Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Оглавление

Глава I

О том, как впервые у индейцев Перу был установлен твердый порядок и образована система управления.

Глава II

О том, как семейства Куско возвысили Manco Capac в качестве своего господина, и о посольствах, которых другие вожди послали к нему.

Глава III

О драматических событиях, которые произошли в Куско в то время, как король Manco Capac и вожди областей готовились к празднованию бракосочетания.

Глава IV

О том, как из-за смерти Manco Capac и соседних вождей случились большие войны между их преемниками, и о конце распри, который был вызван странным случаем

Глава V

Об уважении, с которым относились к Sinchi Cozcue Pachacuti, его сыновьям и родственникам; и об итогах войны, которую вожди Antaguailas развязали против них

Глава VI

О распоряжениях Inti Capac Yupanqui в Куско по вопросам религии и управления

Глава VII

О других указах, которые король Inti Capac издал для эффективного управления своим королевством и о его смерти

Глава VIII

О знаках. Которые появились в небе в период правления Manco Capac, второго под этим именем

Глава IX

О том, что произошло во время правления этого короля в Куско, и о появлении гигантов в Перу

Глава X

О короле Titu Yupanqui Pachacuti и о реформах, которые он провел в своем королевстве

Глава XI

О других королях Перу и некоторых событиях их правления

Глава XII

Продолжает последовательность королей Перу

Глава XIII

О событиях и последовательности некоторых королей Перу

Глава XIV

О замешательстве, вызванном в Куско нашествием странных народов в Перу, из-за которого была утеряна письменность

Глава XV

О событиях во время правления Tupac Cauri Pachacuti Седьмого, и о других королях Пер

Глава XVI

О происхождении королей Ingas и способе, посредством которого они получили власть

Глава XVII

В которой продолжается описание событий предыдущей главы и их итога

Глава XVIII

О браке Inga Roca

Глава XIX

О том, как король Vilcas и другие вожди подчинились Inga Roca, и о его возвращении в Куско

Глава XX

О том, что случилось с Inga Capac Yupanqui и его братом, и о жизни других Ingas

Глава XXI

Некоторые детали, касающегося прошлого и тайн Inga Sinchi Roca

Глава XXII

О том, как Inga Sinchi Roca торжественно вошел в Куско, и о его смерти

Глава XXIII

О времени, когда начал править Inga Huira Cocha, о его делах и свершениях

Глава XXIV

Как Inga Huira Cocha ушел из Куско для завоевания Chachapoyas и Paltas

Глава XXV

О том, что Inga Huira Cocha делал в Кито, и как он послал отряды на завоевание Cofanes

Глава XXVI

О том как Inga Huira Cocha вернулся в провинцию Canares и победил ее; и о причинах, по которым эта область называется Tumipampa

Глава XXVII

О Tupac Yupanqui, восьмом из Ingas, и о том, как его сын, Huaina Capac, последовал за ним

Глава XXVIII

Как вождь Cayambe укрепился с многочисленными отрядами на озере Yaguarcocha, и как Inga победил его

 

Глава XIV*.

О замешательстве, вызванном в Куско нашествием странных народов в Перу,
из-за которого была утеряна письменность.

[* В этой Главе отражен период общего культурного упадка, который, возможно, продолжался несколько поколений приблизительно с 900 по 1100 гг. н.э.. Это было время всеобщих потрясений и хаоса, сопровождаемое войнами, вторжениями и бедствиями. По-видимому, имел место общий разброд и шатание, и по этой причине период, непосредственно предшествующий инкскому периоду, может действительно рассматриваться как «Темный Век».

Wiesse, Carlos. 1913. Las Civilizaciones Primitivas del Peru. Lima. pp. 121-149.]

Настолько велико было волнение, испытываемое в это время жителями Куско и всех областей королевства как из-за такого количества чудес и предзнаменований, которые появлялись в небе каждый день, большого разнообразия комет и непрерывной дрожи земли и разрушения зданий, так и из-за множества племен, которые прибыли со всех направлений, сея новые разрушения и изгоняя жителей королевства с их мест, что король Titu Yupanqui Pachacuti переполнился тревогой и печалью и не делал ничего кроме жертвоприношений богам. Тревога усиливалась из-за того, что провидцы, tarpuntaes, alcahuizas и другие маги и жрецы* говорили ему, что внутренности животных указывают на плохие предсказания и предрекали неудачу во всем, и что chiqui, поскольку они указывают неудачу, преобладали во всех вопросах, касающихся короля. Поэтому этот король, Titu, приказал предупредить всех своих губернаторов и военноначальников и приготовился к обороне, укрепив лагеря и крепости и приказав постоянно быть начеку (в отношении врагов) и увеличить количество шпионов повсюду.

[*Падре Arriaga пишет немало о магах:

«Это люди, которых мы обычно называем колдунами, хотя те, кто убивают колдовством, редки, на общем языке называются Vmu и Laicca, а в некоторых регионах Chacha и Auqui или Auquilla, и их надо бы называть падре или старик, но поскольку они имеют различные сферы деятельности, они имеют несколько специальных названий.

Huacapvillac, что означает «Тот, кто говорит с Huaca», имеет самый высокий ранг и присматривает за Huaca, общается с ней и сообщает людям вести, которые, как он притворяется, она говорит ему, хотя иногда Демон появляется во время церемоний на Huacas, чтобы склонять их к идолопоклонничеству, навязывать свои мифы и порицать тех, кто не соблюдает культ почитания Huacas.

Malquipvillac, «Тот, кто говорит с Malquis» исполняет те же самые обязанности по отношению Malquis, что и предыдущий с Huacas.

Также есть Libiaopavillac, «Тот, кто говорит с молнией», и Punchaupvillac, «Тот, кто говорит с Солнцем».

Каждый из них имеет слугу и помощника, которого называют Yanapac, «Тот, кто помогает». И во многих местах, используя наше слово, они называют его Ризничим, потому что прислуживает при жертвоприношениях, и когда главный жрец отсутствует, помощники занимают его место, хотя не всегда.

Masca или Viha – те, кто заботятся о соблюдении массы безделушек и суеверий, которое совершаются перед обычной жертвой Huaca или Conopa (по указанию) лица, который сведущ в этом.

Aucachic, который в Куско называется Ichuris, является Исповедником; это не отдельная должность, а всегда сопровождает вышеупомянутых Villac или Macsa. Это может быть любой человек из его Ayllo, даже его жена и его сын. Эти исповеди всегда были обязательны для обрядов на их Huacas, и при сборах в длительную поездку. И они настолько аккуратны в исполнении этого обряда, что я встречал некоторых подростков, которые никогда не исповедовались никакому Священнику нашего Бога, но кто уже исповедовался три или четыре раза этим слугам Дьявола…

Acuac или Accac – «Тот, кто создает chichi для пиров». И (он заботится) о жертвоприношениях Huacas. И на побережье (эти служители) – мужчины; в горной местности – женщины, а в некоторых местах эти обязанности возлагаются на девочек.

Socacy – волшебник и тот, кто предсказывает по маису. Он рассыпает зерна маиса, не пересчитывая их, а затем бросает одно в одну сторону и следующий в другую и, согласно тому, выйдет ли поровну или нечетное число, считается, что это – хорошее или плохое предзнаменование…

Rapiac – также волшебник, он отвечает на вопрос своими руками; если у него подрагивает правая рука, он говорит о хорошем предзнаменовании, если левая – о плохом.

Pacharicuc или Pacchacatic или Pachacuc, является другим волшебником, который гадает по паукам под названием Paccha, и также Oroso, очень большим и волосатым. Когда он спрашивает их о чем-нибудь, он идет искать их в отверстиях в стенах и под камнями, он накрывает их тряпкой или засыпает землей и бьет небольшой палкой, пока не оторвутся лапки, и затем он смотрит, каких лап не достает, и на основании этого он предсказывает.

Moscoc – тот, кто предугадывает посредством снов. Человек приходит, чтобы спросить его о чем-то, и, если мужчина консультируется с ним, он берет его huaraca с головы или chuspa или мантию, или какую-то другую части его одежды; а если это – женщины, он просит ее chumbi или пояс, или что-то подобное; и уносит это домой и спит на нем, а затем отвечает в соответствии с тем, что ему приснилось…

Hacaricuc или Cuyricuc – «Тот, кто исследует морских свинок» и, вскрывая их ногтем, смотрит, откуда течет кровь или какая часть внутренностей дрожит. Этот метод очень широко использовался римскими язычниками…»

Arriaga, Pablo Joseph de. 1621. Extirpacion de la Idolatria del Peru. Lima. p. 17.]

В то время как совершались эти приготовления, была получена новость, что бесчисленные вооруженные орды шли через Collao, и что приближались свирепые люди, перешедшие Анды, и что среди них были какие-то черные люди; и те же самые вести с Побережья. И все они подготовили большие армии и разоряли захватываемые области, покоряя деревни и города. Губернаторы регионов, через которые они проходили, не могли сопротивляться им. Так что король решил собрать все свои силы, чтобы выступить против врагов. Против людей Collao он послал одну часть военноначальников, а других он послал для организации сопротивления жителям Анд на опасных перевалах и мостах через реки. Titu Yupanqui с главной частью своей армии расположился на высоких горах, которые называются Pucara, и построил много andenes*, траншей и т.п. таким образом, что каждая из них имела только один очень узкий вход на [первую платформу] горы, а другой – напротив его, и так далее до самой высокой платформы, где король расположил склады и необходимые запасы. В целом цитадель образовывала конус, и вся армия была размещена в andenes и была разделена между двумя крепостями. Укрепившись таким образом, король получил известие, что враг подошел ближе, и вопреки совету его людей он приказал дать сражение, которое было очень жестоким. Король Titu Yupanqui был сражен стрелой, когда он перемещался с места на место, подбадривая людей со своих золотых носилок, и как только те, кто нес носилки, увидели много крови и распростертое безжизненно на носилках тело своего короля, они встревожено закричали, и мгновенно по всей армии разнеслась весть, что король погиб, так что все солдаты, потеряв храбрость, отошли в крепость с телом погибшего короля.

[* Перуанская anden – искусственно построенная терраса для защиты в войне или для сельскохозяйственных целей. Бесчисленные лиги andenes образуют поразительную особенность Перуанских пейзажей. Они очень увеличили пахотные земли. - M.]

Враг развил свое преимущество, и в сражении много военноначальников было убито с обеих сторон. Люди Titu Yupanqui тайно вынесли его тело и доставили его в Tamputocco; позже с просьбой похоронить умерших они отправили послов к врагу, который отмечал свою победу грандиозным пиром. Разрешение не было дано, и через короткое время воздух оказался загрязнен и заражен так, что обе армии почти все погибли. Amautas говорят, что враг ушел, но осталось пятьсот солдат, которые укрылись в Андах, бросив больных. Они убили всех людей из армии короля (кого они смогли настигнуть), а те, кто выжил, собрались в Tamputocco, куда смрадный запах не проникал. Области королевства, узнав о смерти короля, восстали, а жители Tamputocco погрязли в спорах между собой в вопросе выбора нового короля.

Таким образом управление Перуанской монархией было разрушено и погибло. Оно не было восстановлено в течение четырехсот лет, а знание письменности было утеряно. В каждой области индейцы выбирали своего собственного короля, а наследником Titu был Titu Huaman Quicho, очень молодой мальчик. Количество преданных ему было мало и не могло сравниться с другими. Они пошли в Tamputocco и там провозгласили его своим королем, потому что из-за восстаний никто не мог жить в Куско, все было в хаосе. И поскольку люди постепенно перебирались жить в Tamputocco под защиту короля, Куско почти опустел, и только храмовые жрецы оставались там.

Преданные молодому королю вассалы были счастливы в Tamputocco, где, согласно легендам amautas, находилась та самая знаменитая пещера, откуда произошли индейцы, и они уверенно утверждают, что там никогда не было ни землетрясений, ни эпидемий, ни подземных толчков. И если бы злой рок преследовал молодого короля, они могли бы скрывать его в пещере как в святом месте. Король достиг совершеннолетия и прожил тихо много лет. Он называл себя королем Tamputocco, а не Куско, хотя иногда он ходил поклоняться в храм (в Куско). Он оставил своим наследником Cozque Huaman Titu, который прожил двадцать пять лет. С ним и его преемниками не связывают ничего примечательного до возвращения в Куско.

За Cozque Huaman Titu последовал Cuyo Manco (Cuis Manco?); он правил пятьдесят лет. Huillca Titu последовал за ним и правил тридцать лет. Sairi Tupac последовал за ним и правил сорок лет. Tupac Yupanqui, первый под этим именем, последовал за ним и правил двадцать пять лет. Huayna Tupac, третий под этим именем, последовал за ним; он хотел восстановить город Куско, но по совету провидцев он воздержался от этого; он правил тридцать шесть лет. Он оставил своим наследником Guanacauri, который правил десять лет и оставил своим наследником Huillca Huaman, который правил семьдесят лет и оставил наследником Huaman Capac. Этот король правил сорок лет, и за ним последовал Paullu Raymi*, который правил девятнадцать лет и оставил своим наследником Manco Capac Amauta, за которым последовал Auqui Atau Huillca, который правил тридцать пять лет. Этот король собрал многочисленные отряды, чтобы идти против мятежников, но смерть прервала его планы. Manco Titu Capac наследовал ему и правил в течение семидесяти двух лет, оставив своим наследником Huayna Tupac, третьего под этим именем, который правил пятьдесят лет и оставил своим наследником Tupac Cauri, четвертого под этим именем, кого они впоследствии назвали Pachacuti по причине, о которой мы узнаем в следующей главе, и он был седьмым под этим именем.

[* Paulio Taymi в тексте. - J.]

Глава XV.

О событиях во время правления Tupac Cauri Pachacuti Седьмого, и о других королях Перу.

На девятом году правления Tupac Cauri Pachacuti, седьмого (под этим именем), истекло три тысячи пятьсот лет после Потопа. Этот король начал сплачивать свои силы и возвращать некоторые города и области, но поскольку люди повиновались ему с очень большой неохотой, и так как они пренебрегали вопросами религии и обычаями, он предпринял шаги, чтобы покорить их, потому что он сказал, что, если эти люди будут общаться с его подданными, они заразят их большими пороками, которым они сами отдались подобно непослушным животным. Поэтому он тактично отправлял посыльных по всем направлениям, предлагая вождям положить конец суевериям и поклонению многим богам и животным; а результатом были всего лишь небольшие изменения и убийство послов. Король умышленно не замечал происходящего и приносил большие жертвы и обращался с вопросами к Illatici Huira Cocha. Один из ответов был таким, что причиной эпидемии была письменность, и что никто не должен ни пользоваться ей, ни возрождать ее, поскольку от ее использования был бы большой вред. Поэтому Tupac Cauri на уровне закона установил, чтобы под страхом смерти никто не имел дел с quilcas, письменами на пергаменте и листьях деревьев, и не должен использовать какой-либо вид письменности. Они соблюдали этот догматический приказ с таким большим рвением, что после этого Перуанцы никогда использовали письменность. И когда в более позднее время ученый amauta изобрел некоторые знаки, они сожгли его живьем, и с этого времени они использовали нити и кипу с различным назначением, как мы увидим.

В то же самое время они построили в Pacarictampu* своего рода Университет, где знать обучалась военному делу, а мальчикам преподавали технику подсчета кипу, соединяющих вместе различные цвета, которые служили в качестве записей, посредством чего они развивали их грамотность хоть в какой-то степени. Военная подготовка и лояльность подданных вселяла уверенность в короля, и он решил покорить мятежников. Для этой цели было мобилизовано все население, но нападение не состоялось, потому что произошли мощные землетрясения, которые разрушили множество зданий по всему региону Куско, и реки устремлялись в сухие русла и текли в течение многих дней через сухие овраги, где никакой воды не было ранее, и разрушили много деревень. После этого началась эпидемия, от которой умерло неисчислимое количество людей, и amautas говорят, что только в Tamputocco не был никакой эпидемии: факт, из-за которого Manco Capac разместил свой двор там. Tupac Cauri умер от этой чумы в возрасте более восьмидесяти лет, оставив много сыновей, рожденных от разных женщин.

[* То же самое, что и Tamputocco. - М.]

Он оставил своим наследником Arantial*, семьдесят девятого Перуанского короля. Этот принц устроил очень роскошные похороны своего отца, и с ним он похоронил его законную жену и его наиболее возлюбленных любовниц, чтобы они не смогли стать неверными супругами. Некоторые более ранние авторы, подобно Betanzos, утверждают, что вместе с королями Перу хоронилась тысяча детей, и даже позже две сотни детей со всего королевства приносились в жертву. Согласно тому, что я смог выяснить, это не было традицией, хотя некоторые короли иногда делали это. Процедура похорон (королем) его отца заключалась в следующем: он брал его печень и сердце и помещал их в сосуды из золота и серебра, а тело сохранялось путем бальзамирования какими-то ароматическими смесями, которые предохраняли его от тления. Это Ingas, которые впоследствии стали у власти в этой монархии, возвели в традицию.

 [* Вероятно искаженное Ranti Alli. - J.]

Arantial начал править почти без подданных, потому что большая эпидемия почти опустошила области, а из немногих оставшихся в живых некоторые ушли (далее) в Анды, а другие удалились к Xauja, и там они оставались многие годы до тех пор, пока в более благополучное время в период правления Ingas они не были подчинены Куско, как будет сказано далее. Он (Arantial) жил больше семидесяти лет и оставил своим наследником Huari Titu Capac. Ничего примечательного не сказано о нем кроме того, что он жил восемьдесят лет. Он оставил своим наследником Huispa Titu Aiqui, который умер в возрасте более семидесяти лет, но правил только восемнадцать и оставил своим наследником Toco Cozque, который был восемьдесят вторым королем Перу.

Во время правления этого короля многочисленные отряды вторглись в Анды со стороны Панамы, они достигли Куско и других деревень в этой области и поселились в них. Они жили подобно животным, без благопристойности и правительства, и ели человеческую плоть. И от тех, кто пришел со стороны Buena-Ventura, произошли Pijaos и Paeces*. Король замкнулся со своим маленьким семейством, и когда эти варвары прибыли, индейцы встретили их дружественно и смешались с ними, избежав почти всех их недостатков и идолопоклонничества. (Toco Cozque) умер в возрасте восьмидесяти. Он оставил своим наследником Ayar Manco, который жил много лет и правил двадцать два года, оставив наследником Condoroca**. Он был очень мудрым и вел себя с большим благоразумием по отношению к варварам, которые заполонили его королевство, хотя его правление осуществлялось благодаря (их) добровольному согласию, а не повиновению.

[ * Народы Королевства Новой Гранады. - J. Вероятно это были люди с побережья Колумбии. - М.

** Так в тексте. Может быть Cuntur Auca или Cuntur Roca. - J.]

Приготовившись умирать, он собрал своих сыновей и сказал им, что эти недостатки варваров и каннибализм были против древних законов, и что Illatici Huira Cocha всегда наказывал за это, и что он накажет также и их, если постепенно они не откажутся от них. Он умер в возрасте восьмидесяти лет; не сказано, сколько лет он правил; он оставил своим наследником Amaro, который был восемьдесят третьим (королем). Он оставил наследником Chinchiroca*, который правил сорок два года. Этот король, видя большую численность своих сыновей, внуков и правнуков, основал семейство по имени Huicaquirau. И в это время началось использование золотых идолов. Он умер в возрасте более семидесяти, оставив наследником своего первенца, называемого Illa Toca, который правил семьдесят два года, и оставил своим наследником Lluqui Yupanqui, который правил сорок пять лет. После этого Roca Titu правил двадцать пять лет. Он оставил наследником Inti Maita Capac. На двадцать шестом году правления этого короля завершилось четыре тысячи лет после Потопа и пятое солнце, начиная с создания мира, и поэтому они назвали его Pachacuti, восьмой под этим именем. Не было никакого повиновения, и люди жили в хаосе, подобно животным, что продолжалось в течение некоторого времени, пока Ingas не возглавили эту монархию способом, который мы увидим в следующей главе **.

[* Sinchi roca? - J.

** Наиболее интересный момент в этой Главе – тот, который касается вопроса мумификации. Г. Джойс и другие авторы заявили, что реальная мумификация химическими консервантами, была неизвестна в Перу. Вообще предполагается, что мумии побережья сохранились просто из-за сильно сухого климата этого региона. Это, однако, не сохранило бы тела более-менее долго в горной местности, где большая часть года влажная. Фактически было продемонстрировано, что древние жители Анд использовали искусственные консерванты для сохранения тел выдающихся умерших, и что у них была, поэтому, истинная мумификация. - Джойс. 1912. p. 145. ]

Глава XVI.

О происхождении королей Ingas и способе, посредством которого они получили власть

С каждым днем дела в Перу шли все хуже и хуже, и короли Куско лишь так назывались, потому что все отказывались им повиноваться, так что никто не соблюдал порядок, и царил полный хаос. Всеми руководили животные инстинкты, источник всех неудач, которые сокрушили королевство. Этот греховный образ жизни продолжалась с … лет после Потопа до …* нашего Искупления, или более чем …** непрерывно …*** Представительница королевской касты была президентом этих собраний; ее имя было Mama Ciuaco. Она выслушивала жалобы других со всем состраданием; она утешала их и заслужила их доверие настолько, что они уважали ее как оракула. Много мужчин, которые очень сожалели о господствующих недостатках, собирались вместе с женщинами, и все они были готовы подвергнуться любому риску во исполнение долга, который составлял их суть. Лидером этих людей был юноша, сын Mama Ciuaco, и называемый близкими Inga, что означает Бог, потому что достаточно было лишь взглянуть на него, чтобы полюбить и почувствовать к нему уважение.

[ * Пробел в тексте. - J.

** Другой пробел. - J.

*** Предложение, не годящееся для перевода. Женщины жалуются на малое уважение, которое им выказывают, и проводят встречи об этом. - M.]

Его мать, которая была не из тех, кто упускает возможность, видя такое положение своего сына и понимая, что многие поддержат ее планы, обсудила это со своей сестрой, которая была большой колдуньей, имевшей деловые отношения с Демоном, чтобы найти лучший способ реализации ее планов. После этого она уединилась со своим сыном и сказала ему такие слова:

«Мой сын, Вы хорошо знаете про самое счастливое состояние, которым наслаждались наши предки, когда они только начали интересоваться военными упражнениями и жили, как наш великий отец Солнце и высший Бог, Illatici Huira Cocha, указали им поступать в соответствии с волей природы. Пока выдерживался такой жизненный путь, этот город процветал, много королей сменили друг друга в нем, царство увеличивалось, удача сопутствовала, и наши люди всегда одерживали победу над своими врагами.

Низменный образ жизни, который варвары принесли в королевство, сообщениями о чем полны наши кипу, изменило все и ныне подчинил себе все, как Вы видите. Я решила сделать Вас королем, и я полагаюсь на Illatici, который должен помочь моим планам, и я полагаю, что Вы, с вашей доблестью, предназначены, чтобы восстановить этот город и королевство в его древнем виде».

Слезы прервали ее беседу и сковали ее язык; она ожидала облегчения от ответа отважного юноши, который таким образом ответил своей матери:

«То, что Вы предложили, послужит на благо королевства, и, что касается меня, я считаю это правильным, и во исполнение Ваших планов я готов пожертвовать своей жизнью две тысячи и один раз».

Мать была очень довольна успехом ее предприятия, и, положившись на сына и видя, как хорошо он воспринял ее совет, и зная способности, которые у него были для исполнения всего задуманного, она обвила своими руками его шею, говоря, что она и не ожидала меньше доблести и духа у него, чем ему передалось от нее с кровью и происхождением. Она предупредила его, что в вопросах подобной важности необходима осторожность, так как тайна обеспечивает успех всем свершениям. И она предупредила его, что обсуждать это следует только с его тетей и с ней.

Mama Ciuaco передала сестре, что произошло между ней и ее сыном, каким внимательным и вдумчивым она нашла его, и что благополучный итог ожидал ее планы, так что она сразу сделала то, что было необходимо. Сестра была восхищена этими новостями, и они сразу велели нескольким мужчинам изготовить из прекрасного золота тонкие листы, и эти две сестры без чужой помощи закрепили листья золота и много бриллиантов и драгоценных камней на рубашку, которая засияла в лучах солнца, как они хотели. Они много раз примеряли ее на мальчика, чтобы пошить как следует. Для реализации их целей, они водили его тайно к Chingana, известной пещере, которая смотрит на Куско, и которая сегодня простирается до Санто Доминго, который был раньше домом Солнца. Они одевали его в эту рубашку из золота. Они проинструктировали его появиться через четыре дня в полдень на видном месте, которое возвышается над городом, так, чтобы жители могли бы видеть его, и после краткого появления вернуться и спрятаться в Chingana; для чего они оставили ему достаточно продовольствия.

В это время, эти две сестры притворились, что, когда их сын и племянник Inga Roca спал в своем доме, Солнце спустилось в лучах света и забрало его на небо, сказав, что вскоре оно вернет его назад, чтобы стать королем Куско, потому что он был его сыном. Так они утверждали, и это подтверждали шестеро других членов их семейства, кто был в курсе дела. Все пошло хорошо; каждый верил этому, благодаря доблести юноши и уважению к нему все поверили в это. Множество людей приходили в каждую секунду, чтобы узнать, были ли какие-то новости, и женщины симулировали тысячу соответствующих случаю событий. По прошествии этих четырех дней, когда мальчик должен был появиться, они провели все утро, принося большие жертвы Солнцу, моля его с притворным рвением возвратить мальчика к ним. Настал полдень. Inga Roca вышел на назначенное место, называемое индейцами mochadero – ныне пьедестал для трех крестов. Солнце осветило пластины, из-за чего казалось, что оно в этот день светит более ярко, чем в другие дни, а драгоценные камни блестели подобно самому Солнцу. Множество людей видели это, и они были изумлены. Они звали друг друга посмотреть на чудо, но Inga быстро исчез, и это разожгло  любопытство тех, кто видел, и тех, кто лишь хотел увидеть. Они сказали, что это был без сомнения Manco*, и что Солнце, его отец, показал мальчика похожим на себя из-за просьб его матери. Они приветствовали его; он выказывал благодарность некоторым и плакал нежно с другими; со всеми он лицемерил.

[* Это Roca или Inga Roca. - J.]

Она (Ciuaco) была в храме. Они пошли к ней подтвердить, что она жена Солнца, и столь большим было восхищение, которое они ей выказывали из-за ее сына, что она притворилась нездоровой; таким образом она избавилась от утомляющей толпы, и смогла пойти и приказать, чтобы ее сын так же появился через два дня и скрылся, как он сделал в первый день.

 

X