Перу и Боливия задолго до инков

Рубрика: Книги

Пума-Пунку

Знаменитый археологический комплекс Тиауанако в Боливии ныне представляет из себя две обособленные зоны. Значительная часть мегалитических сооружений сконцентрирована в единой – основной зоне, отдельно от которой – примерно на расстоянии восьми сотен метров – располагается объект под названием Пума-Пунку.

Довольно длительное время на Пума-Пунку не проводилось масштабных археологических работ. Все это время исследователи могли видеть лишь незначительную часть конструкций, которая не давала сколь-нибудь полного представления об исходном виде сооружения. Вследствие этого и с легкой руки Артура Познанского – боливийца польского происхождения, который посвятил изучению Тиауанако почти всю свою жизнь – прижилась выдвинутая им еще сто лет назад (и как теперь ясно – ошибочная) гипотеза о том, что Пума-Пунку представлял из себя некое портовое сооружение, располагавшееся в глубокой древности на берегу озера Титикака.

Ныне озеро Титикака находится в трех десятках километров от Пума-Пунку. Соответственно, это привело к версии о сильном обмелении озера, которое ранее будто бы доходило до Тиаунако. Однако во второй половине ХХ века в результате подводных исследований на дне Титикаки были обнаружены остатки древних сооружений, что требовало уже не уменьшения, а увеличения глубины озера со временем. Складывалось явное противоречие, разрешить которое пытались гипотезой о периодических колебаниях уровня воды в Титикаке с довольно большим размахом по амплитуде.

В ходе же раскопок, начатых ближе к концу ХХ века и периодически продолжающихся до сих пор, удалось примерно восстановить исходный облик Пума-Пунку, который оказался группой сооружений на холме (судя по всему, искусственного происхождения), обнесенном каменной кладкой и возвышающемся над окружающей местностью в форме объемной буквы «Т» с утолщенной «ножкой». Так что это никоим образом не могло быть портом на берегу озера – если бы сюда дошла вода, то она обступила бы Пума-Пунку со всех сторон, и комплекс превратился бы просто в изолированный островок.

Увы. Несмотря на все это, утверждение о Пума-Пунку как о древнем порту на берегу озера Титикака продолжает кочевать из книги в книгу…

Современная реконструкция Пума-Пунку

Фото.196

Современная реконструкция Пума-Пунку

Кладка нижнего яруса облицовки холма Пума-Пунку

Фото.197

Кладка нижнего яруса облицовки холма Пума-Пунку

Обломок перекрытия ворот в «отреставрированной» индейцами кладке

Фото.198

Обломок перекрытия ворот в «отреставрированной» индейцами кладке

Каменная облицовка холма выполнена в виде двух отчетливо просматривающихся ярусов кладки из прямоугольных блоков относительно небольшого размера – всего по несколько десятков, максимум сотен килограмм. Блоки тщательно подогнаны друг к другу без какого либо раствора.

На первый взгляд, облицовка не вызывает особого интереса. Но более детальный ее осмотр – особенно на нижнем ярусе, где она лучше сохранилась – выявляет целый ряд любопытных и даже странных деталей.

Во-первых, основная масса блоков выполнена весьма качественно в форме прямоугольных параллелепипедов с очень ровными – порой даже отшлифованнымигранями. Однако то тут, то там в кладке встречаются блоки, которые либо с торцевой, либо с верхней стороны ровных граней не имеют – они как будто не обработаны до конца.

Во-вторых, при общем весьма качественном выравнивании облицовки попадаются блоки, которые либо чуть выступают из кладки, либо слегка «вдавлены» внутрь ее. Причем это «гуляние» носит характер не повреждений со временем (например, из-за землетрясений), а изначальной погрешности. Возникает ощущение, что строителям важно было выдержать лишь общую линию периметра, а «мелкие детали» были не важны.

Подобное, впрочем, вполне логично, если, скажем, нижний ярус представлял собой нечто типа фундамента, погруженного ниже уровня земли. Такому предположению соответствует хорошая сохранность блоков, которые таким образом могли быть были защищены от воздействия внешних факторов, соответственно и от эрозии.

Но фундаментом чего могла служить кладка нижнего яруса?.. Не ясно…

В-третьих, верхний уровень кладки (нижнего яруса) образован монолитами, которым зачем-то придана форма двух ступенек, а затем на нижнюю из этих двух ступенек были уложены дополнительные блоки. Цель этого явно преднамеренного конструктивного решения также абсолютно не ясна. А ведь оно требует весьма немалой дополнительной работы. И эту загадку лишь усиливает наличие на этом уровне периодических «вставок-замков», которые явно служили для укрепления кладки и не имели какого-либо двухступенчатого края.

В-четвертых, верхняя грань двухступенчатых монолитов чаще всего не обработана до конца. Возникает ощущение какой-то незавершенности работы, подкрепляемое наличием кое-где блоков, на которых не доделаны даже ступеньки…

Те блоки облицовки холма, которые имеют совершенную форму и очень ровные грани, производят впечатление, что они вышли из-под какого-то современного камнерезного станка. А то, что в кладке среди ровных блоков встречаются недоделанные, приводит к мысли, что строителям создание ровных блоков не составляло особых проблем. Ровная форма и отшлифованные грани были «автоматическим» результатом той технологии, которая была использована при изготовлении блоков. Отдельных трудозатрат от строителей они не требовали, а потому их не жалко было поставить в кладку рядом и с теми блоками, которые имели отдельные невыровненные грани.

Подобное абсолютно немыслимо при ручной работе простейшими инструментами, которые имели индейцы на данной территории к моменту прихода испанцев. Это возможно лишь в случае машинного производства. Так что речь однозначно должна идти о высоко развитой в техническом отношении цивилизации, а вовсе не о некоей индейской «культуре Тиауанако», которой историки приписывают создание Пума-Пунку.

Впрочем, индейцы тут тоже приложили свою руку – они занимались частичной реставрацией древнего сооружения. Это особенно заметно на восточной стороне холма, где его облицовка сложена из совершенно произвольной формы блоков, обломков и даже просто битого камня. В кладке оказался даже обломок перекрытия ворот, который индейцы уложили сюда, перепутав верх с низом.

* * *

Однако ровно и качественно выглядит лишь южная сторона холма, которую археологи явно подчистили для того, чтобы дать возможность туристам полюбоваться его исходной формой. Противоположную же северную сторону они хоть и раскопали, но оставили целый ряд блоков, то что называется, «in situ» – то есть в том положении, в каком их и обнаружили. Для того, чтобы сохранить их положение, они даже оставили под ними своеобразные «столбики» грунта, на которых ныне блоки и удерживаются. Благодаря этому археологи как будто «сфотографировали состояние, в котором застали останки древнего сооружения. И это – состояние полного хаоса в результате тотального разрушения!..

Хорошо видно, что облицовка холма осталась практически неповрежденной. Разрушено было нечто, что находилось выше. В том числе и какие-то конструкции, которые располагались на холме. В этом, впрочем, можно убедиться, поднявшись на сам холм.

Аналогичный хаос тотального разрушения просматривается и там, где сделан раскоп в центре холма на его вершине. Большой каменный блок так и остался тут лежать посередине раскопа в том состоянии, в каком и оказался как будто после невероятных кульбитов в воздухе, хотя весит он десятки тонн. А из стен раскопа выглядывают части блоков, которые также лежат в хаотически беспорядочном положении.

Что могло вызвать такие масштабные разрушения?..

Человек не стал бы устраивать хаос подобного уровня. После его действий остались бы достаточно компактные груды развалин, которые археологи довольно легко восстанавливают, а тут они даже не берутся за какую-либо реконструкцию, поскольку при такой степени разрушения оказались уничтоженными практически все следы каких-либо начальных форм (за исключением разве что кладки по периметру холма).

 «Компактные» последствия были бы и при землетрясении. Даже при довольно крупном. Холм тут очень невысокий, и даже при значительных подвижках земли блокам просто некуда особо сильно разлетаться.

Из естественных причин остается только воздействие какого-то мощного водного потока. Например, в ходе событий Всемирного Потопа, когда на Южную Америку со стороны Тихого океана обрушилась огромная цунами, следы которой нам попадались в Ольянтайтамбо и в окрестностях плато Наска (см. ранее).

Ранее я уже упоминал, что археологи достаточно давно обнаружили и в этом регионе свидетельства какой-то глобальной катастрофы, похожее на воздействие мощного селя. Найденные ими фрагменты скелетов людей и животных нередко лежали в хаотическом беспорядке вместе с обработанными камнями, инструментами, озерным песком и простой щебенкой. И исследователи давно уже обратили внимание на то, что общая картина выглядит так, как будто все это волокла, ломала и сваливала в кучу какая-то сила, похожая на потопную цунами, которая дошла сюда со стороны Тихого океана. На эти же события указывает и наличие в озере Титикака представителей не только пресноводной, но и морской флоры и фауны. И даже высота почти в четыре километра тут особым препятствием не является, ведь цунами вполне могла достигать нескольких километров в высоту и прорваться сюда через горную цепь, используя перевалы.

Так что на Всемирный Потоп можно было бы списать и разрушения в Пума-Пунку. Однако этому мешает сразу два момента.

Во-первых, согласно местным преданиям, Тиауанако (частью которого является Пума-Пунку) – столица Виракочи. Бога, который правил тут не до, а после Потопа.

А во-вторых, судя по всем имеющимся тут геологическим признакам, плато Альтиплано само как таковое образовалось именно в ходе событий Всемирного Потопа (см. ранее). Цунами, прорвавшая сюда, принесла с собой массу обломочного материала, земли и глины. Все это застряло между двумя горными цепями и осело вниз, образовав в дальнейшем плоскую поверхность Альтиплано. А Пума-Пунку стоит как раз на этой поверхности. И более того: сооружения из каменных блоков были размещены на холме, который состоит из того самого селевого материала, принесенного потопной цунами. Так что послепотопное происхождение Пума-Пунку несомненно. Будь иначе, его руины оказались бы не на поверхности, а на значительной глубине (в десятки, а то и сотни метров) – под всем тем мощным осадочным слоем, который образует плато Альтиплано.

Впрочем, не проходит тут и версия какого-то иного – более позднего – водного катаклизма, поскольку картина разрушений в Пума-Пунку имеет ряд деталей, которые не согласуются с воздействием водного потока.

Прежде всего: в общей картине разрушений нет ни малейших признаков «перекоса» в конкретную сторону, которая соответствовала бы направлению движения воды. В Ольянтайтамбо (см. ранее) такой «перекос» буквально бросается в глаза, и по нему даже удается восстановить ход потока. А тут ничего подобного нет – в Пума-Пунку блоки разбросаны практически равномерно в разные стороны, хотя водный поток неизбежно сносил бы их по ходу своего движения.

Все гораздо больше напоминает последствия не водного катаклизма, а взрыва!.. Причем, даже не одного, а целой серии взрывов!..

На это указывает, например, расположение блоков на северной стороне холма, где сначала кладку облицовки накрыло слоем грунта – взрыв не достиг цели, но взметнул в воздух массу земли, которая и накрыла эту кладку. И лишь затем последующим взрывом (или взрывами) была разрушена какая-то стоявшая на холме конструкция из каменных блоков, которые упали поверх слоя грунта, снесенного вниз первым взрывом.

Взрывной характер разрушений особенно наглядно прослеживается в восточной части на поверхности холма, где располагалась платформа из громадных блоков, вес которых доходит до четырехсот тонн. Эта платформа испытала явно какое-то точечное воздействие, эпицентр которого легко определяется по «провалу» чуть к югу от ее центра. Здесь от многотонной плиты, ранее составлявшей часть платформы, ныне остался только кусок, который выглядывает из земли под наклоном примерно в 45 градусов к горизонту.

Если бы имело место воздействие водного потока – он снес бы все. Если б было землетрясение – сдвинулись бы все блоки платформы. Здесь же только один из блоков вырван из общей кладки, а остальные так и остались на своих местах. Подобные последствия могли быть только при взрыве. Причем – если учесть вес блоков платформы и положение оставшегося куска – при взрыве весьма немалой мощности!..

Судя по всему, эта платформа служила фундаментом какого-то сооружения, обломки которого разбросаны вокруг. И если исходить из того, что здесь (как и в других местах Пума-Пунку) археологи работали с минимальным нарушением первоначального положения камней, то взрыв не только разрушил сооружение, но и отбросил составлявшие его блоки на значительное расстояние. Вокруг разрушенной части платформы нет ни блоков, ни их осколков – они все чуть поодаль и расположены фактически кругом вокруг эпицентра, как и должно быть при взрыве.

Если же оценивать картину разрушений в целом, то взрыв (или даже несколько взрывов) полностью разнес конструкции, находившиеся на холме, и практически не повредил кладку по его периметру. Все очень сильно напоминает последствия прицельного точечного ракетного удара!..

Впрочем, к этому времени у нас уже практически сложилось мнение о том, в Южной Америке мы имеем дело со следами глобального вооруженного конфликта между представителями древней высоко развитой цивилизации, который вошел в древние легенды и предания наших предков и называется «Войной Богов». Современное же состояние Пума-Пунку окончательно убедило нас в том, что «боги», создавшие сооружения на южноамериканском континенте, в этом вооруженном конфликте не просто принимали участие, но и оказались проигравшей стороной, поскольку нигде – ни в Саксайуамане («Взорванный Храм»), ни в Кенко, ни тем более в Пума-Пунку и на основном комплексе Тиауанако (см. далее) мы не обнаружили абсолютно никаких признаков, которые указывали хотя бы на попытки древней высоко развитой цивилизации восстановить разрушенное в ходе «Войны Богов».

X