Приговор убивающим Россию

Рубрика: Книги

Так хочется обманываться

Ликвидация обороны страны, крушение экономики России, разграбление её богатств на потребу сотне инородцев, превращение России в ядерный могильник «Русь», — всё делается для того, чтобы сжить русский народ, погубить хозяина русской земли, чтобы дальше грабить эту землю уже без опаски когда-нибудь ответить перед опамятовшимся хозяином — русским народом.

Но ведь, так хочется обманываться, и себя тешить и других дурачить, что власть не всё знает, по неопытности и молодости многих в Кремле, не всё понимает, вот если им объяснить, подсказать, то всё наладится, отсюда заискивающий, просящий, скулящий тон обращений к власти даже военных, даже фронтовиков.

От имени ветеранов-однополчан обращается в Государственную Думу Герой Советского Союза генерал-полковник авиации Кубарев. Начинает внятно и жёстко:

«Враг был силён, могуч, жесток и неумолим… Но мы разгромили ненавистного врага, защитив свою Родину, свой народ. Наши права на льготы неоспоримы».

Всё правильно, так требуй, Герой! Кулаком по столу, фронтовик! Ведь над тобой, над Родиной твоей измываются!

Нет же: «Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание признанные наши заслуги перед Родиной» крупно «Просим»...

Когда-то хватило фронтовику геройства защитить Родину, теперь всё свелось к одному: выпросить, вымолить, выклянчить, выскулить у власти кусочек для себя.

Небось, у Гитлера просить язык бы не повернулся. Но то — старик, хоть и Герой, и генерал, и боевой лётчик, однако, что ни обращение к власти сегодняшних военных, тот же заискивающий, покорно-просительный тон.

Вот, казалось бы, солидная, мужественная организация — Общероссийское политическое движение «В поддержку Армии, оборонной промышленности и военной науки», и обращается солидно — «ко всему Российскому народу, предпринимателям России, Президенту и Правительству, руководителям палат Федерального собрания, руководителям субъектов Российской Федерации», и обращается не по пустяшному делу, а с вопросом безопасности государственной границы: бытовая неустроенность погранзастав и даже отрядов, перебои в снабжении самым необходимым, отсутствие квартир более чем у 40% офицеров-пограничников, совместное проживание в казармах солдат и молодых офицеров с жёнами…

Ежегодно более 1 600 офицеров уходят из погранвойск, а выпуски из училищ не компенсируют сокращение офицерского состава на границе.

Руководство погранвойск вынуждено принимать решение об ускоренной подготовке офицеров, понятно, что это приводит к падению профессионального уровня кадров, а, значит, и охраны государственной границы. У России нет более надёжно защищённых рубежей…

Но не набатом звучит голос офицеров, не окриком, не требованием к власти, а всё тем же блеющим канюченьем, всё тем же скулёжом:

«Понимая, что у государства сегодня нет возможности решить острые проблемы, вставшие перед погранвойсками (такие же проблемы в значительной мере характерны для многих соединений и частей армии и флота, внутренних войск), исполком ДПА обращается ко всему российскому народу с призывом возродить шефство над пограничниками, оказать им всемерную помощь в рамках бытовых проблем: питание, размещение семей, обеспечение топливом и хотя бы минимальными коммунальными услугами…».

Почему бы заодно населению не скинуться на хорошее вооружение, современные средства связи, запустив пограничников по вагонам метро, пригородным поездам, поездам дальнего следования с ящичками на груди для милостыни…

Откуда этот нищенский настрой у самих военных, готовых, без тени сомнения, верить, что «у государства нет возможности…»?

Если у государства нет возможности защитить собственные границы, это уже не государство, и власть, не способная защитить доверенные ей народом границы государства, заслуживает только одного — трибунала за измену Родине и за убийство народа, потому, что через сегодняшние дырявые границы России идут в страну сотни тонн наркотиков, несущие смерть миллионам граждан России.

Но, кто всерьёз верит, что нет денег у России, наплодившей за последние годы десятки миллиардеров, богаче Ротшильдов и Рокфеллеров?

У Правительства России нет денег для народа России — это другое дело!

Министр финансов Российской Федерации Алексей Кудрин об этом прямо говорит: «Не надо тратить стабилизационный фонд на внутреннем рынке…

А вот, направить деньги из стабилизационного фонда на погашение внешних долгов — правильно» («Аргументы и факты», № 42, 2004).

То не долги наши — то контрибуция, которую мы, как побеждённая страна, платим без малейшего сопротивления, самая настоящая контрибуция обращённого в рабство народа.

Зачем мировым державам воевать с Россией, если можно привести к власти в стране, поставить на ключевые позиции в российском правительстве своих чиновников, и без выстрелов, солдатских потерь, иметь всё, что имеют страны, одержавшие военную победу?

Каждый год мы отдаём из государственного бюджета зарубежным банкам до двадцати миллиардов долларов — долги России.

Это — три-четыре атомных авианосца каждый год!

Правительство России ещё и хвастается тем, что платит по этим долгам досрочно, в то же время, прощая другим странам то, что они должны нам, а это — многие миллиарды, одному Ираку, по сути Соединённым Штатам, мы разом только что «простили» 11,5 миллиарда долларов, хотя нам никто и цента не простил, ежегодно платим дикие проценты по своим долгам: в 2004-м году — 266 миллиардов рублей, в 2005-м году — 254 миллиарда рублей…

Удушающая Россию петля. Предательская политика власти.

Имея запас в 500 миллиардов рублей, российское Правительство ни копейки не даёт ни армии, ни промышленности, ни здравоохранению, ни образованию, ни на пенсии, ни на зарплату, отправив гигантские деньги, полученные за счёт фантастически высоких цен на нефть, за рубеж, на американские счета под ничтожные 2%, в то время, как сами берём в тех же американских банках займы под 8-11%.

Это ещё не всё.

Правительство России ссудило американцам наш золотой запас, а когда это вопиющее свидетельство предательской изменнической политики российской власти получило огласку, кризиса власти не последовало.

Какая там отставка Правительства, если Президент не счёл нужным даже объясниться перед страной, а уж, тем более, изменить что-либо…

X