Приговор убивающим Россию

Рубрика: Книги

Армия в разоре

Генерал Трошев даёт такой расклад денежного довольствия офицера:

«Командир взвода, старший лейтенант, проходящий военную службу в гарнизонах Ростовской области, с учётом денежной компенсации за продпаёк и наем жилья до 1 июля 2002 года получал на руки 3 249 рублей. После упомянутого повышения, его оклад денежного довольствия составил 4 375 рублей.

Теперь — о расходах. Прожиточный минимум на двух взрослых членов семьи составил по области 3 120 рублей. Если у старшего лейтенанта один ребёнок — накиньте ещё 1 340

Офицеру надо где-то жить. Средняя стоимость аренды жилья (исключая, естественно, областной центр) к лету 2002 года составила 2 000 рублей плюс 500 — за коммунальные платежи.

Общая сумма выживания офицерской семьи с одним ребёнком, минимум, 7 160 рублей в месяц. Почти в два раза больше того, что предложило офицеру государство после повышения «получки».

И, если семейному молодому офицеру до июля 2002 года не хватало 2 481 рубля для своего спартанского военного счастья, то теперь ему недостаёт уже 2 585.

Старшему лейтенанту, проходящему военную службу в Кабардино-Балкарии, повезло меньше. До повышения ему не хватало на жизнь 2 317 рублей, а после 1 июля 2002 года недостаёт уже 3 007 целковых.

Но, разговор идёт только о жилье, еде. А на какие «шиши» купить одежду жене, ребёнку, да и себе (не круглосуточно же ходить в камуфляже), где взять деньги на покупку телевизора, музыкального центра, кухонной посуды, мебели?..».

«Теперь, — комментирует расчёты генерала Трошева газета «Завтра», — к упомянутой разнице необходимо добавить не менее 300 рублей «проездных» и не менее 500 рублей «коммунальных» — за отменённые льготы по коммунальным услугам.

В итоге, сегодня в средней полосе России лейтенанту с семьёй, чтобы хоть как-то концы с концами свести, недостаёт 3500-4000 рублей…

Младший офицер в сегодняшней путинской армии — это пария, отброс общества, существо деклассированное и нищее.

Такого в истории России ещё не было никогда!

Да и у полковников дела не намного лучше. Заместитель командира десантного полка, полковник, с 25 годами выслуги получает 8 600 рублей. То есть, почти укладывается в упомянутый выше «нищенский минимум», ну, разве что, рублей 300-500 недобирает до него.

Так ничего, жена заработает. Правда, при одном условии, что у офицера есть хоть какая-то крыша над головой и одеваются они с женой в получаемую им по вещевому довольствию форму, а спят и едят на столе и полатях, сколоченных им же самим из всякого рода отходов» («Завтра», № 2, 2005).

Начальник жилищного отдела Федеральной пограничной службы полковник Анатолий Петрусенко дал «Новой газете» (№ 39, 2003) официальную справку о квартирной проблеме офицеров-пограничников:

11 500 офицеров не обеспечены жильём, 2 600 офицерских семей нуждаются в улучшении жилищных условий, 700 офицеров не могут уволиться после достижения предельного возраста пребывания на военной службе или по состоянию здоровья, так как, согласно закону, при увольнении они должны быть обязательно обеспечены жильём.

В таком положении пограничники. В армии — ещё хуже.

На мартовском (2001 года) заседании Совета Безопасности Российской Федерации, посвящённом социальным проблемам военнослужащих, уволенных с военной службы, названы такие цифры: 420 тысяч военнослужащих не имеют своего жилья, предстоящее сокращение Вооружённых Сил добавит ещё 360 тысяч бездомных.

Итого — 780 тысяч офицерских семей без крыши над головой («Известия», 08.02.01).

И Верховный Главнокомандующий такое терпит.

А если он это терпит, то почему армия терпит такого Верховного Главнокомандующего?

Армия в разоре, а Верховный Главнокомандующий Путин то об очередном дворце для себя хлопочет, то ещё об одном личном катере, то о новой отделке своего самолёта...

Судостроительный завод «Северная верфь» строит Путину катер в 27,5 метра в длину и 6,5 метра в ширину, водоизмещением в 85 тонн и скоростью хода — в 25 узлов.

Само собой — современнейшие средства связи и навигации. Верхняя палуба — из ценнейшего тика. Тик дорог и красив, но, главное, повторяет палубу «Штандарта» — яхты последнего Российского царя.

Какие там квартирешки для бездомных офицеров, если Главнокомандующий обустраивается теперь уже в Санкт-Петербурге: Константиновский дворец, реконструкция которого обошлась минимум в 170 миллионов долларов, плюс комплекс домов на Крестовском острове, плюс под «кабинетик» второй этаж особняка в центре Санкт-Петербурга, где при Советах был Ленинградский дворец бракосочетаний, до революции — великокняжеский дворец, а ныне — резиденция полпреда Президента в Северо-Западном федеральном округе…

У американского президента есть только одна загородная резиденция — в Кэмп-Дэвиде.

У британского премьера тоже одна — в Чекерсе.

Кто бы посчитал, сколько их у Путина! Это и знаменитое Завидово (официальное название — резиденция «Русь»), и подмосковные «Горки-9», и «Барвиха», и «Архангельское», и «Ужин» (с ударением на последнем слоге) на Валдае, и «Шуйская чупа» в Карелии, и «Волжский утёс» в Самарской области, и «Сосны» в Красноярском крае, и «Ангарские хутора» под Иркутском, и «Тантал» в Саратовской области…

Чтобы были понятны масштабы, одна только дача в Барвихе-4 занимает более шестидесяти гектаров огороженной территории, специальный отвод с Москва-реки с плотиной и прудом, где рыба ловится на голый крючок…

Президентскую дачу «Русь» охраняют и обслуживают не менее шестисот человек...

О какой армии, о каких квартирах для бездомных офицеров думать Верховному Главнокомандующему, если не до конца обустроена горнолыжная «Красная поляна», куда Путин постоянно летает на вертолёте из-под Сочи, с «Бочарова ручья», покататься на склонах горы Аибги.

Как пишет газета «Совершенно секретно» (№ 7, 2004), чуткие к путинскому вкусу олигархи Дерипаска, Потанин, Евтушенков, Абрамович собрались было обустроить для любимого Президента горное местечко, да «Газпром» перехватил инициативу, и чтоб порадеть родному человечку, выкладывает миллиард долларов для путинской забавы.

Миллиард долларов только для того, чтобы Путину славно каталось на лыжах!

А когда старший лейтенант десантник костромич Александр Москалёв, доведённый нищетой до крайности, объявил голодовку, чтобы получить заработанное в «горячих точках», и Ярославский гарнизонный военный суд признал требования офицера законными, и обязал выплатить причитающиеся десантнику 118 тысяч рублей (меньше четырех тысяч долларов) — денег офицеру всё равно не дали («Советская Россия», 11.09.03).

Для боевого офицера денег в казне нет, как не нашлось денег у России и для 24-летнего старшины из ростовского ОМОНа Андрея Смирнова, подорвавшегося на фугасе у грозненского вокзала.

Иссечённый осколками, с тяжелейшей «минно-взрывной травмой головы» Андрей чудом остался жив, награждён орденом Мужества, повышен в звании, но командировочные, боевые, платить ему не хотят.

Ордена у государства есть, денег, видите ли, нет.

В Великую Отечественную войну не было случая невыплаты денежного довольствия. Даже родственники без задержки получали сполна всё, что им полагалось по офицерским аттестатам.

Здесь же с воинами, героями, себя не щадящими во исполнение долга, власть обходится, как жулик-напёрсточник с простодушными гражданами на блошином рынке, держа их за «лохов» и «быдло».

Даже когда суд Ростова-на-Дону обязал финансистов выплатить Андрею Смирнову и его товарищам положенные им «боевые» — денег воины не увидели.

Офицеры, герои принуждены, как за подаянием, с протянутой рукой ходить по судам, обивать пороги кабинетов, и слышать в ответ: вы что, не понимаете, в каком тяжёлом положении страна…

Самоотверженных защитников Отечества ещё и обвиняют в рвачестве, в эгоизме, в себялюбии, в том, что они-де не желают войти в трудное положение государства.

Таким рвачом выставляется всякий, будь то герой войны, не получивший заработанного, или генеральный конструктор, пытающийся запустить в производство лучший в мире боевой вертолёт.

Большинство входит в «трудное положение страны». «Сейчас сложное экономическое время», — объясняет «Новой газете» (31 октября — 3 ноября 2002) заместитель Главного конструктора фирмы «Камов», чей вертолёт «Ка-50» («Чёрная акула») до сих пор остаётся непревзойдённым, несмотря на то, что впервые машина поднялась в воздух 20 лет назад.

Поражать цель на расстоянии восьми километров может в мире только «Чёрная акула», принятая на вооружение в 1995-м году, но до сих пор не запущенная в массовое производство, потому, что у государства … нет денег.

«Если мы придумаем новые разработки, мы их просто не поднимем по финансовым соображениям. Поэтому, приходится максимально использовать наработанное», — с горечью признаёт конструктор, признаёт паралич мысли, военной науки, обороны страны.

У кого нет денег, это у России-то нет денег?!

Но, если нет 70 тысяч рублей «боевых» для тяжелораненного на поле боя старшины Андрея Смирнова, тогда, откуда берутся 6 миллионов на очередную квартиру для министра труда и социальной защиты Починка, настойчиво добивавшегося того, чтобы лишить армию имеющихся льгот, предлагая взамен мифическое повышение окладов по воинскому званию и должности.

Если министр труда и социальной защиты утверждает, что казна не бездонна, тогда, почему ему самому хватает денег везти очередную молодую жену на роды в одну из самых дорогих клиник США, чтобы сделать своего отпрыска гражданином Соединённых Штатов?

Если в государственной казне нет 70 тысяч рублей для русского солдата, тогда, откуда взялись миллиарды долларов у евреев банкиров из «MДМ-банка» и «Собинбанка», участвовавших в афёре «Бэнк оф Нью-Йорк» по уводу из России 7 миллиардов долларов?

До сих пор ни один жид, участвовавший в этом грабеже, включая приближённого к семье Ельцина А. Мамута, не ответил за содеянное.

Как не спросили ни с кого из руководителей банка «СБС-агро», который, по сообщению газеты «The Wall Street Journal», вывел из России на Кипр и в другие оффшорные зоны активов на 1,2 миллиарда долларов («Известия», 15.02.01).

Ничем закончилось и дело о финансовых махинациях кампании «Аэрофлот», возглавляемой зятем Ельцина. «Аэрофлот», вместе с дочерними западными фирмами «Форос» и «Андава», украл у России сотни миллионов долларов

Конечно, старшина Андрей Смирнов — герой, и страна заслуженно им гордится, наградив орденом Мужества, что не мешает тому же государству одновременно его унижать и растаптывать нищетой.

Зато, ровесник Андрея Смирнова 27-летний помощник командира корабля по финансово-экономической работе Денис Долгачёв никакой не герой, он — вор, с января 2002-го по ноябрь 2003-го года укравший из корабельной казны у своих сослуживцев 12 миллионов рублей и приговором Североморского гарнизонного суда осуждён на пять лет.

Но, ни имущества, ни офицерского звания не лишённый!

Обеспечив себя на всю оставшуюся безбедную жизнь, отсидит ворюга полтора-два года, выйдет на волю, заживёт припеваючи на ворованное, глядишь, смилостивится и возьмёт к себе героя-орденоносца Андрея Смирнова в охранники, а может в водители, а может в полотёры...

Это ли не глумление над Армией, над Россией, когда герои — в нищете, воры — в роскоши!

Капитана Долгачёва хоть судили, большинство же грабящих страну, армию, остаются безнаказанными.

Два полковника Николай Ефимов и Николай Корнюхин, вместо поставок военной техники, через подложную фирму по фиктивным документам шесть лет получали с Министерства обороны громадные деньги, и какие! без малого, десять миллионов долларов.

Все годы воровства полковники ни от кого не таились: построили себе дворцы в Подмосковье, обзавелись роскошными автомобилями, квартирами в Москве, прикупили огромный кус земли рядом со столицей, заложили там под продажу дюжину коттеджей, детей отправили учиться в Англию…

Понятно, что двум полковникам, даже самым изворотливым, без сторонней помощи проворачивать такие махинации не по силам.

В воровской цепочке были задействованы высокопоставленные офицеры Главного управления вооружения Главного командования ВВС и финансово-экономического управления ВВС, венчали платёжные документы и вовсе подписи главнокомандующих Военно-Воздушных сил, сначала — Дейнекина, затем — Корнукова.

Миллионы долларов из казны — в карман, в то время, как в подразделениях Военно-Воздушных сил ни новой техники, ни даже керосина для полётов.

Но, на скамью подсудимых никто из грабителей Военно-Воздушных сил не попал, все они оказались орденоносцами и были амнистированы («Stringer», июнь 2001).

Когда одни воюют, а другие воруют, и в обществе почитают не героев, а воров, и завидуют не героям, а ворам, — век такого общества короток и печален.

Как пишет хорошо информированная газета «Stringer», которую курирует бывший глава Службы безопасности Президента генерал Коржаков, в министерстве обороны много говорили о грязных делах заместителя министра обороны генерал-полковника Косована, занимавшегося строительством и расквартированием войск, о том, как его сынок в тридцать лет на одной из ключевых должностей в военно-строительном холдинге получил звание полковника и позволял себе ездить на службу в шикарном «Линкольне», дверцу которого выскакивал открывать шофёр-негр в белоснежных перчатках («Stringer», июнь, 2001).

Это в нашей голодной, ободранной армии, где 780 тысяч офицеров бездомных, где боевым офицерам отказываются платить заслуженное!?.

Что ж ты, Армия, всё прощаешь, что ж ты, Армия, всё молчишь!

Вспомните трагедию двух танковых колонн, вошедших в Чечню в октябре 1994-го года.

Почти все танки тогда боевики пожгли, танкисты погибли. Над оставшимися в живых измывались чеченцы.

И по всем телеканалам мира показывали, как Российская власть отказывается от своих офицеров, клеймит их «наёмниками», хотя уже тогда все знали, что танковые колонны формировали особисты из танкистов Кантемировской и Таманской дивизий.

Промолчала, проглотила и это армия, не вступилась за честь погибших товарищей по оружию.

А ведь, было ясно, что танкистов сдали, предупредили дудаевцев о маршрутах движения танковых колонн. Вдоль дорог и улиц, по которым шли танки, чеченцы обустроили засады, заминировали дороги радиоуправляемыми минами и фугасами…

Никто до сих пор не ответил за измену …

С предательства началась чеченская война, и все десять лет умышленно созданной кровавой мясорубки для народов России — сплошная череда безнаказанных предательств и измен.

Расстреляли в Старопромысловском районе Грозного Сергиево-Посадский ОМОН. Двадцать убитых на месте, двадцать первый, Александр Ипатов, скончался в госпитале, более тридцати раненых.

Все понимают, что колонну умышленно подставили под расстрел. Кто? Почти пять лет прошло — нет ответа.

Пытались выставить в роли «стрелочников» генерала Фадеева и полковника Тихонова, хотя все понимали, что обвинение несостоятельно, это тут же выявил суд. И всё.

Так никто и не ответил за десятки расстрелянных и раненых.

А ведь, предают на самом верху, те, для кого, что генерал Фадеев, что начальник разведки воздушно-десантных войск полковник Поповских, что командир танкового полка полковник Буданов, — разменная мелочь, которой легко жертвуют в корыстных интересах.

Шумно разрекламированный пиаровский полёт Путина в Чечню стоил жизни шестнадцати разведчикам.

Накануне вечером штурмовая разведгруппа высадилась с вертолётов в Чеберлойской долине, чтобы с рассветом приступить к войсковой операции.

Разведчики должны были начать атаку, подавить огневые точки и систему ПВО боевиков, обеспечить подход бригады, чтобы выбить боевиков с хорошо укрепленных позиций, и, если не разгромить окончательно, то зажать в горах накануне зимы.

И завязали бой разведчики, и подавили всё, что им было приказано подавить, и держались час.., другой.., третий…

Только тогда они узнали, что поддержки не будет.

Бригада снята прямо с марша и спешно переброшена на охрану подступов к аэродрому «Северный», куда нежданно прилетел Путин. Туда же брошен и весь десант…

Разведгруппа оказалась в полном окружении. Чеченцы бросили на них пять боевых машин пехоты. Они сражались весь день, восемь часов с минутами…

По сообщениям информагентств, активных боевых действий в тот день не наблюдалось, все только и говорили о «героическом» полёте Путина в Чечню.

И снова промолчала армия, слова не проронила о проданной, брошенной на погибель разведке…

Безмолствует армия. Молчит даже тогда, когда подхватные Чубайса отключают от сетей то дивизию Ракетных войск стратегического назначения, то парашютно-десантный полк.

То ли скулы ненависть сковала, то ли страх парализовал.

Не возроптала армия и в истории с подводной лодкой «Курск», первой атомной подводной лодкой, когда за длительный период спасательных работ не вызволили ни одного человека и даже не было переговоров ни по телефону, ни по звукопроводной связи ни с одним моряком из мученического экипажа.

Не потребовала армия ответа за брошенных задыхаться в девятом отсеке матросов, хотя немало примеров, когда и с большей глубины спасали людей с затонувших подлодок и на второй, и на третий день.

Стерпела армия и то, что никто из конструкторов «Рубина» не ответил за своё преступление, ведь из-за их грубейшей конструкторской ошибки, из-за того, что резиновое противошумное полотно неправильно покрывало комингс-площадку люка, пристыковать спасательный колокол к люку девятого отсека было невозможно.

Но конструкторы тогда трусливо и преступно помалкивали. Можно было спасать иначе, но вариантов никто не искал, все ждали стыковки…

Вскрытие показало, что подводники не захлебнулись, они умерли от страшного давления.

Умирали мучительно долго, и всё это время начальник пресс-службы ВМФ Игорь Дыгало нагло врал с телеэкрана, что «на лодку подаётся электричество и топливо».

Офицер врал на весь мир, предавая погибающих подводников, но ни он, ни его начальство не ответили за смертную ложь.

Армия и флот безропотно проглотили и путинский наглый ответ на вопрос журналиста о подводной лодке «Курск»: «Что с ней случилось?» — «Она утонула».

Утёрлись моряки плевком Верховного Главнокомандующего, позволившего себе циничную насмешку над мученичеством и смертью товарищей.

Честные и совестливые не выдерживают, — уходят, как ушёл из армии, и отпустили!, командир танкового полка гвардии полковник Владимир Мельников, с отличием окончивший бронетанковую академию.

«В какой-то момент понял, что военные профессионалы, будь они хоть полковниками, хоть генерал-полковниками, сегодняшней России абсолютно не нужны…

Я военный человек до мозга костей. Однако, надоело быть «формой» без содержания, носить мундир защитника Отечества и понимать при этом, что даже ты, полковник, командир гвардейского полка, не можешь повлиять на качественное улучшение обороноспособности государства.

Доходит до абсурда: огневую подготовку сдаём не на стрельбище (топлива нет), а в классе, объясняя теоретически, как надо стрелять… Сверху отпускают указания: в часы, отведённые для занятий на полигоне, проводить строевые смотры и заниматься строевой подготовкой.

Вместо того, чтобы строить вооружённые силы XXI века, мы маршируем…

Возврат на двести с лишним лет назад во времена Павла I — это и есть реформа в эпоху кибернетически-космических войн и сверхточного оружия?

Полное бездушие военного руководства, оторванность его от реальной армейской жизни угнетают сегодня армию больше всего. Поэтому и уходят из неё не только молодые офицеры, убедившиеся в бесперспективности ратной службы, но и те, кого можно считать сложившимися военными профессионалами.

В войсках лет через пять сконцентрируется не элита общества, что для России было естественным на протяжении всей её истории, а те, кого на гражданке в приличной организации на порог не пустят.

Что будет делать Россия с такой, вконец реформированной армией?..».

В декабре 2004-го года подал рапорт об отставке начальник Главного управления боевой подготовки Вооруженных Сил генерал-полковник Александр Скородумов, написавший в рапорте честные и горькие слова:

«… армии больше не требуются профессионалы, хотя на словах все ратуют за профессиональную армию».

В своём недавнем предельно откровенном интервью генерал честно признал: «Сейчас войска не отвечают требованиям современного боя и фактически не готовы к отражению существующих угроз» («Завтра», № 2, 2005).

«Можно только представить, в каком плачевном состоянии находятся сегодня войска, если военачальник такого ранга вынужден заявлять об этом в таких словах и так откровенно», — прокомментировал слова генерала военный обозреватель газеты Вячеслав Шурыгин.

Мы — наивные люди, скажи я честнее, что дураки, многие обидятся, но ведь мы действительно наивны до дури, и когда нам говорят о реформировании армии, о реформах, мы почему-то непременно понимаем это, как улучшение.

Хотя, реформа, реформирование означает лишь преобразование и никакой качественной оценки это слово в себе не несёт.

Если Верховный Главнокомандующий Путин, возродив кавалерию в Кремлёвском полку, завтра возродит потешные Семёновский, Преображенский полки, а всё остальное, что осталось ещё неразорённым в армии, ликвидирует за ненадобностью, и объявит реформу завершённой — это тоже будет самая настоящая реформа, — преобразование армии.

Военный обозреватель газеты «Завтра» Владислав Шурыгин точен в оценках:

«Путин сколь угодно может пыжиться, примеривать камуфляж и разглагольствовать о военной реформе, но все его реальные шаги на военном поприще позволяют делать о нём только два вывода.

Либо его военно-стратегический уровень не превышает уровня ефрейтора, либо перед нами откровенный враг России» («Завтра», май, 2004).

X