Приговор убивающим Россию

Рубрика: Книги

Наша армия съёжилась до неузнаваемости

Но есть ещё порох людской в пороховницах России, хватит его и в рост подняться, и мечом опоясаться, и вражину, что кровь нашу пьёт, пылью и пеплом по ветру развеять.

Но если не поднимется сегодня народ-богатырь Родину от ворога избавить, завтра у него может уже и сил не хватить меч поднять, да и меча уже может не статься, ни меча, ни боевого коня.

Это — не метафора и не гипербола.

За последние десять лет наша армия съёжилась до неузнаваемости, и положение её всё хуже, а ученья и хвастовство министра обороны Иванова, не более, чем шоу, пыль в глаза.

Доходит до того, что на учениях в Нижегородской области с присутствием Верховного Главнокомандующего Президента Путина, страну дурачат показушными воздушными боями с участием лётчиков шоу-группы «Русские витязи» на самолётах, лишённых даже подвесок для вооружения.

Сравним, что армия имела в 1991-м году, и что осталось у неё через десять лет:

§          64 тысячи танков было у нас в 1991-м году, через десять лет их осталось меньше 7 тысяч;

§          67 тысяч орудий и миномётов, сейчас — меньше 10 тысяч;

§          6 тысяч самолётов и вертолётов, сегодня, с грехом пополам, наберётся лишь 1,5 тысячи;

§          437 боевых кораблей 1-го и 2-го классов, сейчас — меньше 100;

§          более 300 подводных лодок тогда, 80 — сегодня.

С 1993-го года Вооружённые Силы России сократились с 4 800 000 человек до 1 100 000 с намеченной Главнокомандующим перспективой «ужаться» до 750 тысяч.

В итоге, на гигантскую страну, протянувшуюся на 11 тысяч километров с запада на восток, останется армия с 10 стрелковыми и танковыми дивизиями.

Десятью дивизиями одну нашу государственную границу не прикроешь.

Локальная, ничтожно малая война на малюсеньком чеченском пятачке и та потребовала армейскую группировку в 80 000 человек. А здесь, на всё про всё — 750 тысяч!

Соизмерим наши силы с мощью потенциального противника.

В США только сухопутные войска насчитывают 495 тысяч человек, плюс особняком стоит корпус морской пехоты — 250 тысяч, да ещё национальная гвардия — без малого 400 тысяч, да в резерве постоянно находится 520 тысяч.

В сухопутных войсках Бундесвера под ружьём 240 тысяч немцев.

Турецкая сухопутная группировка — 525 тысяч.

В Китайской Народной армии 2 миллиона 90 тысяч человек шлифуют боевое мастерство в одних только сухопутных войсках…

Нашему солдату в европейской части страны противостоят 10 солдат НАТО, на каждый наш танк — 2 танка НАТО, на каждый наш самолёт — 3 натовских.

На Восточном направлении — ещё хуже.

Двухмиллионной армии Китая противостоит российская группировка в 80 тысяч солдат и офицеров.

Центральный экономический район России — пять областей, каждая из которых по размерам не уступит европейскому государству, от пограничного Смоленска до Воронежа, защищает армия в … 15 тысяч штыков.

И это хоть что-то, ведь всю пограничную Карелию, после сокращения здесь армейского корпуса, прикрывает одна-единственная бригада пограничных катеров...

Если без эмоций, сухим языком арифметики, то 10 российских дивизий и 16 бригад поставлены против более чем 40 дивизий и 60 бригад стран НАТО, против 87 дивизий Китая…

Такая вот арифметика, не лучше и геометрия с географией.

Подлётное время ударной авиационной группировки НАТО от границ Эстонии до Москвы не превышает часа, в то время, как единой отлаженной системы противовоздушной обороны, прежде надёжным щитом прикрывавшей столицу, практически не существует.

За последнее десятилетие в пять раз уменьшились зенитно-ракетные войска, в три с половиной раза сократилась авиация ПВО.

То, что осталось, нельзя назвать даже бледной тенью былого могущества неодолимой прежде противовоздушной обороны.

Техническая база войск ПВО устарела до такой степени, что воевать с её помощью, всё равно, что с шашкой против танка.

Моложе 15 лет нет ни одной радиолокационной станции, ни одной автоматизированной системы управления из стоящих на боевом дежурстве, а 60% из них перевалило за 25 лет.

Стара и наша авиация. 55% машин старше 15 лет. Самый массовый на сегодня российский боевой самолет — бомбардировщик СУ-24 сошел с конвейера в период с 1975-го по 1982-й годы.

Только 40% самолётного парка — в возрасте от 5 до 10 лет, и всего лишь 20 самолетов, — не процентов, а именно штук — изготовлены за последние пять лет.

Из 62 авиационных полков, только 6 в постоянной боевой готовности. Остальные полки не удовлетворяют требованиям боевой готовности, как по состоянию авиационной техники, так и по уровню подготовки лётного состава.

В конце 2004-го года, не выдержав, подал рапорт об увольнении командующий авиацией Балтийского флота Виктор Сокерин, заявив, что Вооружённые Силы России «испытывают неконтролируемый распад своей боевой авиации» («Завтра», № 2, 2005).

Сегодня, при плановых полётах в авиационных полках летает не больше 3-5 самолётов, хотя, ещё 12 лет назад на лётную смену выставлялось до 15-20 машин, а в ходе ежегодных учений каждый полк отрабатывал перелёт полным составом.

При проверке боеготовности произвольно выбранного истребительного авиационного полка выяснилось, что из 34 самолётов, числящихся по штату, только четыре самолёта способны подняться в воздух, а одновременно взлететь могли вообще только два, так как во всём полку больше не оказалось исправных аккумуляторов.

Даже взлетев, сможет ли воевать наш лётчик, имея за плечами 10, максимум 15 часов налёта против того же натовского пилота с его обязательной наработкой в 180 часов?

Воюют, как известно, не только и не столько числом, сколько умением.

До сих пор мы говорили в основном лишь о количественной стороне современных Вооружённых Сил России, теперь — о качестве, о военном мастерстве.

«Горько говорить, — признался начальник Главного управления боевой подготовки Вооружённых Сил генерал-полковник Александр Скородумов, — но недавно на контрольных занятиях в некоторых округах офицеры показывали навыки по командирской, огневой и тактической подготовке на порядок ниже, чем солдаты и сержанты второго года службы».

А вот, как описывает газета «Версия» (№ 16, 2001) подготовку миномётчиков, командиров орудий, механиков-водителей самоходных артиллерийских установок в элитной учебной артиллерийской бригаде Московского военного округа, где на боевую подготовку высококлассных артиллеристов для целого округа, с учётом, что многие из них после выпуска могут оказаться на чеченской войне, Правительство Российской Федерации выделило две тысячи рублей, именно так, на всю боевую учёбу бригадыдве тысячи рублей.

Купили на них лампочки, линейки, тетради. Как же учатся тогда будущие «боги войны»?

Горючего нет, поэтому стрелять приспособились прямо из автопарка, прямо из бокса, подключив грозные боевые машины, через выпрямитель тока, прямо к городской электросети.

Курсанты крутят башни, нажимают на мигающие кнопочки, истошно вопят «Огонь!» и снова нажимают на пустые кнопки…

Смеяться или плакать над такой вот путинско-ивановской армией, в которой средний наезд водителя танка минимум в 10 раз меньше, чем ему положено по нормативам, где, лишь каждая четвёртая боевая машина способна к выполнению боевой задачи?..

Как считает один из лучших армейских экспертов Владислав Шурыгин, офицеры, пришедшие в армию после 1991-го года, не имеют и десятой доли той подготовки, которую получали их старшие товарищи в Советской Армии.

Количество лётчиков 1-го класса в истребительно-авиационных полках не превышает 5-7 человек, и это при максимально упрощённой за последние годы программе их подготовки. Большинству первоклассных лётчиков — 40-45 лет, и таких, на пороге увольнения, 85%.

Число лётных военных училищ, за последние 15 лет, сократилось вдвое, а выпускников училищ — стало меньше втрое.

Но даже из тех, кто получил диплом, лишь немногие действительно лётчики. Из 1700 выпускников лётных училищ 1995-2003 годов 500 человек ни разу за эти годы не поднялись в небо.

Вот признание Главнокомандующего Военно-Воздушных сил России генерал-полковника Михайлова:

«Малый налёт обуславливает увеличение количества ошибочных действий лётчиков. Авиационные происшествия, случившиеся по вине экипажа, как правило, допускались подготовленным, но утратившим натренированность лётным составом. Почему?

Потому, что установленные нормы налёта не выполняются из года в год. Лётный состав перераспределяется на «летающий относительно регулярно» и «практически не летающий».

Акцент делаем на повышение эффективности использования авиационных тренажёров. Упрощаются полётные задания… Однако, профессиональный рост лётчику может обеспечить только небо с ежегодным налётом не менее научно обоснованных норм. А этого нет».

Подготовка лётчиков — в закритическом состоянии. Средний налёт не превышает 5-10% от научно обоснованных норм (в среднем, порядка 100 часов в год) и составляет в родах авиации от 5 до 20 часов.

Число лётчиков первого класса уменьшается ежегодно на 3-4%. До 20% лётного состава ВВС вообще не имеют классной квалификации.

Пятнадцать лет назад отбор в лётные училища был невероятно строг. С помощью психологических тестов всех стремившихся летать врачи делили на четыре категории: не имевших ни малейшего изъяна рекомендовали в истребители, дальше шли просто годные, тоже здоровые, но не самые-самые, как первые, в третью группу попадали те, кому летать здоровье позволяет, но есть масса «но», так что, лучше не брать, четвёртым рекомендовали о небе забыть.

Так вот, раньше из третьей группы — лучше не брать — в Ульяновское высшее авиационное училище, например, попадало максимум 15%, сегодня — 85%!

Подобная картина — во всех военных училищах, во всей армии.

Если бы к нынешним призывникам предъявлять те же медицинские строгости, что предъявлялись к призывнику 15-20 лет назад, из десяти нынешних новобранцев девять ребят пришлось бы браковать по состоянию здоровья.

По данным Комитета Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодёжи, число детей, нуждающихся в медико-психолого-педагогической помощи, достигло 87% от общего числа детей.

За последние десять лет почти в 3 раза выросла заболеваемость анемиями. Дефицит витаминов, дефицит фолиевой кислоты у беременных, приводящий к нарушению внутриутробного развития, колеблется от 60% у москвичек до 90% в целом по стране.

Ведущей причиной умственной отсталости детей и подростков является дефицит йода.

В России дефицит йода — у 70% населения, но йодирование воды и продуктов в стране отменено, якобы из-за дороговизны, хотя, на тонну соли требуется меньше 50 граммов йодистых препаратов и всё оборудование для йодирования пока, к счастью, сохранилось.

Вполне закономерно, что из ста выпускников школы лишь десять здоровых. Лидируют желудочные болезни и заболевания нервной системы…

Как заявил «Российской газете» начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба генерал-полковник Михаил Кишин, из 220 тысяч призванных в 2003 году в армию, 15 тысяч оказались «с дефицитом веса», — дистрофики.

Они что, из блокадного Ленинграда или из гитлеровского концлагеря призываются?

Войсковые лечебные учреждения вынуждены открывать специальные отделения, чтобы под наблюдением врачей подкармливать новобранцев.

Анализируя итоги призывных кампаний, медики отмечают устойчивое ухудшение здоровья юношей.

Сегодня, даже по самым минимальным требованиям к здоровью, каждый третий призывник признаётся негодным по состоянию здоровья к несению военной службы.

Больше всего заболеваний органов пищеварения, почек, сердечно-сосудистой системы (31,2%), 20,7% — последствия травм и болезни опорно-двигательного аппарата, 19,3% — умственная отсталость, психопатия.

«Ежегодно количество юношей, страдающих заболеваниями, которые требуют спортивно-оздоровительной коррекции, увеличивается на 12-15%.

Из 10,5 тысячи молодых москвичей, призванных на службу, более 75% не смогли выполнить даже школьные нормативы по физической подготовке.

В то же время, практически на нет сведено число детских спортивных клубов, оздоровительных лагерей, обеспечение подростков санаторно-курортным лечением» («Независимая газета», 9.05.99).

В городах и посёлках напрочь исчезли детские дворовые спортивные площадки. Причина, по заверению властей, всё та же: денег нет.

Почему же тогда они есть у гражданина России, и не простого гражданина, а у высокопоставленного российского чиновника, руководителя региона Романа Абрамовича, который разом, не считая ежемесячных гигантских выплат, вложил 500 миллионов долларов в развитие английского футбольного клуба?

Но даже 500 миллионов долларов, а это, без малого, 15 миллиардов рублей, хватило бы на строительство спортивных дворовых площадок для всей России.

Обустройство и содержание одной площадки обходится в 50 тысяч рублей. На деньги, поднесённые представителем российской власти английским футболистам, можно было построить 300 тысяч детских мини-стадионов в России.

Казалось бы, чем хуже здоровье детей, тем больше заботы и внимания о них, но нет, всё наоборот.

На 14% сокращено финансирование государственной программы «Дети России», миллиардные долги государства перед матерями из-за невыплат детских пособий.

Только за последние два года в стране закрыто более 2 тысяч детских больниц, поликлиник, родильных домов, наполовину меньше стало детских врачей.

В 2005-м году власть планирует закрыть все педиатрические факультеты медицинских вузов страны.

X