Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Камни Ики

Камни Ики – это камни с нанесенными на них рельефными рисунками. Камни, которые перуанские крестьяне находили при вспашке полей, а местные «черные археологи» – уакерос – обнаруживали в древних индейских захоронениях. Значительная часть камней покрыта каким-то составом черного цвета для усиления контрастности рельефных изображений, но есть и камни, на которых это дополнительное покрытие отсутствует.

Когда камни только стали известны широкой публике, их называли «гравированными камнями Окукахе», по месту их первоначального обнаружения – окрестностям небольшого городка Окукахе. Однако когда доктор Хавьер Кабрера собрал обширную коллекцию таких камней и развил активную деятельность по популяризации своей коллекции, их переименовали в «камни Кабреры» (что имело определенные негативные последствия, поскольку получалось, что камней как бы и не существовало до тех пор, пока ими не занялся доктор Кабрера). Только в начале 70-х годов ХХ века, когда о коллекции стало известно в других странах мира, за ней закрепилось название «камни Ики».

Стоит отметить, что и это название не совсем корректно, поскольку отражает лишь место хранения наиболее крупной на текущий момент коллекции этих камней (которую собрал Кабрера). Между тем такие камни с рисунками находили и продолжают находить до сих пор не только в провинции Ика в окрестности одноименного города, но и в других районах Перу – в провинции Паракас, в знаменитой долине Наска, в окрестностях Лимы и даже в долине древней столицы инков Куско. Однако в силу того, что в окрестностях древней и современной столиц режим контроля за археологическими артефактами со стороны государства существенно строже, о находках в этих регионах известно довольно мало. И наиболее популярной ныне так и остается коллекция Кабреры, находящаяся в городе Ика.

* * *

Немного предыстории, которую я представлю здесь, используя данные Андрея Жукова. Он уже много лет интересуется камнями Ики и старательно собирает все доступные данные о них. В результате на текущий момент он обладает, пожалуй, самой полной (если и не в мире, то уж в нашей стране-то точно) информацией как о камнях Ики в целом, так и о коллекции Кабреры в частности. По результатам его исследований им выпущена книга «Тайны камней Ики», и в настоящее время готовится ее расширенное повторное издание. На данные, изложенные в этой книге, я и буду опираться…

Упоминания о камнях Ики встречаются в письменных источниках еще периода испанского завоевания. Так иезуитский миссионер отец Симон, который сопровождал предводителя конкистадоров Франсиско Писсаро в его кампании 1535 года, пишет в своих заметках о гравированных камнях на территории долины Ика. А индейский хронист Хуан де Санта Круз отмечает, что в период правления Инки Пачакути множество гравированных камней было обнаружено на территории царства Чинча в провинции Чинчаюнга (что соответствует центральному побережью Перу). Показательно, что, описывая события столь бурных времен и величие погибшей империи инков, эти авторы сочли вовсе не лишним упомянуть о каких-то там разрисованных камнях – судя по всему, рисунки произвели на них немалое впечатление.

Первыми крупными собирателями камней в городе Ика были братья Карлос и Пабло Сольди, занимавшиеся виноделием. В середине 50-х годов прошлого ХХ века они приобрели обширную территорию в районе Окукахе под виноградные плантации. На приобретенных ими землях оказалось множество древних захоронений. И начиная с 1955 года рабочие, которые обрабатывали поля братьев Сольди, то и дело приносили им извлеченные при вспашке земли различные древние артефакты. В итоге у братьев образовалась довольно крупная домашняя коллекция перуанских древностей, среди которых оказались и камни с рельефными рисунками.

Братья Сольди были первыми, кто осознал огромную научную ценность этих древних камней.  Поэтому они начали активно скупать их у уакерос – местных «черных археологов». Камням с рисунками уакерос не придавали особенного значения, поскольку земля в окрестностях города Ика буквально напичкана древностями, которые среди торговцев ценятся несравненно выше. Это и ювелирные изделия из золота и серебра, и красочная полихромная (то есть многоцветная) керамика, и расписные ткани.

Братья Сольди пытались привлечь к камням с рисунками внимание профессиональных археологов, но безуспешно. В 1967 году после смерти Карлоса Сольди, Пабло безвозмездно передал в Региональный музей Ики часть своего собрания камней в количестве 114 штук. Некоторые из них даже попали в экспозицию музея. Но не надолго…

Экспозиция просуществовала здесь всего несколько лет – в 1970 году после визита специалистов-искусствоведов из Лимы она была упрятана в запасники. В настоящее время в музее, в так называемой «коллекции Колка», имеется 121 камень с рисунками, но все это сложено в подвалы, доступ куда категорически запрещен.

Американский исследователь камней Ики Дон Паттон на протяжении последних лет неоднократно пытался ознакомиться с этой коллекцией, но в музее ему категорически отказывали. Наконец, в 2002 году он добился разрешения от Департамента культуры провинции Ика. Коллекцию он увидел, сумел пересчитать количество камней в ней и провести их поверхностное изучение. Однако ему разрешили сделать всего три фотоснимка.

Ознакомившись (пусть хоть и в столь жестких условиях) с коллекцией, Паттон сделал вывод, что камни в Региональном музее Ики по всем своим параметрам аналогичны тем, что были собраны Кабрерой – наиболее крупным коллекционером камней с рельефными рисунками…

Доктор Хавьер Кабрера был профессиональным хирургом и прямым потомком основателя города Ики – конкистадора, выходца из знатного испанского рода, дона Херонимо Люис де Кабрера и Толедо. Семья Кабреры из поколения в поколение проживала в центре города. Здесь на главной площади Пласа дель Армас и сейчас стоит их семейный особняк, в котором располагается собрание камней Ики.

История коллекции Кабреры началась в 1966 году, когда его друг детства и постоянный пациент Феликс Льоса Ромеро подарил ему небольшой камень овальной формы, с выгравированным на нем изображением странной рыбы. Поначалу Кабрера не придал этому камню особого значения и использовал его лишь в качестве пресс-папье для бумаг на своем рабочем столе. Чуть позже, обратив на странности изображенной на камне рыбы, Кабрера с удивлением обнаружил, что рисунок сильно напоминает древнюю кистеперую рыбу под названием «целакант». Целакант к этому времени уже был известен науке, и его изображения были доступны в популярной литературе.

Доктор Кабрера заинтересовался происхождением столь странного изображения на камне и обратился с расспросами к своему другу Феликсу. Тот поведал, что камень он получил от своего брата, который собрал уже целую коллекцию. Феликс рассказал также, что камни со странными рельефными изображениями на протяжении многих лет находят местные крестьяне на своих полях, и вдобавок их добывают грабители могил в древних погребениях. Доктор Кабрера, как сам он писал позже, вспомнил, что за тринадцать лет до этого уже видел подобный камень с изображением странной птицы, который нашли рабочие его отца при вспашке поля.

Узнав о проявившемся у Кабреры интересе к разрисованным камням, братья Сольди предложили ему купить часть коллекции, поскольку в их доме уже не оставалось места для хранения, и им приходилось складывать камни под открытым небом. Доктор Кабрера согласился и выкупил у Сольди 341 камень за сумму в 7000 старых перуанских солей, что в те годы соответствовало примерно 140 маркам ФРГ или 45 долларам США – деньги более чем скромные даже для  провинциального перуанского городка.

В музее Кабреры

Фото.11

В музее Кабреры

Операция на головном мозге

Фото.12

Операция на головном мозге

Люди верхом на динозавре

Фото.13

Люди верхом на динозавре

Именно эта первая партия камней стала основой и даже в определенном смысле «стимулирующей затравкой» для будущей коллекции Кабреры. Дело в том, что в ней оказалось несколько рисунков, изображающих сложные медицинские операции. И Хавьер Кабрера, будучи профессиональным хирургом,  не мог не обратить на них пристального внимания. С этого времени он начал сам активно собирать информацию о камнях с рисунками и коллекционировать их, собрав в общей сложности порядка одиннадцати тысяч камней. Впрочем, общее количество камней Ики – с учетом других коллекций и того, что вывезено за рубеж, – Кабрера оценивал даже не в десятки, а сотни тысяч единиц!..

Новое увлечение оказалось столь захватывающим и всепоглощающим, что Кабрера в конце концов оставил свою работу на кафедре хирургии в местном Университете (который он ранее же и основал), сохранив лишь частную врачебную практику. А во второй половине 60-х годов Кабрера стал директором Дома культуры города Ики (Дом Культуры также основал он) и в 1968 году выставил там свою коллекцию.

Параллельно с этим Кабрера развил бурную деятельность по пропаганде своей коллекции, стараясь заинтересовать этим феноменом представителей официальной науки. Он выступал с лекциями, давал интервью, публиковал свои статьи в прессе. Это привело к тому, что за весьма небольшой срок камни Ики стали известны не только в Перу, но и за рубежом.

Кроме того, в самом начале 70-х годов доктор Кабрера передал около 50 камней из своей коллекции представителям перуанской телекомпании «Би-Би-Си» для только что созданного в Лиме Национального Музея Аэронавтики (см. ранее). Все переданные им в этот музей камни имели схожие сюжеты – они изображали полеты человека на странных летательных аппаратах, а также верхом на птицах и ящероподобных летающих существах.

Кабрера неоднократно пытался получить официальное разрешение на проведение раскопок с привлечением профессиональных археологов с целью подтвердить древность разрисованных камней – благо некоторые из уакерос соглашались даже показать место своих находок. Однако на все свои запросы Кабрера получил категорический отказ.

Как это нередко случается, его активная деятельность по привлечению внимания профессиональных археологов и историков к изучению коллекции в итоге привела к прямо противоположным результатам. Камни Ики были объявлены современной подделкой. Впрочем, это и неудивительно. Ведь почти треть собранных Кабрерой камней содержит изображение динозавров. Причем не просто динозавров, а во взаимодействии их с людьми!.. Люди сражаются с динозаврами, охотятся на них, используют в качестве домашних животных и даже нянчат их детенышей!.. Есть и сцены, в которых наоборот взрослые динозавры присматривают за человеческими детьми!..

Признать подлинность камней Ики в этом случае означает одно – необходимо как-то объяснять происхождение столь странных сюжетов. А тут имеется всего два варианта. Либо вставать на точку зрения, согласно которой человек и динозавр в какой-то период прошлого сосуществовали вместе, чему категорически противятся палеонтологи, поскольку это полностью противоречит принятым взглядам на эволюцию. Либо признать, что древние обитатели Перу каким-то образом получили детальнейшее знание о динозаврах, что абсолютно неприемлемо для историков. И в том, и в другом случае стройная картинка прошлого требует кардинального пересмотра. Естественно, что представители академической науки и не могли пойти на подобное.

Вдобавок, сам Кабрера невольно способствовал негативной реакции научного сообщества на свою коллекцию, поскольку выдвинул версию о том, что камни – своеобразная «библиотека» человеческой цивилизации, которая существовала на нашей планете миллионы лет назад, но покинула ее в преддверии какого-то катаклизма, переселившись в район Плеяд. Ясно, что разговоры о подобной цивилизации, равно как и упоминания Кабрерой утонувших материков Му и Атлантида, найти позитивного отклика у историков и археологов не могли.

В ответ на активность доктора Кабреры была организована целая компания по дискредитации как его коллекции, так и его самого. Коллекция камней Ики была объявлена современной подделкой, что и поспешили раструбить средства массовой информации, явно получившие на это заказ. Нашлись даже несколько уакерос, которые «сознались» в том, что они якобы и создали рисунки на камнях ради денег, которые они будто бы получили от Кабреры за эти камни (хотя эти же уакерос в дальнейшем и признали, что у них не было особого выбора перед лицом ультиматума – либо сесть в тюрьму за свою причастность к «черной археологии», либо дать показания в пользу версии фальсификации камней Ики).

Впрочем, ни сам доктор Кабрера, ни другие исследователи не отрицали как такового факта наличия поддельных камней Ики. Но имитации появились на рынке только в самом конце 60-х годов ХХ века, когда вокруг камней Ики началась шумиха, и они стали известны широкой публике. Ныне же туристам вообще с готовностью продают имитации с изображениями (чаще всего фигур Наска) на камнях всего за доллар-другой. А за еще небольшую дополнительную сумму продавец тут же продемонстрирует, как на куске гальки можно нацарапать изображение стальной проволокой.

Однако разница между подделками и оригинальными камнями Ики настолько велика, что любой легко определит ее на глаз. Изображения на сувенирных имитациях процарапаны небрежно, сюжеты незамысловаты и ограничиваются максимум одним-двумя персонажами. Да и размеры таких камней невелики – с кулак или чуть более. Между тем на оригинальных камнях сюжет нередко гораздо более развернут, в него помимо просто персонажей часто включено какое действие. Рисунок оригинальных камней выполнен, как правило, очень тщательно – нередко с использованием весьма нетривиальной техники нанесения (см. чуть далее). Да и размеры камней в коллекции Кабреры порой таковы, что достигают более метра в диаметре и веса до полтонны – и такие камни часто сплошь покрыты детальнейшим рельефом!.. Это требует колоссальных трудозатрат, которые ни в коем случае не окупились бы, продай современный мастер подобную «фальшивку» доктору Кабрере.

Для уакерос же нет никакого смысла заниматься подделками камней, поскольку спроса на них у зарубежных туристов и скупщиков древностей практически нет. Между тем департамент Ика – самый настоящий рай для археологов, не только профессиональных, но и «черных». Земля здесь буквально нашпигована древними погребениями. Ведь всего 500 лет назад эта местность не была столь пустынной как ныне. Когда в XVI веке сюда пришли испанцы, тут были зеленые речные долины, покрытые густыми зарослями деревьев и кустарников. И на протяжении тысяч лет эта территория была плотно заселена земледельцами, в захоронениях которых и находят гравированные камни со странными изображениями. Но в этих же захоронениях обнаруживаются прекрасно сохранившиеся разноцветные ткани, оружие, расписные керамические сосуды и даже серебряные и золотые ювелирные изделия. Это все ценится гораздо дороже, и именно на этих предметах уакерос делают свой основной «бизнес».

Нам удалось познакомиться с одной семьей, которая из-за чрезвычайно низких заработков на своей официальной работе вынуждена подрабатывать торговлей предметами из древних захоронений. Этим тут промышляют многие, но, конечно же, никто подобную деятельность не афиширует, и наше знакомство состоялось лишь потому, что с этой семьей Андрей Жуков познакомился еще в прошлый свой визит (в ходе которого его – также по знакомству – свели с этой семьей).

Мы торговлей древностями не занимаемся, и нас интересовали лишь камни с рисунками. Поскольку эти камни официально считаются подделкой и «не представляют исторической ценности», постольку вывоз их за границу не считается преступлением и не связан с нарушением законов. И мы могли совершенно с чистой совестью приобрести у этой семьи уакерос несколько камней с рельефными рисунками (в том числе и с динозаврами!) и привезти их домой. Так что и в отказе официальной науки от признания подлинности камней Ики есть определенные положительные моменты. Как говорится, нет худа без добра…

Изготовление сувенира

Фото.14

Изготовление сувенира

Предметы из коллекции уакерос

Фото.15

Предметы из коллекции уакерос

Выдающийся сын города Ика – Хавьер Кабрера

Фото.16

Выдающийся сын города Ика – Хавьер Кабрера

Так вот. Для сравнения: камни размером с хорошую дыню и весьма тщательно проработанными рельефными изображениями, немного поторговавшись, мы смогли купить всего по 200 долларов за штуку. А за довольно простой расписной керамический сосуд культуры Наска с нас запросили аж в три раза дороже!.. Так какой смысл для уакерос вообще может иметь трудоемкая подделка камней?.. Ведь если уж и заниматься фальсификацией, то куда проще сделать глиняный сосуд и разрисовать его, чуть подработав под старину.

И что бы ни заявляли официальные власти по поводу современного производства камней Ики, источник их происхождения хорошо известен. Дело в том, что камни с рельефными рисунками находили и еще даже продолжают находить в местных погребениях. Это индейские культуры паракас, наска, ика, которые датируются археологами I тысячелетием нашей эры…

Хавьер Кабрера практически перестал пополнять свое собрание после 1975 года. Он посвятил себя изучению тех камней, которые уже накопились в его доме. Кабрера всегда охотно принимал исследователей и журналистов, приезжавших к нему для ознакомления с коллекцией, сам проводил экскурсии по домашнему музею для туристических групп.

На мой взгляд, весьма показательным является то, что, несмотря на всю достаточно скандальную предысторию, связанную с коллекцией, муниципальные власти в 1988 году наградили доктора Кабреру почетным титулом «Любимый сын города Ики». А в октябре 2001 года за два месяца до своей смерти Кабрера был награжден золотой медалью и еще одним титулом – «Выдающийся сын города».

После смерти Хавьера Кабреры коллекция перешла по наследству к его дочерям, младшая из которых Евгения возглавила музей. Исследовательскую работу отца она продолжать не стала, но вместе со своими друзьями и некоторыми родственниками учредила Ассоциацию камней Ики. Главной задачей Ассоциации являлся сбор средств для постройки нового музея под собрание отца. Однако дело явно не заладилось. И ныне коллекция так и продолжает храниться все в том же помещении, более напоминающем склад, нежели музей. Более того, из-за нерешенных проблем и сложностей музей фактически закрыт, и попасть в него не так-то просто, поскольку Евгения живет не в Ика, а в Лиме. Хотя мы посетить музей смогли без каких-либо затруднений, благодаря помощи знакомых местных археологов, которые заранее обо всем договорились, и поэтому нашего приезда тут ожидали…

При осмотре собрания в музее Кабреры мы не обнаружили в нем каких-либо явных, бросающихся в глаза подделок. Да, некоторые рисунки были довольно простыми на небольших камнях. Однако и они не производили впечатления какой-то фальсификации. Конечно, мы осмотрели далеко не все даже из того значительно поредевшего собрания Кабреры, которое имеется на сегодняшний день. Но как бы то ни было, сомнений в подлинности камней в коллекции у нас не возникало.

Другое дело, что даже поверхностное ознакомление с коллекцией Кабреры обнаруживает, что камни Ики выполнены разными мастерами и, скорее всего, даже в разное время. И из сравнения как содержания изображений, так и качества их исполнения, само собой у нас возникла версия, что мы имеем дело тут с двумя отдельными группами изделий. Есть как бы «исходные» камни с тщательно проработанным рисунком и сложными развернутыми сюжетами, а есть и явное подражание этим «исходным» камням – более незамысловатое по сюжету и более простое, с точки зрения технологии нанесения рисунка.

Впрочем, изучая свое собрание, Кабрера также пришел к выводу, что древние индейцы пытались подражать неким священным для них образцам, которые были созданы задолго до этого совсем другими мастерами, и сами также вырезали рисунки на камнях, не понимая даже порой их символики. Поэтому он разделил камни на две категории. Первая – подлинные камни, изготовленные древним неизвестным человечеством; и вторая – копии, сделанные в известных индейских культурах. Во второй категории Кабрера выделил три типа камней: точные копии древних оригиналов; камни с изображениями жизни самих индейских культур; смешанный тип с изображениями древних символов и образов, а также индейских мотивов. Причем первую категорию Кабрера считал преобладающей.

Хавьер Кабрера, не сомневаясь в том, что большинство гравированных камней происходит из погребений доиспанских культур, считал при этом, что камни попали туда вторично – уже много позже времени своего создания. В своей книге, которую он издал по результатам своих исследований загадочных рисунков, он неоднократно намекает на существование некоего таинственного «хранилища» гравированных камней, созданного древней цивилизацией именно для сохранения своего наследия. Он считал, что древние индейцы наткнулись на это тайное «хранилище» и использовали камни в качестве священных предметов. Более того, по мнению Кабреры, индейцы восприняли наследие древней цивилизации как наследие богов или обожествленных предков и использовали его в своих культурах.

* * *

Абсолютно одинаковых изображений на камнях в коллекции Кабреры нет. Попадаются схожие вплоть до деталей, но они все-таки отличаются друг от друга. Иногда такие камни образуют как бы целую «серию», в которой изображения предстают в виде своеобразной «раскадровки» некоего действия, а каждый отдельный камень представляет какой-то момент этого действия.

Сюжеты самые разнообразные. Так значительную часть коллекции Кабреры составляют камни с изображением сцен из жизни древнего общества. Здесь есть все – семейные и супружеские сцены, войны и сражения, рождение детей и похороны, рыбалка и охота. Не только на динозавров, но и на обычных животных и птиц. Есть изображения религиозных церемоний и что-то похожее на «сексуальную практическую магию». И если бы собрание доктора Кабреры состояло бы только из таких камней, она бы уже давно была бы признана подлинной и использовалась историками для реконструкции жизни древних индейцев.

Однако есть целая серия изображений животных, которых во времена известных историкам индейских культур на американских континентах не было – они водились лишь на других материках. Это – слоны, жирафы, кенгуру, лоси, олени, верблюды, коровы и лошади. Причем лошади запряжены в повозки. И мало того, что у повозок есть колеса, с которыми, как считается, индейцы не были знакомы – форма повозок такая, которая была типична для… Древнего Шумера!..

Для того, чтобы нарисовать подобное на камнях, индейцы должны были пересекать тысячи километров океанских просторов и возвращаться назад. Или по крайней мере контактировать с представителями других народов, которым это было под силу. И автоматически возникает версия о том, что в древние времена люди вовсе не сидели на своих материках, довольствуясь лишь скромными каботажными вылазками вдоль берега на утлых суденышках, а могли спокойно пересекать океаны в обе стороны.

Впрочем, версия активных трансатлантических и даже транстихоокеанских контактов далеко не нова и имеет массу косвенных и даже прямых подтверждений на уровне реальных артефактов. Из них, на мой взгляд, наиболее показательны такие как, например, египетские иероглифы на тихоокеанском побережье Австралии, повествующие об экспедиции под руководством сына фараона IV династии Джедефра; наличие в египетских мумиях кокаина, который добывается из коки, произрастающей только в Южной Америке; и чаша в музее Ла-Паса со значками, чрезвычайно похожими на шумерскую клинопись (см. далее).

Бытовые сцены на камнях Ики

Фото.17

Бытовые сцены на камнях Ики

Слон, жираф, кенгуру, лось, лошадь в повозке

Фото.18

Слон, жираф, кенгуру, лось, лошадь в повозке

Ракоскорпион на камне из коллекции Кабреры

Фото.19

Ракоскорпион на камне из коллекции Кабреры

Однако есть и другой вариант объяснения этих изображений. Дело в том, что практически все эти животные (особенно если посчитать «слона» вовсе не слоном, а мамонтом) обитали и на американских континентах. Правда, было это не во времена известных историкам индейских культур, а гораздо раньше – в Плейстоценовый период, закончившийся вместе с так называемым «последним Ледниковым периодом» примерно 12 тысяч лет назад. Впрочем, предположение о том, что на камнях Ики изображены вымершие столь давно животные, еще более «возмутительно» для историков, нежели версия активных трансокеанских контактов в древности…

То же, что речь может идти о вымерших животных, подчеркивает наличие среди изображений на камнях Ики странного существа, которое Кабрера считал агнатой – древней бесчелюстной рыбой. Правда, это древнее животное всегда показано с полным ртом зубов. Более того, оно почему-то изображается с такими деталями, которые позволяют (по версии Андрея Жукова) интерпретировать его иначе – как представителя древних морских хищников – ракоскорпионов. Но по данным палеонтологии, ракоскорпионы жили в период палеозоя, а это от 300 до 500 миллионов лет назад!..

Между прочим, камней с их изображением в коллекции Кабреры более 200 штук. Неужели это всего лишь мания современных фальсификаторов, которые почему-то запали именно на ракоскорпионов?..

И уж заведомо не современные животные – динозавры – присутствуют на весьма значительной части камней в музее Кабреры, составляющей почти треть его коллекции.

В принципе, для нас – людей, живущих уже в начале XXI века – динозавры как таковые не представляют чего-то особо удивительного. Современные дети с самых ранних лет сталкиваются с динозаврами в виде игрушек и героев мульфильмов. А в художественных, документальных и научно-популярных фильмах, благодаря новейшим средствам графики, динозавры уже не ограничиваются присутствием в качестве статических фигур или чучел из папье-маше, а двигаются и ведут себя практически как живые существа из реальной жизни.

Однако в случае с камнями Ики мы имеем два важных момента. Во-первых, изображения на этих камнях созданы не сейчас и даже не полсотни лет назад, а как минимум (по самым консервативно-строгим оценкам, если ориентироваться лишь на возраст захоронений, в которых их обнаруживают) тысячу лет назад. И во-вторых, динозавры изображены в тесном взаимодействии с человеком.

Если отбросить версию фальсификации (которую мы и не будем далее рассматривать всерьез в силу ее полнейшей несостоятельности), то самое простое и самое популярное ныне объяснение сюжетов с динозаврами на камнях Ики сводится к версии, что некогда в прошлом люди и динозавры жили бок о бок друг с другом. Этой версии, в частности, придерживается и перуанский археолог, профессор Вилли Муньес, который помогал нам в организации визита в музей Кабреры. Правда, в отличие от Хавьера Кабреры, профессор Муньес полагает, что люди и динозавры сосуществовали вместе на нашей планете вовсе не за многие миллионы лет до настоящего момента, а всего с десяток тысяч лет назад.

Тут надо заметить, что в силу значительной удаленности Перу от ведущих мировых научных центров местные туристические гиды и даже профессиональные археологи и историки позволяют себе иметь и высказывать такие взгляды, которые выходят далеко за рамки официальной версии истории, и за которые в других странах научное сообщество их просто бы «распяло и отправило на костер» (образно выражаясь, конечно).

Свою позицию профессор Муньес объясняет не только изображениями динозавров на артефактах местных индейских культур (такие изображения встречаются тут в изобилии не только на камнях Ики, но и на керамике, тканях и изделиях из дерева, хотя и в гораздо более стилизованном виде), но и целым рядом археологических находок. По его словам, в районе пустыни Окукахе были обнаружены кости динозавров рядом с человеческими костями. Такие же находки были сделаны значительно севернее – в районах Амазонии. А на территории Аргентины были найдены человеческие кости, которые лежали даже глубже костей динозавров. Причем во всех случаях кости и динозавров, и людей находились в окаменевшем состоянии…

Человек в тесном взаимодействии с динозаврами

Фото.20

Человек в тесном взаимодействии с динозаврами

Перуанский археолог, профессор Вилли Муньес

Фото.21

Перуанский археолог, профессор Вилли Муньес

«Страница» из «Энциклопедии динозавров» Ики

Фото.22

«Страница» из «Энциклопедии динозавров» Ики

Однако в таком «лобовом» подходе к соседству динозавров и людей на камнях Ики, на мой взгляд, кроется глубочайшая ошибка. И подтверждением этому может служить наша обычная жизнь. Мы, как упоминалось выше, тоже буквально «окружены» динозаврами. Но мы ведь с ними вовсе не живем в одно и то же время.

Только представьте себе археолога будущего, который найдет какую-нибудь современную детскую книжку или комиксы с изображением динозавров. Или вообще обнаружит и сможет посмотреть фильм из серии «динотопии». Он что – тоже должен будет сделать вывод, что мы жили одновременно с динозаврами?..

Понятно, что такой вывод абсурден. Тогда почему ему не быть столь же абсурдным при подходе к камням Ики?..

Что же касается археологических находок костей людей и динозавров в Южной Америке, то и тут может быть совсем иная причина их обнаружения по соседству. Дело в том, что в ходе своей экспедиции мы обнаружили массу следов такого события в прошлом как Всемирный Потоп (см. далее). Для Южной Америки «основным поражающим фактором» этих событий явилась гигантская – высотой в несколько километров – цунами, которая пришла сюда со стороны Тихого океана.

(Тем, кого заинтересует более детальный анализ такого вопроса как Потоп, я могу порекомендовать ознакомиться с моей статьей «Всемирный Потоп: расчеты и реальность», которая доступна в Интернете. Уточненный и дополненный вариант этой статьи вошел также в качестве Приложения в мою книгу «Древняя Мексика без кривых зеркал», которая опубликована издательством «Вече» в 2008 году).

Достаточно очевидно, что воздействие подобной цунами не ограничивалось лишь тем, что на какое-то время значительная часть суши этого континента оказалась покрыта водой. Цунами неизбежно должна была буквально содрать верхний слой земли и утащить за собой сначала вглубь материка, а затем – когда вода начала «откатываться» назад – также активно потащить свое содержимое в сторону океана. Естественно, что все, что находилось в этом содранном волной верхнем слое земли, в этих условиях испытало кардинальное перемешивание. И любой, кто хоть раз в жизни наблюдал за морским прибоем и тем, как прибой изменяет край суши, легко может представить себе последствия воздействия потопной цунами на Южную Америку. Эти последствия тут настолько велики, что ориентироваться на текущее расположение допотопных (ориентировочно – ранее середины XI тысячелетия до нашей эры) археологических слоев, строго говоря, вообще нельзя – так называемый стратиграфический метод для них просто не работает.

Ясно, что в результате подобного воздействия со стороны потопной цунами из-за перемешивания слоев самого разного возраста совсем рядом могли оказаться кости динозавров, вымерших десятки и даже сотни миллионов лет назад, и кости людей, живших тут совсем незадолго до Потопа или вообще погибших в ходе него.

Правда, остается проблема окаменевшего состояния костей как динозавров, так и людей. Однако, во-первых, еще неизвестна степень окаменения останков. И во-вторых, в самом процессе окаменения еще далеко не все ясно – то тут, то там мы сталкиваемся с примерами того, что окаменение органических останков идет совсем иначе, нежели мы себе сейчас представляем…

Иной вариант объяснения соседства людей и динозавров на камнях Ики способна подсказать опять-таки наша современная жизнь. Мы не живем рядом с динозаврами, мы просто знаем о них. Знаем, благодаря такой науке как палеонтология. И изображаем динозавров одновременно с людьми только либо для усиления эмоционального эффекта (если речь идет, например, о художественных фильмах), либо для повышения наглядности при передаче этого знания друг другу (скажем, в научно-популярных фильмах). Так почему бы тем же мотивам не быть и у древних художников, создававшим изображения на камнях Ики?..

На камнях Ики отражено вовсе не реальное сосуществование человека и динозавра, а всего лишь факт знания людей о динозаврах!.. Такое объяснение, на мой взгляд, гораздо более логично. Более того, оно позволяет избежать кардинального пересмотра всей картины эволюции на нашей планете и не входить в противоречие с тем огромным массивом данных, который уже накопили такие науки как палеонтология и археология.

Другое дело, что возникает вопрос об источнике этих знаний у индейцев тысячу (а то и существенно более) лет назад. Ведь ни палеонтологией, ни даже археологией они явно не занимались. А «из воздуха» такое знание появиться просто не может. Должен быть какой-то вполне осязаемый и реальный его источник. Но и «альтернативщикам», и представителям академической науки давно известны случаи появления у древних народов «запредельного» для них знания. И камни Ики тут – вовсе не единичный случай.

X