Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Каласасайя – самое большое сооружение в комплексе, Оно приподнято примерно на три метра над поверхностью земли и имеет прямоугольное основание размером 128х118 метров.

На языке аймара – языке местных индейцев – «Каласасайя» означает «Место вертикально стоящих камней». И это название в полной мере отражает тот вид, который имело данное сооружение до начала реставрации ХХ века. Никаких стен, видимых сегодня, не было. Были лишь вертикально стоящие опорные блоки с грудами развалин между ними. Что и запечатлено на старых фотографиях.

То, что это состояние запечатлелось аж в названии Каласасайи на языке местных индейцев, указывает на очень древнее время разрушения объекта – индейцы, как и современные археологи, застали тут уже лишь «стоящие камни» без стен. Такой вывод согласуется и с той разницей, которую имеет степень эрозии блоков стен и вертикально стоящих опорных каменных монолитов. Эта разница тут гораздо больше и отчетливей бросается в глаза, нежели то, что можно видеть в «Полуподземном Храме-бассейне».

Сколько именно простояли опорные монолиты без стен между ними – сказать сложно. Но судя по их эрозии – очень и очень длительное время.

Главный вход в Каласасайю до и после реставрации

Фото.219

Главный вход в Каласасайю до и после реставрации

Разница в эрозии опорных монолитов и блоков кладки стен

Фото.220

Разница в эрозии опорных монолитов и блоков кладки стен

Западная стенка Каласасайи

Фото.221

Западная стенка Каласасайи

Стены археологи собирали абы как – совсем примерно, на глазок. В результате возник пестро-лоскутный внешний вид при чуть ли не беспорядочном расположении блоков, которые явно лежат совершенно не на своем месте. Картина практически такая же, как в кладке церкви Санта-Доминго в Куско (см. ранее Рис. 78). Блоки с вырезами под полигональную кладку и с выемками под стяжки лежат без каких-либо соответствующих смежных блоков рядом. Вдобавок реставраторы местами скрепляли блоки привычным раствором, которого в исходном сооружении явно не было.

Западная же стенка Каласасайи – плод реставрации последнего периода – вообще сложена даже не из древних, а из современных блоков. Все, что осталось в ней «родного», это – вертикально стоящие каменные глыбы весом под сотню тонн, которые сохранились существенно лучше других опорных блоков лишь потому, что в данном случае вместо песчаника был использован гораздо более прочный андезит. Впрочем, и его потрепало…

То, что археологи-реставраторы поставили сохранившиеся блоки стенок как попало, вполне можно понять – хаос разрушений был слишком велик, чтобы пытаться точно воспроизвести прежнее расположение блоков. Впрочем, не исключено, что тут также ранее индейцы предпринимали какие-то попытки реставрации, которые были настолько древними, что даже не нашли отражения в местных легендах и преданиях.

Однако реставраторы ХХ века сделали как минимум две весьма серьезные ошибки в ходе восстановления Каласасайи.

Во-первых, в результате их работы на юго-восточном углу Каласасайи с ее внешней стороны осталась «неприкаянная» лестница, которая стоит тут ныне на небольшом, но явном отдалении от стен. Если куда и можно подняться сейчас по этой лестнице, то разве что только в воздух.

Если же исходить из того, что лестница изначально имела вполне определенное функциональное назначение, то скорее всего, восточная стена Каласасайи на близлежащем участке отходила от прямой линии и имела выступ. Вполне возможно, что тут располагались еще одни ворота, предоставлявшие доступ в пространство между внешней и внутренней стенами Каласасайи.

Другая ошибка, судя по всему, была обусловлена тем, что внутри Каласасайи археологи обнаружили то, что они назвали «остатками домов» – несколько приземистых конструкций, выстроившихся в цепочку буквой «П» вдоль внутренней стены Каласасайи.

Одинокая лестница

Фото.222

Одинокая лестница

«Остатки домов» в Каласасайе

Фото.223

«Остатки домов» в Каласасайе

Вид на Каласасайю с Акапаны

Фото.224

Вид на Каласасайю с Акапаны

Ошибка заключалась в том, что – будучи зажаты в рамки принятых в академической науке шаблонов – археологи отнесли эти «дома» непосредственно к остальным сооружениям комплекса Тиауанако (ведь все, по их мнению, тут строилось индейцами, принадлежавшими к одной и той же тиауанакской культуре, примерно в один и тот же период времени). Вследствие этого внутреннее пространство Каласасайи расчищено в соответствии с тем единым уровнем, который задается расположением оснований домов.

И что же получилось?..

Если посмотреть на Каласасайю со стороны (лучше прямо с вершины Акапаны), то можно заметить, что уровень земли во внутреннем пространстве Каласасайи заметно понижается с запада на восток. Это видно даже по высоте стен, образующих внутренний периметр – в направлении с востока на запад они как будто постепенно «зарываются в землю».

Вся логика подсказывает, что это – неправильно. Не должны так стены уходить вглубь земли. Даже по самым простейшим соображениям, был смысл выдерживать высоту стен, а не менять ее.

Но если ориентироваться именно на высоту стен, то окажется, что перестает быть естественным общий уровень оснований «домов». Получается, что чем ближе к западу – тем выше располагалось основание дома. Вдобавок из их расположения вытекает, что они ставились на наклонной поверхности!..

Однако если отойти от подгонки под шаблон строительства всего комплекса Тиауанако индейцами, то можно легко заметить, что «дома» гораздо примитивней всех остальных сооружений. Да, их стены сложены из тех же самых небольших блоков песчаника, из которых возведены стены Каласасайи. Но кладка-то – простой навал этих блоков!.. Вдобавок, «дома» представляют из себя даже не столько дома, сколько «полуземлянки», поскольку с внешней стороны на каменную стенку навален слой земли.

И если учесть эту громадную разницу в технологиях, то следует сделать вывод о том, что мы имеем дело вовсе не с одним, а с двумя этапами строительства!.. При этом если первый этап характеризуется качественными сооружениями с использованием мегалитов, то второй – не выше, а ниже по уровню технологий на несколько порядков.

Наклонность же поверхности, на которой возводились «дома-полуземлянки» объясняется очень просто. К моменту их строительства Каласасайя уже была засыпана обломками кладки стен, наносами земли и песка как раз до того состояния, в какое ее сейчас привели археологи. Индейцы, естественно, раскапывать ничего не стали. Они просто поставили свои «дома-полуземлянки» на образовавшейся наклонной поверхности – вполне нормальное для них решение.

Но само наличие этой наклонной поверхности указывает на то, что с момента создания комплекса Тиауанако до момента строительства «домов-полуземлянок» прошло очень много времени. И более того: комплекс был не только построен, но и заброшен уже так давно, что успела образоваться эта наклонная поверхность!..

* * *

О древности комплекса Тиауанако говорил еще его знаменитый исследователь Артур Познанский, который является одним из основоположников теории палеоастрономической ориентации объектов. Результаты своих исследований он изложил в книге «Тиауанако – колыбель человечества», вышедшей в свет еще аж в 1914 году. Однако в основе его выводов лежало сугубо субъективное предположение, что Каласасайя в древности выполняла роль своеобразных «солнечных часов».

Познанский заметил, что в первый весенний день солнце встает точно по центру восточной стены, где располагаются ворота главного входа в Каласасайю. На основании всего лишь этого (!) он почему-то сделал вывод, что в первый день зимы или лета солнце будет вставать над угловыми камнями храма. Вполне естественно, что при проверке в соответствующие дни этого не случилось – ведь никаких сколь-нибудь объективных оснований для подобных выводов не было.

Но вместо того, чтобы признать ошибочность своих предположений, Познанский сделал совершенно иной ход – он выдвинул дополнительное допущение, что комплекс был построен во времена, когда наклон земной оси был несколько иным, чем сейчас; причем именно тогда, когда солнце в первые дни зимы и лета вставало как раз над угловыми камнями. Используя довольно громоздкие астрономические таблицы и проведя соответствующие расчеты, Познанский пришел к «выводу», что Каласасайя могла «с точностью исполнять роль солнечных часов не менее 17 тысяч лет назад»…

В 1926 году в Тиауанако была направлена Германская астрономическая комиссия, которая согласилась с мнением Познанского о том, что Каласасайя была астрономической и календарной обсерваторией. Однако появились варианты времени строительства – либо 15000 год, либо 9300 год до нашей эры в зависимости от принятых допущений. В дальнейшем один из членов комиссии Рольф Мюллер и Познанский объединили свои усилия, чтобы решить вопрос о датировке. И в конце концов они сошлись на мнении, что это либо 10050 год, либо 4050 год до нашей эры. При этом последняя дата считалась ими наиболее вероятной.

Итак, получилось аж четыре принципиально разных значения для предполагаемого времени строительства. Какую же из них считать правильной? И можем ли мы вообще ориентироваться на какую-либо из указанных дат?..

Проведем небольшой и довольно простой логический анализ.

Во-первых. В ориентации древних объектов по сторонам света нет ничего удивительного. Пирамиды Гизы в Египте, например, тоже ориентированы по сторонам света. Да и у многих современных сооружений можно обнаружить «привязку» к сторонам света.

Но причем тут «солнечные часы», а тем более «астрономическая и календарная обсерватория»?!. Это все просто высосано из пальца. Ну, давайте, возьмем в каком-нибудь городе любой дом, который волей архитектора и случая оказался «ориентированным» по сторонам света, и будем по видимому с крыши положению его углов определять время строительства. Что мы получим?.. Конечно, полную чушь!..

Во-вторых. В описании результатов германской комиссии недаром употреблено выражение «в зависимости от принятых допущений» А эти самые допущения у Познанского абсолютно ничем не обоснованы. Ровно точно так же как в приведенном примере с произвольным домом в современном городе.

В-третьих. В астрономических наблюдениях первый день календарной весны ровным счетом ничего не значит. Точно так же как первый день зимы и лета. Важными точками, определяемыми движением нашей планеты в пространстве вокруг Солнца, являются вовсе не первые числа месяца в календаре, а дни равноденствий и солнцестояний, которые с первыми числами месяца никак не совпадают.

И наконец, в-четвертых. С чего вдруг кто-то будет стоять в центре Каласасайи и смотреть, где располагается Солнце, чтобы определить время суток или календарный день?.. Если этот кто-то обладал такими технологиями строительства и обработки камня, которые демонстрирует комплекс Тиауанако, то с чего бы ему вдруг заниматься астрономическими и календарными измерениями столь примитивным способом?.. Это тоже самое, как если мы – при наших картах, интерактивных интернет-сайтах и системах навигации – начнем искать дорогу в магазин, ориентируясь на расположение звезд на небе с помощью глаз и рук по принципу «два пальца левее Алголя»!..

Все указывает на то, что пальцы как раз использовал Познанский – свои «выводы» он из них и высасывал…

Другие же «допущения» Познанского, которые он использовал при получении других своих «выводов», еще более волюнтаристичны. Например, всего лишь то, что на западной стене имеется 13, а не 12 опорных столбов послужило «основанием» для предположения, что Каласасайя – не только солнечная обсерватория, но и солнечно-лунный календарь!..

Вот тебе батюшка, и Юрьев день!.. Ну и логика!.. Слов просто нет…

Еще одним «основанием» для «глубокомысленных выводов» Познанского послужили знаменитые «Ворота Солнца», которые ныне стоят в северо-западном углу Каласасайи. Они сделаны из единой глыбы андезита, имеют три метра в высоту и четыре в ширину и весят около десяти тонн. Верхняя часть «Ворот Солнца» украшена рельефом, который кто только и как только не пытался «расшифровать». Не обошел этот барельеф вниманием и Познанский. Вот, что можно прочитать о «результатах», к котором он пришел вместе с неким Э.Киссом:

«…они пришли к выводу, что на воротах изображен самый древний календарь в мире. По их мнению, календарь относится к тому времени, когда наша Земля вращалась вокруг своей оси медленнее, совершая 290 оборотов в год. В сутках было 30 часов, в месяце 24 дня, а в году 12 месяцев. Часы не соответствовали нашим, так как их месяц (между двумя новолуниями) продолжался всего 19,4 «современных часов». На воротах Солнца есть символы солнечного затмения, которые были почти каждый день (в каждые 24 дня месяца Луна «закрывала Землю» 19 раз). Ученые подсчитали, что диск древней Луны был в 14 раз больше современной и расстояние от нее до Земли было настолько мало, что равнялось всего 5,9 земного радиуса».

То ли автор этой цитаты что-то переврал, то ли Познанский с Киссом абсолютно не разбирались в банальных законах механики и геометрии…

Во-первых, механизма ускорения вращения для нашей планеты никакого не известно. Приливные силы, возникающие из-за притяжения Луны, тормозят это вращение, а не ускоряют его.

Во-вторых, геологическими фактами весьма неплохо подтверждено то, что Земля раньше вращалась быстрее, а не медленнее.

В-третьих, на таком расстоянии («5,9 земного радиуса») приливными силами Луну, скорее всего, разорвало бы в клочья. С соответствующими губительными последствиями для всего живого на Земле...

И в-четвертых, даже при этих гипотетических предположениях расчеты проведены отвратительно. Если диск Луны в 14 раз больше современного, то и Луна должна быть ближе к Земле во столько же раз, а это дает расстояние от Земли до Луны вообще всего 4,3 радиуса Земли, а вовсе не 5,9 (тем более ее разорвало бы в клочья!). При этом период между новолуниями составлял бы всего примерно 13 современных часов, а вовсе не 19,4 часа.

И так далее и тому подобное…

Все «глубокомысленные выводы» Познанского просто высосаны из пальца.

Можно было бы (и стоило бы!) вообще о них не упоминать, но проблема в том, что они продолжают кочевать из книги в книгу, из фильма в фильм. Пожалуй, только самый ленивый «альтернативщик», рассказывая о Тиауанако, забудет упомянуть о неких «достижениях» Познанского в исследовании этого древнего комплекса.

На мой взгляд, давно уже пора было в эту «бочку меда» добавить огромную «ложку дегтя». И пусть «датировки» Познанским Тиауанако вроде бы «играют на руку» версии строительства комплекса очень древней высоко развитой цивилизацией, но терпеть столь халтурного подхода к научным исследованиям просто нельзя. И я рад своей «ложке дегтя», раз уж никто другой на это не решается…

* * *

К западу от Каласасайи располагаются остатки двух объектов под названиями Путуни (чуть ближе) и Керикала (чуть дальше от Каласасайи). Путуни – некая прямоугольная конструкция 48,4х39,8 метра со входом с восточной стороны. Керикала – комплекс из четырех зданий, выходящих в общий внутренний двор. Каждое здание, по заключению археологов, состояло из трех рядов небольших сообщающихся через дверные проемы комнат, средние размеры которых составляли 5х1,5 метра.

Все, что осталось от Путуни и Керикалы – развалы блоков и частичная кладка по прямоугольным периметрам, да и та выровнена явно по большей части археологами.

Но блоки и тут попадаются с весьма нетривиальной обработкой, соответствующей высоко развитой в техническом отношении цивилизации. Есть здесь и очередные «отверстия для сетки от больших комаров». Прямо-таки «сад камней на руинах»…

В очередной раз возникает ощущение полного и тотального уничтожения. И если объединить это с другими разрушенными объектами (Акапана и Кантаталита), а также со старыми фотографиями «храма-бассейна» и Каласасайи, то получится, что комплекс Тиауанко еще в глубокой древности был разрушен фактически до основания.

Впрочем, такая тотальная степень разрушения вполне согласуется как с древними преданиями о том, что Тиауанако был столицей «верховного бога» Виракочи, так и с тем, что «боги» Южной Америки оказались проигравшей стороной в «Войне Богов» – полное разрушение комплекса в этих условиях выглядит абсолютно логичным.

Возникает закономерный вопрос: если Тиауанако был столицей Виракочи, то где располагался его дом?..

Вряд ли по этому поводу можно сейчас выдвинуть хоть сколь-нибудь обоснованные предположения. Все разрушено до такой степени, что любое утверждение будет сугубо гипотетическим. Даже если предположить, что дом Виракочи был где-то в центральном сооружении – в Каласасайе. Пожалуй, уверенным можно быть лишь в одном – то, что археологи называют «остатками домов», на звание дома Виракочи уж совсем явно претендовать не может.

Одной из самых «странных» находок в Тиауанако, поразившей еще испанских конкистадоров, оказались почти непримечательные на первый взгляд каменные статуи, одна из которых стоит сейчас в Каласасайе. Человек (или «бог»), изображенный на этой статуе держит в руках нечто, похожее на… книгу! Причем весьма похожую на старинные европейские книги с металлическими застежками. Неслучайно испанцы, впервые увидев одну из таких статуй, посчитали, что она изображает святого Фому с требником в руке.

Реакцию испанцев вполне можно понять, ведь они не видели ни разу в руках индейцев не то, что книг, но и хоть чего-то похожего на письменные документы. Недаром долгое время господствовала версия, что местные индейцы никогда письменности не знали. Лишь ближе к концу ХХ века стало все более укрепляться мнение, что письменность в Южной Америке все-таки была, но с какого-то времени по неясным пока причинам была утеряна. И в пользу этой гипотезы говорит как статуя «святого Фомы с требником в руке», так и блок перекрытия ворот с явно преднамеренно уничтоженным рельефом в Кантаталите (см. Рис. 214)

Впрочем, самый замечательный артефакт, свидетельствующий о наличии письменности в Южной Америке находится ныне не в Тиауанако, а в столице страны – в Ла-Пасе.

X