Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Оглавление

Глава I

О том, как впервые у индейцев Перу был установлен твердый порядок и образована система управления.

Глава II

О том, как семейства Куско возвысили Manco Capac в качестве своего господина, и о посольствах, которых другие вожди послали к нему.

Глава III

О драматических событиях, которые произошли в Куско в то время, как король Manco Capac и вожди областей готовились к празднованию бракосочетания.

Глава IV

О том, как из-за смерти Manco Capac и соседних вождей случились большие войны между их преемниками, и о конце распри, который был вызван странным случаем

Глава V

Об уважении, с которым относились к Sinchi Cozcue Pachacuti, его сыновьям и родственникам; и об итогах войны, которую вожди Antaguailas развязали против них

Глава VI

О распоряжениях Inti Capac Yupanqui в Куско по вопросам религии и управления

Глава VII

О других указах, которые король Inti Capac издал для эффективного управления своим королевством и о его смерти

Глава VIII

О знаках. Которые появились в небе в период правления Manco Capac, второго под этим именем

Глава IX

О том, что произошло во время правления этого короля в Куско, и о появлении гигантов в Перу

Глава X

О короле Titu Yupanqui Pachacuti и о реформах, которые он провел в своем королевстве

Глава XI

О других королях Перу и некоторых событиях их правления

Глава XII

Продолжает последовательность королей Перу

Глава XIII

О событиях и последовательности некоторых королей Перу

Глава XIV

О замешательстве, вызванном в Куско нашествием странных народов в Перу, из-за которого была утеряна письменность

Глава XV

О событиях во время правления Tupac Cauri Pachacuti Седьмого, и о других королях Пер

Глава XVI

О происхождении королей Ingas и способе, посредством которого они получили власть

Глава XVII

В которой продолжается описание событий предыдущей главы и их итога

Глава XVIII

О браке Inga Roca

Глава XIX

О том, как король Vilcas и другие вожди подчинились Inga Roca, и о его возвращении в Куско

Глава XX

О том, что случилось с Inga Capac Yupanqui и его братом, и о жизни других Ingas

Глава XXI

Некоторые детали, касающегося прошлого и тайн Inga Sinchi Roca

Глава XXII

О том, как Inga Sinchi Roca торжественно вошел в Куско, и о его смерти

Глава XXIII

О времени, когда начал править Inga Huira Cocha, о его делах и свершениях

Глава XXIV

Как Inga Huira Cocha ушел из Куско для завоевания Chachapoyas и Paltas

Глава XXV

О том, что Inga Huira Cocha делал в Кито, и как он послал отряды на завоевание Cofanes

Глава XXVI

О том как Inga Huira Cocha вернулся в провинцию Canares и победил ее; и о причинах, по которым эта область называется Tumipampa

Глава XXVII

О Tupac Yupanqui, восьмом из Ingas, и о том, как его сын, Huaina Capac, последовал за ним

Глава XXVIII

Как вождь Cayambe укрепился с многочисленными отрядами на озере Yaguarcocha, и как Inga победил его

 

Глава IX

О том, что произошло во время правления этого короля в Куско, и о появлении гигантов в Перу

Во время, когда Ayar Tacco Capac правил в Куско в абсолютном мире, провидцы и маги сказали ему, что, желая умиротворить гнев Illatici, они принесли в жертву овец и sheep* и обнаружили очень скверное предсказание в их внутренностях. Это очень встревожило короля, и через некоторое время пришла новость, что большая толпа странных людей выгрузилась на Побережье с плотов и каноэ, которые составляли большой флот, и что они поселялись на землях, особенно по руслам рек, и что люди большого роста шли перед остальными. И amautas подтверждают, что племена и нации, которые прибыли в это время, были бесчисленны**. Как только король узнал их прибытия, он послал шпионов, чтобы выяснить, кто были эти люди, какое наступательное и оборонительное оружие они имели, и каковы были их обычаи. Шпионы возвратились и сказали, что везде, куда прибывали гиганты, если там были люди, местных жителей грабили и покоряли; и [они сказали], что гиганты заселили все Побережье, и что некоторые из них поднялись в горы, и что все управление пришло в беспорядок.

[* то есть лам, конечно. - J.

** Здесь Монтесинос сообщает нам, что он получил информацию от amautas или историков. С тех пор дело обстоит так, что мы можем предполагать, что события, которых он здесь описывает – совершенно подлинный фольклор, и поэтому их достоверность представляется нам вполне очевидной.

Термин «гиганты» несомненно здесь относится просто к обитателям побережья или, возможно, некоторой новой волне мигрантов с Севера, большая сила и доблесть которых в их войнах с горцами послужила основанием для получения ими репутации громадного размера и свирепости.

Bandelier, Adolph F. 1905. Traditions of Per-Columbian Landings on the Western Coast of South America. American Anthropologist (N.S.) VII. p. 250-270.

Cieza de Leon, Pedro de. 1864. Travels. Translated and edited by Sir Clements R. Markham, Hakluyt Society. London. p. 189.

В целом, это – один из наиболее важных моментов в книге, основанный на фольклоре amautas. Мы имеем реальное предание о древних народах побережья и их миграции вглубь материка (к Huaitara, и т.д.), миграции, которая, вероятно, закончилась созданием цивилизации Tiahuanaco из элементов, принесенных с Тихоокеанского побережья в комбинации с другими, уже имевшимися в горной местности. Эта миграция, если мое датирование верно, имела место приблизительно в 300 н.э., полностью завершившись приблизительно через два столетия. Это была первая из ряда подобных перемен. (См. Means, 1917b, 1918 и 1918b.) Тот факт, что начало строительства храма в Pachacamac определенно приписывается этим людям, имеет особенную значимость, так как из исследований Uhle определенно следует, что участок длительное время был заселен в доинкскую эпоху, и, следовательно, дата приблизительно 300 год н.э. – не слишком древняя для его основания. Он периодически достраивался на протяжении столетий. Также примечательно, что этот важный храм идентифицируется с древним, доинкским Богом-Создателем, Pachacamac, как уже упоминалось.

Unle, Max. 1903. Pachacamac. Philadelphia.

Squier, E. George. 1877. Peru. New York. pp. 62-81.

Это утверждение дополнительно подтверждается тем фактом, что часть глиняной посуды с побережья указывает на безнравственный образ жизни, упоминаемый здесь Монтесиносом.

Lima Tambo, упоминаемая здесь, была раньше Rimac Tampu. Это – стратегически важная крепость недалеко от Куско. То, что автор говорит о растущей силе Chimu народа, представляет отдельный интерес, так как поддерживается данными археологии.]

Когда это стало известно Ayar Tacco Capac, он подготовил своих военноначальников и воинов к тому, что могло случиться; но ничего не понадобилось, так как пришельцы остались на Побережье – им казалось невозможным, что могут быть люди за такими высокими и крутыми горами, и только некоторые из них поднялись вверх и заселили Huaitara и Quinoa, достроив некоторые сооружения, которые они нашли начатыми, с помощью инструментов из железа, которые они принесли со своей родины.

Те, кто остался в Pachacama, построили очень роскошный храм Создателю всего сущего в качестве благодарственной жертвы. В этом месте amautas, обманывая судьбу, притворяются, что бог Pachacama, что означает «Создатель», создал эти бесчисленные племена в море и привел их в эти регионы, и поэтому они называют его Pachacama Создатель.

Также шпионы сказали, что очень большие и высокие люди достигли мыса, который сегодня мы называем Santa Elena, и что они господствовали на землях Puerto Viejo, и что они {шпионы-?} сбежали от греха, поскольку сами были грешны, но что они сбежали из-за опасности орудий, которыми гиганты забирали их жизни. Но гигантов было столько много, что Божественное правосудие взяло на себя их наказание, и наказало их в один момент, послав огонь с небес, который внезапно уничтожил их. Amautas считают, что их отец Солнце очень горячими лучами сжег их, так как в противном случае они привели бы к концу мира. Напоминание об этом можно увидеть в костях, которые Бог сохранил в качестве предупреждения для потомков. Кость нижней части ноги, нужно заметить, имеет высоту человека. Также нужно заметить, что на том же самом мысе Santa Elena есть некие колодцы, которые они проделали в естественной скале, откуда поступает очень свежая и хорошая вода, изумительно хорошая работа.

Король Ayar Tacco, не доверяя этим людям, которые продолжали осваивать некоторые места в горах, как в Caxamarca и Huaitara, и по всему Побережью, вышел из Куско с большой армией, чтобы покорить и наказать их. Он прибыл в Andaguailas и остановился. Он изменил свой план и ограничился размещением гарнизонов в Vilcas и Lima Tambo, отдав четкие распоряжения военноначальникам о том, что они не должны были позволить этим странным людям пробраться к Куско. Но, мало полагаясь на усердие других и бдительно наблюдая за врагом, он решил находиться непосредственно в Lima Tambo в их ожидании, поскольку он знал, что они проводили совещания и строили крепости на Побережье против него. Он расположил своих людей таким образом: в предгорьях он разместил много солдат, которые с помощью валунов и больших камней, сдерживали бы проход врагов, вынуждая их идти дорогой, которая вела к Lima Tambo и была узкой, и там король разместил главные силы своих воинов.

Занимаясь всем этим, устав и утомившись из-за многочисленных новых проблем, которые прибавлялись каждый день, он умер, просидев на троне двадцать пять лет. Он оставил своим наследником Huascar Titu, первого под этим именем и двенадцатого короля Перу, который перенес тело Ayar Tacco Titu в Куско, в Храм Солнца, как тот приказал сделать, и после похорон его [Huascar], вернулся в Lima Tambo, чтобы закончить укрепления, которые отец начал возводить против Chimos*, самых воинственных пришельцев, называемых Trujillo, по имени их короля и предводителя, Chimo.

[* то есть Chimu. - M.]

Каждый день приходили новости, что Chimos увеличивали и улучшали свои крепости и вооружения в ожидании момента, когда они, окрепнув на своей территории, пойдут и покорят Куско. Huascar Titu прожил всю свою жизнь в решимости сопротивляться им, пока смерть не забрала его после того, как он прожил семьдесят четыре года, тридцать лет проведя на троне. У этого короля было много сыновей, и он оставил своим наследником Quispi Titu, и тот был тринадцатым королем Перу. Этого человека очень любили его вассалы, и ничто другого примечательного не сказано о нем за исключением того, что он умер в тридцатилетнем возрасте, просидев на троне …* лет. Он оставил в качестве наследника Titu Yupanqui Pachacuti, который был четырнадцатым из Перуанских королей.

[* Пробел в оригинале. - J.]

Глава X.

О короле Titu Yupanqui Pachacuti и о реформах, которые он провел в своем королевстве

В третий год правления этого короля, и шестой после начала третьего солнца, что, согласно вычислению наших историков, соответствует второму веку мира {н.э. -?}, люди этого королевства предали забвению хорошие обычаи и погрязли во всевозможных видах порока. По этой причине, как говорят старые amautas (а они получили эту информацию от своих предков, прочитав их кипу), Солнце устало от своего каждодневного путешествия и скрылось от людей, [забрав] свой свет, чтобы наказать их, так что не было никакого рассвета более двадцати часов. Индейцы разразились громкими криками, обращенными к их отцу Солнце; и чтобы умиротворить его, принесли в жертву множество ягнят, девочек и мальчиков, и когда свет Солнца появился вновь по прошествии упомянутых часов, они горячо благодарили его за милость, которую они получили. И король решил провести реформы в своем королевстве; и первым, что он реформировал, была армия, так как солдаты возмущались тем, что короли, ввиду мирного времени, забыли про зернохранилища и склады, с которых они получали их хлеб насущный, так что им не выдавалось ни продовольствие, ни одежда, которые они привыкли получать [при раздаче запасов] дважды в год. Король заставил восстановить склады и возобновил принудительное распределение одежды так, чтобы всего было в достатке, и он понравился солдатам, потому что Chimos Trujillo были настолько на подъеме, что готовились к грабительской войне с королем Titu Yupanqui.

После того, как армия увидела такое хорошее обращение, и после завершения пиров, продлившихся много дней, он побеспокоился о наказании зачинщиков как восстаний, так и беспорядков. Его методом была засылка шпионов во все районы: пока люди гуляют на пиру и пьянствуют, они говорят, что находится в их сердцах, а когда трезвые – молчат. Выявленные таким образом преступники предстали перед десятью судьями королевской крови и подверглись пыткам. Судьи, выслушав их признания, быстро выявили виновных и их сообщников и дали им выпить из отравленного сосуда; так что воздали им должное*.

[*Сцену суда Монтесинос описывает в «Mira esto del vaso en los discursos antecedents y ponlo al margen». Это указывает на то, что автор не помещал последние данные в свою работу. Экскурсы относятся к сноскам в рукописи, приведенным в первой главе этих Воспоминаний. - J.]

С того времени индейцы старались не напиваться в присутствии кого-либо, к кому они не испытывали доверия*, советуя своим женщинам и близким родственникам, когда случается подобное, укладывать человека спать в укромном месте. А женщины никогда не имели обыкновения напиваться; и во времена Ingas ни одна из женщин не была замечена напившейся, {жена не пила} из опасения за своего мужа. Король, видя эти предосторожности, издал закон, запрещающий собрания людей то ли на пиры, то ли для чего еще, без разрешения и присутствия его вице-короля и губернаторов. Но закон разрешал проводить некоторые собрания, касающиеся обработки земли, которую они называли mingas, для сбора урожая или для возведения зданий, или когда происходило и праздновалось бракосочетание. Для других публичных и праздничных пиров разрешение не было необходимо, потому что они проводились на открытом пространстве; но люди всегда жили в опасении перед шпионами.

[ * Descendencia в оригинале. - J.]

Этот король был настроен пойти войной против Chimos *; для этой цели он отправил послов к вождю Vilcas, чтобы спросить у него разрешения для прохода его отрядов. Вождь Vilcas ответил, что не может предоставить такой возможности, потому что он не желал предательски нападать на того, кто был настолько силен. Так что король решил пойти войной на вождя Vilcas, что задержало его на несколько дней, в течение которых он умер, под тяжестью лет, просидев на троне …** Он оставил после себя много сыновей, и своим наследником Titu Capac, который стал пятнадцатым Перуанским королем и правил двадцать пять лет и умер, не сделав ничего достойного памяти. Paullu Ticac*** Pirua, который был шестнадцатым Перуанским королем, последовал за ним и жил очень мирно и тихо в течение тридцати лет. Ничего важного не сказано о нем кроме того, что его смерть очень оплакивалась его вассалами. Он оставил своим наследником Lloque Tesag Amauta****. Говорится, что он был очень мудрым и правил пятьдесят лет, умерев в преклонном возрасте. Он оставил в качестве своего наследника Cayo Manco Amauta, который прожил более девяноста лет и умер, не совершив ничего примечательного. Huascar Titu Capac, второй с этим именем, наследовал у него королевство.

[* Chimbos в оригинале. - J.

** Пробел в оригинале. - J.

*** Hicara в оригинале. - J.

**** Lloquete Sagamauta в тексте. Я не знаю наверняка имя, которое должно стоять вместо Tesag; возможно Tucac или Ticac. - J.]

Этот король очень хорошо известен. Он вновь назначил губернаторов для всех областей, выбрав их из числа своих родственников по крови. Он приказал, чтобы наиболее здоровые молодые люди тридцати лет были отобраны для обучения военному делу его военноначальниками, и [он приказал], чтобы последние докладывали ему об этом каждый месяц. Тренировались в обращении с луком и стрелами, копьеметалками, копьями в тридцать ладоней длиной и тяжелыми дубинками, все это оружие изготавливалось из меди, а некоторое из пальмовой древесины, так что мечи были столь гладкими и острыми, что резали как будто были из стали.

Он также изобрел защитные доспехи, которые были плащами из прекрасного хлопка, оборачивались вокруг тела много раз и имели поверх груди и плеч большие пластины; вожди носили золотые пластины, люди их крови и военноначальники – серебряные, а прочие – медные. В это время использовались небольшие круглые щиты из пальмы и хлопка, и обращению с ними обучали неопытных солдат и опытных командиров. Король установил много привилегий для солдат, особенно тех, кто отличился в каком-либо сражении, и даровал свое покровительство, награждая одеждой и оружием из своих рук. Вожди также упражнялись в воинском искусстве; и жители Hanan Cozco были привычны к стычкам с жителями Urin Cozco, которые продолжались между двумя частями до первой крови. И поскольку все королевство было разделено на эти две части, везде, где были бригады солдат, было соревнование в храбрости меж сторонами.

Он также основал совет из двадцати своих родственников, старых и мудрых людей, обладающих опытом в управлении королевством. И совершив эти и другие замечательные дела, он умер на двадцать третьем году своего правления, прожив больше семидесяти пяти лет. Он оставил наследником своего старшего сына, Manco Capac Amauta, четвертого под этим именем, который был очень эрудированным и сведущим в астрологии, из-за чего его называли Amauta. Он приказал собрать всех сведущих в этой науке, и, посовещавшись с ними, огласил, что солнце и луна находятся в благоприятном положении. Он установил, что обычный год должен начинаться в [конце] лета, что по нашему календарю совпадает с днем весеннего равноденствия, которое приходилось на тридцать первое марта. Этот король с другими астрологами обнаружил, несмотря на малое влияние звезд, что это было важным событием в Перуанском королевстве, и этому они учили своих сыновей и потомков. Они наказывали им всегда жить осмотрительно, вознося молитвы Illatici Yachachic Huira Cocha, который является Высшим Создателем всего сущего, включая Солнце и Луну, их прародителей, и всегда приносить им жертвы. Этот король правил пятьдесят лет и управлял мирно. У него было много сыновей. Он умер в возрасте более восьмидесяти лет, оставил наследником своего первенца Ticac Tupac*, двадцать первого короля Перу. Ничего больше о том не сказано, кроме того, что он правил тридцать лет, и за ним последовал Paullo Toto Capac, который правил девятнадцать лет и был двадцать вторым Перуанским королем.

[* Ticatua, в тексте. - J.]

Глава XI.

О других королях Перу и некоторых событиях их правления.

Paullo Toto Capac оставил своим наследником Cayo Manco* Amauta, второго под этим именем. Во время правления этого короля в королевстве имели место большие беспорядки из-за новостей, что очень свирепые и воинственные люди прошли через Tucuman, Chiriguaynas (так в тексте) и Чили. Cayo Manco подготовился к войне, и в процессе подготовки [к нападению] он умер, проправив тридцать лет. Он был двадцать третьим Перуанским королем.

[* Cao Manco в тексте. - J.]

Среди многочисленных сыновей, которые были у Cayo Manco, тот выбрал Marasco Pachacuti в качестве своего преемника на троне, и это был третий под таким именем и двадцать четвертый Перуанский король. Говорится, что во время правления этого короля племена, которые снова вторглись[в королевство], прошли с огнем и мечом через все земли. Король хотел пойти войной на них с сильной армией, но этот план был испорчен жителями Побережья – теми, с кем у него было много столкновений, и он никогда не мог добиться от Chimos ни пяди земли, хотя он обуздывал их несколько раз. Наиболее важное его дело – укрепление гарнизонов, которые располагались в долине между двумя хребтами Кордильер, простирающейся по границе Coastlands вплоть до реки Rimac, где ныне расположен город Лима, и назад в горы вплоть до Huanuco. Его отряды провели очень кровопролитное сражение в Collao с варварами, из которых многие были убиты и захвачены в плен. Он провел также другие удачные походы, так что возвратился торжествующим победителем в Куско, где в Храме Солнца были принесены большие жертвы.

Столь распространенным было идолопоклонничество, которым занимались варвары, пришедшие в их земли, что древние обряды были почти забыты Перуанцами. Marasco Pachacuti созвал общий совет, чтобы обсудить реформы [религии], и издал ряд декретов. Он прожил восемьдесят лет, из них он правил сорок или больше и умер в почтенном возрасте, и много сыновей осталось после него. Он оставил своим наследником Paullo Atauchi Capac, который был двадцать пятым Перуанским королем, и который продолжал панихиду по своему отцу в течение сорока дней. Его очень любили и уважали его подданные, которые из-за счастливых событий в период его правления прозвали его Pachacuti, и он носил это имя. Ничего больше примечательного не сказано о Paullo за исключением того, что его правление было мирным. У него было много сыновей, и он умер в возрасте семидесяти лет. Он оставил наследником Lluqui Yupanqui, просидев на троне…* . Lluqui Yupanqui был очень осторожным. Он прожил тридцать лет, являясь двадцать шестым Перуанским королем, и правил четырнадцать из них. Он оставил своим наследником Lluqui Ticac, двадцать седьмого Перуанского короля. Тот правил только восемь лет, умерев в возрасте тридцати. Он оставил своим наследником Capac Yupanqui, двадцать восьмого Перуанского короля. Говорят, что этот король был очень справедливым и что лишь он сильно ограничил власть жителей Побережья. Он умер в возрасте более восьмидесяти лет, из которых правил пятьдесят. Он оставил много сыновей, и своим наследником первенца, Tupac Yupanqui, первого под этим именем и двадцать девятого Перуанского короля. О нем говорится, что он правил только восемнадцать лет, и что он умер очень старым; его сын, Manco Auqui Tupac Pachacuti стал его наследником. О нем говорится, что он вел много войн и что, хотя он был идолопоклонником, он издал очень хорошие законы. Он правил пятьдесят лет. Он отменил то, что Capac Amauta установил в отношении календаря, и приказал, чтобы началом года было зимнее солнцестояние, которое приходится на двадцать шестое сентября, и что год должен отсчитываться с двадцать пятого числа этого месяца. Этого короля назвали Pachacuti из-за хороших законов, которые он издал, и из-за его перемены календаря. Он был четвертым под этим именем. Он правил пятьдесят лет, умерев стариком. Он оставил наследником Sinchi Apusqui, своего сына, очень отважного и очень благоразумного человека…**

[ * Пробел в тексте. - J.

** Остальная часть этого предложения не имеет смысла. - J.]

Этот король, видя как увеличилось количество богов и понимая, что индейцы одинаково почитают единственного бога их предков и современных богов, введенных различными народами, и поскольку это равенство казалось ему вредным для древнего бога, он созвал большое совещание, после которого он постановил, что великий бог Pirua должен называться именем Illatici Huira Cocha, потому что в это время имя Pirua было развращено, и все поклялись Huira Cocha, что впредь будут говорить Illatici Huira Cocha, что означает великолепие и пустота, и основа всего сущего, так как illa означает великолепие, а tici – основу. Huira, до искажения, было pirua, что означает собрание всех вещей, а cocha – пропасть и глубина. Помимо этого, эти термины имеют большой разброс их значений.

Поскольку этот король провел такое различие между высшим богом и остальными и изменил древнее имя, они назвали его Huarma Vira Cocha, что означает сын Huira Cocha. Он был очень мудрым и издал много законов против воров, неверных супругов, подстрекателей и лгунов, и приказал, чтобы законы исполнялись с такой суровостью, что в его правление не было никого, кто лгал, крал или был неверным супругом. И даже в том случае, если лишь только ложь могла спасти чью-то жизнь, все равно никто не смел лгать. И было бы хорошо, если бы эта строгость продолжалась до сего дня. Этот король умер в возрасте более восьмидесяти лет, из которых правил сорок. И amautas говорят, что в его правление завершились две тысячи и семьдесят лет после Потопа. После него осталось много сыновей, а наследником стал Auqui Quitu Atauchi, который умер в возрасте двадцати девяти лет и правил только четыре года. Ayay Manco, первый под этим именем, наследовал ему. Этот король созвал Генеральную Ассамблею всех ученых amautas в Куско для реформы исчисления лет, принцип которого к этому времени был почти утерян, чтобы исчисление времени могло бы проводиться в соответствии с влиянием и положением звезд. После того, как встреча продолжалась много дней, было решено, что они не будут считать год лунами, как до этого, а что каждый месяц должен иметь тридцать установленных дней, и что недели должны иметь десять дней, и что пять оставшихся дней должны образовывать половину недели, и что високосные года должны назначаться в порядке, который они называют allca-canquis. И индейцы называют месяц из этой половины недели маленьким месяцем. И он определил, что также как недели должны быть из десяти дней, должны быть группы из десяти обычных лет,  затем группы из десяти десятилетий, и затем десять из них являлись солнцем; а половина солнца, пятьсот лет, по его указу, должна называться pachacuti по указанной причине. Индейцы сохранили этот подсчет лет вплоть до прибытия Испанцев.

 

X