели после гибели 007, группа японских истребителей осуществила перехват четырех советских самолетов, включая двух самолетов-разведчиков. Почему советские самолеты летали в этом районе? Советский военно-морской флот только что завершил серию морских маневров не так далеко от этого места. Была ли у них информация о том, где на самом деле разбился KAL 007?

Прежде чем возвращаться в Токио, я решил вернуться в залив Цугару и посетить бухту Учиура и деревню Куроива, неподалеку от Хакодате, где в сентябре 1983 года были найдены обломки KAL 007. Здесь я нашел еще два обломка самолета. Первый был куском с ячеистой структурой, на которой сохранилась прекрасно различимая маркировка на корейском, вместе с серийным номером:

[]:70001444[]: [] -89[]92C112 125 1-2

Хотя являясь и недостаточно веским доказательством того, что этот обломок мог принадлежать Боингу 747, выполнявшему рейс 007, корейская маркировка показывала, что обломки были корейского происхождения, а не принадлежали самолетам-мишеням JASDF. Это мог быть кусок панели из кухни самолета и предположить это позволял второй обломок, который я нашел неподалеку. Это был фрагмент с ячеистой структурой, выкрашенный в бежевый цвет, который часто используется для окраски кухонь на самолетах. Фрагмент был искорежен как будто взрывом. Это был наиболее сильно поврежденный фрагмент из всех, которые мне пришлось видеть. Он нес на себе черные отметины от трех объектов, которые, должно быть, ударили в панель с большой силой.

Ворой этап моих прогулок по японским берегам дал мне дополнительные доказательства того, что KAL 007 не разбивался возле Сахалина. Вместе с радиопереговорами, которые я проанализировал, я чувствовал, что найденные свидетельства позволяют сделать этот вывод.

Место падения KAL 007 поблизости от Ниигаты объясняет, почему у Монерона не было найдено никаких обломков самолета. KAL 007 не разбивался у Монерона. Им понадобилось десять дней чтобы дрейфовать в северном направлении. Наконец, это объясняет, почему обломки были найдены на юге: именно здесь и разбился KAL 07.

Единственно о чем можно спорить — это скорость, с которой обломки дрейфовали от Ниигаты в район между островом Монерон, Вакканаем и Сахалином. Они проплыли 365 морских миль за десять дней, двигаясь со средней скоростью 1,5 узла. Это быстро, но достаточно правдоподобно, поскольку в Японском море наблюдались течения со скоростью до 2 узлов. Более того, шторм в Японском море, разразившийся через несколько дней после катастрофы продолжался несколько дней и внес существенный вклад в скорость, с которой плывущие обломки должны были дрейфовать в северном направлении.

X