Спецоперация «Звенящие кедры России»

Рубрика: Книги

Книга 6. Родовая книга

Мы начинаем анализ шестой книги таёжно-кедровой саги, а по-нашему — зловредной зелёной диверсии «Звенящие кедры России». Называется она «Родовая книга». Почитаем первую главу «Кто воспитывает наших детей?».

Действительно, что-то давненько авторы не заговаривали о воспитании детей — в пятой книге «Кто же мы?» об этом не было ни слова. Не до того им было. Там они «живописали», кем же мы в их глазах являемся. Достаточно почитать одну из последних глав — «Наша действительность», где описана сплошная чернуха: «новые русские» в ресторанном угаре, проститутки, перестрелки, извращенцы, криминальные личности и пр. — ни одного нормального персонажа, кроме, естественно, Анастасии.

Ясное дело, что это такой манипулятивный приём: чтобы люди охотнее мечтали о гектарах, нужно почернее и поотвратительнее изобразить и их жизнь, и их самих. Удивительно, но факт — несмотря, на заявленные чистые помыслы и желание осчастливить «заблудших» людей, авторы выказывают на редкость презрительное отношение к этим самым людям, т.е. нам с вами.

Эту традицию они свято соблюдают на протяжении всей зелёной саги. Они постоянно «тонко» намекают на нашу «природную» глупость: и «лекарства мы жрём, как полоумные», и цивилизацию создали ужасную, и все мы причастны к непрекращающейся войне, и в яму зловонную неотвра­тимо движемся.

Книги изобилуют нелесными эпитетами и образами в отношении людей, которые живут в технократической цивилизации (за исключением дачников). В этом плане шестая книга не является исключением. Судите сами:

«…Это высказывание есть не что иное, как гениальнейший по своей простоте и эффективности психологический тест, который в одно мгновение и запросто определяет полных придурков с атрофированными умственными способностями…»

Эту высокопарную и оскорбительную тираду авторы вложили в уста некоего доктора медицинских наук, якобы специалиста по детской психологии, которому Вова пожаловался, что он вынужден был убрать высказывание Анастасии, что «…в тексте заложены сочетания букв и комбинации слов, благотворно влияющие на человека…» с обложки книги, поскольку многих людей оно сразу оттолкнуло.

Очень хорошо, что оттолкнуло, заметим мы. И порадуемся, что людей, которые не купились на слова о благотворности слов (пардон за каламбур), было много. Плохо, конечно, что коммерсант-Мегре сотоварищи сразу сообразил, что переборщил, и быстренько исправил неудачный маркетинговый ход. Но злобу затаил и отомстил, назвав отказавшихся от покупки зелёного кондуита, «полными придурками с атрофированными умственными способностями». М-да, сразу видно «чистые» помыслы в самом явном виде.

Так вот, в шестой книге авторы решили с места в карьер заняться повторением пройденного материала по теме «воспитание детей по методу Анастасии». Здесь они пользуются тем же приёмом, который мы уже видели в предыдущей книге. Там авторы придумали бесфамильного философа «Николая Фёдоровича», который как бы написал много неизвестных философских работ и, который долго и нудно цитирует «великие кедровые постулаты» и мутно «доказывает» их истинность.

И здесь появляется некий доктор медицинских наук «Александр Сергеевич», тоже без фамилии, без указания места работы, и в том же мутном стиле начинает «доказывать» то же самое. Разница только в том, что философ «доказывал» философскую часть кедровой саги, а специалист по детской психологии «освещал» вопросы воспитания детей.

По сюжету Вова пришёл на приём к одному из лучших научных светил по вопросам взаимоотношений детей с родителями, чтобы проконсультироваться насчёт того, как ему вести себя с его пятилетним сыном, которого он видел только в грудном возрасте и сейчас желает «расположить ребёнка к себе».

Слово за слово и о, чудо! Психологическое светило сразу раскусило, кто перед ним. Оно, оказывается, было давним и ярым поклонником голой дамы из кедровника и тщательно конспектировало всю «потрясающую информацию» по своему профилю в толстую серую тетрадь, которую тут же продемонстрировало незадачливому папаше.

И тут началось. На бедные читательские головы полился шквал дифирамбов в адрес «сестры Христа и Магомеда». Психолог разливался соловьём, так нахваливая «учение» Анастасии, как корову на ярмарке, что прямо неудобно становилось от такого напора наглой, безсовестной лжи, передёргиваний и откровенного словоблудия:

«…В высказываниях Анастасии скрыт величайший, и я бы сказал, философский смысл, мудрость древнейшей культуры.

Речи Анастасии отличаются глубиной, точностью выражения самых значимых, на наш взгляд, мыслей, изложенных в древнейших манускриптах и современных трудах учёных.

Когда я выписал отдельно всё, что касается рождения и воспитания человека, то… в итоге, получился трактат, которому нет равных в мире.

Анастасия стоит выше всех существующих или когда-либо существовавших на земле психологов.

Она затрагивает темы, которые не смогли осознать ни мудрецы прошлого, ни современные ученые.

…она сама стала формировать эти события, фактически облекая величайший научный труд в увлекательную повествовательную форму.

Она сотворяла вашу книгу своей жизнью, неся людям бесценнейшие знания…»

И всё в таком же духе. Какие это «бесценнейшие знания» и что за «величайший научный труд» мы уже давно выяснили, и тем удивительней нам было смотреть на эту оголтелую зомби-кампанию. Вот уж, действительно, наглость — второе счастье. При этом авторы не преминули пнуть так ненавидимую ими нашу «технократическую» цивилизацию, как будто, она не их кривых рук дело...

«…Все, ныне существующие пособия по этому предмету, начиная с древнегреческих, индийских и заканчивая современными, становятся попросту наивными и смешными по сравнению со значимостью высказанного Анастасией…»

Давайте же и мы взглянём на «значимость высказанного Анастасией», а вернее — придуманного в недрах специального НИИ, где люди сидят и тратят свои силы, время, талант, да и свои жизни на клепание вот таких вот вредоносных книженций, которые испортили и, к сожалению, ещё испортят жизнь многих людей. Для чего, собственно, они и были написаны.

Монахи из НИИ для затравки обронили пару нормальных, внятных мыслей, типа «наших детей воспитывает наш образ жизни» и «воспитание детей — это воспитание себя», а также, что с детьми нужно разговаривать, в том числе и о смысле жизни. Но это и всё.

Потом они десять страниц насилуют мозги читателей первостатейной ахинеей о том, как родители своими помыслами могут формировать будущего ребёнка ещё до слияния сперматозоида и яйцеклетки, как ребёнок сможет получить какие-то неведомые энергии, которые позволят ему отличаться по уровню интеллекта от нас сирых и убогих настолько, насколько современный человек отличается от обезьяны.

Они долго и нудно распинаются о сексуальных отношениях мужчины и женщины. Они утверждают, что единственной целью таких отношений является зачатие ребёнка; дают рекомендации, как отличить чисто сексуальные ласки от иных, высоких и духовных; внушают, что сексуальное влечение — это плохо, должно быть только лишь стремление к продолжению рода. Но объяснить толком ничего не могут, да и не стремятся:

«…Описать, научно объяснить это «нечто» никто и никогда не сможет. В момент, когда это будет происходить, невозможно анализировать. Я, как психолог, лишь могу предположить, что главным в данном событии будет не слияние двух физических тел, а неизмеримо большее: слияние в единое двух мыслей. Ещё точнее: слияние в единый двух комплексов чувств. Получаемое при этом удовольствие и испытанное блаженство будут значительно превосходить просто сексуальное удовлетворение. Его продолжительность не скоротечна, как при обычном сексе. Непонятное приятное состояние может длиться месяцы и даже годы. Оно и формирует крепкую любящую семью. Именно об этом и говорит Анастасия…»

Так, всё-таки, что тут сливается: мысли или чувства? Ведь это совсем не одно и то же. Товарищ признаётся, что описать и объяснить это не может, но, тем не менее, смело и многословно предполагает и утверждает всяко разно. Особенно нас позабавил перл о том, что непонятное состояние формирует крепкую семью. Удивительное словоблудие:

«…Как психолог, я могу предположить, что при таком соединении, в пространстве происходит психическая реакция. На неё реагирует всё пространство Вселенной. Оно принимает новорождённого и устанавливает с ним информационную связь…»

Эк его раззадорило! Все три предложения — это тоже заведомая ложь! Что это за психическая реакция в пространстве? Что, пространство психует по этому поводу? Вы только вдумайтесь, что плетут монахи! Пространство Вселенной реагирует на реакции в пространстве! По поводу безумной теории о том, что Вселенная с кем-то когда-то устанавливает информационную связь, мы уже неоднократно высказывались.

 «…Этот механизм или некие силы через определённое состояние двух людей — мужчины и женщины — находят специально для них, присущие исключительно только им, состояние и способы половых взаимоотношений…»

Тоже бред сивой кобылы — какой-то механизм или некие силы находят для людей способы половых взаимоотношений! Как это можно воспринимать всерьёз?! И не совестно им так над людьми издеваться?

В общем, нагородив эзотерически-психологический огород из планов бытия, физиологических потребностей, способов и комплексов энергий, монахи периодически громко обещают всё то, что читатель так хочет услышать и о чём всегда мечтает: крепкие семьи, супружескую верность, здоровые, умные и развитые дети.

Желание этого настолько сильно, что читатель не замечает ни откровенной пошлости разглагольствований психолога-сексолога, ни маловразумительных и надуманных доказательств кедровых постулатов, которые якобы изложены в какой-то древнейшей книге, возраст которой насчитывает миллионы лет...

Интересный ход конём. Сдаётся нам, что авторы вскоре оставят Библию в покое и будут неистово заигрывать с генетической памятью славян и русов. Поживём — увидим, а пока «насладимся» высоким психологическим штилем. Предлагаем Вашему вниманию выдержки из пособия по сексуальной грамотности для анастасийцев:

 «…Из вышесказанного следует первое правило: женщина, желающая родить полноценного человека, создать прочную счастливую семью, должна суметь уловить момент, при котором мужчина захочет сблизиться с ней с целью рождения человека и будет представлять своего будущего ребёнка, желать его рождения…

…свидетельством браку, заключённому на небе, может быть только необычное прекрасное состояние мужчины и женщины, следствием которого явится рождение нового полноценного человека…

…Истинный человек может родиться лишь тогда, когда в сотворении будут участвовать присущие лишь человеку энергии и чувства: любовь, способность видеть будущее, осознание творимого…»

Кх-м. А что же делать бедолагам, кто желает родить истинного ари… пардон, человека, но на данный момент не имеет способности видеть будущее? Родить, а потом всю жизнь угрызаться, что ребёнок не истинный?

Сочувствуем анастасийцам от всей души — не дав ни грамма реальных знаний, им обеспечили потерю жизненных ориентиров и адекватной оценки своих и чужих поступков, а также постоянный невроз. Особенно тем, кто пока живёт в городе.

Они же банально запугивают беременных женщин, расписывая, как плохо и ужасно рожать в городе, каких получеловеков-полуживотных они там родят, что их семьи — видимость союза и придуманная условность, что наслаждение, которое получают люди, просто занимаясь «презренным» сексом, есть лишь психологическое внушение, что большинство рождённых ныне детей — внебрачны, ибо зачаты не по-анастасиевски. Это называется шантаж и манипуляция. А Светлые Силы такими делами никогда не занимаются.

Несмотря на длинную и одуряющую болтовню, можно всё-таки заметить, что авторы противоречат сами себе, и их это не особенно волнует:

«…Брачный союз должен быть заключён мужчиной и женщиной через достижение ими того наивысшего состояния, о котором поведала Анастасия. Она не только рассказала о нём, но и показала способы его достижения. Это новая культура взаимоотношений мужчины и женщины…»

Да, помним мы, как Анастасия показала нам новую культуру взаимоотношений, бегая голяком по лесу перед женатым Вовой. И нам непонятно, о каком наивысшем состоянии ведётся речь, если Вова банально боялся и не понимал, кто она такая? Где у них можно было заметить духовное влечение друг к другу и великий порыв любви — основные условия, которым авторы всю плешь проели брачующимся анастасийцам?

В отношениях главных героев ни любви, ни духовности найти невозможно, даже при всём желании. Вова польстился на молодое, упругое, голое тело и якобы сразу захотел сына от пышущей здоровьем женщины (нам кажется, что ему было всё равно: сын или дочь, лишь бы процессом побыстрее заняться).

А даме из кедровника было якобы просто интересно, что такое любовь, и Вова просто оказался под рукой, как тот рак, который на безрыбье. Так что придуманный сын придуманной героини тоже был зачат во грехе, и его тоже можно смело назвать получеловеком-полуживотным, как они называют всех остальных наших детей.

В общем, возмущаться безсовестностью авторов, которые нагло заявляют, что «а доказывать-то здесь и нечего. Сказанное Анастасией — аксиома», можно долго. Важнее понять, что глупой и мутной болтовнёй о наивысшем удовлетворении от близости на гектаре, как непременном условии связи ребёнка с космосом, можно заинтересовать лишь тех людей, которые совсем ничего или очень мало знают о реальных процессах, которые происходят во время зачатия и развития ребёнка.

Кому интересны реальные знания в этой области, рекомендуем почитать книгу Н. Левашова «Последнее обращение к человечеству», главу 6 «Эволюция разума, организма и сущности»[173].

* * *

Дальше мы проанализируем сразу 8 главок, начиная с главки «Разговор с сыном» и кончая опусом «Я спасу свою маму». Все они объединены одной общей темой — «первый за пять лет разговор отца с сыном». Ведь по сюжету Вову таки допустили к собственному сыну только через 5 лет после рождения — придуманная мама-Настя с дедушкой Моисеем якобы считали, что у него не того уровня были чистые помыслы.

В этих главках монахи, не мудрствуя лукаво, списали образ недалёкого и туповатого Вовы из первой книги, а то читатель, видимо, стал уже забывать, как жалко Вова (а вместе с ним и мы с вами) выглядит на фоне суперлюдей из кедровника (орешника, шиповника… нужное подчеркнуть), хоть и старается соответствовать их «высочайшему» уровню развития изо всех сил.

Раньше мы сталкивались с этим способом манипуляции. В предыдущих книгах Вова с завидным постоянством изображался полным недоумком, чтобы «величие» Анастасии мог заметить даже самый невнимательный и недогадливый читатель. Теперь пришло ему время побыть недоумком по сравнению с гениальным сыном, воспитанным в недрах кедровника.

Авторы вот таким нехитрым способом решили снова сравнить две цивилизации: нашу ужасную и технократическую, и выдуманную ими — продвинутую до самой таёжной чащи. С этой целью они, как обычно, начинают эмоционально раскачивать читателя. Вовины приготовления к встрече с сыном нельзя читать без умиления, если бездумно верить любой болтовне.

Кого оставят равнодушными долгие раздумья отца по «продумыванию внешнего облика», его желание выглядеть элегантным и торжественным (взять ли в тайгу на встречу с сыном белую рубашку с галстуком, али нет)? Как он брился перед встречей с сыном, пристроив зеркальце на берёзе, как доставал тщательно сложенный костюм и переобувался в новые туфли, как план разговора составлял, как позу выбирал, какие первые слова хотел сказать, как хотел казаться значимым, книжек притащил полный рюкзак, как годами готовился:

«…Я пять лет тщательно изучал различные системы воспитания детей и взял, на мой взгляд, из них всё лучшее и понятное. Сделал нужные для себя выводы, общаясь с педагогами и детскими психологами…»

Конечно, читатель сразу проникнется и войдёт в положение, во всю сопереживая Вове: «Ах, как трогательно, как старается, какой молодец». Но давайте не будем идти на поводу у эмоций, которые нам запрограммировали авторы, а поступим вопреки их ожиданиям: там, где они хотят от нас всплеска эмоций, включим своего внутреннего критика на полную катушку. Вот как в данном случае, и посмотрим на ситуацию критически.

Вспомним, что Вова по сюжету весьма склонен к «надуванию щёк». Так что верить его словам о тщательном изучении различных (а сколько их? Он не назвал ни одной) педагогических систем — себя не уважать. Он и ранее заявлял о тщательном изучении Библии и древневедической литературы о кедре, и это оказалось сплошным враньём.

Вспомним также, что Вова уже как бы посещал сына, и что его «технократические» подарки в виде памперсов и детского питания к кедровому двору никак не пришлись, но Вова не сделал никаких выводов и снова тупо притащил другие предметы технократической цивилизации — калькулятор и кучу детских книг. И снова сел в лужу. Пятилетний ребёнок легко перемножал трёхзначные числа и наглядно показал папе, что в книжках, которые он приволок, написана полная чушь. И только тогда Вова стал чесать затылок:

«…Действительно, почему в книге, в учебнике для детей написана такая абракадабра?.. Выходит, большинство изучающих историю людей просто-напросто не думает над смыслом написанного в исторических книжках…»

Увы, не только они, Вова, не только они. Ты ведь тоже не думаешь. Где же твои нужные выводы, которые ты якобы сделал в течение 5 лет изучения педагогических премудростей? Неужели ни одна система по воспитанию детей, которые ты якобы изучал, не посоветовала тебе сначала самому почитать литературу, которую ты решил предложить своему ребёнку, чтобы не выглядеть идиотом, и не искать лихорадочно ответ на вопрос, «как теперь ответить сыну, зачем в “умной” книге — учебнике — написан такой абсурд?».

Разве надо было переть столько макулатуры в тайгу, чтобы потом сидеть на пеньке и сокрушаться по поводу бездарной работы историков, которые пишут книги для детей? Конечно, надо! Иначе зелёного «кина» бы не было.

Иначе не было бы повода в сотый раз повторить выдумки, о том, как растения и животные должны служить человеку и рисовать весёлые картинки, как белочки чистят орешки, волки «беспокойно топтались» около маленького Вовы, а соболь пережёвывал орехи и вкладывал мальчику в рот, а потом все звери «тактично удалялись».

Иначе не было бы повода вспомнить Библию и «Создателя», который якобы всё задумал на благо человека, а потом порассуждать о том, что кто-то когда-то зачем-то испортил божественную благодать и изобилие. И патетически восклицать: «Почему сегодня человек, как раб, должен на кого-то работать за кусок хлеба?» или «Насколько безупречен нынешний путь развития человеческого сообщества?»

Иначе невозможно было бы снова показать всю убогость и плоскость нашего мира и всю пресветлость и многогранность их кедровой выдумки и под шумок пропихивать ложную информацию:

«…первым людям, начавшим жить на Земле, не нужно было целыми днями заниматься собирательством и искать себе пищу. Они о еде вообще не думали».

«…все животные стремятся получить благодатный, идущий от человека невидимый свет, или чувства, или ещё какое-то излучение… может, это было сразу так задумано Создателем, ещё при сотворении природы?».

«Человек творит своею мыслью разные ситуации…»

Видите, сколько задач можно решить, всего лишь сделав из главного героя глуповатого, но искреннего в своих лучших намерениях недотёпу, которого поправляет даже пятилетий ребёнок:

— Ну, как дела тут твои идут?

— Я, папа, не могу ответить на твой вопрос. Я не знаю, как идут дела. Здесь, папа, жизнь идёт. Она хорошая — жизнь

— Ну, а как ты тут? Маму слушаешь?

— Всегда с радостью слушаю, когда мама говорит

— Ну, а кем ты хочешь быть?

— Так я уже есть, папа...

Ой, не зря Вова пять лет волновался и готовился, не зря хотел просить совета у мавки, как себя вести с сыном. Пятилетний «гений» легко поставил взрослого дядю в тупик, прямо отвечая на прямой смысл дежурных вопросов. Авторы нашли весьма удачный приём, чтобы порезче оттенить разницу между поверхностным Вовой (мы с вами) и воспитанником кедровой школы, неосквернённым условностями и «дежурностями» технократического мира.

— Я, папа, постараюсь понять, зачем пишут неправду. А пока не понимаю…

— Говорю же тебе, чтобы развиваться.

— А разве правдой нельзя развиваться?

Вот вам и папаша-«педагог»! Чтобы выкрутиться из неудобного положения и сохранить своё неумное лицо, он начал пороть чушь и просто банально врать своему не по годам развитому, придуманному сыну, смиренно и искренне пытающемуся найти общий язык с папой из «другого мира». Он даже ветку собственноручно притащил горе-родителю, чтобы тот побил его, «как бьют детей своих родители в том, другом мире, в котором ты так долго бываешь, чтобы почувствовать себя папой моим родным».

Что тут сказать, умеют, шельмецы, слезу выдавить. Читателю становится жутко неудобно за болвана, и тем внимательнее и благосклоннее он воспринимает откровения сына придуманной «сестры Христа и Магомеда»: как папе помогала писать книги энергия Любви, как папа писал книжки, потому что хотел подготовить мир к рождению сына, как девятую книгу будут сотворять много людей, и у неё будет много глав-поместий, написанных «весёлыми буквами своего Отца».

Ну, как не поверить в такое, не зря же говорят, что устами младенца глаголет истина! А тут и младенец-то непростой — в тайге взращённый, на натуральных кедровых орехах, да ко Вселенной подключённый. Как такому не верить! Кстати, весёлые буквы бога — это первая буква растения. Так, говорят, Вове была начитана вся книга «Сотворение». С фантазией у сотрудников из НИИОПа всё в порядке. Только жаль, что они её используют извращённым образом, да ещё и во вред людям.

— Что же, по-твоему, делает человека счастливым?

Пространство, которое он сам создаёт.

Вот так, медленно и нежно людей подталкивают к жизни в чистом поле. Но ведь, врут ведь, стервецы! Тонко, но врут! Человека делает счастливым сам человек, а пространство, которое он сам создаёт для удобства проживания, лишь является результатом его труда и ума.

* * *

Далше мы легонько проанализируем главу «Приглашение в будущее», и на её примере посмотрим в очередной раз, как легко можно манипулировать нашим сознанием. Повторимся, что для того, чтобы заставить человека делать то, что нужно манипулятору, необходимо так задурить этому человеку голову, чтобы он не соображал, что делает. Это — самое главное, ибо манипуляция — это действие без понимания (подробнее об этом см. статью Дмитрия Зыкина «Человек на верёвочках»[174]).

А добиться этого легче всего, максимально нажимая на чувства и эмоции читателя, старательно выключая его разум. Именно поэтому в манипулятивных текстах вы никогда не найдёте правды, логики, простоты, ясности и пользы.

Так вот, в этой главе кедрозвоны завели разговор о смерти, похоронах, воплощении душ и жизни после смерти. В общем-то, затронуты темы, которые не оставят равнодушным никого, т.к. точно известно, что все мы когда-то умрём, и всех очень интересует информация на эту тему (правда, многие боятся себе в этом признаваться).

Мы уже и раньше говорили, что старательные сотрудники НИИОПа «пометили» своим вниманием максимально возможное количество тем, интересных людям, чтобы как можно шире разбросать ядовитые семена невежества и глупости и поймать на них как можно большее количество читателей.

Особенно не мудрствуя, монахи снова применяют незатейливый, но весьма действенный способ — безапеляционно очерняют одно, чтобы на его фоне другое выглядело белее снега: наша цивилизация и образ жизни расписываются в как можно более мрачных тонах, а выдуманная ими, с «дедулечкой Моисеем» во главе приводится, как пример высокой духовности и безупречности. По ходу дела неустанно и профессионально насаждаются лживые представления о реально существующих явлениях:

«…Она, а значит, и все её близкие, жившие и живущие сейчас в тайге, считают: кладбищ быть не должно. Они похожи на отхожие места, куда сбрасывают ставшее никому не нужным безжизненное тело умершего. Считают, что люди боятся кладбищ потому, что там совершается противоестественное действо. Считают, что именно родственники умершего своей мыслью, своими представлениями о нём, как о безвозвратно ушедшем, не дают его душе вновь воплотиться в новом своём земном воплощении…»

Присмотримся попристальней, как они это делают. «Безжизненное тело умершего» — это как раз хорошая иллюстрация того, как монахи жмут на эмоции в обход логики, ибо, если тело мертво, то ясное дело, что оно безжизненное. Этот стилистический приём, который они частенько используют, называется плеоназм — необоснованное с логической точки зрения повторение одних и тех же или близких по смыслу слов для усиления эмоционального эффекта высказывания.

Удивительно, но с целью усиления эмоционального восприятия подельники Мегре не брезгуют даже оскорблениями читателей. Да так ловко, что оскорбления таковыми не воспринимаются — авторитет «людей кедрача» у наивного читателя уже заоблачный.

Они называют места захоронения свалкой или выгребной ямой (а как насчёт братских могил? тоже отхожие места?). Они называют противоестественными те действия, которые таковыми не являются. И слегка раскачав читателя эмоционально, вбрасывают уже откровенно ложную информацию о том, что мысли родственников якобы мешают новому воплощению, и потом «полируют» всё это очередной негативной картинкой нашей действительности:

«…Анализируя виденные мною похороны, я стал тоже склоняться к такой же мысли. Уж слишком много в них фальши… Пойдешь на кладбище, а там ухоженная могилка десяти-двадцатилетней давности — редкость. Всеми забыт похороненный. Ничего от его пребывания на Земле не осталось, и даже память о нём никому не нужна. Зачем он родился, зачем жил, если такой конец?..»

Смотрите как Вова, который уже заработал непререкаемый авторитет у доверчивого читателя, старательно вставляет в обман свои «пять копеек» и подтверждает «правильность» мутных кедровых идей. В том, что анализу главного героя — грош цена, мы уже убеждались неоднократно. Вова-«аналитик» больше всего похож на провинциальных пенсионерок, сидящих на лавочке возле подъезда — те тоже «анализируют»: кто, с кем и в какой одёжке прошёл мимо них, и строят «аналитические» предположения о том, что именно находится в сумках и пакетах у спешащих с работы домой соседей.

Но бабульки занимаются этим без всякой задней мысли — им просто делать нечего, а кедрописцы — с расчётом: припугнуть нас безсмысленностью нашего существования и подтолкнуть к эмиграции на гектар. Да ещё и издеваются над нами — горе от потери близкого человека они нагло называют фальшью, потом по-иезуитски журят: мол, нельзя же так безответственно для вечности жизнь проживать.

А вот то, что они предлагают в качестве якобы ответственного отношения:

«…Анастасия говорит, что тела усопших нужно хоронить в собственном поместье, не фиксируя их могилки специальными надгробиями. Взошедшие травы и цветы, деревья и кусты будут продолжением жизни тела. При этом душе, покинувшей тело, большая даётся возможность прекрасных воплощений. В поместье мысль умершего при жизни творила пространство Любви…»

Видите: если не вдумываться в смысл — совсем другое ощущение, другие эмоции! Это достигается, в том числе, и выбором лексики. Обратите внимание. У них в поместье — «тела усопших», у нас«ставшее никому не нужным безжизненное тело умершего». У них«могилки» и «хоронить», у нас«отхожие места» и «противоестественное действо». Просто, подло, но как эффективно!

Это мы с вами немножко рассмотрели то, что в этой главке касается приёмов манипуляции нашим сознанием с использованием эмоций и чувств. Теперь давайте проанализируем качество информации о «том свете», которую выдаёт «высшее существо» из леса, придуманное монахами из НИИОПа. Мы приводим несколько цитат, чтобы вам самим не нужно было рыться в книгах в поисках подтверждения или опровержения сказанного нами:

Именно родственники умершего своей мыслью, своими представлениями о нём, как о безвозвратно ушедшем, не дают его душе вновь воплотиться в новом своём земном воплощении…

В этом пространстве остаются жить его потомки, соприкасаясь со всем, растущим в нём, тем самым — с мыслями соприкасаются своих родителей, оберегают созданное ими. Но и пространство оберегает живущих в нём. Тем самым продолжая жизнь земную вечно...

Душе, покинувшей тело, большая даётся возможность прекрасных воплощений

Они понимают о смерти нечто иное, чем мы. Она для них не трагедия, а лишь переход в новое прекрасное бытие

Хотя он, вернее, его душа, в данном случае, не умрёт. Она явно останется где-то здесь или воплотится очень быстро в новой жизни, и непременно — в хорошей

— Смерть — не трагедия, она лишь сон короткий, или чуть длиннее, неважно. С мыслью о прекрасном в любой сон должен погружаться человек, тогда душа его страдать не будет. Своими мыслями сам человек построить может рай или иное для своей души…

Хорошо видно, что кедроеды ничего толкового по существу о «загробной» жизни не сказали. Что это вообще такое, как там всё происходит, что там делают или не делают, безопасно ли там или опасно, какие правила действуют и т.д. ничего, что помогло бы ныне живущим составить хоть какое-то более-менее внятное мнение по этому вопросу.

Единственное, что сразу бросается в глаза, так это постоянное и неустанное использование манипулятивных техник везде, где только можно. Они старательно описывают, как ужасно у нас«не дают его душе вновь воплотиться», и как шоколадно у них на гектарах«большая возможность прекрасных воплощений».

Мало того, они вводят нас в заблуждение, уверенно обещая нам то, чего на самом деле не может быть. Они обещают, что, если люди пойдут на гектар, то в следующей жизни у них точно всё будет просто расчудесно — они непременно воплотятся в хорошей жизни, и после смерти их обязательно ожидает «новое прекрасное бытие».

А ведь это безпардонная, подлейшая ложь. Это в точности повторяет религиозные бредни о Рае и Аде: уйдёте на гектар, и будет вам счастье после смерти, в следующей жизни. А не уйдёте на гектар, будет вам и рабство, и болезни, и похоронят вас в «отхожем месте»…

Вот, как всё серьёзно у них поставлено! А с первого взгляда зелёные книжки вызывают такую симпатию у доверчивых читателей, какими мы с вами были ещё совсем недавно.

Далее, несмотря на то, что монахи, вроде бы признают реинкарнацию (многократное воплощение Человека в разных физических телах), признание это — мнимое. Они профанируют её по полной программе, как, впрочем, и любой другой реальный вопрос, какой бы они ни рассматривали, а это имеет свои весьма негативные последствия.

Они коверкают мировоззрение людей, а значит, их жизнь, а, возможно, и последующие жизни. С этими же подлыми целями они, где надо и не надо, приплетают «Создателя» и прочие церковные «Байки из склепа». Полюбуйтесь на их методы, на их чудеса демагогии:

«…Мы даже такую простую истину не можем никак понять: если ты — сын Бога, способен понимать Отца, возьми земли всего один гектар и сделай рай на нём, Отца порадуй...»

По поводу реинкарнации и жизни после смерти уже есть вполне достаточно понятной и правдивой информации. Академик Николай Левашов написал об этом доходчиво и внятно, безо всяких эзотерических мутностей, религиозных выдумок, страшилок и пугалок.

Рекомендуем вам зайти на его сайт[175], безплатно скачать и почитать удивительные книги: «Зеркало моей души»[176], «Последнее обращение к Человечеству»[177], «Сущность и Разум»[178], «Россия в кривых зеркалах»[179] и другие. В них весьма просто, подробно и точно написано о том, что происходит с Человеком в момент и после смерти физического тела, куда он потом уходит и каким образом; кто там обитает и чем занимается.

Тогда вам сразу станут понятными нелепые выдумки кедрописцев о том, что смерть это некий сон; что мысли родственников якобы имеют какое-то отношение к последующему воплощению; что грёзы о прекрасном якобы способны помочь человеку избежать страданий на «том свете», даже если он много делал гадостей в этой жизни; что воплощение в «хорошей» следующей жизни якобы зависит от места, где живёшь и где похоронен, и т.п.

Ещё одна исключительно хорошая и полезная книга, в которой впервые освещаются многие вопросы из этой области — это книга Светланы де Роган-Левашовой «Откровение»[180]. Мы очень рекомендуем прочесть её всем, кто ещё ищет настоящую, правдивую информацию, кому не всё равно, как и где он воплотится в следующей жизни, как и где будут жить его дети, внуки и другие потомки…

 

X