Реабилитации не будет или Анти-Архипелаг

Рубрика: Книги

Троцкий — несостоявшийся Мессия

Троцкисты в Советском государстве постоянно камуфлировали те преступления, которые они совершили в России в 1917-1937 годах. В тех официальных учебниках, которые предлагались к изучению, предлагалась лакированная версия сильно ощипанных событий.

В биографии официального и выставлявшегося единственным лидером той эпохи В.И. Ульянова-Ленина ответа тоже не содержится. Только когда вы изучите деятельность Льва Троцкого, то вы поймёте истинное значение, в конспиративных целях вымаранного из русской истории, Лейбы Бронштейна.

Если вы думаете, что Лев Троцкий не увековечен в памятниках рукотворных, то вы ошибаетесь. Мексиканский еврей Диего Ривера, у которого Троцкий жил на вилле в Мексике, ещё в 1933 году сделал в центре Нью-Йорка (!) на Пятой авеню в Рокфеллеровском центре (!), (всё-таки любили банкиры Троцкого), огромное мозаичное настенное панно с Троцким, называемое «Человек на пересечении дорог».

Но поскольку Ленин на этом панно был изображён уродом, то панно в 1934 году пришлось убрать. Однако, изображение Троцкого до сих пор присутствует на мозаичном панно Диего Риверы в том же еврейском Нью-Йорке в, так называемой, «Школе Новых рабочих» (New Worker School) под названием «Пролетарии всех стран — соединяйтесь», и на огромном мозаичном панно Диего Риверы в городе Мексико, которое называется «Человек — контролёр Вселенной».

Интересный попутный вопрос: почему Троцкий, в конце концов, нашёл себе прибежище именно в Мексике и его там начали рисовать на публичных стенах еврейские «наскальные живописцы» Диего Ривера, на шикарной вилле у которого Троцкий жил, Давид Сикейрос и Хосе Ороско (Jose Orozco)?

Это совершенно не случайно. Дело в том, что каким-то таинственным способом в 1917 году, вдобавок к еврейской революции в России и подарка Палестины лордом Бальфуром лорду Ротшильду, в 1917 году Еврейский Интернационал сделал себе ещё один подарок: в 1917 году на другом полушарии — в Мексике, как и в России тоже произошла антихристианская революция.

Надо отметить, что Мексика на 100% христианская страна. В 17 и 18 столетиях Мексика, под руководством католической церкви, была очень процветающей страной и была развита не хуже чем лучшие европейские страны того времени, и, во всяком случае, гораздо лучше, чем соседние американские штаты.

Университеты в Мексике возникли на сто с лишним лет раньше, чем Гарвард.

Но в 1917 году ставленник США мексиканский президент и еврей-марран Карранза (Carranza) ввёл антихристианскую Конституцию, в которой церковь объявлялась публичным врагом: священники лишались права голоса, лишались возможности комментировать жизнь в стране, общаться с верующими за пределами церкви, запрещалось монашество и так далее.

Фактически в Мексике была введена в действие антихристианская Конституция.

Только в феврале 1915 года в Мексике, например, было убито 160 священников. Американский президент Вилсон-Вольфсон так откликнулся на это известие: «Прекрасные новости! Чем больше священников они убьют в Мексике, тем я счастливей буду!».

Личный представитель Вилсона в Мексике заявил: «После проституции, худшая вещь в Мексике — это христианская церковь. И то, и другое должно быть уничтожено».

Однако это ещё были цветочки. В 1924 году, при поддержке США, а именно, тех же нью-йоркских финансовых кругов, которые сделали революцию в России, к власти в Мексике пришёл президент Плутарко Элиа Каллес (Plutarco Ellias Calles).

На самом деле по рождению он был просто Плутарко Элиа — мексиканский еврей-марран.

Придя к власти, Каллес в 1926 году закрыл в Мексике все церкви и запретил церковную службу вообще. Фактически Каллес запретил христианство. Мексиканцы — очень верующая и христианская нация, они подняли восстание.

Несколько лет продолжалась неравная борьба восставших, которые получили название «Цистерос», с войсками антинародного правительства.

Сотни священников были целенаправленно уничтожены правительственными органами, тысячи христиан были убиты, 90% священников были изгнаны из церквей, а большинство церквей закрыто или разрушено.

В конце концов, народу удалось отстоять своё право на отправление христианской религии, но только в очень небольшой степени. Была введена квота священников.

На всю Мексику осталось не более 100 священников, церковная собственность стала принадлежать правительству и деятельность церкви была максимально ограничена, и эта ситуация продолжается в Мексике до сих пор.

Вам это не напоминает Россию, где христианство тоже всё это время находится в подпольном состоянии?

Теперь вам понятно, почему правительство Мексики, которое уже двести лет не иначе, как проамериканское и антинародное, с распростёртыми объятиями приняло Троцкого и предоставило ему президентский поезд?

Вот почему Троцкий жил на шикарной вилле Диего Риверы под охраной частной армии и его окружали толпы журналистов, публиковавшие каждое его слово.

Потому, что в Мексике, как и в России в 1917 году, тоже совершилась антихристианская революция и воцарился коллективный Антихрист[31].

Стратегическая ошибка Сталина была в том, что он вымарал Троцкого из истории революции и СССР!

Поэтому, когда после смерти Сталина троцкисты вышли из тюрем, то они смогли заявить, что, поскольку никакого Троцкого не было, то каким образом может быть психически здоровым руководитель страны, который столько народу пересажал, как троцкистских агентов? И это выглядело резонным аргументом.

Но когда обращаешься к американской литературе, а Троцкий является и американским гражданином, то открывается всё истинное значение всемирной еврейской революции, вождём которой и был Лев Троцкий.

Вся философия истории еврейского народа сводится к ожиданию прихода Мессии — еврейского царя над всем миром, который сделает евреев повелителями, а неевреев рабами, или уничтожит неевреев совсем.

Иудейское понятие Мессии коренным образом отличается от христианского понятия Мессии, в котором Мессия — это не человек, а бог, который придёт на землю вершить суд над неправыми.

Христианские сионисты, это те христиане, которым евреи сказали, что христианский Мессия придёт, но только после того, как придёт Еврейский мессия и построит Великий Израиль, и христианские сионисты этому «еврейскому честному слову» поверили и, так сказать, встали «в очередь за Мессиями» вторыми, после евреев.

Самая большая биография Троцкого написана его верным последователем, американским евреем Исааком Дойчером (I. Deutscher). Она вышла в трёх больших книгах.

Заметьте, как они называются: «Пророк вооружённый» (The Prophet armed), «Пророк разоружённый» (The Prophet unarmed) и «Пророк в изгнании» (The Prophet outcast). Вы поняли?

Дойчер, иначе, как пророк, то есть, почти Мессия, никак Троцкого не называет!

Лев Троцкий — это был единственный еврей за 2000 лет, который имел реальные шансы стать Еврейским Мессией.

Это должно было произойти в результате задуманной им Мировой Еврейской Перманентной революции, которую организованное еврейство замаскировало под мировую пролетарскую революцию.

Троцкому, с помощью еврейских банкиров, полностью удалось выполнить задуманное на территории Российской империи, которая после этого перестала существовать.

Он предпринял яростные усилия чтобы распространить подобную еврейскую революцию на Венгрию, Германию, Китай, но везде у него до поры до времени сорвалось.

Когда мы прослеживаем биографию Ленина, то мы не можем понять Великой Октябрьской революции, но когда мы восстанавливаем настоящую биографию Троцкого, перед нами встаёт истинная история Великой Октябрьской еврейской революции в России и в других странах тоже.

Если вы зайдёте в любую Нью-йоркскую библиотеку и возьмёте детскую книжку под названием «Великие сыны еврейского народа», то в ряду таких мифических личностей, как Абрам, Исаак, Яков, Моисей, Царь Давид, царь Соломон, затем вдруг следует Лев Троцкий, как гениальный сын еврейского народа.

Представляете, где бы в этом списке стоял Троцкий, если бы ему удалось всё, что он задумал?

В 1920 году «Еврейская Хроника» «Jewish Chronicle» опубликовала манифест известнейшего тогда сиониста и общественного деятеля Израиля Цангвилла (Israel Zangwill) в которой тот возносит хвалу нации, произведшей на свет таких сынов, как Лорд Биконсфильд, Лорд Ридинг, Лорд Монтегю, Курт Эйзнер и Троцкий.

Загадочная личность — Троцкий, пока, как и Хаим Вейцман, вычеркнутая из истории, ввиду необходимости организованному еврейству поддерживать, так сказать, необходимую «тайну вкладов».

В своей вышедшей в изгнании биографии «Моя жизнь», Троцкий даёт некоторые весьма интересные факты.

Троцкий из семьи богатого еврейского землевладельца Херсонской области. В отличие от Ленина, которого хотя бы вышибли из университета, у Троцкого вообще практически нет образования.

Троцкий, перефразируя, известную пословицу, был не из тех, кто учится, а из тех, кто учит. Он такой родился — это черта характера.

Троцкий получает ускорение по жизни, когда, уже будучи женатым и имея двух дочерей, он бросает свою жену и детей в ссылке в Сибири и в 1902 году женится за границей на дочери еврейского банкира Животовского, Наталье «Седовой».

Вот, что говорит о Животовской-«Седовой» личный друг Троцкого Христиан Раковский на своём допросе в «Красной Сифонии»:

«Читали ли вы биографию Троцкого? Припомните её первый революционный период. Он ещё совсем молодой человек; после своего бегства из Сибири он жил некоторое время среди эмигрантов в Лондоне, Париже и Швейцарии; Ленин, Плеханов, Мартов и прочие главари смотрят на него только, как на обещающего новообращённого. Но он уже осмеливается во время первого раскола держаться независимо, пытаясь стать арбитром объединения.

В 1905 году ему исполняется 25 лет, и он возвращается в Россию один, без партии и без собственной организации. Прочитайте отчёты о революции 1905 года, не «прочищенные» Сталиным; например Луначарского, который не был троцкистом.

Троцкий является первой фигурой во время революции в Петрограде. Это действительно так и было. Только он один выходит из неё, обретя влияние и популярность.

Ни Ленин, ни Мартов, ни Плеханов не завоёвывают популярности. Они только сохраняют её или даже несколько утрачивают. Как и почему возвышается неведомый Троцкий, одним взмахом приобретающий власть более высокую, чем та, которую имели самые старые и влиятельные революционеры?

Очень просто: он женится. Вместе с ним прибывает в Россию его жена — Седова. Знаете вы, кто она такая? Она дочь Животовского, объединённого с банкирами Варбургами, компаньонами и родственниками Якова Шиффа, т.е. той финансовой группы, которая, как я говорил, финансировала также революцию 1905 года.

Здесь причина, почему Троцкий одним махом становится во главе революционного списка. И тут же вы имеете ключ к его настоящей персональности.

Сделаем скачок к 1914 году. За спиной людей, покушавшихся на эрцгерцога, стоит Троцкий, а это покушение вызвало европейскую войну. Верите ли вы действительно тому, что покушение и война — это просто только случайности?.. как это сказал на одном сионистском конгрессе Лорд Мельчет.

Проанализируйте в свете «не-случайности» развитие боевых действий в России. «Пораженчество» — это образцовое дело.

Помощь союзников царю была урегулирована и дозифицирована, с таким искусством, что дала право союзным посланникам выставить это, как аргумент и добиться от Николая, благодаря его глупости, самоубийственных наступлений — одного вслед за другим.

Масса русского пушечного мяса была колоссальна, но не неисчерпаема. Организованный ряд поражений привёл за собой революцию.

Когда угроза нависла со всех сторон, то нашлось средство в виде установления демократической республики — «Посольской республики», как назвал её Ленин, т.е. это обозначало обеспечение безнаказанности для революционеров. Но это ещё не всё.

Керенский должен спровоцировать будущее кровопролитное наступление. Он реализует его с той целью, чтобы демократическая революция вышла из берегов. И даже ещё больше: Керенский должен сдать целиком государство коммунизму и он это и завершает.

Троцкий имеет возможность «неприметным образом» оккупировать весь государственный аппарат.

Что за странная слепота!.. Вот это-то и есть реальность в столь воспеваемой Октябрьской Революции. Большевики взяли то, что «Они» им вручили.

Г. — Вы осмеливаетесь говорить, что Керенский был сообщником Ленина?

Р. — Ленина — нет. Троцкого — да; правильнее сказать — сообщником «Их».

Приводится в допросе Раковского «Красной Симфонии».

Не так дано в Бостоне вышла книга «Троцкий» — биография в фотодокументах. Фотография № 14 показывает Троцкого в кругу ссыльных в Сибири: его первая жена Александра Соколовская, брат жены и некто доктор Г.А. Зив (Григорий).

Г.А. Зив (G.А. Ziv) впоследствии эмигрирует в США, и в 1921 году напишет нелестную, но вполне объективную биографию своего бывшего товарища. Сам Троцкий никогда не возражал против неё.

Биография Троцкого, написанная Зивом — библиографическая редкость. Сильные мира сего заботятся о том, чтобы об их протеже не распространялись негативные сведения.

Книга называется Г.А. Зив «Троцкий — характеристика по личным воспоминаниям». Вышла книга только на русском языке в Нью-Йорке, тонкая всего 96 страниц и является чрезвычайной библиографической редкостью

Троцкий взял свою фамилию от одного из своих надзирателей в одесской тюрьме. Зив (сидевший там сам) продолжает:

«Когда я услышал его псевдоним в первый раз, то я сразу вспомнил внушительную фигуру Троцкого, старшего надзирателя Одесской тюрьмы, который величественно опирается на свою длинную саблю, и из своего центра, держащий в руках всю тысячную толпу уголовников, не привыкших к подчинению и послушанию.

Надзиратель Троцкий держал в руках и своих коллег, младших надзирателей и даже самого начальника тюрьмы… Сильная авторитетная фигура личности Троцкого, несомненно, оказала глубокое подсознательное (фрейдовское) влияние на Лейбу Бронштейна».

Это, между прочим, пишет о Троцком сам еврей. Г.А. Зив по профессии был врачом, и он пишет, что у Троцкого была склонность к потере сознания, которую, сам Троцкий говорит, что унаследовал от матери.

Зив, как врач, точно определяет, что это была не просто склонность к потере сознания, а настоящие припадки, то есть, у Троцкого была эпилепсия.

А если вы возьмёте учебник психиатрии, то вы прочтёте, что у эпилептиков со временем развивается ненормальная психика, которая называется эпилептической психопатией.

Таким образом, Троцкий — это чистый клинический случай для коллекции писателя Григория Климова, и эта психопатия Троцкого будет с годами ещё более ухудшаться.

У Троцкого вообще не было друзей, кроме, одно время, Раковского и Иоффе.

В книге Давида Кинга «Троцкий: фотографическая биография»[32], фотография № 81 показывает Троцкого со своим близким другом Хаимом Раковским, тогда полномочным диктатором Украины.

Доктор Зив пишет: «В психологии Троцкого не было вообще элементов, относящихся к жестокости и гуманности. Там у него было пустое место. Чувство симпатии к людям, не в смысле удовлетворённости поведением, а как самостоятельное чувство, воодушевление, было незнакомо ему.

Для него люди были просто единицами — десятками, тысячами, сотнями тысяч, посредством которых удовлетворялась его «Воля к Власти»… Троцкий морально слеп. В нём был натуральный физиологический дефект. То, что в английском языке именуется «Моральное безумие». Его головной орган для любви и симпатии атрофировался ещё в утробе матери» (Стр. 93).

Может быть, причиной морального безумия Троцкого была его эпилептическая энцефалопатия?

Вот, что говорит о своих впечатлениях о Троцком еврей доктор Мандельберг. Цитирую по Иосиф Недава «Троцкий и евреи».

«Я помню дни, когда Троцкий был в 1917 году освобождён из тюрьмы. Я вошёл в кафетерий ВЦИКА Советов, где делегаты имели обыкновение отдыхать и подкрепляться. Я увидел Троцкого одиноко сидящего за отдельным столом и почувствовал к нему сострадание. Мы были так привязаны друг к другу в прошлом.

Мы оба были сосланы в одно место в Сибири. Мы оба были участниками Второго Съезда РСДРП. Мы вместе уехали за границу. Я подсел к его столику, но немедленно почувствовал, что нас разделяет стена отчуждения. Вскоре после этого я встретил Троцкого в коридоре между заседаниями. Я подошёл к нему, как старый друг, и в полушутливом тоне пожурил его вследствие воздержания большевиков от голосования в прошлой сессии, которая была созвана Керенским.

Мы не смогли решить вопроса об окончании войны, чего хотели все. Вместо того чтобы ответить мне в таком же полушутливом тоне, Троцкий встал в позу оратора и начал говорить громкую речь мне и окружающим делегатам. Я сожалел, что подошёл к нему и ушёл, и больше зарёкся подходить к нему»[33].

Ещё в июне 1917 года от Петросовета Троцкий внёс предложение Демократическому Правительству распознать «право каждого на имя». Это в смысле менять своё имя, как ему заблагорассудится. Тогда Правительство завернуло эту идею, и Бронштейн, как собственно и Ульянов, продолжали официально оставаться при своих фамилиях вплоть до своей революции.

Больше всех мучался Юрий Михайлович Нахамкес, главный редактор газеты Известия (Петросовета). В охранном отделении сохранилось заявление Нахамкеса ещё на имя Николая Второго, поменять фамилию на Стеклов, — отказ. Керенский отказал второй раз, и только своя революция исполнила заветную мечту Нахамкеса стать Стекловым[34].

 

[31] Wilfrid Parsons, S.J. «Mexican Martyrdom» («Мексиканское Мученичество»). 1926-1935. TAN Books. 1987.

[32] David King. «Trotsky, A pictorial biography».

[33] «Me-Hayai» («Из моей жизни») Тель-Авив, 1942.

[34] A.Lita'I «Telushim», Ha-Shiloah (Odessa), 32 (1917).

X