Приговор убивающим Россию

Рубрика: Книги

Торговля детьми

В мае 2004-го года Государственная Дума вынуждена была обратиться с парламентским запросом к Председателю Правительства Михаилу Фрадкову «Об усилении государственного контроля за усыновлением иностранными гражданами детей, являющихся гражданами Российской Федерации».

В запросе говорится, что, в соответствии с Семейным Кодексом Российской Федерации, посредническая деятельность по усыновлению детей не допускается, фактически же она процветает, в том числе, очень активно среди представительств иностранных организаций.

Редкая русская семья, желающая усыновить ребёнка, может преодолеть произвол чиновников и бесчисленные барьеры, выставленные российским Законодательством на пути такой семьи, зато иностранцам препятствий никто не чинит.

Главное — плати. Плати — забирай ребёнка и вези, куда хочешь. 80 иностранных организаций имеют официальные лицензии на право усыновления детей.

Число ребят, вывезенных за границу, нарастает с каждым годом: от 678 ребятишек в 1992-м году до 7852 детей в 2003-м году.

По сведениям журнала «Коммерсант-власть» (14.06.04), в 2003-м году иностранцы усыновили больше российских детей, чем граждане России.

Были времена на Руси, когда наших детей угоняли в полон, теперь их у нас покупают.

Прежде их гнали в полон, чтобы выгодно продать на невольничьем рынке в рабство, теперь отправляют в клиники «на запчасти».

Заместитель начальника ГУУР МВД Российской Федерации Алексей Савин признаёт, что усыновление наших ребят иностранцами, вывоз наших детей за рубеж «вплотную связаны с поиском органов для трансплантации.

Такое положение активно используется транснациональной организованной преступностью для создания высокодоходного чёрного рынка донорских органов».

Вывезенные за границу дети — лишь малая часть дьявольского транснационального бизнеса.

В России создан бездонный, никем не контролируемый «донорский» резервуар «запчастей», — снежным комом нарастающая детская беспризорность.

Сиротство на Руси было всегда, правда, сирот никогда не было так много, как сегодня (710 тысяч в 2003-м году), а вот, беспризорничество, как массовое явление, впервые появилось в России на трагическом изломе 20-х годов прошлого века, как порождение революции и гражданской войны.

После Великой Отечественной войны государство быстро взяло беспризорников под опеку. Но, ни после гражданской, ни после Отечественной, не было столько выброшенных на улицу детей, как ныне.

4,5 миллиона детей до 15 лет включительно «не охвачены ни одной формой обучения», так мягко, округло, непугающе констатируют депутаты в официальных документах Государственной Думы.

Независимые эксперты называют ту же цифру: от 4 до 5 миллионов ребятишек выброшены на улицу («Российская Федерация сегодня», № 17, 2002).

Их приют — канализационные колодцы, вокзалы, кормятся с мусорных баков, воруют, обирают пьяных, собирают бутылки, единственная услада — надышаться клея «Момент» или «Карат».

Быстро пересаживаются на наркотики, за «дозу» идут на любые преступления. Понятно, что здоровых среди беспризорников не остаётся, масса тяжелобольных, тут и вирус гепатита, и ВИЧ-инфицированные…

Детская беспризорность стала в России бизнесом без всяких кавычек, одним из самых прибыльных и грязных бизнесов в России.

За последние три года к уголовной ответственности за торговлю детьми привлечены 50 человек.

Самые активные торговцы детьми — бомжи. С кем прежде всего сожительствуют дети? С обитателями подвалов и теплотрасс, — вот, где преисподняя.

«Для зарубежных педофилов Москва стала тем же, чем стал Таиланд для любителей маленького женского тела», — к такому жуткому выводу пришли сотрудники Центра временной изоляции малолетних правонарушителей (ЦВИМП), в результате многолетнего социологического опроса беспризорных ребят («Российская Федерация сегодня», № 7, 2001).

Так удивительно ли, что Россия поставляет на мировой рынок 50% всей детской порнографии?

По заявлению международной организации ЭКПАТ, занимающейся защитой детей от сексуального насилия, в России масса детей продаётся в публичные дома.

В Санкт-Петербурге организованы даже специализированные секс-туры для педофилов («Московский комсомолец», 2.03.04). Дожили до того, что Детский фонд ООН объявил программу спасения детей Санкт-Петербурга…

Детьми с улицы занимается лишь преступный мир: рекрутируют в подельники, развращают, убивают.

Дальше заявлений Президента Путина, что «число беспризорных детей и их криминализация приобрели угрожающие масштабы», дело не идёт.

За последние пять лет из 40 запланированных специальных учебно-воспитательных учреждений для детей и подростков открыли только 4.

Система спецшкол, их осталось 36, спец-ПТУ, их — 16, обеспечивает потребность в содержании и обучении несовершеннолетних правонарушителей не более, чем на 7-8%.

В 61 регионе страны вообще нет ни одного детского учреждения закрытого типа. В Москве, вместо 700 необходимых приютов — всего 14.

Газеты, радио, телевидение бросились успокаивать читателей, слушателей, зрителей, что беспризорные дети — это нормально, что это даже хорошо, — если дети с детства предпочитают свободу, значит, они уже точно не дадут вернуть Россию в прежнее тоталитарное состояние, и власти не должны наступать на их свободу.

Дескать, надо перестать воспринимать беспризорных, как нечто из ряда вон выходящее, как нечто трагическое, а потому, не надо никаких усилий со стороны государства, чтобы помочь маленьким бродяжкам, не говоря уж о государственной программе искоренения причин беспризорности в стране.

Министр культуры Российской Федерации Михаил Швыдкой откровенно и цинично назвал свою телевизионную передачу «Брошенные дети — плата за свободу».

Господствующее мнение средств массовой информации сводится к тому, чтобы ликвидировать детские дома и приюты, как казённые дома, противоречащие интересам и свободе ребёнка в демократической стране…

Что за отношение к детям в стране, одной из самых «старых» среди экономически развитых стран, где за последнее десятилетие число пенсионеров увеличилось на 2 300 000 (на 8%), в то время, как детское население сократилось на 6 700 000 (на 15,7%)?

Общая численность детей с 30 миллионов сжалась до 25. Да ещё 600 тысяч детей-инвалидов. Да более 100 тысяч сирот прибавляется в год. Да ежегодно распадается в стране 700 тысяч семей. Да ещё около 7 000 000 семейных пар — бездетны.

«И хотя, — по утверждению Президента Российской академии медицинских наук Покровского, — мы умеем проводить искусственное оплодотворение, на это нет денег»…

X