Приговор убивающим Россию

Рубрика: Книги

Вымирание нации

За 12 лет, прошедших с последней переписи населения, численность русских сократилась со 130,4 миллиона до 104,1 миллиона.

Учитывая, что за это время Россия приняла 9,5 миллиона русских мигрантов — беженцев из стран СНГ, то превышение числа умерших над числом родившихся за 12 лет достигло 35,8 миллиона человек или 34% от числа ныне живущих в России русских.

Для точности, из 35,8 миллиона русских следует вычесть 3 миллиона сменивших национальность на «еврей» или «немец», с последующей эмиграцией.

Естественная убыль русского населения составляет в среднем 1,7% в год.

Если так будет продолжаться дальше, то русских в России к 2010-му году останется 91 миллион, к 2020-му году — 77 миллионов, к 2030-му году — 65 миллионов, к 2040 году — 55 миллионов, к 2050-му году — 46 миллионов…

И это ещё — самый оптимистичный прогноз, при условии, что государство примет активные меры для поддержки русской семьи, остановит спад рождаемости, при условии, что русские перестанут уезжать из России…

Поэтому реальность скорее всего будет иной: к 2050-му году в России останется меньше 38 миллионов русских.

Иллюзорна надежда на то, что нашей нации не дадут иссякнуть русские, живущие в других странах на постсоветском пространстве.

По февральской переписи 1999-го года доля русских в Белоруссии упала с 13,2% до 11,4%. Русских стало меньше на 200,4 тысячи человек.

Основная причина — ассимиляция: дети из смешанных семей, записанные раньше в «русские», теперь переписались в «белорусы».

Ещё меньше русских осталось в Киргизии — за последние десять лет на 313 тысяч: 215 тысяч — выехали, 98 тысяч — вымерли.

В Казахстане русских за десять лет стало меньше аж на 1 миллион 582 тысячи человек, уезжают отсюда русские, и, что самое трагичное, стремительно вымирают.

В Латвии доля русских упала с 34% до 29,4%. Русских стало меньше на 206 тысяч: 94 тысячи выехали из страны, 112 тысяч вымерли и ассимилировались.

В Эстонии русских стало меньше на 121 тысячу — многие переписались в эстонцев.

В Узбекистане русских стало меньше на 300 тысяч.

В Таджикистане осталось всего 80 тысяч русских, в Армении и того меньше — всего 8 тысяч.

В Азербайджане доля русских уменьшилась как нигде, с 5,6% до 1,8%.

На 3 с лишним процента снизилась доля русских на Украине…

«За последнее десятилетие общая численность русских в странах бывшего СССР сократилась, как минимум, на 10 миллионов человек» («Независимая газета», 19.07.01).

Поразительно, что в республиках самой Российской Федерации доля русских сокращается так же интенсивно.

В Бурятии — с 69,9% (1989 г.) до 67,3% (1999 г.),

в Якутии — с 50,3% до 45,5%,

в Туве — с 32% до 30,4%,

в Адыгее — с 68% до 64,9%,

в Карачаево-Черкессии — с 42,4% до 40,6%,

в Дагестане — с 9,2% до 8,2%,

в Ингушетии — с 13% до 0,3%...

Иначе, как выдавливанием русских, такое положение не назовёшь.

Впрочем, чему удивляться или возмущаться, если мы, русские, уже национальное меньшинство в столице собственного государства!

По данным последней переписи, в Москве проживает 10,5 миллиона человек, из них русских, украинцев, белорусов, всех вместе, — 4 200 000!  («Молодая гвардия», № 10, 2003).

Из десяти с половиной миллионов жителей столицы Государства Российского русские, украинцы и белорусы — национальное меньшинство!

Наглядная, зримая, осязаемая предтеча всей России...

По данным Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики, в одиннадцати граничащих с Казахстаном областях России стремительно растёт число казахов.

Есть районы, где иммигрантов больше, чем коренных жителей, в местном самоуправлении заправляют уже «неместные», не трудно догадаться, в чьих интересах они заправляют.

Число китайцев на российской земле вдоль границ с КНР на Дальнем Востоке приближается к численности русских граждан.

Дошло до того, что на выборах губернатора приграничной Амурской области китайцы выставили своего кандидата, правда, пока ещё русского по виду, но китайского по предназначению и ни для кого не было секретом, что это — ставленник китайцев, китайская диаспора щедро оплачивала его выборную кампанию…

«У нас очень большая естественная убыль населения. Если бы мы сегодня закрыли границы, то наше население к середине этого века сократилось бы почти на 70 миллионов человек.

С 2006 года начнётся очень быстрая убыль трудоспособного населения — по миллиону в год», — заявляет заведующая лабораторией миграции Института народнохозяйственного прогнозирования Российской Академии наук Жанна Зайончковская (журнал «Итоги», 29.05.01).

Трудоспособного, значит, и боеспособного, скоро не только работать в России, но и защищать Россию будет некому, — одна надежда на иммиграцию, только в ней видят выход Зайончковская и её многочисленные коллеги-единомышленники, изо всех сил доказывающие, навязывающие мнение, что нарастающая чудовищными темпами миграция — благо для России.

Хорошо представляю себе, как по ту сторону российской границы ходит казах с ружьём и по эту сторону — казах с ружьём, по ту сторону российской границы китаец с ружьём и по эту сторону — опять же, китаец с ружьём…

По прогнозам экспертов, потребность в рабочей силе у России будет так велика, что трудовыми резервами одних постсоветских стран проблему не решить.

На парламентских слушаниях в Государственной Думе депутаты, учёные, чиновники из Правительства пришли к выводу, что назрела необходимость снять все законодательные ограничения на ввоз в Россию иностранной рабочей силы.

«Прежде всего, у нас будут иммигранты из Китая, — прогнозирует Жанна Зайончковская. — И это — огромное везение, что у нас есть сосед, у которого пока ещё есть трудовые ресурсы».

Не станет ли иммиграция формой экспансии со стороны Китая, этаким «дранг нах Вестен»?

«Риск есть, — признаёт Зайончковская, — но лучше оставлять глаза открытыми. Иммиграция из Китая — это наше будущее. Поэтому мы должны думать о том, как нам сотрудничать с иммигрантами, как инкорпорировать их в наш рынок труда».

«По официальной статистике, уже сегодня в России проживает 8 миллионов китайцев. Число мигрантов возрастает с каждым годом.

Если в 90-е годы в Россию ежегодно прибывало в среднем 500-600 тысяч китайцев на постоянное местожительство, то с 2002-го года эта цифра превысила миллион, и при нынешних темпах к 2008-му году вырастет до 2 миллионов, достигнув общего числа китайцев в России — 20 миллионов, к 2020-м году — 40 миллионов, к 2030-м году — 60 миллионов…

Это — легко рассчитываемый рост китайцев в России, если они будут продолжать ехать, как едут сегодня. Но ведь, очень важно учитывать ещё и высокую рождаемость в китайской общине.

С такой поправкой к 2010-му году уже следует ожидать 21 миллион китайцев в России, к 2020-му году их будет уже 44 миллиона, к 2030-му году — 70 миллионов, к 2040-му году — 100 миллионов…

Если всё будет оставаться, как есть, то уже до 2025-го года китайцев в России будет больше нас, русских» («Российская Федерация сегодня», № 13, 2004).

Экономический расклад китайского нашествия на Россию ещё более удручающий.

Китайская диаспора значительно раньше заберёт в свои руки большую долю валового внутреннего продукта, — китайцы более дисциплинированы, трудолюбивы, а, главное, опираются на могучую экономику своей родины.

В странах Юго-Восточной Азии китайцев всего 10%, но в их руках уже треть экономики Юго-Восточной Азии.

Ещё более показателен наш Дальний Восток: в руках китайцев практически вся торговля, рыба, лес, пушной промысел…

При общеизвестной коррумпированности чиновничества в России, когда деньги решают всё, уже в ближайшие годы, до 2010-го года это точно, китайцы приберут к рукам минимум 10-12% валового внутреннего продукта России, а, значит, будут иметь достаточно средств для подкупа кремлёвских чиновников, выборов «своих» депутатов.

Это сначала резко увеличит экономическое могущество китайцев в России, а затем приведёт к массовому предоставлению китайцам российского гражданства, соответственно избирательных прав, и уже к 2025-му году Россия станет вторым китайским государством.

И если мы, русские, до сих пор не проявили национальной исключительности, не можем ни в чём защитить свои национальные интересы, и вряд ли готовы отчаянно отстаивать их и в будущем, то смена власти, переход её в руки китайцев может произойти значительно раньше.

Это, опять же, самый оптимистичный сценарий, протекающий естественным путём сложившихся на сегодня реалий, когда китайские иммигранты действуют, полагаясь только на себя, на свои силы, без помощи и опоры на Китай.

Но есть и другой сценарий, когда китайское правительство не захочет ждать вмешательства в процесс дележа наследства «больного человека» (так в Китае определяют Россию) со стороны нежелательных третьих сил, той же Америки.

Тогда неминуемо военное вмешательство Китая, которое может быть ускорено внутренней нестабильностью в самом Китае, нарастающей в стране, вместе с ростом её богатств.

Интерес чужих на чужой территории не в укреплении экономики чужой для них страны и не в благоустройстве чужой для них земли.

Тем более, им никогда не придёт в голову мысль заботиться о будущих поколениях чужого народа.

Принцип жизни чужих на чужой земле — урвал и смотался. «Завтра съезжаем-с», — губительная для любой страны психология и философия жизни чужаков.

Они всегда будут искать лишь пути личного обогащения, никогда не думая об интересах, тем более, о будущем страны, которая их к себе пустила.

Выгодно им сегодня работать нелегально и миллионы пришлых работают нелегально, не желая платить ни копейки налога в казну чужой для них страны.

В статье «Сколько русских осталось в Москве?» («Русский вестник», № 51-52, 2002) приводятся убийственные цифры.

По данным последней переписи, в Москве проживает 1,5 миллиона азербайджанцев, из них легально работают, а, значит, и платят налоги 124 человека.

Пишу прописью, чтобы никто не подумал о возможной опечатке: из полутора миллионов работающих в Москве азербайджанцев налоги платят сто двадцать четыре человека, остальные, пользуясь всеми удобствами столицы, не платят за это ни копейки!

Из 600 000 армян легально работают 1 500.

Из 350 000 грузин — 3 200 человек.

Из 300 000 зарегистрированных в Москве цыган нет ни одного, стоящего на налоговом учёте.

Из 300 000 молдаван-москвичей налоги платят 3 722 человека.

Из 200 000 таджиков — 163.

Из 150 000 узбеков — 197.

Из 240 000 вьетнамцев легально работают лишь 200.

Из 200 000 китайцев — 350.

Из 100 000 афганцев данных о легально работающих нет…

Тщательно перелопачивая массивы информации об инородцах, искал малейшее подтверждение словам учёных и чиновников, убеждающих, что в иммигрантах — спасение России

И что нашёл?

Казино, игровые автоматы, лотерея «Русское лото» в 85 регионах России, сдача помещений под офисы, гостиничный бизнес, рестораны, кафе, магазины, лотки, палатки с алкоголем и сигаретами круглые сутки, цветочный бизнес и снова магазины, рынки с китайским, турецким ширпотребом, гигантские торговые центры «Крокус-Молл», «Крокус-Сити», «Твой дом» — владелец Арас Агаларов, «Арбат-престиж» — исполнительный директор Рубен Варданян...

Но купи-продай: «двадцать да двадцать — рубль двадцать, спички не брали? ещё сорок», «шулды булды закоулды» — это не производство, это — лишь узаконенная спекуляция, не больше.

Где производство? Где новые технологии? Где «ноу-хау» спасителей российской экономики?

У Агарагима Джафарова в собственности оказался Московский дрожжевой завод — основной поставщик дрожжей для всей хлебопекарной и пивной промышленности региона.

Как преуспевающий завод-монополист попал в руки азербайджанца, — вопрос для прокуратуры.

Нам сейчас важно одно, что дрожжевой завод в руках азербайджанца Джафарова, что автомобильный завод «Москвич», генеральным директором которого до последнего времени был армянин Рубен Асатрян, что знаменитые холодильники «Зил», сменившие марку на «Стинол» и обретшие управляющего директора в лице грузина Кахи Кобахидзе, — всё это было построено и успешно работало в России до всяких джафаровых, асатрянов, кобахидзе.

Ничего нового в экономику страны, в развитие производства они не внесли, а вот, что действительно несёт иммиграция в Россию, так это мощный криминальный бизнес, в первую очередь — наркотики.

По данным спецслужб, 35% наркорынка Москвы контролируют азербайджанцы, наиболее известны, так называемые, «мингечаурская» бригада и азербайджанско-дагестанская «закатальская» бригада, специализирующиеся на содержании наркопритонов и продаже наркотиков растительного происхождения.

90% героина в столицу привозят таджикские наркокурьеры («Комсомольская правда», 11.05.04).

У заполонивших Россию иммигрантов, у этих, как утверждают аналитики, эксперты Кремля и Государственной Думы, «спасителей российской экономики», кроме наркотиков, весь спектр криминального бизнеса:

§          «крышевание»,

§          торговля оружием,

§          угон и перепродажа дорогих автомобилей,

§          фальсификация алкогольной продукции,

§          мошеннические финансовые операции,

§          содержание притонов,

§          нелегальный экспорт осетровых и икры,

§          скупка золота,

§          фальсификация табачных и вино-водочных изделий,

§          рэкет,

§          квартирные кражи,

§          производство и реализация контрафактной одежды, парфюмерии, автозапчастей,

§          торговля просроченными продуктами…

Если Кремль называет это благом для России, а Государственная Дума готова снять все ограничения на ввоз такого «блага» в Россию, — разве не очевидно, к чему стремится власть в России, и что мы можем ждать от такой власти, — только окончательного разгрома России!

X